||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 октября 2008 г. N 255-П08

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Кузнецова В.В., Карпова А.И., Нечаева В.И., Серкова П.П., Соловьева В.Н., Свиридова Ю.А. -

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Т. на приговор Красноярского краевого суда от 25 мая 2001 г., по которому

Т., <...>, судимый 4 февраля 1991 г. по ст. ст. 144 ч. 2, 146 ч. 2 п. "е", 148 ч. 3, 191-1 ч. 2, 193 ч. 2, 212-1 ч. 2 УК РСФСР к 13 годам лишения свободы, освобожден 10 сентября 1999 г. условно-досрочно на срок 2 года 10 месяцев 2 дня,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначен 21 год лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору от 4 февраля 1991 г. и окончательно назначено 22 года лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

По ст. ст. 222 ч. 1, 222 ч. 3, 223 ч. 1 УК РФ Т. оправдан за отсутствием в деянии состава преступления.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2002 г. приговор в отношении Т. оставлен без изменения.

По настоящему делу осуждены также Д., Б.А., В., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.

Постановлением Солнечной постоянной сессии Советского районного суда г. Красноярска от 1 октября 2004 г. в приговор внесены изменения, исключено указание о применении конфискации имущества, изменен вид исправительного учреждения с особого на строгий.

Постановлено считать Т. осужденным по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 15 годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначен 21 год лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору от 4 февраля 1991 г. и окончательно назначено 22 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В остальном приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный Т. ставит вопрос об изменении состоявшихся судебных решений и смягчении наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Рудакова С.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения и постановления суда, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, возражения потерпевшей М.Е., выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Гриня В.Я., полагавшего жалобу осужденного удовлетворить частично, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Д. и Т. в ноябре 1999 г. встретились в г. Дивногорске и договорились об объединении для совершения нападений на состоятельных граждан - знакомых Д. в г. Красноярске.

Реализуя эту договоренность, в тот же день на автомобиле Д. прибыли в г. Красноярск. Д. показал Т., где проживали Н. и М., на которых они решили совершить нападение, представил ему письменную схему подъезда к их жилищу, сообщил ему сведения о составе семьи каждого, места возможного хранения ценностей и потребовал за соучастие 1/3 часть похищенного в результате планируемых нападений.

Для детальной разработки плана нападений и подготовки к ним условились о встрече на квартире Д. через 3 дня.

Т. приобрел в г. Дивногорске двуствольное охотничье ружье, из которого изготовил обрез, добровольно выданный после задержания.

В начале декабря 1999 г. Т. приехал в г. Красноярск на условленную встречу, которая произошла в квартире Д. Т. сообщил Д. о наличии у них оружия - обреза охотничьего ружья, о намерении привлечь к нападению на Н. В., имевшего автомобиль, и о совершении нападения 10 декабря 1999 г.

Одобрив предложения Т., Д. предложил и передал Т. наручники для использования их при нападении на потерпевших, посоветовал использовать перчатки. Таким образом, Д. и Т. заранее объединились в устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан, руководство которой осуществлял Д.

6 декабря 1999 г. Т., действуя в составе банды и реализуя план нападения на Н. с участием Д., предложил в г. Дивногорске своему знакомому В. принять участие в вооруженном нападении на граждан, на что тот, не зная о существовании банды, согласился.

Договорившись, Т. и В. решили использовать для нападения огнестрельное оружие - обрез охотничьего ружья - и нож, для проезда к месту преступления и вывозу похищенного - автомобиль М-412, принадлежавший В.

С 7 по 9 декабря Т. и В. с целью подготовки нападения трижды на автомобиле приезжали в г. Красноярск и осуществляли наблюдение за домом Н. на улице Цимлянской.

10 декабря 1999 г. Т. и В. около 8 часов, вооруженные обрезом охотничьего ружья и ножом, прибыли на автомобиле В. к дому <...>. Т. передал В. огнестрельное оружие - обрез охотничьего ружья, сам вооружился ножом. Закрыв лица шарфами, надев перчатки, они незаконно проникли в дом, где находились Н. и Б. Угрожая оружием, В., наставив на потерпевших обрез, снаряженный 2 патронами, Т., приставив к горлу Б. нож, потребовали выдать им ключи от дома Н. Угрожая оружием, Т. из кармана одежды Б. забрал ключи. Осмотрев дом в поисках ценностей, Т. и В. завладели дорожной сумкой и видеокамерой "Националы) стоимостью 8000 рублей. Забрав видеокамеру, они покинули место происшествия, распорядившись похищенным.

Д., осуществляя руководство бандой и участвуя в нападениях, совершенных бандой, сообщил Т. о намерении М. в ближайшее время выехать на отдых в ОАЭ и наличии у него валюты, хранившейся в сейфе в квартире.

Действуя в составе банды, руководимой Д., принявшим участие и во втором нападении в качестве руководителя при разработке плана нападения и предоставившего информацию о потерпевшем и спецсредства - наручники для осуществления нападения, Т. по требованию Д. о замене соисполнителя в середине декабря 1999 г. в г. Дивногорске предложил Б.А. принять участие в нападении на М. Тот согласился. Т. и Б.А. договорились о совершении нападения 16 декабря 1999 г. с использованием оружия - обреза охотничьего ружья и ножа.

Т. передал Б.А. наручники для уничтожения на них номера, что тот в этот же день выполнил.

16 декабря 1999 г. Т. по предварительному сговору, в группе с Б.А., не знавшим о существовании банды, вооруженные обрезом охотничьего ружья и ножом, на автомобиле В., используя схему подъезда, предоставленную Д., около 19 часов прибыли к дому <...>.

Действуя согласно разработанному плану, Т., вооруженный обрезом, Б.А., вооруженный ножом, прошли в подъезд, позвонили в квартиру <...>, зная от Д. об отсутствии М. Т. представился приятелем М., попросил его супругу М.Е. открыть дверь. Т. и Б.А. незаконно проникли в квартиру, угрожая обрезом и ножом, потребовали у потерпевшей с младенцем на руках выдать ключи от сейфа и ценности. Опасаясь реальной угрозы, М.Е. отдала нападавшим ключи.

Вскрыв сейф и обыскав квартиру, Т. и Б.А. открыто похитили из квартиры ценности супругов М. на сумму 352.100 рублей, то есть в крупном размере, а также приготовили для похищения имущество на сумму 234.000 рублей, но не успели им распорядиться.

В то время, когда они связывали потерпевшую, в квартиру вошел М. Т., вооруженный обрезом, вышел к нему, угрожая применением оружия, потребовал лечь на пол. Б.А., находившийся в комнате рядом с женщиной и ребенком, приставив нож к горлу потерпевшей, потребовал молчать.

М., не подчинившись угрозам Т., выполняя долг по защите семьи и задержанию нападавших, вступил в борьбу с Т., пытаясь его разоружить. Преодолевая сопротивление, Т. причинил М. ссадины на лице и произвел выстрел в стену квартиры. Б.А., выбежав на шум борьбы, для удержания похищенного имущества и с целью убийства, умышленно, нанес М. три удара ножом, в том числе в область грудной клетки, и убил потерпевшего.

Оставив приготовленные для похищения предметы одежды и завладев деньгами и драгоценностями, Т. и Б.А. покинули место происшествия, распорядившись похищенным.

В надзорной жалобе осужденный Т. ставит вопрос о смягчении наказания с учетом активного способствования раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления, а также об исключении осуждения по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

В возражении на жалобу потерпевшая М.Е. просит приговор оставить без изменения.

Рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу Т. подлежащей частичному удовлетворению.

По эпизоду разбойного нападения на супругов М., как установлено судом, Т. и его соучастник приготовили для похищения, не успев распорядиться, имущество на сумму 234.000 рублей, а также похитили имущество, стоимость которого составляет 352.100 рублей, что в соответствии с п. 4 примечания к статье 158 УК РФ образует крупный размер.

При таких обстоятельствах доводы осужденного Т. об исключении осуждения по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ безосновательны.

Вместе с тем в соответствии с положениями ст. 409, п. 4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ состоявшиеся по делу судебные решения в отношении Т. подлежат изменению по следующим основаниям.

Активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления, органами следствия признано обстоятельством, смягчающим наказание, предусмотренным ст. 61 УК РФ, о чем указано в обвинительном заключении (т. 3 л.д. 382).

Этот вывод следствия подтвержден материалами дела.

Судом установлено и отражено в приговоре, что показания Т., изобличившего Д., а также признавшего вину в организации банды и совершении разбойных нападений, являются достоверными в связи с тем, что подтверждаются совокупностью других доказательств.

Согласно акту изъятия от 25 октября 2000 г., по сообщению Т. в подсобном помещении Дивногорской горбольницы изъят обрез охотничьего ружья 16 калибра, использовавшийся при нападениях, и шесть патронов того же калибра.

Помимо этого, исходя из показаний Т., в подсобном помещении указанной горбольницы изъяты наручники со стертым номером, переданные Д. с целью использования в ходе нападения.

В соответствии с показаниями Т., утверждавшего, что видеокамера, похищенная у Н., продана Р., эта видеокамера была изъята, опознана потерпевшим и возвращена ему.

Приведенные данные, которые исследовались судом и отражены в приговоре, свидетельствуют о том, что Т. активно способствовал раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления, однако при назначении наказания этим обстоятельствам суд не дал оценки и не признал их смягчающими наказание виновного.

Принимая во внимание изложенное, Президиум находит необходимым признать названные обстоятельства, предусмотренные п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, смягчающими наказание, и, учитывая, что наличие обстоятельств, отягчающих наказание, судом по делу не признано, смягчить назначенное Т. наказание с учетом положений ст. 62 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу осужденного Т. удовлетворить частично.

2. Приговор Красноярского краевого суда от 25 мая 2001 г., определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2002 г., постановление Солнечной постоянной сессии Советского районного суда г. Красноярска от 1 октября 2004 г. в отношении Т. изменить, смягчить назначенное ему наказание:

по ст. 209 ч. 1 УК РФ до 11 лет 3 месяцев лишения свободы;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ до 11 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначить 19 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 1 ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, к назначенному наказанию частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору от 4 февраля 1991 г. и окончательно назначить 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении Т. оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"