||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 сентября 2008 г. по делу N КАС08-352

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Федина А.И.,

членов коллегии - Манохиной Г.В., Харланова А.В.,

с участием прокурора - Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Г.В. об отмене решения Квалификационной коллегии судей Волгоградской области от 25 июля 2007 года о приостановлении полномочий судьи и решения Квалификационной коллегии судей Волгоградской области от 28 ноября 2007 года о прекращении полномочий мирового судьи

по кассационной жалобе Г.В. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 31 марта 2008 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., объяснения представителей Г.В. - В. и М.У., поддержавших доводы кассационной жалобы, выслушав заключение прокурора Масаловой Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия

 

установила:

 

постановлением Волгоградской областной Думы от 13 сентября 2001 года N 14/293 Г.В. был назначен на должность мирового судьи судебного участка N 76 Ворошиловского района г. Волгограда. Постановлением Волгоградской областной Думы от 21 апреля 2005 года N 9/165 Г.В. был назначен на указанную должность на пятилетний срок полномочий. Имел четвертый квалификационный класс судьи.

Решением Квалификационной коллегии судей Волгоградской области от 25 июля 2007 года полномочия мирового судьи Г.В. приостановлены до принятия решения по существу вопроса о его дисциплинарной ответственности.

Решением Квалификационной коллегии судей Волгоградской области от 28 ноября 2007 года полномочия мирового судьи Г.В. прекращены на основании п. 1 ст. 12.1 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" с лишением четвертого квалификационного класса судьи.

Не соглашаясь с указанными решениями квалификационной коллегии судей, Г.В. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением об их отмене. В обоснование своих требований указал на то, что вопрос о приостановлении его полномочий судьи ККС рассмотрела в его отсутствие, несмотря на то, что он отсутствовал по уважительной причине, так как болел. Копию решения ККС о приостановлении его полномочий судьи он получил лишь 29 декабря 2007 года. При рассмотрении квалификационной коллегией судей вопроса о привлечении его к дисциплинарной ответственности 28 ноября 2007 года он также болел и ходатайствовал об отложении рассмотрения этого вопроса в связи с невозможностью участия в заседании коллегии, но ККС рассмотрела вопрос в его отсутствие и лишила его права на участие в заседании коллегии.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 31 марта 2008 года заявление Г.В. оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе Г.В. просит решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, и отменить оспоренные решения Квалификационной коллегии судей Волгоградской области. В жалобе указал на то, что ККС было известно о том, что он болел, так как в заседании коллегии участвовала и.о. начальника Управления Судебного департамента в Волгоградской области К.З.В., которая знала о том, что он болен и находится на больничном листе.

Суд не дал оценки доводу о том, что ККС пропустила месячный срок при рассмотрении представления председателя областного суда о привлечении его к дисциплинарной ответственности. Выводы суда не соответствуют представленным материалам. Так, в решении ККС указано на допущенное им нарушение подсудности по делу Г.Т., в то время как в решении Верховного Суда Российской Федерации указано на волокиту.

Одним из оснований к прекращению его полномочий судьи явились жалобы на него граждан, однако что это за жалобы, кем они поданы и в чем заключаются его проступки, в решении суда не указано. Следовательно, как указал в жалобе заявитель, суд сослался на обстоятельства, которые не изучались в судебном заседании и носят голословный характер, а поэтому полагает, что данные обстоятельства являются основанием для отмены решения суда.

В жалобе ссылался также на то, что проступки, положенные в основу решения о привлечении его к дисциплинарной ответственности по жалобам граждан, имели место в 2006 году и были предметом рассмотрения на президиуме Волгоградского областного суда, следовательно, по мнению заявителя, сроки привлечения его к дисциплинарной ответственности со дня совершения проступка истекли.

Обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Согласно п. 4 ст. 21 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" при рассмотрении материала о дисциплинарной ответственности судьи, привлечении судьи к уголовной ответственности решением квалификационной коллегии судей полномочия судьи могут быть приостановлены до принятия решения по существу вопроса. Указанное решение может быть принято в отсутствие судьи, в том числе в случае его отсутствия по уважительной причине.

Судом первой инстанции установлено, что на рассмотрении Квалификационной коллегии судей Волгоградской области находилось представление председателя Волгоградского областного суда о привлечении мирового судьи Г.В. к дисциплинарной ответственности. В связи с неявкой Г.В. на заседание квалификационной коллегии 27 июня 2007 года председатель Волгоградского областного суда обратился 24 июля 2007 года в ККС с представлением о приостановлении его полномочий мирового судьи до рассмотрения вопроса по существу в случае, если он вновь не явится на заседание ККС 25 июля 2007 года.

В связи с тем, что 25 июля 2007 года Г.В. на заседание ККС не явился, каких-либо документов, подтверждающих уважительность причины его отсутствия, не представил, суд пришел к правильному выводу о том, что квалификационная коллегия судей имела все основания для приостановления полномочий судьи до принятия решения по существу находящегося на рассмотрении квалификационной коллегии вопроса о дисциплинарной ответственности судьи.

Оспариваемое решение квалификационной коллегии судей о приостановлении полномочий судьи принято в соответствии с законом, в пределах полномочий Квалификационной коллегии судей Волгоградской области, в правомочном составе (на заседании ККС присутствовали 18 членов коллегии из 20), с соблюдением установленного порядка, поэтому вывод суда о том, что предусмотренных законом оснований для отмены указанного решения ККС о приостановлении полномочий мирового судьи Г.В. не имеется, обоснован. Согласно п. 1 статьи 12.1 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-I "О статусе судей в Российской Федерации" за совершение дисциплинарного проступка (нарушение норм данного Закона, а также положений Кодекса судейской этики, утвержденного Всероссийским съездом судей) на судью, за исключением судей Конституционного Суда Российской Федерации, может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде предупреждения, досрочного прекращения полномочий судьи.

Решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания принимается квалификационной коллегией судей, к компетенции которой относится рассмотрение вопроса о прекращении полномочий этого судьи на момент принятия решения.

Из материалов дела следует, что Г.В. привлечен к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи с лишением квалификационного класса судьи за совершение дисциплинарного проступка Квалификационной коллегией судей Волгоградской области, которая рассмотрела на своем заседании 28 ноября 2007 года представление председателя Волгоградского областного суда Короткова М.Г.

Применительно к п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 года N 7 "О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации" дисциплинарным проступком, влекущим наложение на судью дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи, может являться преднамеренное грубое или систематическое нарушение судьей процессуального закона, повлекшее волокиту при рассмотрении уголовных или гражданских дел и существенно ущемляющее права и законные интересы граждан.

Отказывая в удовлетворении заявления об отмене решения Квалификационной коллегии судей Волгоградской области о прекращении полномочий мирового судьи, суд первой инстанции обоснованно признал факты грубого нарушения норм гражданского, уголовного и административного законодательства, допускаемые мировым судьей Г.В., установленными и влекущими наложение на него дисциплинарного взыскания именно в виде досрочного прекращения полномочий судьи.

Совершенные заявителем проступки подтверждены материалами дела. В частности, в ходе проверок жалоб граждан (в 2006 году их количество составило 28), пять из которых признаны обоснованными, были выявлены многочисленные систематические факты необоснованного нарушения сроков рассмотрения дел, грубые нарушения гражданского процессуального, уголовно-процессуального и административного законодательства.

При этом в решении суда приведены конкретные нарушения норм закона, допускаемые судьей при осуществлении правосудия. Так, по результатам проверки жалобы гражданина Г.Т. было установлено следующее.

31 марта 2006 года мировым судьей вынесен судебный приказ о взыскании задолженности в пользу Потребительского общества "Федеральный кредитный союз" по договору займа солидарно с Г.Т., П.П., Р. В тот же день в целях обеспечения иска судьей наложен арест на автомобиль, принадлежащий Г.Т. 2 мая 2006 года мировым судьей вынесен второй приказ о взыскании оставшейся задолженности по этому же договору займа. 22 июня 2006 года названные выше приказы мировым судьей Г.В. отменены и заявителю разъяснено, что заявленные требования могут быть предъявлены в порядке искового производства. При этом должники не были извещены о приказах и о наложении ареста на автомобиль Г.Т. Однако 8 июня 2006 года во исполнение судебных приказов принадлежащий Г.Т. автомобиль был продан, что и послужило поводом его обращения с жалобой на действия мирового судьи Г.В.

В ходе проверки жалобы А.Г. подтвердился факт нарушения сроков рассмотрения его иска к Пенсионному фонду. Исковое заявление А.Г. поступило к мировому судье судебного участка N 76 в сентябре 2005 года, дело неоднократно откладывалось рассмотрением по разным причинам. 24 марта 2006 года мировым судьей Г.В. удовлетворено ходатайство А.Г. о передаче дела на рассмотрение по подсудности, дело передано на рассмотрение мирового судьи судебного участка N 75 Ворошиловского района г. Волгограда. Однако в соответствии с распоряжением председателя Ворошиловского районного суда г. Волгограда от 3 апреля 2006 года данное дело возвращено на рассмотрение мировому судье Г.В. и рассмотрено им с вынесением решения 26 апреля 2006 года. Таким образом, судом установлен факт волокиты по данному делу, которое находилось в производстве мирового судьи свыше 6 месяцев.

Постановлением президиума Волгоградского областного суда от 18 ноября 2005 года дело по иску МУ ЖКХ Ворошиловского района г. Волгограда к А.Г. о взыскании задолженности по оплате коммунальных услуг было направлено на рассмотрение мировому судье судебного участка N 76 Г.В., исполняющему на тот момент обязанности мирового судьи судебного участка N 75 Ворошиловского района, и поступило к нему 31 января 2006 года (в материалах ККС и в определении судьи ошибочно указано 30 ноября 2006 года). В нарушение требований ст. 125 ГПК РФ, предусматривающей основания для отказа в принятии заявления о вынесении судебного приказа, мировой судья вынес определение от 31 января 2006 года о назначении дела к слушанию на 2 марта 2006 года. До 24 марта 2006 года никаких процессуальных действий по делу не проводилось, а 24 марта 2006 года удовлетворено ходатайство представителя МУ ЖКХ Ворошиловского района г. Волгограда о передаче данного дела по подсудности, и дело передано на рассмотрение мировому судье судебного участка N 75 Ворошиловского района г. Волгограда.

Дело находилось в производстве мирового судьи Г.В. около четырех месяцев.

Дело по иску И., являющегося предпринимателем без образования юридического лица (ПБОЮЛ), к администрации Ворошиловского района о признании права собственности на земельный участок принято к производству судьей Г.В. 30 марта 2005 года, и решением от 20 апреля 2005 года иск удовлетворен в полном объеме.

Постановлением президиума Волгоградского областного суда от 27 ноября 2006 года данное решение отменено по тем основаниям, что решение принято с нарушением правил подведомственности.

Решением мирового судьи Г.В. от 28 января 2005 года удовлетворен иск И. к администрации Ворошиловского района г. Волгограда о признании права собственности на нежилое строение и земельный участок.

В описательной части решения суда указано, что в судебном заседании принимала участие представитель ответчика С.Р.В., которая возражений по иску не имела. По данному делу С.Р.В. была подана жалоба на имя председателя Волгоградского областного суда, в которой она указала, что участия по данному делу не принимала.

В ходе проверки данная жалоба была признана обоснованной. Постановлением президиума Волгоградского областного суда от 2 октября 2006 года указанное решение от 28 января 2005 года отменено в связи с тем, что в деле не имелось сведений о надлежащем извещении администрации Ворошиловского района г. Волгограда, а также отсутствовал протокол судебного заседания.

Определением судьи Г.В. от 31 января 2007 года названные дела по искам И. объединены в одно производство, и 16 февраля 2007 года вынесено определение о направлении этого дела в Арбитражный суд Волгоградской области, который 12 марта 2007 года возвратил указанное дело в связи с отсутствием законных оснований для его принятия к производству мирового судьи. 2 апреля 2007 года мировым судьей Г.В. производство по делу прекращено по тому мотиву, что данное дело подлежит рассмотрению и разрешению в ином судебном порядке, предусмотренном АПК РФ.

Довод заявителя об отсутствии жалоб граждан, положенных в основу судебного решения, опровергается материалами ККС, исследованными в ходе судебного разбирательства.

Как усматривается из представленных материалов, мировому судье направлялись телефонограммы по поступившим жалобам, истребовались дела, проводились проверки, и вопросы по результатам проверок жалоб рассматривались на заседаниях президиума Волгоградского областного суда, на которых Г.В. предупреждался о недопущении установленных нарушений.

Таким образом, как правильно указано в решении суда первой инстанции, при рассмотрении указанных гражданских дел судьей Г.В. были допущены грубые нарушения норм процессуального права, повлекшие отмену вынесенных судебных постановлений, что в совокупности привело к длительному их рассмотрению, волоките.

Аналогичные нарушения гражданского, а также и уголовно-процессуального законодательства были выявлены в ходе проведенной проверки в 2007 году. Так, по уголовному делу в порядке частного обвинения по заявлению Н. о привлечении к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 129 УК РФ А.И., К.Л.Г., Г.С. 31 мая 2007 года мировым судьей Г.В. постановлен приговор только в отношении А.И., а в отношении К.Л.Г. и Г.С., как указано в названном приговоре, дело прекращено по ходатайству представителя частного обвинителя. Однако процессуальное решение в отношении К.Л.Г. и Г.С. мировым судьей Г.В. принято не было.

В апелляционном порядке приговором судьи Ворошиловского районного суда Чистяковым О.Ю. от 16 августа 2007 года приговор мирового судьи Г.В. от 31 мая 2007 года отменен.

Приговором мирового судьи Г.В. от 9 июня 2006 года Ф.Д. и Д.И. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 116 УК РФ, и каждому назначено наказание в виде исправительных работ сроком на 6 месяцев с удержанием 5% заработной платы в доход государства ежемесячно, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 6 месяцев. Из мотивировочной части приговора следует, что подсудимые Ф.Д. и Д.И. в ходе судебного разбирательства согласились с предъявленным обвинением, вину признали полностью. Однако протокол судебного заседания от 9 июня 2006 года в материалах данного уголовного дела отсутствовал, поскольку, как было установлено судом апелляционной инстанции, протокол судебного заседания секретарем не велся. В материалах дела имеются объяснения секретаря судебного заседания Д.Ю. (л. 101 уголовного дела) о том, что данное уголовное дело было рассмотрено без участия подсудимых.

Указанные нарушения требований уголовно-процессуального законодательства, а именно ч. 1 ст. 369, ст. 381 УПК РФ, послужили основанием для отмены приговора апелляционной инстанцией.

Аналогичные нарушения были допущены и по гражданским делам.

Так, отсутствовали протоколы судебных заседаний в гражданских делах N 2-76-1923/07 по иску К.О.А. к ООО "Стимул" о признании права собственности на торговый павильон, решение вынесено 18 мая 2007 года; N 2-76-1924/07 по иску К.О.А. к ООО "Стимул" о признании права собственности на торговый павильон, решение вынесено 18 мая 2007 года; N 2-76-1930/07 по иску Д.Н. к Ф.С. о признании права собственности, решение вынесено 26 мая 2007 года; N 2-76-1030/06 по иску Г.Р. к администрации Дзержинского района г. Волгограда о признании права собственности на пристройку, решение вынесено 29 сентября 2006 года.

Как следует из представленных материалов, названные гражданские дела не отнесены к подсудности мирового судьи.

Таким образом, несоблюдение требований процессуального законодательства при рассмотрении дел (отсутствие протоколов), безосновательные отложения рассмотрения дел, в том числе в связи с их ненадлежащей подготовкой к судебному разбирательству либо неизвещением сторон, нарушение без уважительных причин сроков рассмотрения дел затрагивают права участников процесса на справедливое судебное разбирательство и несовместимы с высоким званием судьи, его профессиональной этикой, умаляют авторитет судебной власти.

В п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод закреплено право каждого при определении его гражданских прав и обязанностей на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. С учетом требований этой нормы, а также подп. "c" п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах судопроизводство по уголовным и гражданским делам должно осуществляться без неоправданной задержки, в сроки, позволяющие оптимально обеспечить право граждан на судебную защиту.

В ходе проверки было установлено, что в нарушение требований ст. ст. 29.1, 29.4 КоАП РФ, предусматривающих подготовку к рассмотрению дела об административном правонарушении и вынесение определений, по ряду дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. ст. 12.26 и 12.8 (ч. 1) КоАП РФ, действия мирового судьи при подготовке к рассмотрению указанных дел носили формальный характер, определения о назначении времени, даты и места рассмотрения дела, о вызове лица, подлежащего привлечению к административной ответственности, не выносились. Какие-либо меры по вызову лиц, подлежащих привлечению к административной ответственности, мировым судьей Г.В. не принимались, а по истечении установленного законом двухмесячного срока давности привлечения к административной ответственности мировым судьей выносилось постановление о прекращении производства по делу.

Судом первой инстанции установлено, что в деле об административном правонарушении в отношении К.С.Г. о совершении правонарушения, предусмотренного статьей 12.8 КоАП РФ, отсутствовало определение о назначении дела к судебному разбирательству. Определением судьи от 18 апреля 2006 года по ходатайству К.С.Г., явившегося в этот день в судебное заседание, дело без достаточных к тому оснований отложено на 31 мая 2006 года, в связи с нахождением последнего в командировке с 17 апреля 2006 года по 30 апреля 2006 года. Постановлением мирового судьи от 31 мая 2006 года производство по делу прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

В связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности прекращено производство по делам в отношении К.М.Ю., Т., Б.Д., Б.Е.

Согласно ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения.

Однако по ряду дел судьей Г.В. в постановлениях о принятии административного материала к производству дата назначения судебного заседания определялась за пределами этого срока (по делу Г.М., К.А.И.).

В ходе проверки было выявлено, что в мае - июне 2007 года мировым судьей судебного участка N 76 Г.В. по основаниям истечения срока привлечения к административной ответственности было прекращено производство по 40 делам об административных правонарушениях.

При этом мировым судьей Г.В. не принято никаких мер к своевременному рассмотрению указанных административных материалов, что повлекло освобождение граждан, совершивших административные правонарушения, от установленной законом ответственности.

Таким образом, вывод суда о том, что допущенные нарушения являются грубыми и систематическими, обоснован.

Кроме того, в результате проверки работы аппарата мировых судей в помещении канцелярии судебного участка N 76 были обнаружены 13 административных материалов в отношении С.О.И., Г.Е., П.В., С.Д.В., М.М., К.М.В., С.В.В., Ч., С.Н.В., С.Д.С., М.В., Г.А., П.А., К.М.В., рассмотренных мировым судьей Г.В. в период, когда его полномочия были приостановлены и он находился в очередном ежегодном отпуске. Производство по этим делам было прекращено постановлениями мирового судьи Г.В. также в связи с истечением срока привлечения лиц к административной ответственности.

Вывод суда о том, что при указанных обстоятельствах Квалификационная коллегия судей Волгоградской области обоснованно исходила из того, что допущенные нарушения норм административного права судьей Г.В. образуют дисциплинарный проступок, за совершение которого на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий, является правильным.

Ссылка в жалобе на то, что судом не разрешено ходатайство о проведении экспертизы по ряду административных дел о прекращении производства в связи с истечением срока давности привлечения лиц к административной ответственности, по которым заявитель отрицает свою подпись в них, не влияет на правильность выводов суда в отношении других установленных судом аналогичных нарушений по административным делам.

Доказательств того, что указанные дела переоформлялись ему в период проведения проверки, по делу не имеется, заявитель таких доказательств суду не представил.

Совершение заявителем дисциплинарных проступков подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства и подтвержденных как материалами Квалификационной коллегии судей Волгоградской области, так и материалами гражданского дела.

Оценивая совокупность и характер допущенных Г.В. нарушений норм Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и положений Кодекса судейской этики, суд правильно признал, что примененная к нему мера дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий мирового судьи соразмерна тяжести допущенных нарушений закона.

Судом установлено, что дисциплинарное взыскание наложено с соблюдением установленного порядка.

Решение принято квалификационной коллегией судей в правомочном составе, на заседании присутствовали 18 членов коллегии из 20, т.е. более половины членов квалификационной коллегии, что соответствует требованиям ст. 23 Федерального закона от 14 марта 2002 года N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации".

Довод в кассационной жалобе о принятии ККС решения за нарушения по делам, рассмотренным им в 2005, 2006 годах, по истечении срока для привлечения его к дисциплинарной ответственности несостоятелен и не является основанием к отмене решения суда, поскольку квалификационная коллегия судей не освобождается от обязанности рассмотреть представление о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности и после истечения этого срока. Кроме того, проведенной проверкой установлены нарушения, имевшие место и в 2007 году.

Неубедителен и довод Г.В. о том, что он необоснованно привлечен к ответственности за ненадлежащее выполнение аппаратом судебного участка своих служебных обязанностей, так как в соответствии со ст. 9 Федерального закона от 17 декабря 1998 года N 188-ФЗ "О мировых судьях в Российской Федерации" и ст. 32 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" аппарат мирового судьи обеспечивает его работу и подчиняется председателю (мировому судье) соответствующего суда.

В соответствии с п. 1 ст. 5 Кодекса судейской этики судья должен требовать от работников аппарата суда и своих непосредственных подчиненных добросовестности и преданности своему делу, поскольку отправление правосудия невозможно без четкой организации работы аппарата суда.

То обстоятельство, что Г.В. не обеспечил контроль за соблюдением работниками судебного участка процессуального закона, а также Инструкции по судебному делопроизводству, нашло свое подтверждение.

С учетом изложенного установленные квалификационной коллегией судей нарушения, допущенные мировым судьей Г.В., судом обоснованно признаны дисциплинарным проступком, влекущим прекращение его полномочий по порочащему основанию.

Довод заявителя о том, что квалификационная коллегия нарушила установленную законом процедуру, рассмотрев вопрос о привлечении его к дисциплинарной ответственности в его отсутствие в период болезни, не является в данном случае основанием к отмене правильного по существу решения.

Суд установил, что документов, подтверждающих уважительность причины его отсутствия на заседании ККС, заявитель не представил.

Каких-либо обстоятельств, которые могли бы повлиять на результаты рассмотрения представления в случае его присутствия на заседании квалификационной коллегии судей, судом не установлено.

Согласно п. 4 ст. 21 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" в случае неявки без уважительной причины на заседание квалификационной коллегии судей судьи, извещенного надлежащим образом о времени и месте проведения заседания, квалификационная коллегия рассматривает вопрос в его отсутствие.

Г.В. был должным образом извещен о времени и месте проведения заседания ККС Волгоградской области, о чем свидетельствует его письменное заявление с просьбой об отложении заседания (материалы ККС, л.д. 169 обр.) в связи с тем, что он находится на амбулаторном лечении, однако подтверждающих данное обстоятельство медицинских документов представлено не было.

Кроме того, суд правомерно принял во внимание то обстоятельство, что заявителем пропущен срок подачи заявления в суд, предусмотренный п. 2 ст. 26 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", в соответствии с которым решение ККС может быть обжаловано заинтересованным лицом в течение десяти дней со дня получения копии соответствующего решения.

Судом установлено, что копии решений ККС от 25 июля 2007 года и 28 ноября 2007 года были получены представителем Г.В. 5 декабря 2007 года, с заявлением же в Верховный Суд Российской Федерации Г.В. обратился 5 и 10 января 2008 года (л.д. 43, 44), т.е. с пропуском 10-дневного срока. Каких-либо уважительных причин пропуска указанного срока судом не установлено.

По изложенным мотивам решение Верховного Суда Российской Федерации является законным и обоснованным.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Российской Федерации от 31 марта 2008 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Г.В. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"