||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 января 2009 г. N 51-О08-78

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Анохина В.Д.

судей - Микрюкова В.В. и Яковлева В.К.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Киселева С.В. и адвоката Ворошиловой О.Д. на приговор Алтайского краевого суда от 30 октября 2008 года, которым

Киселев С.В., <...>,

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п. "б" УК РФ на 13 лет;

по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ на 9 лет;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 16 лет в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешены гражданские иски.

Заслушав доклад судьи Анохина В.Д., выслушав объяснения адвоката Ворошиловой О.Д., поддерживающую жалобы и мнение прокурора Погореловой В.Ю., полагавшую приговор оставить без изменения, Судебная коллегия,

 

установила:

 

по приговору суда Киселев С.В. признан виновным в убийстве М. и в покушении на убийство К. в связи с осуществлением данными лицами служебной деятельности.

В кассационных жалобах адвокат Ворошилова О.Д. и осужденный Киселев С.В. просят об отмене приговора, прекращении дела, в связи с непричастностью и совершению преступления или направлении дела на новое судебное рассмотрение.

При этом в жалобах указывается, что явка с повинной получена под воздействием сотрудников милиции и без участия адвоката.

По делу не добыто доказательств, подтверждающих вину Киселева в предъявленном обвинении, а доказательства, положенные в основу приговора получены на предварительном следствии с нарушением УПК РФ.

Также осужденный полагает, что дело рассмотрено незаконным составом суда и с обвинительным уклоном.

При этом в кассационных жалобах дается анализ доказательствам отличающийся от их оценки в приговоре суда.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденного соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

С учетом добытых доказательств суд дал правильную юридическую оценку действиям Киселева С.В.

Допрошенные в ходе следствия свидетели супруги Ш., П. и С. показали, что сотрудники охраны отводили Киселева умыться в подсобное помещение, после чего услышали крики, а позже узнали о нанесении ножевых ранений сотрудникам частной охраны К. и М.

Киселев в явке с повинной признал, что именно он нанес ножом одному из охранников удар в грудь, а второму в область живота.

Оснований не доверять показаниям потерпевшего и свидетелей, которые являются лицами, не заинтересованными в исходе дела, у суда не имелось. Причин для оговора Киселева со стороны указанных лиц не усматривается. Ранее они с Киселевым знакомы не были, в связи с чем каких-либо неприязненных отношений к нему не имели. Не смог привести какой-либо причины для своего оговора ими в судебном заседании и сам Киселев.

Показания потерпевшего К. и свидетелей противоречий не имеют, согласуются между собой и с другими доказательствами, приведенными в приговоре, в том числе и объективного характера.

Так, при осмотре места происшествия был изъят нож - орудие преступления, в ходе следствия была осуществлена выемка одежды потерпевших и осужденного, срезы ногтевых пластин с рук Киселева.

Согласно заключениям биологических и генетической экспертиз, на ноже и брюках осужденного обнаружена кровь, принадлежащая К. и М., а также обнаружена кровь в подногтевом содержимом Киселева. Заключением медико-криминалистических экспертиз установлено, что повреждения на теле М., на его одежде и на одежде К. были причинены ножом, изъятым в ходе осмотра места происшествия.

Все указанные доказательства свидетельствуют, что преступления в отношении К. и М. были совершены именно Киселевым.

Этими же доказательствами опровергаются и доводы Киселева о том, что повреждения в отношении обоих потерпевших были причинены другим ножом, а не тем, который был изъят при осмотре места происшествия.

Наличие у Киселева, П. и Ш. телесных повреждений не свидетельствует о том, что данные телесные повреждения им причинили сотрудники охраны, прибывшие в сауну и задержавшие указанных лиц, поскольку из показаний И. и других свидетелей обвинения установлено, что до приезда охраны между П., Ш. и Киселевым происходила драка, а на их лицах имелись следы крови.

Из показаний потерпевшего и свидетелей следует, что Киселев, хотя и был в нетрезвом состоянии, но вел себя адекватно, воспринимал окружающую обстановку и сложившуюся ситуацию, ориентировался во времени и в пространстве. Когда его повели умыться, он самостоятельно передвигался, общался с представителями охраны и сотрудниками милиции, на свое физическое и психическое состояние жалоб не предъявлял, при этом какого-либо насилия на него со стороны сотрудников охраны или милиции не оказывалось.

Таким образом, совокупностью изложенных доказательств версия Киселева о своей непричастности к совершенным в отношении М. и К. преступлениям, о совершении этих преступлений иными лицами, о нахождении его в период происшествия в бессознательном состоянии после якобы произведенного сотрудниками охраны избиения, в судебном заседании опровергнута.

Сознавая, что обстоятельства преступлений, изложенные Киселевым в явке с повинной на первоначальном этапе следствия, изобличают его в совершенных преступлениях в отношении К. и М. Киселев заявил о недопустимости указанного процессуального документа, утверждая, что явку с повинной он написал со слов и под психическим воздействием оперативных работников.

Однако доводы Киселева являются в этой части опровергнутыми показаниями свидетеля А. - сотрудника милиции, принимавшего данную явку. Как следует из его показаний в судебном заседании, текст явки с повинной был написан Киселевым собственноручно, никто давления на Киселева не оказывал. В тот момент, когда Киселев писал явку с повинной, ему обстоятельства дела не были известны, на месте еще работала следственно-оперативная группа, сам он на место происшествия не выезжал, поэтому что-либо продиктовать Киселеву в такой ситуации не мог. Сам Киселев на свое психическое и физическое состояние здоровья не жаловался.

Не доверять показаниям данного свидетеля у суда оснований не было.

Доводы Киселева и защиты о недопустимости доказательств, связанных с изъятием и выемкой вещественных доказательств, в частности, о подмене брюк Киселева, ножа, о недостоверности и необъективности проведенных по делу экспертиз не подлежат удовлетворению.

Так изъятие имеющихся в деле вещественных доказательств, в том числе ножа, одежды осужденного и потерпевших, других предметов было произведено надлежащим образом, что подтверждается соответствующими протоколами, в которых указано: где, когда, кем изъяты данные предметы, отражены их индивидуальные признаки, способ упаковки, опечатывания, присутствующие лица. Оснований для исключения из числа допустимых доказательств каких-либо вещественных доказательств не имелось.

Из заключения судебных экспертиз следует, что все вещественные доказательства поступили к экспертам в опечатанном и упакованном виде, в таком же виде они были и при окончании предварительного расследования, что подтверждается протоколом осмотра вещественных доказательств.

Вопреки доводам Киселева, различий либо разночтений при описании параметров ножа, одежды, изъятой у Киселева, повреждения на теле и одежде потерпевших, механизме причинения потерпевшим телесных повреждений, следователем в протоколах следственных действий и экспертами к экспертных заключениях, не допущено. Каких-либо противоречий по времени проведения экспертиз и представления на экспертное исследование изъятых по делу вещественных доказательств, также не усматривается. Выводы и достоверность проведенных экспертами экспертиз сомнений не вызывают, поэтому каких-либо оснований для признания данных заключений экспертиз недопустимыми, необъективными и исключения их из числа допустимых доказательств, не имелось. При проведении экспертных исследований все эксперты были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, что подтверждается наличием подписей лиц, проводивших экспертные исследования, и печати экспертного учреждения. В то же время ошибочное указание на статьи УК РФ в старой редакции уголовного закона в бланках заключений медико-криминалистических экспертиз является технической ошибкой и не влечет за собой признание данных заключений необъективными либо недопустимыми, как доказательства.

Из анализа доказательств, исследованных в судебном заседании, установлено, что потерпевшие К. и М. являлись сотрудниками охраны ООО ЧОП <...> о чем объективно свидетельствуют трудовые договоры данной организации с указанными лицами. Данная организация по договору, копия которого имеется в деле, осуществляла охрану объекта - сауна <...>. Потерпевшие К. и М. входили в состав патрульного экипажа ЧОП <...>, и в ночь на 20 сентября 2007 года находились на дежурстве, то есть при исполнении своих должностных обязанностей. На объект в сауну <...> М. и К. совместно с другими сотрудниками охраны ЧОП <...> прибыли по сигналу тревоги. Показаниями свидетелей И., Ш., С., Б., П., а также потерпевшего К. установлено, что, когда между П., Ш. и Киселевым произошла драка, посетители сауны предупреждались о том, что будет вызвана охрана. Когда Б., К. и М. прошли в помещение сауны, то сообщили, что приехали из охраны, на что Киселев попросил показать документы. О принадлежности потерпевших к охранной структуре свидетельствовала и камуфляжная форма, которая была одета на указанных лицах.

Таким образом, в судебном заседании установлено, что Киселев осознавал, что М. и К. являются сотрудниками охраны, которые прибыли на объект в сауну <...> в связи с осуществлением своей служебной деятельности. Действия сотрудников охраны на месте происшествия по задержанию и доставлению задержанных в отделение милиции входят в их должностные обязанности в соответствии с Законом "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации", и являются правомерными.

В судебном заседании установлено, что Киселев с ножом напал на потерпевших, намереваясь убить их обоих, при этом лишил жизни М. и покушался на жизнь К. Мотивом преступных действий Киселева послужило желание отомстить сотрудникам охраны, применившим к Киселеву физическую силу и специальные средства при его задержании непосредственно после совершения им противоправных действий в помещении сауны. Таким образом, убийство М. и покушение на убийство К. осужденный Киселев совершил в связи с осуществлением обоими потерпевшими служебной деятельности, при этом он осознавал, что оба потерпевших являются сотрудниками частного охранного предприятия и находились при исполнении ими своих служебных обязанностей.

При таких обстоятельствах доводы Киселева о том, что он не знал, что К. и М. являются сотрудниками частного охранного предприятия, являются несостоятельными.

О прямом умысле Киселева на убийство обоих потерпевших свидетельствуют его активные действия на месте происшествия, направленные на лишение жизни обоих потерпевших. Интенсивность совершенного Киселевым нападения, способ лишения жизни, сила ударов, локализация и характер причиненных потерпевшим телесных повреждений - путем нанесения ударов ножом, обладающим высокой поражающей силой, в жизненно важные органы человека, также свидетельствуют о намерении Киселева лишить жизни двух потерпевших. Его действия привели к смерти М., который подвергся неожиданному нападению со стороны Киселева, поэтому не смог должным образом защититься от преступных действий. Свой умысел на убийство К. Киселев до конца довести не смог, в результате активного сопротивления самого потерпевшего, своевременной помощи, оказанной ему другими сотрудниками частной охраны, в результате которой нож был выбит из руки Киселева, и он был задержан на месте происшествия. Смерть К. также не наступила в связи со своевременно оказанной ему медицинской помощью.

Процессуальных нарушений, влекущих отмену приговора, не установлено.

Дело рассмотрено законным составом в составе трех профессиональных судей, никто из участников судебного заседания отводов судьям не заявлял (л.д. 89 т. 7).

Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности виновного и обстоятельств, смягчающих наказание.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 30 октября 2008 года в отношении Киселева С.В. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"