||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 января 2009 г. N 85-008-18

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.

судей Ламинцевой С.А. и Пейсиковой Е.В.

рассмотрела в судебном заседании от 15 января 2009 года кассационную жалобу осужденного Чеусова Д.А. на приговор Калужского областного суда от 26 сентября 2008 года, по которому

Чеусов Д.А., <...>, судимый

16 июня 1997 года по ст. 108 ч. 2 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы;

14 марта 2003 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ с применением правил ст. 70 УК РФ 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освободившийся 13 сентября 2007 года по отбытии наказания,

осужден

по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 13 (тринадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Этим же приговором осуждены Чеусов Д.А. и Мельникова О.Н., в отношении которых кассационные жалобы и представление не принесены.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., объяснения осужденного Чеусова Д.А. по доводам его жалобы, мнение прокурора Телешевой-Курицкой Н.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Чеусов Д.А. признан виновным в убийстве Б., совершенном группой лиц.

Это преступление совершено 2 февраля 2008 года <...> при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Чеусов Дмитрий А. виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе осужденный Чеусов Д.А. ставит вопрос о переквалификации его действий со ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на ст. 316 УК РФ. Он считает, что должен отвечать только за сокрытие убийства, совершенного братом Чеусовым и Мельниковой. Утверждает, что он подошел к потерпевшему Б., когда тот уже не подавал признаков жизни, рядом с потерпевшим увидел брата - Чеусова Д. с топором в руке и Мельникову О. Он, Д., понял, что они убили Б., и вместе с братом стащил тело Б. с кровати, при этом Б. не подавал признаков жизни. Брат предложил ему, Д., избавиться от трупа, на что он, Д., согласился. Брат принес санки, и они, погрузив труп Б. в санки, довезли его до реки, где сбросили с моста в реку вместе с санками. Топор брат выбросил на улице. Сам он, Д., убийства Б. не совершал, топор в руки не брал, а ногами "пинал" потерпевшего только для того, чтобы проверить жив он или нет. Показания своей матери С. он считает не соответствующими действительности, поскольку она "давала их в результате испуга", и ее показания по обстоятельствам дела противоречат локализации телесных повреждений у потерпевшего Б., отмеченных в акте судебно-медицинской экспертизы. Например, мать говорила, что удары топором потерпевшему наносились в затылочную часть головы, но там повреждений у потерпевшего не обнаружено.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия находит приговор обоснованным.

Вывод суда о виновности Чеусова Д.А. в содеянном основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Вина Чеусова Д.А. в совершении преступления, за которое он осужден, подтверждается показаниями свидетеля С. - матери осужденного по обстоятельствам дела, которые она давала на предварительном следствии, и в которых она по существу подтвердила фактические обстоятельства дела, как они изложены в приговоре.

Эти показания свидетель С. изъявила желание дать на предварительном следствии после разъяснения ей положений ст. 56 УПК РФ, при этом она была предупреждена о том, что ее показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае ее последующего отказа от этих показаний.

В судебном заседании свидетель С. отказалась от дачи показаний.

При наличии этого отказа суд в соответствии с ч. 4 ст. 281 УПК РФ огласил и исследовал в судебном заседании показания С., данные ею на предварительном следствии (т. 1 л.д. 76 - 77).

Конкретно свидетель С. на предварительном следствии показала, что она является матерью Чеусовых Д. и Д.

Вечером 2 февраля 2008 года она по месту своего жительства вместе с сожителем Я., сыновьями Чеусовыми, а также с Б. и Мельниковой распивали спиртные напитки. Между Чеусовым Д. и Б. возникла ссора, после которой Чеусов Д. и Б. легли спать. Около 23 часов она, С., услышала, как Мельникова попросила Чеусова Д. дать ей, то есть Мельниковой, топор, чтобы убить Б., при этом Мельникова сказала, что иначе Б. убьет ее, Мельникову. На это Чеусов Д. сказал, что сам убьет Б., и, взяв топор, подошел к Б. Она, С., пыталась остановить Чеусова Д., но Д. все равно ударил острием топора Б. в затылочную область головы. Затем Мельникова взяла у Чеусова топор и, сказав, что добьет Б., несколько раз ударила его топором по голове. После этих ударов Б. был еще жив и хрипел. В это время к Чеусову Д. и Мельниковой подошел Чеусов Д. и, сказав им, что они "убить не могут по-человечески", стащил Б. с кровати на пол и стал наносить Б. удары ногами, а затем нанес Б. удар топором по голове. После нанесения ударов Чеусовым Д. Б. перестал хрипеть и подавать признаки жизни. Тогда братья Чеусовы погрузили труп Б. на санки и увезли из дома, забрав с собой и топор. Вернувшись, они сказали, что выбросили труп Б. в реку.

Из показаний свидетеля С. следует, что она находилась рядом с тем местом, на котором был убит Б., и она, С., хорошо видела и слышала все, что происходило.

Эти показания С. опровергают доводы жалобы Чеусова Д. о том, что он не наносил ударов потерпевшему Б. с целью лишения последнего жизни и не применял топор.

Суд обоснованно положил приведенные показания свидетеля С. в основу приговора, поскольку они подтверждаются другими материалами дела, в частности, данными протокола осмотра места происшествия, заключениями экспертов.

Осужденная Мельникова признавая свою вину в убийстве Б., относительно действий Чеусова Д. показала, что, после того, как она и Чеусов Д. нанесли удары топором Б., к ним подошел Чеусов Д. и вместе с Д. стащил Б. с кровати. Но после этого она, Мельникова, ушла за перегородку и не видела, наносил ли удары Б. Чеусов Д., но знает, что топор Чеусов Д. выбросил тогда, когда ходил за санками, чтобы вывезти труп Б.

Осужденный Чеусов Д. показал, что после того, как Мельникова нанесла удары потерпевшему Б. топором, к ним подошел Д. Чеусов, и вместе с ним, Чеусовым Д., стащил Б. с кровати и стал наносить ему удары ногами и руками по голове и туловищу. Наносил ли Д. удары Б. топором, он, Чеусов Д., не видел.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть Б. наступила в ночь со 2 на 3 февраля 2008 года от открытой черепно-мозговой травмы, рубленых ран головы с повреждением костей черепа, ранением мозговых оболочек и головного мозга. Конкретно на голове отмечена, в числе других повреждений, рубленая рана, состоящая из трех сливающихся ран в правой височно-теменной области с повреждением головного мозга и мозговых оболочек, образовавшихся в результате не менее трехкратного воздействия предмета (орудия) типа топора, имеющего острую следообразующую кромку; ушибленная рана в области правого теменного бугра, образовавшаяся от не менее одного воздействия тупого предмета; ушибленно-рассеченные раны в области лица; переломы скуловой кости и отростков; перелом костей спинки носа и верхнечелюстной кости. Все повреждения Б. были причинены прижизненно (т. 1 л.д. 132 - 159).

Эти выводы экспертов не вызвали сомнений у суда - экспертиза проведена в соответствии с требованиями закона, компетентными лицами.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы осужденного Чеусова Д.А. о том, что приведенные выше выводы экспертов-медиков о характере и локализации телесных повреждений, обнаруженных у Б., противоречат показаниям свидетеля С. по обстоятельствам дела - последняя показывала о нанесении осужденными ударов топором (а Чеусовым Д.А. - и ногами) в область головы, и указание "затылочной" области вместо "теменной" судебная коллегия не рассматривает как существенное противоречие в ее показаниях, поскольку С. не является специалистом в соответствующей области.

Приведенное заключение экспертов-медиков в совокупности с другими материалами дела, напротив, объективно подтверждает показания свидетеля С. о том, что после нанесения ударов Б. Чеусовым Д. и Мельниковой О. Б. был еще жив, и перестал подавать признаки жизни только после нанесения ему ударов ногами и топором Чеусовым Д.А.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд сделал правильный вывод о достаточности доказательств вины Чеусова Д. в совершении того преступления, за которые он осужден.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям Чеусова Д. дана правильная юридическая оценка.

По изложенным выше основаниям судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационной жалобы осужденного Чеусова Д. о том, что он не имел умысла на лишение жизни Б., и совершил лишь заранее не обещанное укрывательство убийства Б., совершенного другими лицами.

То есть судебная коллегия не находит оснований для переквалификации действий Чеусова Д. со ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на ст. 316 УК РФ, как об этом ставится вопрос в кассационной жалобе осужденного - судом правильно установлено и указано в приговоре, что Чеусов Д. в группе лиц совершил действия, непосредственно направленные на лишение жизни Б.

Как правильно указано в приговоре, о наличии у Чеусова Д. умысла на лишение жизни Б. свидетельствуют конкретные обстоятельства дела, в частности, нанесение им неоднократных ударов потерпевшему, в том числе ногами и топором, в область расположения жизненно важного органа потерпевшего - голову.

О наличии такого умысла свидетельствует также предшествующее и последующее проведение Чеусова Д., указанное в приговоре.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

В основу приговора положены только те доказательства, которые получены в соответствии с требованиями закона.

Ходатайства участников судебного разбирательства судом разрешены в соответствии с требованиями закона, и решения по ним отражены в протоколе судебного заседания.

Все возможные версии по делу проверены и получили оценку в приговоре.

Согласно требованиям ст. 252 УПК РФ суд рассмотрел дело только в отношении обвиняемых и лишь по предъявленному обвинению.

Роль и степень участия Чеусова Д. в преступлении, совершенном группой лиц, установлена и указана в приговоре.

С учетом изложенного судебная коллегия находит, что все обстоятельства, указанные в кассационной жалобе осужденного Чеусова Д., были предметом судебного разбирательства и получили оценку в приговоре.

Наказание Чеусову Д. назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному и данным о личности виновного.

Выводы суда в части назначенного наказания мотивированы, и Судебная коллегия находит их правильными.

Оснований для смягчения Чеусову Д. наказания Судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Калужского областного суда от 26 сентября 2008 года в отношении Чеусова Д.А. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"