||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 ноября 2008 г. N 16ПВ08

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Серкова П.П.,

членов Президиума - Петроченкова А.Я., Кузнецова В.В., Нечаева В., Карпова А.И., Свиридова Ю.А., Магомедова М.М.

рассмотрел в порядке надзора гражданское дело по иску Московской областной Нотариальной Палаты к Л. о лишении полномочий нотариуса и аннулировании лицензии на право занятия нотариальной деятельностью; по встречному иску Л. к Московской областной Нотариальной Палате о признании незаконными решений правления о наложении дисциплинарных взысканий, признании незаконными решения правления об утверждении Временных правил нотариального делопроизводства и Временных правил нотариального делопроизводства.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Колычевой Г.А., объяснения представителя Московской областной Нотариальной Палаты И., объяснения представителя Л. - адвоката Швецову Н.А., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

26 апреля 1999 года Управлением юстиции администрации Московской области Л. выдана лицензия на право занятия нотариальной деятельностью. Приказом Управления юстиции администрации Московской области от 9 июля 1999 года N 4-3/593 Л. назначен с 12 июля 1999 года на должность нотариуса, занимающегося частной практикой с определением нотариального округа - г. Ивантеевка Московской области. Согласно заявлению Л. он являлся членом Московской областной Нотариальной Палаты с 15 июля 1999 года.

1 сентября 2004 года Московской областной Нотариальной Палатой была проведена плановая проверка профессиональной деятельности нотариусов Пушкинского района Московской области, в том числе нотариуса г. Ивантеевки Л.

Проверкой выявлены факты нарушения Л. законодательства при осуществлении нотариальной деятельности, а также установлено, что в июле 2004 года из помещения нотариальной конторы похищена большая часть реестров для регистрации нотариальных действий за период 2000 - 2004 гг., книга учета специальной бумаги для нотариальных документов, книга учета бланков доверенностей на автотранспортные средства, о чем Л. в Московскую областную Нотариальную Палату не сообщил, хотя в соответствии с пунктом 3 Временных правил нотариального делопроизводства, утвержденных решением правления Московской областной Нотариальной Палаты от 24 декабря 2003 года, ответственность за организацию хранения, учета и использования нотариального архива несет нотариус.

Решением правления Московской областной Нотариальной Палаты от 29 сентября 2004 года Л. объявлен строгий выговор по результатам проверки его профессиональной деятельности, определено провести повторную проверку его профессиональной деятельности, обязать Л. в срок до 1 декабря 2004 года восстановить похищенный нотариальный архив.

2 февраля 2005 года была проведена повторная проверка профессиональной деятельности нотариуса Л.

Решением правления Московской областной Нотариальной Палаты от 30 марта 2005 года Л. объявлен строгий выговор за нарушения действующего законодательства, выявленные повторной проверкой его профессиональной деятельности, и неисполнение решения правления Московской областной Нотариальной Палаты от 29 сентября 2004 года о восстановлении похищенного архива. Л. обязан в срок до 1 июля 2005 года восстановить похищенный нотариальный архив.

Решением правления Московской областной Нотариальной Палаты от 31 августа 2005 года Л. были даны конкретные рекомендации по восстановлению утраченных реестров и установлен новый срок для исполнения - до 25 октября 2005 года.

23 ноября 2005 года правление Московской областной Нотариальной Палаты приняло решение о направлении в суд ходатайства о лишении нотариуса Л. лицензии на право нотариальной деятельности за неоднократное невыполнение решений правления Московской областной Нотариальной Палаты и нарушение действующего законодательства.

23 декабря 2005 года Московская областная Нотариальная Палата обратилась в суд с иском к Л. о лишении полномочий нотариуса и аннулировании лицензии на право занятия нотариальной деятельностью, сославшись на то, что Л. неоднократно в нарушение статьи 8 Устава Московской областной Нотариальной Палаты не выполнял решения правления, обязывающие его восстановить реестры о совершении нотариальных действий, и, что он при осуществлении нотариальной деятельности неоднократно допускал нарушение законодательства.

Л. иск не признал и заявил встречный иск о признании незаконными решений правления Московской областной Нотариальной Палаты от 29 сентября 2004 года, 30 марта 2005 года, 31 августа 2005 года и 23 ноября 2005 года.

В ходе рассмотрения дела Л. дополнил свой иск требованиями о признании решения правления Московской областной Нотариальной Палаты от 24 декабря 2003 года N 12/2003 об утверждении Временных правил нотариального делопроизводства и данных Правил незаконными.

Решением Пушкинского городского суда Московской области от 5 июля 2006 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 сентября 2006 года и постановлением президиума Московского областного суда от 6 июня 2007 года, иск Московской областной Нотариальной Палаты к Л. удовлетворен, во встречном иске Л. отказано.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2007 года дело передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 ноября 2007 года решение Пушкинского городского суда Московской области от 5 июля 2006 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 сентября 2006 года и постановление президиума Московского областного суда от 6 июня 2007 года отменены, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции.

14 апреля 2008 года Московская областная Нотариальная Палата обжаловала определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 26 июня 2008 года отказано Московской областной Нотариальной Палате в передаче надзорной жалобы на определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 ноября 2007 г. для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

В повторной надзорной жалобе Московская областная Нотариальная Палата, не соглашаясь с указанным определением судьи Верховного Суда Российской Федерации, просит об отмене определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 ноября 2007 года в связи с тем, что оно нарушает единство судебной практики и постановлено с существенным нарушением норм процессуального права.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 9 октября 2008 года определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 26 июня 2008 года отменено, надзорная жалоба Московской областной Нотариальной Палаты с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, изучив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, приходит к следующему.

Согласно части 3 статьи 377 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации жалобы, представления прокурора на определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, вынесенные ими в надзорном порядке, подаются в Президиум Верховного Суда Российской Федерации при условии, что такие определения нарушают единство судебной практики.

В надзорной жалобе в обоснование довода о нарушении определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации единства судебной практики указано на то, что оно принято без учета разъяснений, данных судам Пленумом Верховного Суда Российской Федерации по вопросу применения норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции, а также без учета позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной в Постановлении от 5 февраля 2007 года N 2-П и Определении от 4 июня 2007 года N 423-О-П.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает указанный в надзорной жалобе довод обоснованным.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 14 ноября 2002 года N 138-ФЗ, действовавшей на время вынесения определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 ноября 2007 года, основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

В пунктах 23 - 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2003 года N 2, действовавших на время вынесения определения от 9 ноября 2007 года, обращено внимание судов на то, что в силу статьи 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются не любые нарушения норм материального или процессуального права, а только те, которые признаны существенными. Существенность нарушения норм процессуального права суд надзорной инстанции устанавливает по правилам статьи 364 ГПК РФ; нарушение норм материального права устанавливается им по правилам статьи 363 ГПК РФ, причем существенность этих нарушений оценивается и признается судом надзорной инстанции по каждому делу с учетом его конкретных обстоятельств и значимости последствий этих нарушений для лица, в отношении которого они допущены.

С учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, высказанных в Постановлении от 5 февраля 2007 года N 2-П и Определении от 4 июня 2007 года N 423-О-П в качестве существенных нарушений норм материального или процессуального права как предусмотренных статьей 387 ГПК РФ оснований для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора могут выступать лишь такие ошибки в толковании и применении закона, повлиявшие на исход дела, без исправления которых невозможны эффективное восстановление и защита нарушенных прав и свобод, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления; одна лишь возможность наличия двух точек зрения по одному и тому же вопросу не может являться основанием для пересмотра, - иной подход приводил бы к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.

Определение наличия или отсутствия оснований для пересмотра вынесенных по конкретному делу судебных постановлений, осуществляется соответствующим (компетентным судом) надзорной инстанции, который должен установить, являются ли обстоятельства, приведенные в надзорной жалобе в качестве оснований для изменения или отмены судебных постановлений в порядке надзора, достаточными для отступления от принципа правовой определенности и стабильности вступивших в законную силу судебных актов, а их отмена (изменение) и ее правовые последствия - соразмерными допущенным нарушениям норм материального и (или) процессуального права.

Между тем, вышеназванные обстоятельства при рассмотрении данного дела в порядке надзора Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации учтены не были.

В соответствии со статьей 8 Устава Московской областной Нотариальной Палаты члены Палаты обязаны строго и неукоснительно выполнять обязанности, вытекающие из решений общего собрания и правления Палаты.

Пунктом 4 Временных правил нотариального производства, утвержденных решением правления Московской областной Нотариальной Палаты 24 декабря 2003 года (протокол N 12/2003) предусмотрено, что ответственность за организацию и правильное ведение делопроизводства, организацию хранения, учета и использования нотариального архива, а также за сдачу нотариального архива в соответствующий архив на долговременное или постоянное хранение несет нотариус, занимающийся частной практикой.

В соответствии со статьей 12 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 года N 4462-1 (с последующими изменениями и дополнениями) совершение дисциплинарных проступков, нарушение законодательства является основанием для освобождения от полномочий нотариуса, занимающегося частной практикой, на основании решения суда о лишении его права нотариальной деятельности по ходатайству нотариальной палаты.

Принимая решение об удовлетворении иска Московской областной Нотариальной Палаты, суд первой инстанции исходил из доказанности того обстоятельства, что нотариус Л. неоднократно совершал дисциплинарные проступки, заключающиеся в неисполнении решений правления и в нарушении законодательства при осуществлении своей профессиональной деятельности.

Суд проверил довод ответчика о невозможности восстановления утраченных реестров, поскольку к реестру предъявляются особые требования, в частности, необходимость наличия подписи лиц, обращавшихся за совершением нотариальных действий, недопустимость пропусков и свободных реестровых номеров.

Суд признал этот довод несостоятельным, учитывая, что Л., используя сведения, полученные из органов регистрации, БТИ, Мособлземкома и других органов, компьютерной базы данных, а также сведения, содержащиеся в документах, оставшихся в делах нотариальной конторы, имел реальную возможность восстановить полностью либо частично реестровые записи.

Кроме того, судом установлено, что Л. допустил и другие нарушения. Так, сославшись на справки о результатах проверки, суд признал установленным, что Л. вместо удостоверения согласия родителей на выезд ребенка за границу, как того требует статья 20 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", лишь свидетельствовал подлинность подписи на заявлении родителей; не выполнял требования статьи 50 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате и Правил заполнения реестров, утвержденных Приказом Министерства юстиции РФ от 10 апреля 2002 года N 99, в связи с чем в некоторых реестрах отсутствуют подписи доверителей и данные лиц, обратившихся за совершением нотариальных действий (р.1д-2978 от 13 июля 2004 года, р.1д-3145 от 20 июля 2004 года; р.1д-3192 - 1д-3266). При удостоверении завещания от 16 марта 2002 года Л. разъяснил завещателю положения статьи 535 ГК РСФСР, утратившей силу, а не статьи 1149 ГК РФ. При совершении сделок купли-продажи нотариус Л. не истребовал все необходимые документы о собственниках недвижимого имущества, не указывал сумму сделки, в договорах отсутствовала подпись покупателя.

В определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, вынесенного в порядке рассмотрения надзорной жалобы, в качестве судебных ошибок указано на то, что вывод суда о совершении Л. виновных дисциплинарных проступков, выразившихся в неоднократном неисполнении им решений Московской областной Нотариальной Палаты, противоречит материалам дела и не может быть признан правильным, а вывод суда о нарушении Л. законодательства при осуществлении нотариальных действий не обоснован в решении и не подтвержден достоверными доказательствами.

Таким образом, вынесенные по делу судебные постановления были отменены Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в порядке надзора не в связи с существенными нарушениями закона, а в связи с иной оценкой Судебной коллегией установленных судом обстоятельств по делу.

При таком положении следует признать, что определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 ноября 2007 года, как вынесенное с нарушением статьи 387 ГПК РФ и принципа единства судебной практики, подлежит отмене.

В связи с тем, что незаконное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации повлекло новое рассмотрение дела, наряду с отменой данного определения подлежат отмене и вынесенные при новом рассмотрении дела решение Пушкинского городского суда Московской области от 10 июня 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 25 сентября 2008 года, которыми Московской областной Нотариальной Палате в удовлетворении исковых требований отказано, а встречный иск Л. удовлетворен, с оставлением в силе ранее вынесенных судебных постановлений - решения Пушкинского городского суда Московской области от 5 июля 2006 года, определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 сентября 2006 года и постановления президиума Московского областного суда от 6 июня 2007 года.

Руководствуясь статьей 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

отменить определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 ноября 2007 года, решение Пушкинского городского суда Московской области от 10 июня 2008 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 25 сентября 2008 года; оставить в силе решение Пушкинского городского суда Московской области от 5 июля 2006 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 сентября 2006 года и постановление президиума Московского областного суда от 6 июня 2007 года.

 

Председательствующий

П.П.СЕРКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"