||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 июня 2008 г. N 53-О08-19

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего

судей Ермолаевой Т.А. и

рассмотрела в судебном заседании 11 июня 2008 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Щ., адвокатов Корниенко В.В. и Рождиневской Н.В. на приговор Красноярского краевого суда от 17 августа 2007 года, которым

Г., <...>, не судимый,

- осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 (семнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Щ., <...>, не судимый

- осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 (семнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ, п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 14 (четырнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима Л., в отношении которого он не обжалован.

Заслушав доклад судьи, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия,

 

установила:

 

Щ. и Г. признаны виновными и осуждены за убийство, то есть умышленное причинение смерти К., группой лиц, совместно с Л.

Судом установлено, что преступление совершено осенью 2006 года в г. Шарыпово Красноярского края при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Щ. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение, выражает свое несогласие с приговором, считая его необоснованным, несправедливым, основанным на предположениях, не соответствующих фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что по делу был неправильно применен уголовный закон, что мотива преступления у него не было, к убийству он не причастен, смерть потерпевшему причинил Л. из-за пропажи телефона жены, он же затем оговорил его и Г. На предварительном следствии сотрудниками уголовного розыска на него оказывалось незаконное воздействие, на следственном эксперименте он давал показания со слов сотрудника, суд не обратил внимания на его жалобы в прокуратуру, следователь допрашивал его без адвоката, не давал прочитать протокол. Перед судебным заседанием был заменен адвокат, с которым у него было мало времени на подготовку к судебному разбирательству. Следствие было фальсифицировано, поскольку в деле находятся не те показания, которые он давал. На следствии ему не предоставили возможности снять копии с дела. Суд незаконно отказал в удовлетворении ходатайства защитника о проведении ему стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Суд необоснованно взял во внимание его показания на предварительном следствии и не учел его показания в судебном заседании, являющиеся приоритетными.

В кассационной жалобе адвокат Рождиневская Н.В. просит приговор в отношении Щ. отменить, считая, что вина Щ. своего подтверждения в ходе судебного разбирательства не нашла, указывает на противоречивость показаний Л., Г., Щ. в ходе предварительного следствия. Кроме того, адвокат ставит под сомнение вменяемость Щ., указывая, что судом неправильно было отклонено ходатайство о проведении ему стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Адвокат Корниенко В.В. в кассационной жалобе просит приговор в отношении Г. отменить, указывая, что он не виновен в убийстве К., удары ножом потерпевшему он не наносил, мотива для преступления у него не было, он не договаривался с Щ. и Л. об убийстве К., на предварительном следствии он себя оговаривал, очевидцев убийства потерпевшего именно Г. не установлено.

В дополнение к кассационной жалобе адвоката Корниенко В.В. осужденный Г. настаивает на ее удовлетворении, утверждает о своей непричастности к убийству К., указывает на физическое и моральное давление со стороны оперативных работников, вследствие чего ему пришлось оговорить себя. Воздействие оказывалось и на Щ. с Л., чтобы они его оговорили. Судом не приняты во внимание показания Щ. и Л. на очных ставках, где они показывали о его - Г., невиновности. Кроме того, Г. приводит ссылку на письмо, полученное им от Л., в котором тот извиняется за то, что оговорил их с Щ.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Иванова Л.В. считает доводы жалоб надуманными и не соответствующими действительности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Виновность Щ. и Г. в содеянном ими подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам дана надлежащая оценка.

Судом проверялись доводы осужденных Щ. и Г. о том, что они оговорили себя вследствие незаконных методов расследования, эти доводы не подтвердились и правильно отвергнуты судом с приведением в приговоре мотивов принятого решения. Оснований сомневаться в выводах суда в материалах дела не имеется.

Из показаний Щ. и Г., данных на предварительном следствии, следует, что именно они, совместно с Л., с целью убийства нанесли удары ножами в область шеи и грудной клетки потерпевшему К., вследствие чего наступила его смерть. При этом каждый из них подробно показывал обстоятельства совершенных ими деяний (т. 2, л.д. 111 - 117, 126 - 134, 165 - 172, 175 - 185).

Свои показания они подтвердили при проведении следственных экспериментов (т. 2, л.д. 133 - 138, 186 - 189).

Их показания объективно подтверждаются протоколами: осмотра места происшествия (т. 1, л.д. 22 - 26, 114 - 118); осмотра и опознания трупа (т. 1, л.д. 27 - 32, 33 - 36), опознания телефона ((т. 1, л.д. 161 - 162); заключениями экспертиз: судебно-медицинской (т. 3, л.д. 178 - 193), судебно-криминалистической (т. 3, л.д. 152 - 158), комплексных судебных психолого-психиатрических (т. 1, л.д. 106 - 110, 129 - 133); показаниями подсудимого Л. в судебном заседании и его явкой с повинной (т. 2, л.д. 52 - 55), показаниями свидетелей Л.Е., К.А.

Как следует из материалов дела, Щ. и Г. показания давали по своему желанию, все их допросы проводились с участием адвокатов, а следственные эксперименты - и с участием понятых и других лиц, ни от кого из участников следственных действий заявлений о применении к кому-либо незаконных методов расследования при их проведении не поступало.

При таких данных доводы кассационных жалоб о невиновности осужденных, их непричастности к смерти потерпевшего, о незаконном воздействии на них во время предварительного следствия, об оговоре их Л. - не могут быть приняты во внимание. Эти доводы проверялись судом первой инстанции, обоснованно опровергнуты как несостоятельные, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела.

Вывод суда о мотивах действий осужденных - на почве ссоры по поводу пропавшего телефона и мести за обиды, нанесенные Г. во время проживания в приюте - соответствует имеющимся доказательствам.

Довод Щ. о приоритетности его показаний в судебном заседании перед показаниями, данными на предварительном следствии, не основан на законе, поскольку в силу п. 2 ст. 17 УПК РФ никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Вопреки утверждению Щ. приговор постановлен не на предположениях, а на исследованных в судебном заседании доказательствах, ссылки осужденного на фальсификацию уголовного дела несостоятельны, поскольку материалами дела не подтверждаются.

Как следует из уголовного дела, при его допросах участвовал адвокат Богачев А.С., каких-либо замечаний о нарушении его прав Щ. не заявлял, при этом собственноручно указывал, что протоколы им прочитаны лично.

В судебном заседании по оглашению его показаний, Щ. подтвердил, что это его показания, но от них он отказывается.

Требования ст. 217 УПК РФ в отношении Щ. соблюдены, с материалами дела он ознакомлен, при этом замечаний и заявлений от него не поступило.

Данные прокурорской проверки по заявлениям Щ. судом исследовались, получили правильную оценку.

В судебном заседании заявлений об ограничении во времени и просьб о предоставлении возможности дополнительной подготовки к рассмотрению дела ни от адвоката Рождиневской Н.В., ни от самого Щ. не поступало.

Доводы Щ. и его защитника Рождиневской Н.В. о необходимости проведения ему стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы обоснованно отвергнуты судом первой инстанции. При этом суд правильно указал, что сам по себе факт увольнения Щ. из Вооруженных сил и признания его ограниченно годным к военной службе не может служить основанием к назначению стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Судом исследовалось заключение комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, из которого видно, что сведения об увольнении Щ. из Вооруженных сил и признании его ограниченно годным к военной службе, об обстоятельствах жизни Щ., его травмах - экспертам были известны (т. 3, л.д. 129 - 133). Оснований сомневаться в выводах суда у коллегии не имеется, с учетом чего постановление судьи об отказе в экспертизе является правильным.

Вопреки доводам кассационной жалобы адвоката Рождиневской Н.В., показания Л. в судебном заседании противоречий не имеют, они подтверждаются другими, приведенными в приговоре доказательствами, в том числе показаниями Г. и Щ. в ходе предварительного следствия.

Изменению осужденными показаний на предварительном следствии, в том числе Щ. и Л. на очных ставках, о чем указывает в своих дополнениях к жалобе адвоката осужденный Г. - судом дана надлежащая оценка.

Довод адвоката Корниенко В.В. о том, что Г. не договаривался с Щ. и Л. об убийстве К., коллегией не принимается, поскольку Г. и Щ. не обвинялись в действиях, совершенных по предварительному сговору, а осуждены за убийство К. группой лиц.

Ссылка адвоката Корниенко В.В. на отсутствие очевидцев убийства потерпевшего именно Г. не имеет значения, поскольку его виновность в содеянном установлена и подтверждается приведенными в приговоре доказательствами.

Что касается ссылки Г. на письмо, по утверждению осужденного - от Л., в котором автор извиняется за то, что оговорил их с Щ., то оно не может быть принято во внимание, поскольку судом данное письмо не исследовалось, вследствие чего сведения, в нем изложенные - правового значения не имеют.

Вопреки доводам осужденного Щ. о неправильном применении уголовного закона, юридическая оценка действий осужденных Щ. и Г. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, группой лиц - дана правильная.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Наказание осужденным назначено справедливое, в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного ими преступления, данных о личности, влияния назначаемого наказания на их исправление, оснований к его смягчению не имеется.

При таких обстоятельствах оснований к удовлетворению кассационных жалоб не имеется.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 17 августа 2007 года в отношении Г. и Щ. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Щ., адвокатов Корниенко В.В. и Рождиневской Н.В. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"