||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 ноября 2008 г. N 5-В08-84

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горохова Б.А.,

судей Колычевой Г.А., Малышкина А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 14 ноября 2008 года по надзорной жалобе адвоката Куренной Т.Н., действующей в интересах Р., Е., М., на решение Басманного районного суда г. Москвы от 26 января 2007 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 мая 2007 года дело по иску Р., Е., М. к ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" о взыскании денежных выплат, причитающихся по трудовому договору, денежной компенсации за несвоевременную выплату денежных средств, компенсации морального вреда, оплате судебных расходов, встречному иску ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" к Р. о признании недействительным трудового договора N 005/1 от 31 мая 2005 года и приложения N 1 к нему, к Е. о признании недействительным трудового договора N 003/1 от 31 мая 2005 года и приложения N 1 к нему, к М. о признании недействительным трудового договора N 007/1 от 31 мая 2005 года и приложения N 1 к нему.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Б.А. Горохова, объяснения представителя истцов - адвоката Куренной Т.Н., представителя ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" Л., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власовой Т.А., полагавшей, что состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

 

установила:

 

Р. работал в ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" в должности коммерческого директора с 12 апреля 2004 года; Е. работал в ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" в должности исполнительного директора с 1 мая 2004 года, М. работала в ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" в должности юрисконсульта с 15 июня 2004 года.

14 июля 2004 года между ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" и истцами были заключены трудовые договоры: с Р. N 005 с приложением N 1, с Е. N 003 с приложением N 1, с М. N 007 с приложением N 1.

31 мая 2005 года сторонами трудовых отношений были изменены некоторые условия вышеназванных трудовых договоров и приложений N 1 к ним, что было оформлено соответственно трудовыми договорами с Р. N 005/1 с приложением N 1, с Е. N 003/1 с приложением N 1, с М. N 007/1 с приложением N 1.

Трудовые договоры между ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" и истцами были прекращены по п. 7 ст. 77 Трудового кодекса РФ на основании отказа работника от продолжения работы в связи изменением существенных условий трудовых договоров: с Р. - 30 ноября 2005 года, с Е. - 30 ноября 2005 года, с М. - 21 февраля 2006 года.

Поскольку в период действия трудовых договоров и при увольнении истцов ответчик не выполнил своих обязательств по выплате денежных сумм, предусмотренных условиями трудовых договоров и приложений N 1 к ним, заключенных 31 мая 2005 года, истцы обратились в суд с исками к ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" о взыскании указанных денежных выплат.

Ответчиком ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" предъявлены встречные иски к Р., Е. и М. о признании недействительными трудовых договоров N 003/1, 005/1, 007/1 и приложений N 1 к ним от 31 мая 2005 года, заключенных между истцами и ОАО "ФК "Спартак-Москва", поскольку указанные договоры со стороны работодателя заключены лицом, не имеющим полномочий на их заключение и подписание, кроме того, условия трудовых договоров о выплатах работникам денежных средств в иностранной валюте нарушают действующее законодательство, а именно ст. 317 Гражданского кодекса РФ и ст. 131 Трудового кодекса РФ, что влечет их ничтожность.

Решением Басманного районного суда г. Москвы от 26 января 2007 года исковые требования удовлетворены частично.

С ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" в пользу Р. взысканы: материальная помощь к отпуску в размере 60000 (шестьдесят тысяч) рублей, выходное пособие при расторжении трудового договора в размере 1 398 672 (один миллион триста девяносто восемь тысяч шестьсот семьдесят два) рубля 47 коп., единовременная компенсационная выплата при расторжении трудового договора в размере 52600 (пятьдесят две тысячи шестьсот) долларов США по курсу Центрального банка РФ на день исполнения решения суда, компенсация морального вреда в размере 1000 (одна тысяча) рублей, судебные расходы по оплате услуг представителя в размере 10000 (десять тысяч) рублей.

С ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" в пользу Е. взысканы: материальная помощь к отпуску в размере 100000 (сто тысяч) рублей, выходное пособие при расторжении трудового договора в размере 2 093 979 (два миллиона девяносто три тысячи девятьсот семьдесят девять) рублей 73 коп., единовременная компенсационная выплата при расторжении трудового договора в размере 71000 (семьдесят одна тысяча) долларов США по курсу Центрального банка РФ на день исполнения решения суда, компенсация морального вреда в размере 1000 (одна тысяча) рублей, судебные расходы по оплате услуг представителя в размере 10000 (десять тысяч) рублей.

С ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" в пользу М. взысканы: выходное пособие при расторжении трудового договора в размере 766 355 (семьсот шестьдесят шесть тысяч триста пятьдесят пять) рублей 13 коп., единовременная компенсационная выплата при расторжении трудового договора в размере 21300 (двадцать одна тысяча триста) долларов США по курсу Центрального банка РФ на день исполнения решения суда, в счет ежемесячной выплаты за предоставление квартиры для проживания за январь и февраль 2006 года в размере 2200 (две тысячи двести) долларов США по курсу Центрального банка РФ на день исполнения решения суда, компенсация морального вреда в размере 1000 (одна тысяча) рублей, судебные расходы по оплате услуг представителя в размере 10000 (десять тысяч) рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований Р., Е., М. к ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" отказано.

Признаны недействительными трудовой договор N 005/1 от 31 мая 2005 года и приложение N 1 к нему, заключенный между ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" и Р., трудовой договор N 003/1 от 31 мая 2005 года и приложение N 1 к нему, заключенный между ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" и Е., трудовой договор N 007/1 от 31 мая 2005 года и приложение N 1 к нему, заключенный между ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" и М.

С ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" взыскана государственная пошлина в доход государства в размере 20000 (двадцать тысяч) рублей.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 мая 2007 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением судьи Московского городского суда от 5 декабря 2007 года в передаче гражданского дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции отказано.

Определением Басманного районного суда г. Москвы от 11 февраля 2008 года Р., Е. и М. восстановлен срок на подачу надзорной жалобы в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В надзорной жалобе представитель истцов просит состоявшиеся по данному делу судебные постановления отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

26 июня 2008 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 3 октября 2008 года надзорная жалоба адвоката Куренной Т.Н. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Из материалов дела усматривается, что при рассмотрении дела судом были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено, что Р. работал в ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" в должности коммерческого директора с 12 апреля 2004 года; Е. работал в ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" в должности исполнительного директора с 1 мая 2004 года, М. работала в ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" в должности юрисконсульта с 15 июня 2004 года.

Согласно штатным расписаниям ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва", действовавшим с 1 июля 2004 года и с 1 января 2005 года, оклад по должности исполнительного директора составлял 100 000 руб., по должности коммерческого директора - 60 000 руб., по должности юрисконсульта - 30 000 руб.

14 июля 2004 года между ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" и истцами были заключены трудовые договоры N 005, N 003, N 007 и приложения N 1 к ним, в соответствии с которыми Р. установлен должностной оклад 60 000 руб. в месяц, Е. установлен должностной оклад 100 000 руб. в месяц, М. установлен оклад 30 000 руб. в месяц.

Согласно штатному расписанию ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва", установленному с 1 июня 2005 года, оклад по должности исполнительного директора составляет 340 000 руб., по должности коммерческого директора - 235 000 руб., по должности юрисконсульта - 101000 руб.

31 мая 2005 года сторонами трудовых отношений были изменены некоторые условия вышеназванных трудовых договоров и приложений N 1 к ним, что было оформлено соответственно трудовыми договорами. Между ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" в лице генерального директора П. и истцами заключены трудовые договоры N 005/1, N 003/1 и N 007/1 с приложениями N 1 к ним, согласно которым Р. установлен должностной оклад в размере 235000 руб. в месяц, Е. - 340000 руб. в месяц, М. - 101000 руб. в месяц.

В соответствии с трудовыми договорами N 005/1, N 003/1, N 007/1 и приложениями N 1 к ним, заключенными 31 мая 2005 года между ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" и истцами, предусматривалась выплата истцам материальной помощи к ежегодному отпуску в размере должностного оклада, выплата выходного пособия при расторжении трудового договора и сохранение среднего месячного заработка на период трудоустройства, возмещение ущерба, в том числе компенсация морального вреда, причиненного неправомерными действиями работодателя. В соответствии с приложениями N 1 к указанным трудовым договорам работодатель принимал на себя дополнительные обязательства, связанные с предоставлением работнику квартиры, а также в случае расторжения трудового договора предусматривалась единовременная выплата.

Трудовые договоры между ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" и истцами были прекращены по п. 7 ст. 77 Трудового кодекса РФ на основании отказа работников от продолжения работы в связи изменением существенных условий трудовых договоров: с Р. - 30 ноября 2005 года, с Е. - 30 ноября 2005 года, с М. - 21 февраля 2006 года.

Разрешая заявленные требования, суд пришел к выводу о том, что положения трудовых договоров N 005/1, N 003/1, N 007/1 и приложений N 1 к ним от 31 мая 2005 года не могут быть применены при разрешении спора, поскольку заключены лицом, не имеющим полномочий на их заключение согласно локальным нормативным актам организации. При этом суд к таким локальным нормативным актам ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" отнес Устав общества в редакции от 24 июня 2004 г., решение Совета директоров общества от 14 апреля 2005 г., решение внеочередного общего собрания акционеров общества от 25 декабря 2006 г.

С данным выводом суда согласиться нельзя, поскольку он основан на неправильном толковании и применении норм материального права.

Как усматривается из материалов дела, трудовые договоры N 005/1, N 003/1, N 007/1 и приложения N 1 к ним заключены 31 мая 2005 года между ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" в лице генерального директора П. и истцами.

В соответствии со статьей 69 Федерального закона от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) или единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и коллегиальным исполнительным органом общества (правлением, дирекцией). Исполнительные органы подотчетны совету директоров (наблюдательному совету) общества и общему собранию акционеров.

К компетенции исполнительного органа общества относятся все вопросы руководства текущей деятельностью общества, за исключением вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания акционеров или совета директоров (наблюдательного совета) общества. Исполнительный орган общества организует выполнение решений общего собрания акционеров и совета директоров (наблюдательного совета) общества. Единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор) без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы, совершает сделки от имени общества, утверждает штаты, издает приказы и дает указания, обязательные для исполнения всеми работниками общества.

Согласно Уставу ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" генеральный директор общества без доверенности действует от имени общества, в том числе осуществляет права работодателя в трудовых отношениях в обществе, наделяет указанными полномочиями должностных лиц общества в порядке, установленном законом, иными нормативными правовыми актами и локальными нормативными актами общества, в том числе утверждает организационную структуру и штатное расписание общества, заключает и расторгает трудовые договоры (контракты), за исключением трудовых договоров (контрактов), заключение которых отнесено к компетенции совета директоров общества, вносит соответствующие дополнения и изменения в них, применяет к работникам общества меры поощрения и дисциплинарного взыскания (п. 12.5 Устава).

В силу подпункта 11 пункта 11.22 Устава общества Совет директоров определяет условия трудовых соглашений лишь с Генеральным директором общества, а также размер его вознаграждения, а в соответствии с пунктом 11.14 Устава трудовой договор с генеральным директором от имени общества подписывает председатель Совета директоров.

Таким образом, при заключении трудовых договоров от 31 мая 2005 года генеральный директор ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" действовал в пределах компетенции, определенной Федеральным законом "Об акционерных обществах" и Уставом общества.

Решением Совета директоров общества от 14 апреля 2005 г. установлено, что все трудовые договоры (контракты) общества, устанавливающие для общества обязательства по выплате работнику годовой заработной платы в сумме, превышающей эквивалент 50000 долларов США, заключаются от имени общества исключительно Председателем Совета директоров общества. Генеральный директор общества уполномочивается заключать от имени общества трудовые договоры (контракты) общества, устанавливающие для общества обязательства по выплате работнику годовой заработной платы в сумме, не превышающей эквивалент 50000 долларов США.

Между тем, Совет директоров общества не вправе был на своем заседании рассматривать и принимать решения по указанным вопросам, а само это решение реализовано не было, поскольку ни одного трудового договора в соответствии с этим решением совет директоров не заключил.

Компетенция органов управления обществом согласно ст. 11 Федерального закона "Об акционерных обществах" закрепляется в уставе общества, ее изменение возможно только путем внесения изменений в устав общества.

Согласно подп. 1 п. 1 ст. 48 Федерального закона "Об акционерных обществах" вопрос о внесении изменений и дополнений в устав общества или утверждение устава общества в новой редакции относится к исключительной компетенции общего собрания акционеров общества и в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 48 указанного Закона не может быть передан на разрешение совета директоров общества.

Компетенция Совета директоров ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" определена в п. 11.22 Устава общества. Вопросы, рассмотренные на заседании Совета директоров общества 14 апреля 2005 г. не отнесены Уставом общества к его компетенции.

Решением внеочередного общего собрания акционеров ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" от 25 декабря 2006 г. было одобрено решение Совета директоров общества от 14 апреля 2005 г.

Таким образом, решение внеочередного общего собрания акционеров от 25 декабря 2006 г. принято с нарушением его компетенции.

В соответствии со ст. 48 Федерального закона "Об акционерных обществах" и п. 9.15 Устава ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" к компетенции общего собрания акционеров относится, в частности, внесение изменений и дополнений в устав общества или утверждение устава общества в новой редакции.

В силу п. 3 ст. 48 указанного Федерального закона, пункта 9.20 Устава общества общее собрание акционеров не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции Федеральным законом. Такой вопрос как "одобрение решения Совета директоров Общества" ни названным Законом, ни Уставом общества к компетенции общего собрания акционеров не отнесен.

Указанное решение внеочередного общего собрания акционеров ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" не повлекло за собой никаких изменений в Устав общества.

Принимая решение, суд указал на нарушение генеральным директором ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" требований пунктов 12.6, 12.7 Устава общества, в связи с чем, признал трудовые договоры N 003/1, N 005/1 и N 007/1 и приложения N 1 к ним от 31 мая 2005 г. недействительными в силу их ничтожности, сославшись на ст. 168 Гражданского кодекса РФ.

Между тем, применив норму ст. 168 ГК РФ, устанавливающую, что гражданско-правовая сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, суд применил закон, не подлежащий применению.

Отношения, регулируемые гражданским законодательством, определены в ст. 2 Гражданского кодекса РФ. Гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

Гражданское законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием, исходя из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

В силу же статьи 5 Трудового кодекса РФ регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами осуществляется:

трудовым законодательством (включая законодательство об охране труда), состоящим из настоящего Кодекса, иных федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации, содержащих нормы трудового права;

иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права:

указами Президента Российской Федерации;

постановлениями Правительства Российской Федерации и нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти;

нормативными правовыми актами органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации;

нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Трудовые отношения и иные непосредственно связанные с ними отношения регулируются также коллективными договорами, соглашениями и локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права.

Таким образом, регулирование трудовых отношений с помощью прямого или по аналогии закона применения норм гражданского законодательства противоречит статье 5 Трудового кодекса РФ, не предусмотрено статьей 2 Гражданского кодекса РФ и основано на неправильном толковании и применении норм этих двух самостоятельным отраслей законодательства.

В отличие от гражданского законодательства в трудовом законодательстве отсутствует понятия недействительности трудового договора. Это обусловлено тем, что трудовые договоры, по сути, представляют особый вид договоров, объект которых - выполнение трудовой функции (работы по определенной специальности, квалификации или в должности) с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка.

Трудовое право имеет свой предмет и метод к регулирования общественных отношений, отличные от предмета и метода гражданского права. Именно в силу специфики предмета и метода регулирования, а также с учетом невозможности возвращения сторон в первоначальное положение после исполнения условий трудового договора полностью или частично, в трудовом законодательстве отсутствуют нормы о недействительности трудового договора.

Статья 9 Трудового кодекса РФ устанавливает, что трудовые договоры не могут содержать условий, снижающих уровень прав и гарантий работников, установленный трудовым законодательством. Если такие условия включены в трудовой договор, то они не могут применяться.

Таким образом, трудовое законодательство не содержит механизма признания трудового договора недействительным. В нем нет аналога ст. 168 Гражданского кодекса РФ.

Отказывая в удовлетворении требований истцов о взыскании процентов за нарушение установленного срока выплаты денежных средств, суд исходил из того, что положения ст. 236 Трудового кодекса РФ в данном случае применяться не должны, поскольку между сторонами имеется спор о праве на получение компенсационных и иных выплат, связанных с расторжением трудового договора.

Данный вывод суда основан на неправильном толковании норм материального права.

Как разъяснено в пункте 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении спора, возникшего в связи с отказом работодателя выплатить работнику проценты (денежную компенсацию) за нарушение срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, необходимо иметь в виду, что в соответствии со ст. 236 Трудового кодекса РФ суд вправе удовлетворить иск независимо от вины работодателя в задержке выплаты указанных сумм.

Требования истцов о компенсации морального вреда суд признал обоснованными. Между тем, руководствуясь ст. 237 Трудового кодекса РФ, суд сам определил размер указанной компенсации, проигнорировав то обстоятельство, что конкретный размер компенсации морального вреда в случае незаконных действий работодателя определен сторонами при заключении трудового договора.

В соответствии со ст. 237 Трудового кодекса РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Из материалов дела видно, что п. 5.2 трудовых договоров, заключенных между ОАО "Футбольный клуб "Спартак-Москва" и истцами, определен размер компенсации морального вреда, подлежащий возмещению в случае неправомерных действий работодателя.

Поскольку стороны трудового договора пришли к соглашению о размере компенсации морального вреда и закрепили его в трудовых договорах, и это условие трудового договора не противоречит закону и может рассматриваться как улучшение положения работника по сравнению с нормами федерального законодательства, суд в решении обязан был мотивировать свой вывод об определении размера компенсации, отличной от условий трудового договора. Фактически судом в этой ситуации к трудовому договору вновь ошибочно применен механизм гражданского права для признания гражданско-правовой сделки частично недействительной.

При рассмотрении требования М. о взыскании невыплаченной материальной помощи к ежегодному отпуску, суд исходил из того, что ежегодный отпуск в количестве 28 календарных дней М. не предоставлялся, в связи с чем, права на получение материальной помощи у нее не возникло.

Между тем, в соответствии с условиями трудового договора (п. 4.2) работнику предоставляется ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 28 календарных дней. К ежегодному отпуску выплачивается материальная помощь.

В соответствии со ст. 125 Трудового кодекса РФ по соглашению между работником и работодателем ежегодный оплачиваемый отпуск может быть разделен на части.

В соответствии с приказами N 189/ок от 18 октября 2005 г. и 198/ок от 25 октября 2005 г. М. было предоставлено 6 календарных дней в счет очередного оплачиваемого отпуска.

В трудовом договоре не указано, что материальная помощь выплачивается только в том случае, если отпуск предоставлен полностью в размере 28 календарных дней, либо пропорционально количеству предоставленных дней отпуска.

Таким образом, у истицы возникло право на получение материальной помощи, выплачиваемой к ежегодному отпуску.

Кроме того, заявитель в надзорной жалобе указывает на неправомерный отказ М. в удовлетворении требований о взыскании премии по итогам работы за 2005 г.

В соответствии с выпиской из приказа N 261/ок от 15 декабря 2005 г. "По итогам работы Клуба в сезоне 2005 г. и в соответствии с Положением "О премировании работников ОАО "ФК "Спартак-Москва" были премированы двое из трех работников юридического отдела. М. - третий работник юридического отдела проработала 2005 г. полностью, однако не была премирована без каких-либо объяснений. Между тем, за весь период своей работы она не имела ни дисциплинарных взысканий, ни каких-либо замечаний по работе, которые свидетельствовали бы о том, что она плохо и недобросовестно исполняет свои должностные обязанности.

При указанных обстоятельствах состоявшиеся по данному делу судебные постановления правильными быть признаны не могут и подлежат отмене в связи с существенным нарушением норм материального права.

При новом рассмотрении дела суду следует устранить отмеченные недостатки, надлежащим образом проверить доводы обеих сторон, частности доводы ответчика, сводящиеся к тому, что со стороны участников трудовых отношений в данном случае просматривается злоупотребление правом. В том случае, если суд при рассмотрении дела придет к выводу о том, что при заключении трудовых договоров с истцами с одной или обеих сторон имело место злоупотребление правом, он может полностью или частично отказать в удовлетворении заявленных истцами требований, но выводы о злоупотреблении правом должны основываться на конкретных доказательствах и быть надлежащим образом мотивированными в решении суда.

Руководствуясь статьями 387 и 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

 

определила:

 

решение Басманного районного суда г. Москвы от 26 января 2007 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 мая 2007 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"