||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 октября 2008 г. N 19-О08-48МВ

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Кочина В.В.

судей - Иванова Г.П., Яковлева В.К.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы адвокатов Лебедева М.И., Железняковой И.В., осужденного Н.Д. на приговор Ставропольского краевого суда от 7 августа 2008 года, которым

Н.Д., <...>. Студент 2-го курса технологического университета,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "и" УК РФ к семи годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

А.Г.Г., <...>, студент второго курса лингвистического университета,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "и" УК РФ к семи годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Кочина В.В., объяснения А.Г.В. и Н.Л., мнение прокурора Филипповой Е.С. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Н.Д. и А.Г.Г. осуждены за убийство П.Э. группой лиц из хулиганских побуждений.

Преступление совершено в г. Кисловодске Ставропольского края, при обстоятельствах, изложенных в приговоре краевого суда.

В кассационной жалобе адвокат Лебедев М.И. в защиту Н.Д. просит приговор отменить и дело прекратить. В обоснование своей просьбы адвокат приводит доводы в том, что Н.Д. не совершал убийство, он лишь разнимал дерущихся П.Э. и Ш. с Ф., которые и убили потерпевшего. У Н.Д. ножа не было. Показания свидетелей М., П.Г., Г. противоречивы, первоначально они не говорили, что видели у Н.Д. нож. Им был предъявлен нож, который они видели у Н.Д., которым совершено убийство, но на рукоятке ножа обнаружены следы пота убитого, а не Н.Д. Суд этого не учел. Суд отказал в допросе следователя П.Д., которому М., П.Г., Г. говорили, что ножом бил один Ш. Отказано в вызове в суд и допросе сотрудника милиции В., который брал объяснения у свидетелей.

Между тем, свидетель П.Н. видел ножи не у всех напавших на П.Э., а у троих, бежавших впереди всех. Не учтено, что смерть наступила от двух ударов в грудь - в сердце и легкие, а остальные ножевые раны в качестве семи - повлекли лишь причинение легкого вреда здоровью.

Заключения комиссионных экспертиз свидетельствуют, что раны могли быть причинены лишь клинками двух ножей. Не выяснено, своевременно ли была оказана помощь П.Г. и как это повлияло на исход. Дело рассмотрено с обвинительным уклоном.

В кассационной жалобе в защиту А.Г.Г. адвокат Железнякова И.В. также просит приговор отменить, дело прекратить, ссылается на противоречивость показаний свидетелей П.Г., Г., М. Ни один из них прямо не указал, что А.Г.Г. наносил удары ножом. Кроме того, они были за территорией автостоянки и не могли видеть, что происходит. Не подтвердили участия в убийстве и другие свидетели.

Свидетель П.Н. видел ножи у троих нападавших, у других трех нападавших на потерпевшего он ножей не видел, но напали на потерпевшего шесть человек. Кто именно бежал с ножом суд не установил. Из показаний матери Ш. в суде видно, что первым ударил П.Э. Ш., неверно истолковав слова, обращенные к Г. П.Э. увели в мойку, он выбежал оттуда с ножом и побежал на ребят, Ш. пошел ему на встречу и нанес несколько ударов ножом. Потом нож Ш. выбросил в речку. Экспертиза трупа убитого была неполной, не были изъяты все лоскуты кожи со следами ранений. Доказательств того, что ножевые ранения причинены ножом в количестве от 4 до 6 нет. Это подтверждено заключениями комиссионных судебно-медицинских экспертиз. Первичная экспертиза была неполной. Ссылаясь на заключение экспертиз о том, что поскольку лоскуты кожи у ножевых ран не изменились, адвокат делает вывод о том, что убийство совершено двумя ножами, а лица, совершившие убийство известны со слов очевидцев.

Нож со следами крови убитого был изъят у свидетеля К. с нарушением закона и не мог быть признан вещественным доказательством и исследован в суде. Сам А.Г.Г. объяснил, что разнимал дерущихся. Квалифицируя убийство как совершенное из хулиганских побуждений, суд не учел, что все произошло на почве выяснения личных отношений и возникшей в ходе этого ссоры. Суд не учел обстоятельства смягчающие наказание то, что А.Г.Г. окончил школу с золотой медалью, исключительно положительно характеризуется, страдает серьезным заболеванием.

Осужденный Н.Д. в кассационной жалобе приводит доводы аналогичные доводам кассационной жалобы адвоката Лебедева М.И., просит приговор отменить и его "оправдать".

В возражениях на кассационные жалобы осужденного Н.Д. и защитников Лебедева М.И. и Железняковой И.В. потерпевший П.И. и его представитель адвокат Пташки на Н.Н. просят оставить приговор без изменения, считают приведенные в кассационных жалобах доводы не соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Проверив доводы кассационных жалоб по материалам дела, судебная коллегия находит, что Н.Д. и А.Г.Г. обоснованно осуждены за убийство П.Э.

Их вина подтверждена доказательствами, рассмотренными в суде, полно приведенными и проанализированными в приговоре краевого суда.

С доводами кассационных жалоб осужденного Н.Д. и адвокатов Лебедева М.И. и Железняковой И.В. о непричастности Н.Д. и А.Г.Г. к убийству П.Э. согласиться нельзя, поскольку они не основаны на материалах дела и опровергаются доказательствами, рассмотренными в суде.

Так из показаний очевидца преступления свидетеля П.Н. видно, что как только П.Э. выбежал на территорию автостоянки, к нему сразу же направились 6 человек, у шедших впереди трех человек он видел ножи. Все напавшие на П.Э. наносили ему удары, а когда П.Э. упал, то они разбежались.

Свидетель М. подтвердил, что в ходе разбирательства с П.Э. Н.Д., А.Г.Г., Ф. достали ножи, при этом А.Г.Г. сказал, что "если его коснется, то он и ножом может ударить". После этого Ш. оскорбил их, ударил П.Э. Н.Д., А.Г.Г., Ф. тоже стали бить П.Э. Потом подбежали С. и П.Г., П.Э. сбили с ног. После этого П.Г. отвел П.Э. на автостоянку (в мойку), а Ш., Ф., Н.Д., А.Г.Г. и С. с ножами в руках бегали по автостоянке, искали П.Э. Он видел, как П.Э. выбежал снова на территорию автостоянки, к нему бросились Ш., П.Г., Ф., С., Н.Д., А.Г.Г., они окружили П.Э. и стали наносить удары ножами, нецензурно выражались в его адрес с криком: "завалим". Последние два удара ножом в спину нанес Ш. После этого П.Э. упал и все разбежались. Г. на машине П.Г. отвез П.Э. в больницу, где потерпевший умер.

Свидетель П.Г. пояснил, что после того, как П.Э. избили, он увел его в помещение мойки. Оттуда они услышали крик Г.: "Не делайте этого, уберите... я прошу". Решив, что Г. убивают, П.Э. выскочил из мойки, его сразу же окружили Ф., Ш., Н.Д., А.Г.Г., С., стали наносить удары ножами. Кто-то из нападавших "согнул" П.Э. и последние два удара ножом в спину нанес Ш. После этого, как П.Э. упал, все разбежались.

Показания, аналогичные показаниям очевидцев убийства М. и П.Г. дал свидетель Г.

Свидетель К. подтвердил, что он нашел окровавленный нож с ножнами на кустах около тропинки между домами вблизи места преступления. По совету сотрудника милиции он поместил нож в пакет и сдал его ОВД гисловодска, о чем был составлен протокол.

На основании постановления следователя у свидетеля К., нашедшего окровавленный нож вблизи места преступления, произведена выемка ножа.

В соответствии с требованиями ст. ст. 81 - 84 УПК РФ нож с ножнами были осмотрены и приобщены к делу в качестве вещественных доказательств.

Из дела видно, что 4 января 2008 года нож с ножами был предъявлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона для опознания свидетелю М. и он опознал нож, как принадлежащий Н.Д.

По заключению эксперта биолога на ноже, принадлежащем Н.Д. обнаружена кровь потерпевшего П.Э.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз, которые взаимно дополняют друг друга, три раны на теле убитого: две на передней поверхности грудной клетки и одна на задней поверхности грудной клетки могли быть причинены трехкратном воздействием одного и того же колюще-режущего орудия типа ножа, имеющего обоюдоострый клинок (с двумя лезвиями) высокой степени остроты. Таким ножом мог быть нож, изъятый у К. со следами крови П.Э.

Согласно заключениям, все раны на теле потерпевшего, причинены в короткий промежуток времени. Возможность причинения всех повреждений одним человеком исключается.

Особенности ран N 1 и N 2 указывают на то, что в момент их нанесения нападавший находился спереди, слева от П.Э. П.Э. защищался руками, о чем свидетельствуют сквозное колото-резаное ранение плеча и две резаные раны левого локтевого сустава и правого предплечья. Одновременно с нанесением ударов в грудь, потерпевшему наносились удары сзади и с боков, о чем свидетельствует направление раневых каналов ран N 7 и N 8 и рана поясничной области.

Несмотря на то, что смерть потерпевшего наступила от массивной кровопотери в результате повреждения сердца и легкого, кровотечение из других ран способствовало наступлению смерти.

При таких согласующихся между собой доказательствах, совокупность которых полностью подтверждает выводы суда о виновности Н.Д. и А.Г.Г. в убийстве П.Э. согласиться с доводами кассационных жалоб адвокатов и осужденного Н.Д. о непричастности Н.Д. и А.Г.Г. к убийству нельзя.

Ссылки на противоречивость показаний свидетелей-очевидцев преступления - лишены под собой оснований, также как и ссылки на противоречивость и неполноту заключений судебно-медицинских экспертиз.

Суд сделал обоснованный вывод о направленности умысла осужденных и иных лиц на лишение жизни потерпевшего П.Э., о чем свидетельствуют их высказывания, угрозы и орудия преступления, применяемые в процессе убийства, их полная согласованность действий.

Нанесение ударов в части тела с жизненно-важными органами - грудь видетельствует о прямом умысле на убийство.

Таким образом, оснований для отмены приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах нет.

В то же время, суд необоснованно признал, что убийство П.Э. совершено из хулиганских побуждений.

Как совершенное из хулиганских побуждений признается такое убийство, когда оно совершено на почве явного неуважения к обществу и поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себе окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

Оно совершается без видимого повода или с использованием незначительного повода.

По данному делу таких обстоятельств не установлено.

Из описательной части приговора видно, что между лицами, причастными к убийству, и потерпевшим произошла ссора из-за девушки, переросшая в драку, сопровождавшаяся взаимными оскорблениями и закончившаяся убийством П.Э.

Поводом для убийства, как видно из приговора, послужили личные неприязненные отношения.

При таких обстоятельствах квалификация действий Н.Д. и А.Г.Г. по п. "и" ст. 105 ч. 2 УК РФ является неправильной.

В этой части приговор надлежит изменению. Несмотря на вносимые изменения мера наказания не подлежит смягчению, поскольку она не является суровой и соразмерна данным о личности виновных.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 7 августа 2008 года в отношении Н.Д. и А.Г.Г. изменить, исключить осуждение по п. "и" ст. 105 ч. 2 УК РФ, в остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"