||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 ноября 2008 г. N 4-О08-115

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Шурыгина А.П.

судей - Анохина В.Д. и Иванова Г.П.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного и адвоката на приговор Московского областного суда от 22 сентября 2008 года, которым

А., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 290 ч. 4 п. "г" УК РФ на 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. 47 УК РФ А. лишен права занимать должности в органах власти, а в соответствии со ст. 48 УК РФ лишен специального звания "лейтенант юстиции в отставке".

Заслушав доклад судьи Анохина В.Д., выслушав объяснения осужденного А. и адвоката Каменкова Л.В., поддерживающих жалобы и мнение прокурора Кривоноговой Е.А., полагавшую приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

по приговору суда А. признан виновным в том, что являясь должностным лицом - следователем Следственного управления УВД по Одинцовскому муниципальному району, совершил покушение на получение взятки в крупном размере в виде денег.

В кассационных жалобах осужденный А. просит об отмене приговора, т.к. приговор постановлен на противоречивых показаниях понятых Б. и Б.А., фальсифицированных доказательствах, противоречивых показаниях свидетеля Б.В. о сумме взятки.

Протокол осмотра места происшествия от 9 января 2007 года составлен с нарушением УПК РФ, поскольку согласно данному протоколу был фактически произведен его личный обыск, поэтому данное доказательство является недопустимым.

Его довод о неосведомленности им о наличии в переданном Б.В. конверте валютных ценностей не опровергнут.

Только со слов Б.В. всем известно, что он якобы вымогает у него взятку в долларах США, однако это ничем не подтверждено.

В конверте было обнаружено 9000 рублей, а "муляж" из долларов был положен в конверт для увеличения суммы взятки.

При таких обстоятельствах А. считает, что в его действиях могут содержаться только признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат Каменков Л.В. просит об отмене приговора, прекращении дела, т.к. вина А. не доказана.

Все доказательства по делу фальсифицированы сотрудниками УСБ ГУВД по Московской области, показания свидетелей Б. и Б.А. являются ложными.

По делу отказано в проведении почерковедческой экспертизы на предмет установления принадлежности подписей Б. и Б.А. якобы сделанных ими в документах уголовного дела, чем нарушено право А. на защиту.

По делу не добыто доказательств, подтверждающих, что А. вымогал взятку у Б.В. и угрожал ему.

Приговор основан на показаниях Б.В., который оговорил А.

Каких-либо действий, направленных на получение взятки, А. не совершал, не был инициатором встреч с Б.В., а получил 23 тысячи рублей для передачи адвокату Т. для ведения гражданского дела.

Показания свидетелей Г., И. свидетельствуют о том, что А. не мог прекратить уголовное дело в отношении Б.В., т.к. оно находилось под их контролем.

Суд не дал оценки тому обстоятельству, что действия Б.В. совместно с сотрудниками УСБ ГУВД являются провокацией взятки.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденного соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

С учетом добытых доказательств суд дал правильную юридическую оценку действиям А.

Оснований для отмены или изменения приговора Судебная коллегия не находит.

Доводы кассационных жалоб опровергаются доказательствами, приведенными в приговоре суда.

А. не признал себя виновным в покушении на получение взятки, объясняя свою позицию тем, что у него не было договоренности с Б.В. о прекращении уголовного дела, которое он не мог прекратить, т.к. оно находилось на контроле у руководства УВД, в связи с чем и не могло быть прекращено без его ведома. Деньги, которые положил ему в пакет Б.В., по его мнению, предназначались для передачи Т. за его услуги за представительство по гражданскому делу.

Однако данные показания осужденного А. опровергаются показаниями свидетеля Б.В., который подробно изложил обстоятельства договоренности с А. именно о прекращении в отношении него (Б.В.) уголовного дела за взятку в сумме 50000 долларов США. Данные показания свидетеля Б.В. объективно подтверждаются доказательствами, приведенными в приговоре в их совокупности.

Суд критически отнесся к показаниям А., данных им как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, поскольку они опровергаются установленными обстоятельствами по делу.

Так А. утверждает, что пластиковый пакет в ресторане ему понадобился только для того, чтобы купить выпечку, и что именно в него бросил Б.В. он не видел. Он лишь предполагал, что Б.В. бросил в пакет деньги, которые предназначались для юриста Т., однако проверять этого не стал и взял пакет со свертком.

Однако из видеозаписи, зафиксировавшей встречу А. и Б.В. в ресторане "Наира" 9 января 2007 года следует, что Б.В. на глазах у А. совершает целенаправленные действия, а именно кладет сверток с деньгами в пакет, тщательно его сворачивает несколько раз, делая таким образом, упаковку, после чего кладет сверток с деньгами на стол, откуда А. сам его забирает, и кладет рядом с собой на стул.

Кроме того, допрошенные в судебном заседании свидетели Т.А. и Т.П. показали, что А. выходил из ресторана именно со свернутым пакетом, и направлялся на стоянку автомобилей, а не за выпечкой.

В ходе разговора А. с Б.В. в ресторане 9 января 2007 года шел разговор об уголовном деле, по которому проходил Б.В., при этом А. ему разъяснял, что прекращено будет только уголовное преследование, но само дело будет приостановлено. В этом же разговоре речь идет о том, что у Б.В. с собой только 23 (тысячи долларов США), остальные 10000 он принесет позже.

При задержании А., у него был изъят сверток с муляжом 23000 долларов США, а также 700 долларов США и 9000 руб. Указанная сумма полностью соответствует показаниям свидетелей Б. и Б.А., которые участвовали в качестве понятых при проведении оперативного эксперимента 7 января 2007 года, в ходе которого им стало известно, что Б.В. договорился о следующей встрече с А. через два дня, на которой передаст ему 25000 долларов США.

Содержание разговора на видеозаписи в ресторане о прекращении только уголовного преследования и приостановлении уголовного дела, также полностью соответствует показаниям свидетеля Б.В., из которых следует, что первоначальная сумма в 35000 долларов США передавалась именно за приостановление уголовного дела, а последующие 15000 долларов США от общей суммы в 50000 долларов, Б.В. должен был бы передать за вынесение постановления о прекращении всего уголовного дела, и передачи ему копии данного постановления. Недостающие 10000 от 35000 Б.В. должен был принести позже по мере накопления денег, о чем он и говорил при встрече в ресторане.

В этом же разговоре А. обещал передать Б.В. постановление через месяц. Однако в судебном заседании он не смог объяснить, какое именно постановление он должен был бы передать Б.В.

Несостоятельны доводы А. и о том, что он не мог самостоятельно принять решение по делу, т.к. согласно требованиям ч. 1 ст. 213 УПК РФ уголовное дело прекращается по постановлению следователя, копия которого направляется прокурору.

Согласно ст. 214 УПК РФ законность прекращения уголовного дела контролируется прокурором, а не руководством УВД.

Данные нормы УПК свидетельствуют о том, что следователь - лицо процессуально самостоятельное и вправе принимать решение, в том числе и о прекращении уголовного дела, о чем и имелась договоренность с Б.В.

В судебном заседании А. показал, что, по его мнению, по делу не было состава преступления, Б.В. являлся лишь свидетелем, и не было необходимости в отношении него прекращать уголовное преследование.

Однако данные показания А. противоречат установленным обстоятельствам по делу и его же разъяснениям Б.В. в ресторане (из видеозаписи разговора), из которых следует, что уголовное дело будет только приостановлено, т.к. по нему усматривается состав преступления.

Кроме того, в судебном заседании было установлено, что Б.В. был допрошен А. в качестве подозреваемого, у него также были изъяты документы для производства экспертиз. В этой связи у А. были все процессуальные основания по результатам расследования вынести постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица - Б.В., в соответствии с ч. 5 ст. 213 УПК РФ.

Суд правильно критически отнесся к показаниям А. о якобы имевшей договоренности между Б.В. и юристом Т., об участии последнего в качестве представителя по гражданскому делу за вознаграждение в сумме 35000 руб.

Из показаний свидетеля Т. следует, что он однажды в начале января 2007 года встречался по просьбе А. с Б.В., с которым они обсуждали возможность его (Т.) участия в качестве представителя по гражданскому делу, при этом Б.В. должен был подготовить документы для составления искового заявления о расторжении договора пожизненной ренты.

Данные показания опровергаются показаниями свидетеля Б.В., который впервые увидел свидетеля Т. только в судебном заседании по настоящему уголовному делу, и в категорической форме отверг какие-либо встречи и договоренности с ним. При этом Б.В. также показал, что гражданское дело по иску С. находилось в производстве Одинцовского горсуда еще с осени 2006 года, представителем по которому по его доверенности выступала адвокат Одинцовской юрконсультации Ф. В связи с этим он не нуждался ни в участии другого юриста, ни тем более в составлении искового заявления.

Свидетель Т. не смог объяснить показания свидетеля Б.В. в судебном заседании.

Кроме того, как следует из видеозаписи разговора в ресторане, ни о каком юристе Т. между Б.В. и А. речи не шло.

В этой связи суд отверг показания свидетеля Т. и обоснованно посчитал, что он, в силу дружеских отношений, умышленно искажает события и создает защитную позицию для А.

А. считает, что свидетель Б.В. его оговаривает, однако не смог объяснить причину оговора.

Мотивом совершения преступления явилось желание получить А. взятку в виде денег из корыстной заинтересованности за действия в пользу Б., которые входили в его обязанности.

То обстоятельство, что А., по его мнению, не был ознакомлен с должностной инструкцией, не освобождает его от ответственности, поскольку, кроме этой инструкции, он в своих действиях прежде всего руководствовался требованиями УПК РФ, в котором полностью отражены полномочия следователя, и данным Кодексом А. руководствовался в своей деятельности как следователь.

В соответствии со ст. 285 УК РФ А., занимая должность следователя УВД, т.е. представителя власти, являлся должностным лицом, имея служебные полномочия по расследованию и принятию процессуальных решений по уголовным делам, находящимся в его производстве.

А., являясь должностным лицом, имел умысел на получение взятки за прекращение уголовного дела в отношении Б.В.

Реализуя свой умысел, А. неоднократно встречался с Б.В. и обговаривал с ним свои действия, направленные на получение взятки, а именно: определял этапы расчетов - первая часть суммы за приостановление дела производством, а при окончательном расчете - передача копии постановления о прекращении уголовного дела в отношении Б.В.

В ходе встречи с Б.В. в ресторане у А. был умысел на получение взятки в сумме не менее 23700 долларов США, эквивалентных на 09.01.07 г. согласно курсу ЦБ РФ 624047 рублям 07 копейкам, а всего на общую сумму 633047 рублей 07 копеек с учетом 9000 руб. Указанная сумма согласно ст. 290 УК РФ является крупным размером.

Однако преступные действия следователя А. не были доведены до конца по независящим от него обстоятельствам, в связи с тем, что сумма денег в крупном размере А. была передана в виде муляжа денежных купюр.

При таких обстоятельствах суд правильно квалифицировал действия А. по ст. ст. 30 ч. 3 и 290 ч. 4 п. "г" УК РФ, т.к. он, являясь должностным лицом, совершил покушение на получение взятки в крупном размере, то есть умышленные действия, непосредственно направленные на получение лично взятки в крупном размере в виде денег, за действия в пользу взяткодателя, которые входят в служебные полномочия должностного лица, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от А. обстоятельствам.

Процессуальных нарушений по делу не допущено, предварительное расследование и судебное разбирательство проведено в соответствии с нормами УПК РФ, постановлением судьи от 12 сентября 2008 года А. было отказано в удовлетворении ходатайства о дополнительном допросе свидетелей Б. и Б.А. и проведению почерковедческой экспертизы, постановление достаточно полно мотивировано, является законным (т. 2 л.д. 146).

Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности виновного, обстоятельств, смягчающих наказание.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 22 сентября 2008 года в отношении А. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"