||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 января 2009 г. N 20-О08-57

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Пелевина Н.П.,

судей - Старкова А.В. и Ворожцова С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 15 января 2009 года кассационные жалобы осужденных Магомедова Ш.Г., Шуайбова М.П., Хачалова О.Б. и адвоката Насуховой З.Г. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 3 июля 2008 года, которым

Магомедов Ш.Г., <...>

осужден по ст. ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 209 ч. 1 УК РФ Магомедов Ш.Г. оправдан за отсутствием состава преступления.

Шуайбов М.П., <...>

осужден по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з" УК РФ к 17 годам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 209 ч. 2 УК РФ Шуайбов М.П. оправдан за отсутствием состава преступления.

Хачалов О.Б. <...>

осужден по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з" УК РФ к 18 годам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 209 ч. 2 УК РФ Хачалов О.Б. оправдан за отсутствием состава преступления.

Чураев В.Ш. <...>

осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з" УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 209 ч. 2 УК РФ Чураев В.Ш. оправдан за отсутствием состава преступления.

В отношении осужденного Чураева В.Ш. кассационные жалобы и представление не принесены, уголовное дело в отношении него в кассационном порядке рассматривается в соответствии со ст. 360 ч. 2 УПК РФ.

Приговором суда Магомедов, Шуайбов, Хачалов и Чураев признаны виновными и осуждены за совершение следующих преступлений.

Магомедов осужден за организацию покушения на убийство и убийства А., совершенные группой лиц по предварительному сговору и по найму.

Шуайбов и Хачалов осуждены за покушение на убийство А. совершенное группой лиц по предварительному сговору, по найму и за его убийство и покушение на убийство Д., А., Ш., А., совершенные общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору, по найму, а Ч. осужден за пособничество в совершении указанных преступлений.

Кроме того, Магомедов, Шуайбов, Хачалов и Чураев осуждены за совершенное группой лиц по предварительному сговору незаконное хранение, ношение, перевозку и передачу огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены в период с декабря 2004 года по март 2006 года <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Старкова А.В., объяснение адвокатов Гаджиева А.М. и Квасова С.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей кассационные жалобы оставить без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе осужденный Магомедов Ш.Г. выражает несогласие с приговором в части осуждения его за организацию убийства А. Утверждает при этом, что никакого участия в совершении указанных преступлений он не принимал, потерпевшего и других осужденных по данному делу не знал. Считает, что предъявленное ему обвинение основывалось лишь на первоначальных показаний Шуайбова, от которых он отказался и признал, что оговорил его в результате примененного к нему физического насилия со стороны оперативных работников. Указывает, что его опознание Шуайбовым проведено без участия адвоката Курбановой, с которой было заключено соглашение. Просит разобраться в деле и учесть данные о его личности, семейное положение и условия жизни его семьи.

Адвокат Насухова З.Г. в кассационной жалобе в защиту осужденного Магомедова Ш.Г. считает приговор незаконным и необоснованным. Указывает, что выводы суда о виновности Магомедова в организации убийства А. основаны исключительно на противоречивых, непоследовательных и поверхностных показаниях Шуайбова, данных в ходе предварительного следствия. Однако еще в ходе предварительного следствия Шуайбов пояснил, что в этих показаниях оговорил Магомедова, а организовал и поручил убийство А. другой человек. Считает, что указанные обстоятельства в полной мере не проверены и оставлены без внимания. Указывает также, что опознание Магомедова Шуайбовым проведено с нарушениями требований закона, поэтому протокол опознания Магомедова по фотографиям является недопустимым доказательством. Кроме того считает, что наказание Магомедову назначено без учета смягчающих наказание обстоятельств. Просит приговор в отношении Магомедова отменить и производство по делу прекратить.

В кассационной жалобе осужденный Шуайбов М.П. считает приговор необоснованным и подлежащим изменению в связи с чрезмерной суровостью назначенного ему наказания. Указывает, что в приговоре не в полной мере отражены обстоятельства, влияющие на назначение наказания, в частности суд не признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства его активное способствование раскрытию преступления и изобличению других участников преступления, не учел данные о его личности, семейное положение, влияние назначенного наказания на его исправление и условия жизни его семьи. Просит приговор в отношении него изменить, снизить назначенное наказание с учетом требований ст. ст. 61, 64 УК РФ.

Осужденный Хачалов О.Б. в кассационной жалобе указывает, что приговор является необоснованным в связи с назначением ему чрезмерно сурового наказания. Считает, что суд не учел, что он не знал и не мог знать того, что в автомашине кроме А. находились другие люди. Кроме того указывает, что суд необоснованно не отразил в приговоре и не признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства его активное способствование раскрытию преступления и изобличению других участников преступления, не учел данные о его личности и влияние назначенного наказания на его исправление и условия жизни его семьи. Просит приговор изменить и с учетом требований ст. ст. 61, 64 УК РФ снизить назначенное ему наказание.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Алилов Г.А. просит оставить жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность осужденных Шуайбова и Хачалова в совершении убийства А., а также виновность их и Магомедова в незаконном хранении, ношении, перевозке и передаче огнестрельного оружия и боеприпасов подтверждается исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами и в кассационных жалобах не оспаривается. Их действиям в этой части дана правильная правовая оценка.

Приведенные в кассационных жалобах адвоката Насуховой З.Г. и осужденного Магомедова Ш.Г. доводы о непричастности Магомедова к организации убийства потерпевшего А. судом проверялись и обоснованно признаны несостоятельными.

При этом суд правильно признал достоверными показания осужденного Шуайбова, данные в ходе предварительного следствия, из которых следует, что совершить убийство А. ему предложил Магомедов, пообещав заплатить за это убийство <...> долларов США, и после того, как он согласился выполнить этот заказ совместно с Хачаловым и Чураевым, Магомедов сообщил ему государственный номер и марку автомашины А. и передал для исполнения убийства три автомата Калашникова и патроны к ним. Выполняя заказ Магомедова, осенью 2005, увидев автомашину А., они открыли по ней стрельбу из автоматов, после чего скрылись, но на следующий день узнали, что только ранили потерпевшего. Через месяц он встретился с Магомедовым и тот сказал ему, что деньги ему заплатит лишь после убийства А. После этого автомашину А. они увидели в городе только 21 марта 2006 года и на следующий день совершили его убийство.

Показания осужденного Шуайбова в этой части полностью согласуются и подтверждаются протоколом опознания, согласно которому Шуайбов по фотографии опознал Магомедова, как лицо, предложившее ему совершить убийство А.

Кроме того, приведенные выше показания осужденного Шуайбова согласуются с данными в ходе предварительного следствия показаниями осужденных Хачалова и Чураева, показаниями потерпевших и свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, заключениями судебных экспертиз и другими исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Доводы осужденного Магомедова и адвоката Насуховой о том, что в своих первоначальных показаниях на предварительном следствие Шуайбов оговорил Магомедова в результате примененного к нему со стороны оперативных работников физического насилия, а также о том, что опознание по фотографиям проведено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, проверялись в судебном заседании, нашли свою оценку в приговоре и обоснованно признаны несостоятельными.

Как видно из материалов уголовного дела, приведенные выше показания осужденного Шуайбова были получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, указанные допросы осужденного были проведены с участием адвокатов, каких-либо данных, свидетельствующих о том, что в этих показаниях он оговорил Магомедова или других осужденных, и что при этом на него со стороны лиц, производивших предварительное следствие, оказывалось какое-либо давление, не установлено.

Опознание Шуайбовым Магомедова по фотографии, вопреки доводам жалоб, также проведено в соответствии с требованиями УПК РФ, поэтому оснований для признания протокола данного следственного действия недопустимым доказательством у суда не имелось. Выводы суда в этой части в приговоре достаточно мотивированы и являются правильными.

Причинам изменения осужденными, в том числе и Шуайбовым, своих показаний о лице, организовавшем убийство А., суд дал надлежащую оценку, правильно признав их направленными на оказание помощи Магомедову избежать ответственности за содеянное, и поскольку показания осужденного Шуайбова, в которых он пояснял, что убийство потерпевшего А. организовал Магомедов, согласуются с другими исследованными в судебном заседании доказательствами, они правильно признаны судом достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела и обоснованно положены в основу приговора.

При таких обстоятельствах, выводы суда о том, что убийство потерпевшего А. организовал Магомедов, являются обоснованными, его действия правильно квалифицированы по ст. ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ.

Несостоятельными судебная коллегия находит и доводы кассационной жалобы осужденного Хачалова о том, что он не знал и не мог знать о том, что в автомашине кроме А. находились другие люди.

Как следует из показаний потерпевших Д., А., Ш. и А. после того, как они открыли по нападавшим ответную стрельбу, осужденные продолжали стрелять, в том числе и в них, в результате чего всем потерпевшим были причинены огнестрельные ранения различной степени тяжести.

Показания потерпевших в этой части подтверждаются заключениями судебно-медицинских экспертиз, а также данными протокола осмотра автомашины "<...>", из которого следует, что входные пулевые отверстия имелись не только в передней части автомашины, где находился А., но и в ее задней части.

С учетом приведенных выше и других исследованных в судебном заседании доказательств, суд пришел к обоснованному выводу о том, что после открытия потерпевшими ответной стрельбы осужденные Шуайбов и Хачалов поняв, что в автомашине, кроме А. находятся и другие лица, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя возможность наступления смерти и этих лиц, и желая этого, продолжали стрельбу и прекратили свои действия лишь после того, как сами получили ранения.

При таких данных указанные выше действия осужденных Шуайбова и Хачалова правильно квалифицированы по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з" УК РФ.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что приговор суда в части квалификации действий осужденных Магомедова, Шуайбова, Хачалова и Чураева, совершенных в отношении потерпевшего А., подлежит изменению.

В соответствии с положениями ст. 17 УК РФ совокупностью преступлений признается совершение двух и более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, а в силу ст. 30 ч. 3 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

При этом по смыслу Уголовного закона неоднократные действия в отношении одного и того же объекта преступного посягательства, направленные на достижение единого результата, совершенные тем же субъектом аналогичным способом, следует рассматривать как единое сложное преступление, не требующее дополнительной квалификации действий виновного, предшествующих достижению преступного результата, как покушение.

Как видно из материалов дела, согласившись с предложением Магомедова совершить за вознаграждение убийство А., Шуайбов и Хачалов, при пособничестве Чураева, действуя группой лиц по предварительному сговору, 28 сентября 2005 года с целью убийства потерпевшего А. произвели в него каждый не менее четырех выстрелов из автоматов. Однако довести свой умысел до конца не смогли по независящим от них обстоятельствам, поскольку в результате произведенных ими выстрелов А. было причинено лишь касательное ранение в области шеи.

После этого Шуайбов встретился с Магомедовым, который попросил его довести умысел, направленный на убийство А. до конца и совершить его убийство.

Продолжая реализовывать то же преступное намерение, Шуайбов и Хачалов, при пособничестве Чураева, 22 марта 2006 года, увидев, что А. сел за руль своей автомашины и начал движение, последовали за ним на автомашине под управлением Чураева и воспользовавшись тем, что А. при развороте остановил автомашину, произвели по автомашине, в которой находился А. из автоматов не менее 24 выстрелов каждый. В результате произведенных осужденными выстрелов А. были причинены несовместимые с жизнью телесные повреждения, повлекшие его смерть.

Таким образом, все действия осужденных Магомедова, Шуайбова, Хачалова и Чураева в отношении потерпевшего А. охватывались единым умыслом и намерением достичь в результате такого рода продолжаемой деятельности определенной, заранее намеченной цели - убийства А. Этот умысел осужденные реализовали 22 марта 2006 года, поэтому дополнительная квалификация их действий как покушение на убийство А. является излишней.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что указание в приговоре об осуждении Магомедова Ш.Г. по ст. ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, Шуайбова М.П. и Хачалова О.Б. по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з" УК РФ, Чураева В.Ш. по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з" УК РФ по эпизоду покушения на убийство А. 28 сентября 2005 года подлежит исключению.

В связи с уменьшением объема обвинения назначенное осужденным наказание по совокупности преступлений подлежит снижению.

Наказание осужденным Магомедову, Шуайбову и Чураеву за совершенные ими преступления, а осужденному Хачалову по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з", 222 ч. 2 УК РФ назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности осужденных, роли каждого из них в совершении преступлений, а также смягчающих наказание обстоятельств, в том числе и тех, на которые осужденные ссылаются в кассационных жалобах. Оснований для признания назначенного им наказания несправедливым вследствие чрезмерной суровости судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, при назначении наказания осужденному Хачалову по ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з" УК РФ суд не в полной мере учел его менее активную роль в подготовке и организации указанного преступления по сравнению с организатором и соисполнителем преступления, поэтому судебная коллегия считает необходимым снизить ему наказание, назначенное за данное преступление.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 3 июля 2008 года в отношении Магомедова Ш.Г., Шуайбова М.П., Хачалова О.Б. и Чураева В.Ш. изменить, исключить указание об осуждении по эпизоду покушения на убийство А. 28 сентября 2005 года Магомедова Ш.Г. - по ст. ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, Шуайбова М.П. и Хачалова О.Б. - по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з" УК РФ, Чураева В.Ш. - по ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з" УК РФ.

Снизить наказание, назначенное Хачалову О.Б. по ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з" УК РФ, до 16 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначить:

Магомедову Ш.Г. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 222 ч. 2 УК РФ, 18 (восемнадцать) лет лишения свободы;

Шуайбову М.П. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з", 222 ч. 2 УК РФ, 18 (восемнадцать) лет лишения свободы;

Хачалову О.Б. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з", 222 ч. 2 УК РФ, 17 (семнадцать) лет лишения свободы;

Чураеву В.Ш. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з", 33 ч. 5, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з", 222 ч. 2 УК РФ, 12 (двенадцать) лет лишения свободы.

В остальном приговор о них оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Магомедова Ш.Г., Шуайбова М.П., Хачалова О.Б. и адвоката Насуховой З.Г. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"