||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 сентября 2008 г. N 4-о08-91сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - <...>

судей - <...> и <...>

рассмотрела в судебном заседании от 25 сентября 2008 года дело по кассационной жалобе осужденного Л. на приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 5 июня 2008 года, которым

Л., <...>, ранее судимый: 26 ноября 2002 года по ст. 131 ч. 2 УК РФ на 3 года лишения свободы условно; 1 июня 2004 года по ст. 112 ч. 1 УК РФ на основании ст. 70 УК РФ на 3 года 6 месяцев лишения свободы, освобожден 19 февраля 2007 года по отбытии наказания,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "з", "к" УК РФ пожизненно, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено лишение свободы пожизненно с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи <...>, выступления осужденного Л., адвоката Бахарева Д.С. по доводам кассационной жалобы, прокурора Лушпа Н.В., полагавшей приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

судом с участием присяжных заседателей при обстоятельствах, изложенных в приговоре, Л. признан виновным в том, что 23 апреля 2007 года, около 11 часов 20 минут, в городе Балашиха, Московской области по найму совершил убийство К.Н., с целью сокрытия которого совершил убийство Х., П. и В.Л., произведя в потерпевших выстрелы из пистолета, а также в том, что в период с 22 по 23 апреля 2007 года незаконно приобрел пистолет и не менее 7 патронов к нему, которые незаконно хранил и носил.

В кассационной жалобе и дополнениях сужденный Л. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания. Указывает, что уголовное дело рассмотрено Московским областным судом с нарушением подсудности, полагает, что уголовное дело подсудно суду города Балашиха, Московской области, по месту совершения преступления. Судебное заседание проведено с обвинительным уклоном, так как председательствующий: не удовлетворил его ходатайства об исключении, как недопустимых доказательств, всех следственных действий, указанных на негодной флеш-карте, и ее самой, как вещественного доказательства, копии записи с диска, представленной прокурором, об истребовании видеоматериалов телевидения; не вручил ему копий постановлений об отказе в удовлетворении его ходатайств; разрешил исследовать недопустимые доказательства - протокол обыска, который проведен в его отсутствие, протокол осмотра изъятых вещей, вещественные доказательства, к которым имелся свободный доступ до направления на экспертизу; высказывал свое мнение о его виновности, с этой же целью при допросе свидетелей защиты говорил присяжным заседателям, чтобы не принимали во внимание показания таких свидетелей; отказал вызвать свидетелей защиты, которые были определены на предварительном слушании; не обеспечил допрос свидетелей Г., К.А.; не рассмотрел его ходатайство об отводе председательствующего, заявленное им 14 мая 2008 года. Во время перерывов в совещательную комнату к присяжным заседателям регулярно на 10 - 15 минут заходили судья и прокурор, а 15 мая 2008 года во время перерыва с присяжным заседателем N 5 беседовали государственные обвинители. Прения сторон проведены без участия присяжных заседателей, носили характер передачи написанных речей судье, который запретил ему использовать в прениях материалы дела. При формулировании вопросов были нарушены ст. ст. 338, 339 УПК РФ: не приняты во внимание предложения стороны защиты; поставлен общий вопрос N 2, а не по каждому эпизоду обвинения; из обвинения председательствующий исключил группу лиц; в вопросе имелись формулировки, которые требовали от присяжных заседателей юридической оценки. В нарушение ст. 340 УПК РФ в напутственном слове председательствующий был необъективный, с целью запутать присяжных заседателей и добиться обвинительного вердикта: привел только доказательства стороны обвинения, а о доказательствах стороны защиты лишь упомянул; ничего не сказал об алиби, которое в судебном заседании подтвердили 5 свидетелей; высказал мнение о виновности подсудимого; не разъяснил присяжным заседателям презумпцию невиновности, порядок толкования сомнений в пользу подсудимого.

В возражении на кассационную жалобу государственные обвинители Бунтин Д.И. и Щеглова К.В. указывают о своем несогласии с ней.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденного Л.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобе о нарушении подсудности уголовного дела, поскольку эти доводы противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Согласно п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 105 ч. 2 УК РФ подсудны областному суду.

Указанные требования уголовно-процессуального закона по настоящему делу не нарушены.

Из материалов дела следует, что Л. было предъявлено обвинение в совершении в городе Балашиха, Московской области убийства К.Н., Х., П. и В.Л., преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "з", "к" УК РФ (т. 6, л.д. 2).

В связи с этим уголовное дело было правильно по подсудности рассмотрено Московским областным судом.

Судебная коллегия также не может согласиться с доводами в жалобах о нарушении судом требований ст. ст. 15, 335 УПК РФ.

Судебное следствие проведено с учетом требований ст. ст. 15, 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Из протокола судебного заседания следует, что были исследованы все представленные сторонами доказательства, заявленные ходатайства разрешены председательствующим в установленном законом порядке. Ни от кого из участников судебного разбирательства, в том числе от осужденного Л. не поступило ходатайств о дополнении судебного следствия, никто не ходатайствовал о вызове кого-либо из неявившихся лиц, а также о вызове дополнительного свидетеля К.А., на которых осужденный Л. ссылается в жалобе. Все участники судебного разбирательства были согласны окончить судебное следствие при состоявшейся явке. Вопреки доводам осужденного Л. в жалобе, свидетели защиты, определенные по списку, в том числе и свидетель Г. были подробно допрошены сторонами в судебном заседании, у самого осужденного Л. вопросов к свидетелю Г. не имелось. По ходатайству осужденного Л. приводом были доставлены и допрошены в судебном заседании свидетели защиты В.С. и Е., а от вызова иных свидетелей защиты осужденный Л. отказался, о чем сам заявил суду (т. 7, л.д. 140 - 144, 179 - 181 - 186, т. 8, л.д. 30 - 34, 39).

Оснований для признания указанных в жалобе доказательств недопустимыми у председательствующего не было, поскольку установлено, что все следственные действия проведены в установленном законом порядке, сам факт непригодности в настоящее время флеш-карты не является основанием для признания доказательств недопустимыми. Относительно копии видеозаписи на диске в судебном заседании была проведена криминалистическая экспертиза, установлено, что изменений в видеозапись не вносилось, признаков монтажа не обнаружено. Каких-либо нарушений при упаковке вещественных доказательств не установлено. В удовлетворении ходатайства осужденного Л. об истребовании видеозаписи с телеканала НТВ было отказано в связи с тем, что телевизионная передача, смонтированная на основе не установленных видеоматериалов, не может рассматриваться в качестве доказательства по делу. Обоснованные выводы председательствующего об этом подробно мотивированы в постановлениях (т. 7, л.д. 202 - 209, 214 - 216, т. 8, л.д. 24 - 26).

Что касается доводов осужденного в жалобе о том, что председательствующий не вручил ему копий постановлений об отказе в удовлетворении его ходатайств, то они противоречат материалам дела, из которых следует, что постановления председательствующим выносились без удаления в совещательную комнату, заносились в протокол судебного заседания, с которым осужденный Л. был ознакомлен, подавал замечания (т. 8, л.д. 103).

Несостоятельными являются и доводы в жалобе осужденного Л. о том, что якобы председательствующий высказывал свое мнение о его виновности, с этой же целью при допросе свидетелей защиты говорил присяжным заседателям, чтобы не принимали во внимание показания свидетелей защиты, не рассмотрел ходатайство об отводе председательствующего, заявленное Л. 14 мая 2008 года, что во время перерывов в совещательную комнату к присяжным заседателям регулярно на 10 - 15 минут заходили судья и прокурор, а 15 мая во время перерыва с присяжным заседателем N 5 беседовали государственные обвинители, поскольку таких данных в материалах дела нет.

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий никаких замечаний кому-либо из участников судебного разбирательства при допросах свидетелей защиты не делал, не обращался с какой-либо просьбой к присяжным заседателям по поводу показаний свидетелей защиты, никто из участников судебного разбирательства не заявлял отвод председательствующему, в том числе и осужденный Л. не заявлял отвод председательствующему 14 мая 2008 года (т. 8, л.д. 22 - 29).

Прения сторон проведены в соответствии с требованиями ст. ст. 292, 336, 237 УПК РФ.

Доводы в жалобе осужденного Л. о том, что прения сторон проведены без участия присяжных заседателей, носили характер передачи судье написанных речей, что ему было запрещено использовать в прениях материалы дела, противоречат материалам дела. Из протокола судебного заседания следует, что прения проведены с участием присяжных заседателей, речи сторон указаны в протоколе судебного заседания, в том числе и осужденного Л., который зачитал имевшийся у него текст выступления, и этот текст был приобщен к протоколу судебного заседания, так как осужденный Л. просил об этом суд (т. 8, л.д. 40 - 53).

Вопреки доводам в жалобе осужденного Л., из протокола судебного заседания следует, что напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Из текста напутственного слова следует, что председательствующий в своем напутственном слове напомнил присяжным заседателям все исследованные в судебном заседании доказательства, изложил позиции стороны обвинения и стороны защиты, разъяснил понятие презумпции невиновности, в том числе о том, что все неустранимые сомнения толкуются в пользу подсудимого, выполнил другие действия, указанные в ст. 340 УПК РФ. Стороны, в том числе и осужденный Л., не заявляли возражений по напутственному слову председательствующего (т. 8, л.д. 54, 57 - 62).

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 252, 338, 339, 341 - 345 УПК РФ.

Доводы в жалобе осужденного о том, что при формулировании вопросов были нарушены ст. ст. 338, 339 УПК РФ, в частности не приняты во внимание предложения стороны защиты; что поставлен общий вопрос N 2, а не по каждому эпизоду обвинения; что из обвинения председательствующий исключил группу лиц; что в вопросе имелись формулировки, которые требовали юридической оценки, являются несостоятельными, поскольку противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Из протокола судебного заседания следует, что вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, были сформулированы в соответствии с требованиями ст. ст. 338, 339 УПК РФ, с учетом предъявленного обвинения, результатов судебного следствия, прений сторон по каждому из деяний. А именно вопросы N 1 - 4 были сформулированы по обвинению Л. в совершении убийства 4 лиц, при этом в вопросе N 2 было указано о действиях по предложению неустановленных лиц, и вопросы N 5 - 7 сформулированы по обвинению Л. в незаконном обороте огнестрельного оружия и боеприпасов. Замечаний и предложений по сформулированным вопросам председательствующего от кого-либо из участников судебного разбирательства, в том числе от осужденного Л., не поступило. Присяжные заседатели не делали заявлений о неясности поставленных вопросов и необходимости каких-либо разъяснений. Председательствующий не возвращал коллегию присяжных заседателей в совещательную комнату и не предлагал им устранить в вердикте неясности и противоречия в вердикте. При отсутствии замечаний председательствующий разрешил провозгласить вердикт (т. 8, л.д. 54, 63 - 65).

Приговор постановлен председательствующим в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей. В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия осужденного председательствующим квалифицированы правильно.

Не могут быть приняты во внимание доводы в жалобе осужденного Л. о неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей о его виновности в совершении преступлений, так как по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда с участием присяжных заседателей.

Из материалов дела следует, что осужденный Л. был ознакомлен с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей (т. 7, л.д. 24).

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора суда с участием присяжных заседателей, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 5 июня 2008 года в отношении Л. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"