||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 декабря 2008 г. N 164-П08пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе: Председательствующего - Серкова П.П.,

членов Президиума - Давыдова В.А., Карпова А.И., Кузнецова В.В., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Петроченкова А.Я., Свиридова Ю.А., Соловьева В.Н. -

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Забарчука Е.Л. на приговор Санкт-Петербургского городского суда с участием присяжных заседателей от 1 ноября 2007 года, по которому

Г., <...>, несудимый,

осужден: по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30, ч. ч. 4, 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

А., <...>, несудимый,

осужден: по п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п. "в" ч. 2 ст. 105, ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 167 УК РФ, в связи с непричастностью к совершению данных преступлений.

П.В., <...>, несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 50000 рублей.

Оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, в связи с непричастностью к совершению данного преступления.

Кассационным определением Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 февраля 2008 года приговор в отношении Г. изменен: наказание, назначенное ему по ч. 1 ст. 30, ч. ч. 4, 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, снижено до 4 лет 9 месяцев лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 4 ст. 162, п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 30, ч. ч. 4, 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. "в" ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ, окончательно назначено 9 лет 11 месяцев лишения свободы. В остальном приговор в отношении Г., А. и П.В. оставлен без изменения.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Забарчука Е.Л. ставится вопрос об отмене судебных решений с передачей дела на новое судебное рассмотрение в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дзыбана А.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения, мотивы надзорного представления, вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, заявление потерпевшей П.М., поддержавшей представление, возражение осужденного П.В. на надзорное представление, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Звягинцева А.Г., поддержавшего надзорное представление, осужденного П.В., просившего приговор оставить без изменения, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Г., А. и П.В. судом с участием коллегии присяжных заседателей признаны виновными в разбойном нападении на семью П., совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, а Г. и А. с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших.

Кроме того, Г. и А. признаны виновными в убийстве П.И. и П.Ю., совершенном группой лиц и сопряженном с разбоем, а Г. также в убийстве малолетнего П.Э., заведомо для него находившегося в беспомощном состоянии, подстрекательстве и пособничестве П.В. в его приготовлении к убийству П., сопряженному с разбоем, и в умышленном уничтожении чужого имущества путем поджога.

Преступления, как установлено судом, совершены в г. Санкт-Петербурге при следующих обстоятельствах.

16 июня 2006 года в п. Шушары г. Санкт-Петербурга Г., А. и П.В. с целью хищения имущества проникли в квартиру П., где Г. вооружился кувалдой, передал А. нож. Напав на П.И. и П.Ю., А. и Г. убили их. После этого Г. зашел в комнату, в которой спали П. и ее малолетний сын П.Э., и, опасаясь, что П. может помешать завладению имуществом, дал П.В. указание убить ее, для чего передал кувалду. Далее Г., имея умысел на уничтожение оставшегося имущества потерпевших и зная, что в комнате с решеткой на окне спит малолетний П.Э., неустановленной горючей жидкостью облил и поджег находившуюся в комнате одежду. В результате возникшего пожара П.Э. погиб и было уничтожено имущество потерпевших.

Органами предварительного расследования П.В. обвинялся в совершении убийства П., сопряженного с разбоем, при следующих обстоятельствах. В ходе разбойного нападения на П. Г. дал П.В. указание убить П. и для этого передал ему кувалду.

П.В. кувалдой нанес потерпевшей не менее двух ударов по голове, причинив закрытую черепно-мозговую травму, от которой она скончалась на месте.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей, как указано в приговоре, признано недоказанным совершение П.В. данного преступления, в связи с чем он по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ оправдан за непричастностью к совершению преступления.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Забарчук Е.Л. просит отменить приговор как незаконный и необоснованный, постановленный на неясном и противоречивом вердикте коллегии присяжных заседателей, с нарушением требований ч. 2 ст. 345 УПК РФ. Указывает, что присяжные заседатели, признав доказанным причинение П.В. телесных повреждений потерпевшей, которые наступили от двух ударов кувалдой по голове, в результате чего наступила ее смерть, одновременно с этим исключили сам факт нанесения им этих ударов, постановив тем самым противоречивый вердикт. Вместе с тем, по мнению автора надзорного представления, с учетом признания П.В. виновным в причинении телесных повреждений П., от которых наступила смерть, суд необоснованно оправдал его за убийство и неправильно переквалифицировал его действия с п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 3 ст. 162 УК РФ, а действия Г. с ч. ч. 4, 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 30, ч. ч. 4, 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Потерпевшая П.М. в своем заявлении просит удовлетворить надзорное представление, указывает на неясность и противоречивость вердикта.

Осужденный П.В. просит надзорное представление отклонить, считает решение суда о его оправдании в убийстве П. верным.

Проверив производство по делу, рассмотрев надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит его подлежащим частичному удовлетворению.

Надзорное представление в части отмены судебных решений по оправданию А. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п. "в" ч. 2 ст. 105, ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 167 УК РФ, в силу положений ст. 405 УПК РФ удовлетворению не подлежит, поскольку в самом представлении не приведены конкретные доводы о допущенных процессуальных нарушениях при принятии решения об оправдании, а также данные, позволяющие отнести эти нарушения к существенным и фундаментальным.

В остальной части надзорное представление подлежит удовлетворению.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 11 мая 2005 г. N 5-П статья 405 УПК РФ в той мере, в какой она в системе действующего уголовно-процессуального регулирования пересмотра вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда, не допуская поворот к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора по жалобе потерпевшего (его представителя) или по представлению прокурора, не позволяет тем самым устранить допущенные в предшествующем разбирательстве существенные (фундаментальные) нарушения, повлиявшие на исход дела, признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (часть 4), 17 (часть 1), 18, 19, 21, 46 (часть 1), 52, 55 (часть 3) и 123 (часть 3), во взаимосвязи со статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и пунктом 2 статьи 4 Протокола N 7 к ней (в редакции Протокола N 11).

Впредь, до внесения соответствующих изменений и дополнений в уголовно-процессуальное законодательство, пересмотр в порядке надзора по жалобе потерпевшего, его представителя и по представлению прокурора обвинительного приговора, а также определения и постановления суда в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела, допускается лишь в течение года по вступлении их в законную силу.

Допуская возможность поворота к худшему при пересмотре судебного решения по уголовному делу в порядке надзора, Конституционный Суд РФ в названном постановлении сформулировал правовую позицию, смысл которой заключается в том, что поворот к худшему допустим лишь в качестве крайней меры, когда неисправление судебной ошибки искажало бы саму суть правосудия, смысл приговора как акта правосудия, разрушая необходимый баланс конституционно защищаемых ценностей, в том числе прав и законных интересов осужденных и потерпевших.

Отсутствие возможности пересмотра окончательного судебного решения в связи с имевшим место в ходе предшествующего разбирательства существенным (фундаментальным) нарушением, которое повлияло на исход дела, означало бы, что вопреки принципу справедливости и основанным на нем конституционным гарантиям охраны достоинства личности и судебной защиты прав и свобод человека (статья 17 часть 1; статьи 19, 21, 46 и 52 Конституции Российской Федерации) - такое ошибочное судебное решение не может быть исправлено. Это вступало бы также в противоречие с Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Отвечая на вопрос N 1 по событию преступления, коллегия присяжных заседателей признала доказанным, что, обнаружив в комнате N 2 спящих П. и малолетнего П.Э., опасаясь, что П. может помешать забрать имущество, одно лицо дало указание другому лицу лишить жизни П., передав ему кувалду, которой было нанесено П. не менее 2-х ударов по голове, чем причинена закрытая черепно-мозговая травма с переломами костей лицевого скелета и черепа, кровоизлиянием, кровоподтеком, в результате чего П. умерла через непродолжительный промежуток времени.

В ответе на вопрос N 2 присяжные признали доказанным, что Г. зашел в комнату N 2, где спали П., и, опасаясь, что П. может помешать, дал указание П.В. лишить потерпевшую жизни, передав ему кувалду.

Отвечая на вопрос N 8, коллегия присяжных заседателей признала доказанным, что П.В. взял переданную ему кувалду, прошел в комнату N 2, где напал на П., причинив телесные повреждения, указанные в первом вопросе, от которых та умерла, исключив при этом нанесение ей не менее двух ударов по голове.

При таких обстоятельствах следует признать, что ответ коллегии присяжных заседателей о том, что телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшей, были причинены от нанесенных ей не менее двух ударов кувалдой по голове, противоречит ответу присяжных заседателей на вопрос N 8, в котором они, признав нападение П.В. на потерпевшую с причинением указанных в первом вопросе телесных повреждений, повлекших смерть, исключили нанесение им этих ударов.

Изложенное с достоверностью свидетельствует о том, что вердикт коллегии присяжных заседателей является неясным и противоречивым.

Тем не менее, председательствующий вопреки требованиям ч. 2 ст. 345 УПК РФ не указал коллегии присяжных заседателей на неясность и противоречивость вердикта и не предложил им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Следовательно вывод председательствующего о том, что исключение присяжными действий П.В., направленных на убийство потерпевшей, является основанием его оправдания за непричастностью к совершению данного преступления, не основан на вердикте коллегии присяжных заседателей.

Кроме того, такое решение принято без учета их ответа на вопрос N 9, по которому П.В. признан виновным в причинении потерпевшей телесных повреждений, повлекших ее смерть.

В связи с этим следует признать, что П.В. объявлен оправданным по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ вопреки требованиям ч. 1 ст. 346 УПК РФ и приговор в отношении него постановлен с нарушением требований ч. 1 ст. 348 УПК РФ.

Допущенные председательствующим нарушения требований ч. 2 ст. 345, ч. 1 ст. 346, ч. 1 ст. 348 УПК РФ являются существенными (фундаментальными), поскольку данные нарушения, безусловно, повлияли на исход дела, в частности, на решение вопроса о виновности либо невиновности П.В.

Постановление оправдательного или обвинительного приговора на основе неясного и противоречивого вердикта искажает саму суть правосудия и смысл приговора как акта правосудия, поскольку исключает для судьи возможность сделать однозначный вывод о содержании подлинного волеизъявления коллегии присяжных заседателей по существу вопросов, разрешение которых отнесено законом к их компетенции.

С учетом изложенного и в целях устранения существенного (фундаментального) нарушения, допущенного при производстве в суде первой инстанции и не устраненного судом кассационной инстанции, Президиум Верховного Суда Российской Федерации отменяет приговор и кассационное определение и передает уголовное дело на новое судебное рассмотрение в отношении всех осужденных.

В связи с отменой судебных решений и принимая во внимание, что Г., П.В. и А. обвиняются в совершении особо тяжких преступлений, могут скрыться от суда и воспрепятствовать таким образом производству по уголовному делу в суде в разумные сроки, Президиум считает необходимым в целях охраны прав и законных интересов участников судопроизводства и надлежащего проведения судебного разбирательства, руководствуясь требованиями статей 97, 108 и 255 УПК РФ, избрать осужденным меру пресечения в виде заключения под стражу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 3 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Забарчука Е.Л. удовлетворить частично.

2. Приговор Санкт-Петербургского городского суда с участием присяжных заседателей от 1 ноября 2007 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 февраля 2008 года в отношении Г., П.В., а также А. в части его осуждения по п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ отменить и передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Избрать Г., А. и П.В. меру пресечения в виде заключения под стражу на 3 месяца до 24 марта 2009 года.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"