||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ РАБОТЫ ГАРНИЗОННЫХ

ВОЕННЫХ СУДОВ ПО РАССМОТРЕНИЮ УГОЛОВНЫХ

ДЕЛ ЗА 2005 ГОД

 

1. Данные о судебной работе

 

В настоящем обзоре проанализирована практика гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел в 2005 году, а также приведены некоторые статистические данные Главного управления обеспечения деятельности военных судов Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации о работе военных судов в указанный период.

В 2005 году количество рассмотренных военными судами уголовных дел продолжало расти и темпы этого роста по сравнению с предыдущим годом заметно увеличились. Если в 2004 году военными судами было рассмотрено на 1,7% уголовных дел больше, чем в 2003 году, то в 2005 году количество рассмотренных военными судами уголовных дел по сравнению с предыдущем годом возросло на 5,6%. При этом количество уголовных дел, рассмотренных с вынесением приговоров, возросло по сравнению с 2004 годом на 6,9% (в 2004 году по сравнению с 2003 годом на 11,3%), а количество прекращенных уголовных дел, напротив, сократилось на 3,2% (ранее было сокращение на 40,1%). Рост судимости произошел во всех военных судах, за исключением военных судов, подведомственных Уральскому ОВС и Восточно-Сибирскому ОВС, где произошло снижение судимости соответственно на 4,8% и 0,7%. Наибольший рост судимости имел место в военных судах, подведомственных Приволжскому ОВС (18,8%), Балтийскому ФВС (15,1%), Тихоокеанскому ФВС (12,6%), Западно-Сибирскому ОВС (11,6%) и 3-ему ОВС (11,4%).

Произошло и некоторое изменение распределения судебной нагрузки по рассмотрению уголовных дел между военными судами различных округов и флотов, что усматривается из ниже приведенной диаграммы.

 

 

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

Дальневосточный ОВС   

11,2% 

9,8%  

10,2% 

9,1%  

8,8% 

Восточно-Сибирский ОВС

8,1%  

7,4%  

6,9%  

6,0%  

5,7% 

Ленинградский ОВС     

7,0%  

7,1%  

6,3%  

7,7%  

7,4% 

Московский ОВС        

18,9% 

18,3% 

16,6% 

17,2% 

16,9%

4-й ОВС               

1,1%  

1,4%  

1,6%  

1,5%  

1,4% 

Приволжский ОВС       

8,4%  

6,9%  

7,7%  

6,9%  

7,8% 

Западно-Сибирский ОВС 

6,3%  

6,4%  

5,9%  

5,1%  

5,4% 

Северо-Кавказский ОВС 

17,8% 

21,8% 

24,1% 

24,8% 

24,7%

Уральский ОВС         

5,1%  

6,2%  

6,3%  

6,3%  

5,1% 

Балтийский ФВС        

2,5%  

2,2%  

2,4%  

3,1%  

3,4% 

Северный ФВС          

3,5%  

3,1%  

2,9%  

3,0%  

2,8% 

Тихоокеанский ФВС     

1,3%  

3,5%  

3,9%  

3,6%  

3,9% 

Западно-Сибирский ОВС 

5,7%  

5,7%  

5,2%  

5,8%  

6,1% 

 

В 2005 году в большинстве военных судов сохранилась тенденция сокращения сроков рассмотрения уголовных дел. В законные сроки рассмотрели все уголовные дела военные суды, подведомственные Дальневосточному, Западно-Сибирскому, Ленинградскому, Северо-Кавказскому, Уральскому, 4-му окружным военным судам, а также Балтийскому и Северному флотским военным судам. Заметно повысилась оперативность рассмотрения уголовных дел в военных судах, подведомственных Западно-Сибирскому и 4-ому окружным военным судам, а также Тихоокеанскому флотскому военному суду. Вместе с тем стали несколько хуже сроки рассмотрения уголовных дел в военных судах, подведомственных 3-ему и Московскому окружным военным судам, где с нарушением законных сроков рассмотрено соответственно 1,1% и 0,4% уголовных дел, что усматривается из следующей диаграммы.

 

 

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

Дальневосточный ОВС   

0,2%  

0,4%  

0,2%  

0,0%  

0,0% 

Восточно-Сибирский ОВС

1,4%  

0,9%  

1,5%  

0,5%  

0,4% 

Ленинградский ОВС     

1,0%  

2,1%  

0,5%  

0,1%  

0,0% 

Московский ОВС        

1,1%  

0,1%  

0,6%  

0,2%  

0,4% 

4-й ОВС               

0,0%  

0,0%  

0,0%  

1,9%  

0,0% 

Приволжский ОВС       

1,4%  

0,4%  

0,3%  

0,6%  

0,3% 

Западно-Сибирский ОВС 

1,5%  

0,0%  

0,4%  

0,6%  

0,0% 

Северо-Кавказский ОВС 

0,8%  

1,8%  

0,0%  

0,7%  

0,0% 

Уральский ОВС         

5,0%  

2,5%  

0,8%  

0,0%  

0,0% 

Балтийский ФВС        

5,5%  

1,9%  

6,1%  

0,0%  

0,0% 

Северный ФВС          

1,5%  

0,0%  

0,5%  

0,0%  

0,0% 

Тихоокеанский ФВС     

12,1% 

1,6%  

3,1%  

3,9%  

0,3% 

Западно-Сибирский ОВС 

1,3%  

4,6%  

2,1%  

0,7%  

1,1% 

 

Структура судимости в 2005 году несколько изменилась. Если в предыдущие годы имел место рост судимости за воинские преступления, хотя темпы этого роста постепенно снижались, то в 2005 году судимость за воинские преступления по сравнению с 2004 годом сократилась на 1,6% (в 2001 году за воинские преступления было осуждено 39,6% от числа всех осужденных, в 2002 году - 45,6%, в 2003 году - 50,6 %, в 2004 году - 51,6%, в 2005 году - 50,03%). Судимость за общеуголовные преступления, напротив, не только перестала снижаться, но и по сравнению с предыдущим годом возросла на 1,6% и, таким образом, практически сравнялась с судимостью за воинские преступления (соответственно, за общеуголовные преступления было осуждено 60,4%, 54,4%, 49,4%, 48,4% и 49,97% от числа всех осужденных).

Среди воинских преступлений на протяжении последних лет подавляющее большинство военнослужащих Вооруженных Сил РФ осуждается за уклонение от военной службы (в 2005 году за эти преступления осуждено 60,3% военнослужащих от числа осужденных за воинские преступления, в том числе за самовольное оставление части или места службы осуждено - 54%, за дезертирство - 5,2% и за членовредительство и уклонение от исполнения обязанностей военной службы иными способами - 1,2%), нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими (30,5%), а также за сопротивление, принуждение и насильственные действия в отношении начальника (6,3%).

При этом обращает на себя внимание то, что в 2005 году по сравнению с 2004 годом сократилась судимость за нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности и на протяжении последних нескольких лет последовательно сокращается судимость за нарушение правил вождения и эксплуатации машин, нарушение уставных правил караульной службы, дезертирство. В то же время в 2005 году по сравнению с 2004 годом в 3 раза возросла судимость за неисполнение приказа и на протяжении последних лет неуклонно растет судимость за сопротивление, принуждение, насильственные действия в отношении начальника.

 

 

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

Неисполнение приказа  

 

0,76% 

0,32% 

0,06% 

0,03% 

Сопротивление, принуж-
дение, насильственные 
действия              


4,79%  


5,51% 


5,57% 


6,00% 


6,34% 

 

35,38% 

32,31% 

26,1% 

39,09% 

39,50%

 

 

18,71% 

56,55%

50,78% 

54,00%

 

51,56% 

7,51%  

6,05% 

5,58%  

5,21% 

 

0,9%  

 

0,54% 

7,78%  

7,06% 

 

0,47%  

0,39%  

0,32% 

0,06%  

0,75% 

 

7,52%  

7,76%  

4,06% 

0,52%  

0,18% 

 

1,61%  

2,08%  

4,38% 

0,58%  

0,18% 

 

0,82%  

0,35%  

0,21% 

0,17%  

0,18% 

 

 

0,00%  

0,00% 

0,00%  

0,00% 

 

0,09% 

0,00%  

0,02% 

0,00%  

0,00% 

 

0,35%  

0,56%  

0,74% 

0,75%  

1,00% 

 

В 2005 году по сравнению с 2004 годом в Вооруженных Силах РФ произошел рост судимости за такие общеуголовные преступления, как грабеж, разбой, присвоение и растрату чужого имущества, иные виды хищений, злоупотребление должностными полномочиями, взяточничество, хищение оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, причинение средней тяжести вреда здоровью и произошло снижение судимости за превышение должностных полномочий, нарушение правил дорожного движения, преступления, связанные с оборотом наркотических средств, и хулиганство. При этом обращает на себя внимание рост преступлений, сопряженных с насилием, таких как причинение вреда здоровью, грабеж, разбой, вымогательство, а также иных преступлений с корыстной направленностью.

Большинство военнослужащих Вооруженных Сил РФ, совершивших общеуголовные преступления, осуждено в анализируемом периоде за преступления против собственности (42,8%) и превышение должностных полномочий (27,9%), что наглядно видно на диаграмме.

 

 

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Практика назначения наказаний за последние несколько лет отражена на следующей диаграмме.

 

 

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

Прочие меры      
Наказания        

0,43% 

1,55% 

0,71% 

0,38% 

0,52% 

0,83% 

Ограничение по   
службе           

0,82% 

1,75% 

0,56% 

1,18% 

1,31% 

1,39% 

Штраф            

10,35%

11,43%

51,27%

10,90%

11,91%

14,06%

Дисциплинарная   
часть условно    

3,05% 

3,68% 

4,66% 

5,11% 

6,02% 

6,53% 

Дисциплинарная   
часть            

22,48%

22,61%

15,55%

21,47%

25,16%

23,23%

Лишение свободы  
условно          

25,07%

30,54%

40,65%

31,63%

32,03%

29,47%

Лишение свободы  

37,59%

28,19%

23,50%

23,12%

22,05%

24,17%

 

Как усматривается из приведенной диаграммы, в 2005 году возросло применение лишения свободы реально, в основном за счет сокращения применения этого вида наказания условно, и больше стали применяться такие виды наказаний, как штраф ограничение по военной службе и содержание в дисциплинарной воинской части условно.

Стабильность приговоров гарнизонных военных судов в целом в 2005 году несколько возросла и составляет 97,6% (в 2004 году - 96,2%). Однако обращает на себя внимание то, что по итогам кассационного рассмотрения уголовных дел она, хотя и также возросла, однако значительно ниже и составляет всего 79,7% (в 2004 году - 76,5%). Наиболее высокой стабильности приговоров, к числу обжалованных, добились военные суды, подведомственные 4-ому, Ленинградскому, Приволжскому и Дальневосточному окружным военным судам, где она составляет соответственно 100%, 91%, 89,3%, 87,4%. Напротив, в военных судах, подведомственных БФВС, ТФВС, 3 ОВС, УрОВС, МОВС, ВСОВС, СФВС, СКОВС стабильность приговоров, хотя также и повысилась, остается ниже средней стабильности по военным судам и составляет соответственно 66,7%, 67,7%, 73,8%, 76%, 76,3%, 78,1%, 79%, 79,4%.

Ошибки, повлекшие отмену и изменение приговоров, допущены судами в связи с неправильным назначением осужденным наказания (отменены и изменены приговоры в отношении 26% осужденных, дела в отношении которых рассмотрены в кассационном порядке), неправильным применением уголовного закона (19,1%), несоответствием выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам дела (15.6%) и нарушением уголовно-процессуального закона (13,5%). Различные другие изменения внесены в приговоры в отношении 25,2% осужденных.

 

2. Ошибки, связанные с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела

 

Органами предварительного следствия матрос Чарчян обвинялся в том, что около 19 часов 17 сентября 2004 года он в помещении камбуза военного корабля, проявляя недовольство отказом матроса Проснева приготовить дополнительную порцию пищи, ударил его коленом в область паха, причинив легкий вред здоровью в виде закрытой травмы наружных половых органов, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 335 УК РФ.

Фокинский гарнизонный военный суд оправдал Чарчяна в связи с непричастностью его к совершению данного преступления. При этом, обосновывая свой вывод, суд сослался в приговоре на показания самого Чарчяна, свидетелей Оолака, Даваа, Яковлева, Курочкина, Стулова и заключение судебно-медицинского эксперта в судебном заседании.

Судебная коллегия Тихоокеанского флотского военного суда приговор отменила и дело направила на новое судебное разбирательство, поскольку суд первой инстанции, сделав вывод об оправдании подсудимого, в нарушение требований ст. 305 УПК РФ не привел в приговоре убедительных мотивов, по которым он отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Суд, в частности, положил в основу приговора показания Чарчяна о том, что в период нахождения Проснева на лечении в госпитале последний якобы признался ему в том, что оговорил его по указанию должностных лиц части.

Проснев в судебном заседании эти показания Чарчяна не подтвердил, однако суд его показаниям никакой оценки не дал.

Подтверждали невиновность Чарчяна, по мнению суда первой инстанции, и показания свидетеля Даваа, согласно которым подсудимый 17 сентября 2004 года в период с 16 до 21 часа находился в составе подразделения и никуда самостоятельно не отлучался. Между тем, из показаний данного свидетеля усматривалось, что в указанный период он сам неоднократно отлучался из помещения кубрика корабля и за личным составом, в том числе и за Чарчяном, не наблюдал. Этим показаниям Даваа суд должной оценки также не дал и сделал вывод о наличии алиби у Чарчяна.

Согласно показаниям Проснева в связи с полученной травмой он 20 сентября был направлен на лечение в госпиталь, где рассказал Житину и Балабину о том, что получил травму в результате избиения военнослужащим более раннего срока призыва армянской национальности, прибывшим к ним на корабль из дисциплинарной воинской части. Эти показания потерпевшего, а также его показания об обстоятельствах получения телесных повреждений были неизменны как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, однако гарнизонный военный суд необоснованно сделал вывод об их непоследовательности. Более того, свидетель Житин в судебном заседании полностью подтвердил эти показания Проснева, однако суд безосновательно отверг их, сославшись на то, что они получены со слов потерпевшего и являются косвенными. В то же время, оценивая показания свидетелей Стулова и Курочкина, которым Проснев сказал, что получил травму в результате удара о стеллаж при падении, суд не применил данный критерий оценки и положил их в основу приговора, что свидетельствует об одностороннем и избирательном подходе к оценке доказательств. При этом суд вовсе не принял во внимание и не дал никакой оценки в приговоре показаниям свидетеля Стулова о том, что он не поверил рассказу Проснева о причинах получения им травмы и посчитал, что потерпевший ему лжет.

Свидетели Денисов и Шураков также подтвердили показания потерпевшего, пояснив, что 23 сентября 2004 года в госпитале Проснев рассказал им о том, что травма мошонки ему была причинена 17 сентября матросом Чарчяном, а не в результате падения на стеллаж. Свидетель Шураков, кроме того, показал, что еще 18 сентября 2004 года, после того, как он усомнился в объяснениях Проснева о получении им травмы, последний говорил ему, что в действительности его ударил ногой в пах Чарчян, поэтому он, боясь быть привлеченным к ответственности за укрывательство преступления, просил потерпевшего правдиво рассказать о случившемся. Проснев полностью подтвердил данные показания, однако суд, вопреки показаниям указанных лиц, указал в приговоре, что Шураков в госпитале уговаривал Проснева дать показания, изобличающие Чарчяна, опасаясь уголовной ответственности за причастность к избиению потерпевшего.

Об односторонней оценке исследованных доказательств свидетельствует и то, что суд принял во внимание только вывод судебно-медицинского эксперта о возможности получения Просневым травмы наружных половых органов в результате удара о стеллаж при падении и оставил без оценки вывод эксперта о том, что имеющиеся у потерпевшего повреждения могли образоваться и при обстоятельствах, указанных стороной обвинения.

 

3. Ошибки в квалификации преступлений

 

Насильственные действия военнослужащего не могут быть квалифицированы, как должностное преступление, если он не являлся начальником для потерпевшего по воинскому званию либо начальником или старшим по должностному положению.

Ивановским гарнизонным военным судом сержант Холодков был признан виновным в том, что в шестом часу 19 февраля 2005 года в казарме войсковой части он из чувства мести за избиение нанес по одному удару ножом в грудь рядовым Сухомлинову и Сорокину и четыре удара ножом в грудь рядовому Рамазанову, причинив Сухомлинову и Рамазанову легкий вред здоровью, а Сорокину - тяжкий вред здоровью.

Указанные действия Холодкова были квалифицированы судом по пунктам "а" и "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Между тем согласно ст. 33 Устава внутренней службы ВС РФ сержанты являются начальниками для солдат одной с ними воинской части.

Холодов же являлся военнослужащим войсковой части 31688, которую самовольно оставил, и к воинской части 03333 был лишь прикомандирован на время производства следственных действий, а, следовательно, начальником для потерпевших не был.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Московского окружного военного суда переквалифицировала содеянное Холодовым в отношении Сорокина на ч. 1 ст. 111 УК РФ, а в отношении Рамазанова и Сухомлинова на ч. 1 ст. 115 УК РФ.

***

По настоящему делу следует иметь в виду, что, обоснованно указав на ошибку суда первой инстанции при определении отношений подчиненности между Холодковым и потерпевшими, окружной военный суд не раскрыл в обзоре судебной практики, почему содеянное виновным квалифицировано по статьям, предусматривающим ответственность за общеуголовные преступления, а не за нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, что порождает сомнения в обоснованности принятого решения и существенно снижает информационную ценность приведенного примера.

Постановление о прекращении уголовного дела в связи с примирением осужденного с потерпевшим отменено, поскольку суд ошибочно признал, что телесные повреждения потерпевшему были причинены на личной почве и не затрагивали отношений подчиненности.

Органами предварительного следствия старшина 2 статьи Лошманов обвинялся в том, что во время исполнения обязанностей дежурного по дивизиону он, желая наказать подчиненного ему дежурного по кубрикам матроса Мурзакаева за хищение денег, ударил его кулаком в лицо, причинив перелом челюсти, то есть в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Владивостокский гарнизонный военный суд переквалифицировал содеянное Лошмановым на ч. 1 ст. 112 УК РФ и уголовное дело в отношении него прекратил в связи с примирением с потерпевшим. При этом суд исходил из того, что насилие к потерпевшему осужденный применил в связи с хищением у него Мурзаковым денег, то есть на личной почве, содеянное не было связано со служебной деятельностью и не посягало на отношения подчиненности.

Судебная коллегия Тихоокеанского флотского военного суда, рассмотрев дело по кассационному представлению прокурора, постановление судьи отменила и дело направила на новое судебное разбирательство, поскольку суд первой инстанции, правильно установив, что во время применения насилия Лошмановым к Мурзакову оба они исполняли обязанности по военной службе, сделал необоснованный вывод об отсутствии между ними в период возникшего конфликта служебных отношений.

Между тем, Лошманов как начальник по воинскому званию и как дежурный по подразделению обладал в отношении Мурзакова определенными Уставом внутренней службы полномочиями, в соответствии с которыми он должен был и действовать, а не избивать последнего. Применив насилие к Мурзакову, Лошманов превысил тем самым предоставленные ему как дежурному по дивизиону полномочия, а поэтому оснований для переквалификации содеянного на статью, предусматривающую ответственность за преступление против личности, не имелось.

Без достаточных оснований суд принял решение о прекращении уголовного дела на основании ст. 25 УПК РФ также и потому, что сделал это, не проверив наличия по делу такого необходимого условия для его прекращения по данному основанию, как заглаживание осужденным причиненного вреда.

Преступные действия подчиненного не могут квалифицироваться по ст. 334 УК РФ, если насилие в отношении начальника применено в связи с его неправомерными действиями.

Рядовой Григорян, будучи недовольным поведением заместителя начальника заставы старшего лейтенанта Коростелева, ударил его металлическим диском от штанги по голове, причинив легкий вред здоровью, за что был осужден 5 гарнизонным военным судом по ч. 1 ст. 334 УК РФ.

Судебная коллегия Северо-Кавказского окружного военного суда приговор изменила, поскольку согласно ст. 334 УК РФ насилие в отношении начальника может быть квалифицировано по данной статье лишь в том случае, когда насильственные действия совершены в отношении него во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи с исполнением этих обязанностей, то есть совершены в связи с правомерными действиями начальника по службе.

Между тем из материалов дела усматривается, что Григорян ударил Коростелева диском по голове в ответ на то, что последний дважды ударил его автоматом по голове, за что позже был осужден по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ.

В связи с изложенным содеянное осужденным было переквалифицировано на ч. 1 ст. 115 УК РФ.

Хищение чужого имущества не может квалифицироваться, как грабеж, если потерпевший не видел момента похищения принадлежащего ему имущества и это осознавал виновный.

Владивостокским гарнизонным военным судом Анисимов был признан виновным в грабеже, совершенном с незаконным проникновением в жилище, и осужден по п. "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Согласно приговору Анисимов с целью хищения чужого имущества ночью незаконно проник в жилой дом гражданки Яковлевой. Обнаружив там шкатулку с бижутерией и другое имущество на общую сумму 685 рублей, он спрятал их в своей одежде, после чего был обнаружен потерпевшей и скрылся.

Мотивируя свой вывод о квалификации преступных действий Анисимова, суд первой инстанции указал в приговоре, что он был застигнут потерпевшей при совершении хищения, однако довел свое намерение до конца и скрылся с похищенным.

Между тем при проникновении Анисимова в дом и совершении им хищения Яковлева спала и очевидцем содеянного им не была, что понимал и осужденный. После своего обнаружения потерпевшей он сразу убежал из дома, и она узнала о совершенном им хищении лишь после задержания Анисимова сотрудниками милиции и изъятия у него похищенного.

При таких обстоятельствах оснований считать, что Анисимов совершил открытое хищение чужого имущества у суда не имелось, в связи с чем преступные действия осужденного были переквалифицированы судебной коллегией Тихоокеанского флотского военного суда на ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Исполнителем преступления может быть признано только лицо, принимавшее непосредственное участие в совершении объективной стороны состава преступления.

Красноярским гарнизонным военным судом Советников был признан виновным в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения, совершенном группой лиц по предварительному сговору, и осужден по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ.

Западно-Сибирский окружной военный суд переквалифицировал содеянное Советниковым на ч. 1 ст. 166 УК РФ, указав в определении, что по смыслу закона угон может расцениваться, как совершенный группой лиц лишь тогда, когда каждый из участников преступления совершает действия, образующие его объективную сторону, чего по настоящему делу не усматривается.

Как следует из материалов дела, Советников, обнаружив припаркованный автомобиль, принадлежащий гражданину Батракову, предложил Салимулину и Тарасову покататься, с чем последние согласились. После того, как Советников проник в указанное транспортное средство и завел двигатель, в него также сели Салимулин и Тарасов, которые от начала и до окончания поездки находились в автомобиле в качестве пассажиров и никакой помощи Советникову в его угоне не оказывали. При таких обстоятельствах содеянное Советниковым не могло рассматриваться, как преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Угроза при разбое заведомо неисправным оружием не дает основания квалифицировать преступные действия по ч. 2 ст. 162 УК РФ, как совершенные с применением оружия.

26 гарнизонный военный суд признал Овчаренко виновным в совершении разбоя с применением оружия в связи с тем, что он при нападении угрожал неисправным газовым пистолетом.

Судебная коллегия по уголовным делам 3 окружного военного суда исключила из обвинения Овчаренко указанный квалифицирующий признак, поскольку суд первой инстанции при рассмотрении уголовного дела не учел разъяснений, данных в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", согласно которым, если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена частью первой статьи 162 УК РФ, либо как грабеж, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия.

Хищение взрывных устройств квалифицируется по ст. 226 УК РФ и в дополнительной квалификации по ст. 160 УК РФ не нуждается.

Спасск-Дальним гарнизонным военным судом командир войсковой части 35386 Шилин был осужден по п. п. "а", "в" ч. 3 ст. 226, ч. 4 ст. 160, ч. 3 ст. 33 и ч. 1 ст. ст. 222, 292 УК РФ, а офицер этой же части Исаченко - по п. "а" ч. 3 ст. 226, ч. 4 ст. 160 и ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Они были признаны виновными в том, что в июле 2004 года, действуя группой лиц по предварительному сговору, совершили хищение из указанной части взрывателей ВПЗ-1, содержащих взрывчатое вещество тетрил, в растрате чужого имущества в особо крупном размере, кроме того, Шилин в организации перевозки взрывчатых веществ и в служебном подлоге, а Исаченко в перевозке взрывчатых веществ.

Согласно приговору Шилин, достоверно зная, что взрыватели ВПЗ-1 переведены в четвертую категорию и подлежат уничтожению, желая извлечь выгоду от реализации алюминиевых корпусов указанных взрывателей, договорился с Исаченко их похитить.

С этой целью по указанию Шилина за его подписью были изготовлены фиктивные сопроводительные листы и накладные с гербовой печатью части на получение Исаченко этих взрывателей и доставку их в войсковую часть 86697, по которым Исаченко 3, 5, 6, 8, 9 и 10 июля 2004 года получил 36580 взрывателей ВПЗ-1 общей стоимостью 40182031 рубль 60 копеек, содержащих 951 кг 80 г взрывчатого вещества, и вывез их в указанные дни с территории части к месту хранения.

Чтобы скрыть хищение, Шилин приказал своим подчиненным оформить фиктивные накладные на получение взрывателей и их уничтожение на территории своей войсковой части в июне 2004 года, подписал их и скрепил гербовой печатью.

В последующем, с июля по сентябрь 2004 года, Исаченко производил разборку взрывателей в месте их хранения, пока не был задержан сотрудниками милиции.

Рассмотрев дело по кассационной жалобе защитника, судебная коллегия по уголовным делам Дальневосточного окружного военного суда исключила из приговора ст. 160 ч. 4 УК РФ, так как предназначавшаяся к сдаче в металлолом алюминиевая оболочка от устройства ВПЗ-1 является составной частью единого взрывного устройства, ответственность за хищение которого в целом предусмотрена ст. 226 УК РФ, в связи с чем содеянное ими не нуждается в дополнительной квалификации по ст. 160 УК РФ.

Использование заведомо подложного документа считается оконченным преступлением с момента предъявления такового, независимо от достижения цели, в связи с которой он был предъявлен.

Саратовским гарнизонным военным судом лейтенант Видинеев 26 апреля 2005 года был признан виновным в использовании заведомо подложного документа и осужден по ч. 3 ст. 327 УК РФ.

Как признал установленным суд, старший прапорщик Видинеев, имея намерение обманным путем добиться присвоения ему офицерского звания, представил командованию части заведомо подложную копию диплома об окончании им техникума с выпиской из семестровых и экзаменационных ведомостей, с учетом которой 30 июня 2003 года ему было присвоено воинское звание младший лейтенант.

Рассмотрев уголовное дело 24 июня 2005 года, судебная коллегия по уголовным делам Приволжского окружного военного суда приговор в отношении Видинеева отменила по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 78 УК РФ срок давности привлечения к уголовной ответственности исчисляется со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу.

По смыслу уголовного закона, преступление, предусмотренное ст. 327 ч. 3 УК РФ, считается оконченным не с момента достижения преступного результата, а с момента предъявления заведомо подложного документа с целью достижения этого результата.

Как усматривается из материалов дела, Видинеев предъявил подложный документ 23 мая 2003 года, когда было составлено представление о назначении его на вышестоящую должность, и 30 мая 2003 года, когда проводилась аттестация на присвоение ему офицерского звания, а приговор в отношении него вступает в законную силу в день вынесения кассационного определения - 24 июня 2005 года.

Таким образом, с учетом того, что преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 327 УК РФ, является преступлением небольшой тяжести, и срок давности за него в соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ равен 2 годам, а с момента совершения преступления до вступления приговора в законную силу (рассмотрения дела судом кассационной инстанции) прошло более этого срока судебная коллегия уголовное дело в отношении Видинеева прекратила на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

***

Относительно решения, принятого окружным военным судом по делу Виденеева, следует иметь в виду, что согласно практике Президиума Верховного Суда Российской Федерации в случае истечения срока давности уголовного преследования после постановления приговора до его вступления в законную силу кассационная инстанция должна не отменять приговор и прекращать уголовное дело, а освобождать виновного от наказания (Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2005 года, уголовное дело в отношении Городовича и Соложенко).

 

4. Нарушения уголовно-процессуального законодательства

 

Участие в судебном разбирательстве в качестве представителя потерпевшего адвоката, ранее являвшегося защитником обвиняемого, повлекло отмену приговора.

Кяхтинским гарнизонным военным судом сержант Каплюк был осужден на основании ст. 286 ч. 3 п. п. "а", "в", 111 ч. 4 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать должности, связанные с организационно-распорядительными функциями в органах местного самоуправления, на 3 года.

Рассмотрев дело в кассационном порядке, Восточно-Сибирский окружной военный суд приговор отменил по следующим основаниям.

В судебном заседании при разрешении вопроса о допуске адвоката Голуба к участию в судебном разбирательстве в качестве представителя потерпевшего подсудимый Каплюк заявил ему отвод, поскольку Голуб в определенный период предварительного следствия оказывал ему юридическую помощь и советовал во всем признаться, а затем отказался защищать его интересы, сославшись на наличие другой работы, однако суд первой инстанции оставил данное ходатайство без удовлетворения.

Между тем, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ представитель потерпевшего не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

Аналогичный запрет содержится и в п. 2 ч. 4 ст. 6 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", в соответствии с которым адвокат не вправе принять поручение об оказании юридической помощи в случаях, если он по данному делу оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицам, интересы которых противоречат интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела.

Поскольку в результате нарушения указанного требования уголовно-процессуального закона было нарушено право подсудимого на защиту, что могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, окружной военный суд обоснованно возвратил уголовное дело на новое судебное разбирательство.

Отказ подсудимого от защитника ввиду его неявки является вынужденным и влечет отмену приговора.

Владивостокским гарнизонным военным судом Подгорный признан виновным в нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, сопряженном с насилием, и осужден по ч. 1 ст. 335 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Тихоокеанского флотского военного суда приговор отменила и дело направила на новое судебное разбирательство, указав в определении следующее.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном ст. 52 настоящего Кодекса.

Согласно ч. 1 ст. 52 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого и не является обязательным для дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Как усматривается из материалов дела, на протяжении всего предварительного расследования защиту Подгорного осуществляла адвокат Жукова И.М., и от нее он не отказывался. В связи с этим указанный адвокат был вызван и в судебное заседание. Однако, как следует из протокола судебного заседания, к назначенному времени Жукова в суд не явилась, и судебное заседание было начато без нее. После этого Подгорный заявил об отказе от защитника, и этот отказ был принят судом. При этом вопрос об отказе от защитника был инициирован не подсудимым, а самим судом.

Между тем, согласно уголовно-процессуальному закону отказ от защитника допускается только по инициативе подсудимого, то есть должен быть добровольным (о чем может свидетельствовать, в том числе и реальное участие защитника в судебном заседании), а не вынужденным ввиду его неявки. Принятие судом отказа от защитника, участие которого в судебном заседании фактически не было обеспечено, является нарушением права на защиту и влечет отмену приговора в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ.

В случае побега не находящегося под стражей подсудимого после назначения дела к рассмотрению оно продолжает находиться в производстве суда и возвращению прокурору для соединения с уголовным делом, возбужденным им по факту побега, не подлежит.

Волгоградским гарнизонным военным судом в соответствии со ст. 237 УПК РФ было возвращено военному прокурору уголовное дело в отношении матроса Воронина, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 337 УК РФ, для соединения с находящимся у него в производстве уголовным делом в отношении того же лица.

Как усматривается из материалов дела, 14 сентября 2004 года уголовное дело в отношении Воронина было назначено к рассмотрению судьей Волгоградского гарнизонного военного суда на 28 сентября 2004 года. Мера пресечения ему была оставлена прежняя - наблюдение командования. Однако 18 сентября подсудимый самовольно оставил место службы и в установленное время в судебное заседание не явился. В связи с изложенным 28 сентября 2004 года уголовное дело в отношении Воронина на основании ч. 2 ст. 238 УПК РФ было приостановлено, мера пресечения ему изменена на заключение под стражу и военному прокурору было поручено обеспечить розыск скрывшегося подсудимого.

18 января 2005 года Волгоградский гарнизонный военный суд в отсутствие подсудимого без возобновления производства по приостановленному делу вынес постановление о возвращении данного уголовного дела прокурору для соединения с уголовным делом, возбужденным военным прокурором по факту самовольного оставления Ворониным места службы 18 сентября 2004 года.

Судебная коллегия по уголовным делам Северо-Кавказского окружного военного суда постановление отменила, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 227 и п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ прокурору по основаниям, указанным в ст. 237 УПК РФ, в том числе и для соединения, могут быть возвращены только уголовные дела, находящиеся в производстве суда, а уголовное дело, возбужденное военным прокурором Волгоградского гарнизона по факту самовольного оставления Ворониным места службы 18 сентября 2004 года, находится в производстве органов предварительного расследования в связи с отсутствием данных о его местонахождении и в суд не поступало.

Более того, согласно ч. 2 ст. 238 УПК РФ в случае, когда обвиняемый скрылся и его место пребывания неизвестно, судья возвращает уголовное дело прокурору только в том случае, если побег совершил обвиняемый, содержащийся под стражей, а Воронин к моменту побега находился под наблюдением командования.

Постановление судьи об оставлении жалобы заявителя без удовлетворения отменено, поскольку в нем не дано ответа на изложенные в жалобе доводы и не содержится решения, указанного в ч. 5 ст. 125 УПК РФ.

Прапорщик запаса Чуваков, считая, что его увольнение с военной службы в 1996 году было произведено по подложным документам, обратился в военную прокуратуру Комсомольского-на-Амуре гарнизона с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц войсковой части по признакам преступлений, предусмотренных ст. ст. 285, 286, 288 и 292 УК РФ.

Заместителем военного прокурора в возбуждении уголовного дела было отказано за отсутствием события преступлений на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Не согласившись с постановлением заместителя военного прокурора, Чуваков обжаловал его в Комсомольский-на-Амуре гарнизонный военный суд в порядке ст. 125 УПК РФ и в своей жалобе поставил вопрос о неправомерности отказа в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступлений.

Рассмотрев жалобу, судья оставил ее без удовлетворения, указав в постановлении, что у заместителя военного прокурора были все основания отказать в возбуждении уголовного дела по заявлению Чувакова в связи с истечением срока давности привлечения должностных лиц части к уголовной ответственности, поскольку называемые заявителем события имели место в 1996 - 1999 годах.

Между тем, заместителем военного прокурора Чувакову было отказано в удовлетворении заявления о возбуждении уголовного дела совершенно по иным основаниям - за отсутствием события преступлений. О неправомерности отказа в возбуждении уголовного дела по этому основанию, а не за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности поставил вопрос Чуваков и в своей жалобе в суд, однако судья данный вопрос фактически оставил без рассмотрения и не указал в постановлении своего решения, предусмотренного ч. 5 ст. 125 УПК РФ, применительно к доводам жалобы заявителя.

В связи с изложенным Дальневосточный окружной военный суд признал постановление судьи необоснованным.

Рассмотрение уголовного дела ранее семи суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения повлекло отмену приговора.

Согласно ч. 2 ст. 233 УПК РФ рассмотрение уголовного дела в судебном заседании не может быть начато ранее 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения.

Обвиняемому Бакалову копия обвинительного заключения была вручена 3 мая 2005 года и, следовательно, окончание семисуточного срока приходилось на перенесенный Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 апреля 2005 года N 262 с 14 на 10 мая выходной день. Поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 128 УПК РФ в тех случаях, когда окончание процессуального срока приходится на нерабочий день, последним днем срока считается первый следующий за ним рабочий день, рассмотрение уголовного дела могло быть назначено лишь на 12 мая 2005 года, однако председатель Полярнинского гарнизонного военного суда 11 мая провел предварительное слушание и в 10 часов 55 минут вынес постановление о назначении судебного заседания на 11 часов 11 мая 2005 года.

Поскольку назначение и рассмотрение уголовных дел с нарушением установленных уголовно-процессуальным законом сроков ограничивает право обвиняемого (подсудимого) на защиту, судебная коллегия по уголовным делам Северного флотского военного суда приговор отменила.

***

При исчислении процессуальных сроков следует также иметь в виду, что в соответствии с ч. 2 ст. 128 УПК РФ срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток. Поэтому конкретный час начала и окончания процессуального срока, как это сделано в обзоре Северного флотского военного суда по делу Бакалова, за исключением случаев исчисления сроков при задержании, содержании под стражей, домашнем аресте и нахождении в медицинском или психиатрическом стационаре, в расчет приниматься не должны.

Постановление о назначении судебного заседания отменено, так как судья не разрешил ходатайство о назначении предварительного слушания.

Обвиняемый Аненко и его защитник после ознакомления с материалами уголовного дела заявили ходатайство о проведении предварительного слушания для решения вопроса об исключении из перечня ряда доказательств, собранных органами предварительного следствия в обоснование предъявленного ему обвинения.

При наличии такого ходатайства судья в соответствии со ст. 229 УПК РФ обязан был назначить и провести предварительное слушание, в ходе которого рассмотреть вопрос о допустимости указанных в ходатайстве доказательств и решить вопросы, связанные с назначением уголовного дела к рассмотрению, однако председатель Юргинского гарнизонного военного суда вынес постановление о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания.

По кассационной жалобе защитника обвиняемого окружной военный суд постановление судьи отменил, поскольку им было нарушено право обвиняемого и его защитника на рассмотрение их ходатайства в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, а также ограничены иные права, которыми они могли воспользоваться в ходе предварительного слушания.

Постановление о прекращении уголовного дела за примирением с потерпевшим отменено, поскольку отсутствовали необходимые условия для принятия такого решения.

Судьей 35 гарнизонного военного суда в ходе предварительного слушания по заявлению потерпевшего Осянина было прекращено за примирением уголовное дело в отношении капитан-лейтенанта Михальчука, по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 318 ч. 1 УК РФ.

Согласно материалам дела находившийся в состоянии опьянения Михальчук в вечернее время попытался вступить в разговор с гражданками Иерусалимовой и Хузиной, а затем начал преследовать Иерусалимову, которая скрылась от него в автомашине. Желая остановить указанный автомобиль, Михальчук нанес несколько ударов ногами по его кузову. Прибывший в составе наряда ППС на место происшествия старший сержант милиции Осянин попытался пресечь незаконные действия Михальчука, однако последний нанес ему удар кулаком в лицо, причинив кровоподтек в области глаза, и порвал ему форменную одежду.

Судебная коллегия по уголовным делам Тихоокеанского флотского военного суда, рассмотрев дело по кассационному представлению прокурора, постановление отменила и направила дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания по следующим основаниям.

Действительно, в соответствии со ст. 25 УПК РФ суд вправе на основании заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред. Однако прекращение уголовного дела за примирением сторон не обязанность, а право суда. При решении указанного вопроса заявление потерпевшего о примирении с обвиняемым не влечет обязательного прекращения уголовного дела. Оно является лишь одним из обязательных условий, которые учитывает суд при решении данного вопроса наряду с другим обстоятельствами по делу и, в частности, с объектом преступного посягательства. В тех случаях, когда примирение с таким объектом невозможно, уголовное дело прекращено быть не может.

Согласно предъявленному обвинению преступные действия Михальчука, связанные с применением насилия к Осянину, посягали не столько на личность последнего, сколько на нормальную деятельность органа государственной власти, поскольку Осянин являлся ее представителем и, исполняя должностные обязанности, пресекал его противоправные действия. Примирение с таким объектом посягательства невозможно, поэтому и уголовное дело в отношении Михальчука прекращено необоснованно.

Ходатайства о применении меры пресечения в виде заключения под стражу подлежат разрешению с учетом подсудности.

Судьей Грозненского гарнизонного военного суда 27 августа 2005 года избрана мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении гражданина Бариева, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 4 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Северо-Кавказского окружного военного суда постановление судьи отменила и направила материалы на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Согласно требованиям п. 2 ч. 1, ч. ч. 3, 5 и 6 ст. 7 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 года N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации", п. п. 5, 7, 3 ст. 31 УПК РФ военному суду подсудны уголовные дела, а равно материалы о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу в отношении военнослужащих и граждан, проходящих военные сборы, а также граждан, уволенных с военной службы, прошедших военные сборы, при условии, что преступления совершены ими в период прохождения военной службы, военных сборов, либо совершили преступные действия в соучастии с указанными лицами.

Между тем, глава фермерского хозяйства Бариев военнослужащим не являлся и никаких данных о том, что он совершил преступные действия в соучастии с военнослужащими или гражданами, проходящими военные сборы, в поступивших из прокуратуры материалах не имелось.

При таких обстоятельствах вопрос об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого Бариева военному судье был не подсуден.

Кроме того, как указано в постановлении о возбуждении уголовного дела, деяния, в совершении которых подозревался Бариев, были совершены на территории Республики Ингушетия, на которую согласно п. 2 ст. 1 Федерального закона от 8 октября 2002 года N 121-ФЗ "О создании Грозненского гарнизонного военного суда" юрисдикция данного суда не распространяется.

Нарушение предусмотренного ч. 3 ст. 125 УПК РФ права лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым решением прокурора, на участие в судебном заседании повлекло отмену постановления судьи.

Судьей Новороссийского гарнизонного военного суда 14 февраля 2005 года по жалобе Пикиной признано незаконным постановление помощника военного прокурора Новороссийского гарнизона об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении ее бывшего мужа Пикина.

Судебная коллегия по уголовным делам Северо-Кавказского окружного военного суда постановление судьи отменила и материалы направила на новое рассмотрение ввиду нарушения судом первой инстанции требований ч. 3 ст. 125 УПК РФ, согласно которой жалоба должна рассматриваться с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора. Без указанных лиц она может быть рассмотрена только в том случае, если они были своевременно извещены о времени рассмотрения жалобы и не настаивали на ее рассмотрении с их участием.

Согласно материалам дела Пикину как лицу, чьи интересы непосредственно затронуты обжалованным в суд постановлением помощника военного прокурора, направлялось извещение о дате, месте и времени рассмотрения жалобы Пикиной, однако это извещение ему вручено не было. Как усматривалось из обратного почтового уведомления, квартира Пикина закрыта, адресат по извещениям за телеграммой не является. При этом из имеющейся в материалах дела копии командировочного удостоверения следовало, что Пикин с 8 по 21 февраля 2005 года находился в служебной командировке.

Таким образом, заинтересованное лицо - Пикин не был извещен о месте, дате и времени рассмотрения жалобы Пикиной на постановление помощника военного прокурора, вследствие чего было нарушено его право на участие в судебном заседании, поэтому судья не имел права ее рассматривать.

При новом рассмотрении жалоба Пикиной оставлена судом без удовлетворения.

Нарушение требований норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих рассмотрение уголовных дел в особом порядке, повлекло отмену судебных решений.

Согласно ст. 314 и ч. 7 ст. 316 УПК РФ рассмотрение уголовного дела в особом порядке предполагает постановление только обвинительного приговора. При этом постановить его суд может лишь в том случае, если обвинение, с которым согласился подсудимый, обосновано и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу. В том случае, когда имеются сомнения в обоснованности обвинения или его доказанности, уголовное дело не может быть назначено к рассмотрению в особом порядке, а, если такие сомнения возникли в ходе судебного заседания, порядок рассмотрения дела подлежит изменению с особого на общий.

Указанное требование закона выполняется судьями не всегда.

Рядовой Шахтин Псковским гарнизонным военным судом был признан виновным в двух разбойных нападениях с применением предметов, используемых в качестве оружия, и по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162 УК РФ, осужден к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима без штрафа.

В качестве таких предметов Шахтин использовал палку, обернутую в кусок одеяла, и сувенирный пистолет, которые он не намеревался использовать для причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья, однако воспринимавшимися потерпевшими, как оружие.

При таких обстоятельствах преступные действия виновного согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" не могли квалифицироваться по ч. 2 ст. 162 УК РФ и подлежали переквалификации на ч. 1 ст. 162 УК РФ. Поскольку изменение обвинения при рассмотрении уголовных дел в особом порядке не допускается, уголовное дело в отношении Шахтина не могло быть назначено и рассмотрено в особом порядке, однако судья, нарушив требования ч. 7 ст. 316 УПК РФ, постановил приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке.

Президиум Ленинградского окружного военного суда приговор в отношении Шахтина отменил в связи с нарушением уголовно-процессуального закона и дело направил на новое судебное разбирательство.

***

Согласно постановленному в особом порядке приговору 35 гарнизонного военного суда Мирошниченко был признан виновным в нападении с целью хищения чужого имущества, совершенном с причинением потерпевшей средней тяжести вреда здоровью, и осужден по ч. 1 ст. 162 УК РФ.

Основанием для вывода о тяжести вреда, причиненного Мирошниченко в результате примененного насилия, явилось заключение судебно-медицинского эксперта о том, что по длительности расстройства здоровья свыше 3 недель причиненные обвиняемым потерпевшей при нападении сотрясение головного мозга и перелом носа относятся к вреду здоровью средней тяжести.

Между тем, вывод эксперта о длительности расстройства здоровья и как следствие о степени тяжести причиненного здоровью потерпевшей вреда вызывал сомнения, поскольку был сделан на 12 сутки после причинения ей телесных повреждений, а сама она согласно справке лечебного учреждения находилась на стационарном лечении всего 11 суток и каких-либо данных об ином лечении потерпевшей в материалах дела не имелось.

Судебная коллегия по уголовным делам Тихоокеанского флотского военного суда приговор отменила ввиду нарушения уголовно-процессуального закона и дело направила на новое судебное разбирательство.

***

Органами предварительного расследования Чуприн обвинялся в том, что 30 января 2005 года, около 18 часов, в сушилке для обмундирования и обуви роты предъявил претензии к Носову в связи с тем, что тот без разрешения взял его сигареты, и ударил кулаком в лицо, причинив перелом нижней челюсти, т.е. средней тяжести вред здоровью.

В ходе судебного разбирательства, проведенного в особом порядке, потерпевший заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением с подсудимым, и суд это ходатайство удовлетворил.

Судебная коллегия по уголовным делам Западно-Сибирского окружного военного суда удовлетворила кассационное представление прокурора и постановление о прекращении уголовного дела отменила, поскольку согласно требованиям главы 40 УПК РФ и разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, данным в п. 28 Постановления от 5 марта 2004 года "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" при рассмотрении дела в особом порядке судья может постановить лишь обвинительный приговор. Если же имеются основания для принятия иных решений, в том числе и для прекращения уголовного дела, судья должен вынести постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и рассмотрении дела в общем порядке.

 

5. Ошибки, связанные с назначением наказания

 

Приговор отменен в связи с назначением осужденному несправедливого вследствие чрезмерной мягкости наказания.

Оренбургским гарнизонным военным судом Фомин был осужден по ч. 1 ст. 213 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п. "д" ч. 2 ст. 112 УК РФ к 1 году лишения свободы, а по совокупности преступлений к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Как установил суд первой инстанции, находившийся в состоянии опьянения Фомин, грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, в присутствии других граждан по малозначительному поводу ударил гражданина Ефимова кулаком по голове, а затем достал из багажника автомашины молоток и нанес им Ефимову удар по голове, причинив закрытую тупую травму головы - средний тяжести вред здоровью. После этого Фомин, угрожая наехать на Ефимова, стал преследовать его на своем автомобиле во дворах жилых домов поселка, создавая при этом опасность для окружающих, и прекратил свои противоправные действия только после вмешательства прибывшего по звонку знакомого потерпевшего.

Рассмотрев дело по кассационной жалобе потерпевшего, судебная коллегия по уголовным делам Приволжского окружного военного суда приговор отменила, поскольку, применяя к осужденному условное осуждение, суд первой инстанции переоценил положительные данные о его личности и не учел в достаточной степени характер и степень общественной опасности им содеянного. Суд, в частности, принял во внимание, что Фомин в содеянном раскаялся, положительно характеризуется по военной службе и до службы, участвовал в миротворческих операциях в Грузино-Абхазском регионе, имеет на иждивении малолетнего ребенка, однако не учел, что хулиганские действия он совершал на протяжении длительного времени, его действия носили исключительно дерзкий характер и создавали угрозу жизни не только потерпевшего, но и окружающих.

При наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами "и" и "к" части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса.

Владивостокским гарнизонным военным судом рядовой Лалетин, наряду с другими преступлениями, был признан виновным в умышленном убийстве и осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы.

При этом суд признал обстоятельством, смягчающим наказание Лалетина, его явку с повинной и не усмотрел наличия по делу обстоятельств, отягчающих наказание.

При таких обстоятельствах в соответствии с требованиями ст. 62 УК РФ суд не вправе был назначить Лалетину наказание, превышающее три четверти от максимального срока наказания, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, то есть более 11 лет и 3 месяцев.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Тихоокеанского флотского военного суда снизила назначенное Лалетину за убийство наказание до указанного срока.

Условными могут быть признаны только основные наказания, указанные в ч. 1 ст. 73 УК РФ.

Сочинским гарнизонным военным судом старший сержант Цуркан и младший сержант Федоров были осуждены по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать командные должности сроком на 2 года каждый. В соответствии со ст. 73 УК РФ суд постановил считать назначенное осужденным наказание условным с испытательным сроком 2 года, однако при этом не указал, какое именно, основное или дополнительное наказание, он назначает условно и, следовательно, постановил считать условным оба этих наказания.

Между тем, согласно ч. 1 ст. 73 УК РФ условным может быть признано только основное наказание в виде исправительных работ, ограничения свободы, ограничения по военной службе, содержания в дисциплинарной воинской части и лишения свободы.

В связи с изложенным, а также с учетом разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данного в п. 27 Постановления от 11 июня 1999 года N 40, суду в резолютивной части приговора следовало указать, что назначенное осужденным дополнительное наказание приводится в исполнение реально, то есть условным следует считать лишь основное наказание.

Президиум Северо-Кавказского окружного военного суда исключил из приговора указание о назначении осужденным дополнительного наказания.

При назначении наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в приговоре должен быть указан круг должностей на государственной службе, в органах местного самоуправления или видов деятельности, которых лишается осужденный, а также срок, на который он их лишается.

Безречненским гарнизонным военным судом старший лейтенант Литвинов был осужден по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года с лишением права занимать должности, связанные с руководством людьми, сроком на 2 года и с лишением в соответствии со ст. 48 УК РФ воинского звания.

Судебная коллегия по уголовным делам Восточно-Сибирского окружного военного суда уточнила приговор в части назначения осужденному дополнительного наказания, предусмотренного ст. 286 УК РФ, поскольку примененная судом первой инстанции формулировка не соответствовала требованиям ст. 47 УК РФ, согласно которой суд может лишить осужденного права занимать определенные должности только на государственной службе или в органах местного самоуправления. Примененный же судом запрет лишил Литвинова права занимать должности, связанные с руководством людьми, не только в указанных органах, а и в любых других учреждениях и организациях, в том числе и коммерческих.

***

Кяхтинским гарнизонным военным судом младший сержант Раскин был осужден по п. п. "а" и "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью.

Судебная коллегия по уголовным делам Восточно-Сибирского окружного военного суда исключила из приговора о назначении Раскину дополнительного наказания, поскольку суд первой инстанции в нарушение требований ст. 47 УК РФ не конкретизировал должности и виды деятельности, которых он лишил осужденного.

Наказание по совокупности преступлений не может быть назначено путем поглощения менее строгого наказания более строгим, если за преступления назначены равные по сроку наказания.

Матрос Попов был осужден за каждое из двух совершенных им преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 335 УК РФ, и по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим к содержанию в дисциплинарной воинской части сроком на 6 месяцев.

Северный флотский военный суд, рассмотрев дело в кассационном порядке, снизил наказание за одно из совершенных Поповым преступлений до 3 месяцев, поскольку по смыслу уголовного закона принцип поглощения менее строгого наказания более строгим не может быть применен при назначении наказания по совокупности преступлений, когда за них назначены равные по сроку наказания.

Дополнительные наказания, предусмотренные Общей частью Уголовного кодекса, могут быть назначены виновному по совокупности преступлений только в том случае, если они были назначены за входящие в совокупность преступления.

Саратовским гарнизонным военным судом сержант Зубехин был осужден по п. п. "а" и "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ к 4 годам лишения свободы с лишением права занимать командные должности на военной службе сроком на 1 год, по ст. 344 УК РФ к содержанию в дисциплинарной воинской части сроком на 2 года, а по совокупности преступлений к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать командные должности на военной службе сроком на 1 год с лишением в соответствии со ст. 48 УК РФ воинского звания.

Судебная коллегия по уголовным делам Приволжского окружного военного суда исключила из приговора указание о лишении Зубехина воинского звания, поскольку в соответствии с частями 1 и 4 ст. 69 УК РФ и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данным в п. 26 Постановления от 11 июня 1999 года N 40 "О практике назначения судами уголовного наказания", при совокупности преступлений наказание должно назначаться отдельно за каждое совершенное преступление и только после этого по совокупности преступлений.

Назначение отбывания наказания в исправительной колонии общего режима лицам, совершившим неосторожные, а также умышленные небольшой и средней тяжести преступления, должно быть мотивировано в приговоре.

Абаканским гарнизонным военным судом Маринов 12 мая 2005 года был осужден по ч. 4 ст. 337 УК РФ за самовольное оставление места службы с 14 февраля по 14 апреля 2005 года к 6 месяцам лишения свободы в колонии-поселении.

2 июня 2005 года он был осужден по ч. 4 ст. 337 УК РФ за уклонение от прохождения военной службы с 14 декабря 2004 года по 14 февраля 2005 года и в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 1 году лишения свободы в колонии-поселении.

15 июня 2005 года Маринов был осужден тем же судом за совершение 4 и 10 апреля 2005 года преступлений предусмотренных ст. ст. 161 ч. 1, и 159 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, а по совокупности преступлений в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Изменяя приговор в части назначения вида исправительного учреждения, в котором должен отбывать наказание осужденный, Западно-Сибирский окружной военный суд в определении указал, что согласно п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ лицам, осужденным за совершение неосторожных, а также умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание лишения свободы назначается в колониях-поселениях. С учетом обстоятельств совершения преступления и данных о личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывания наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения.

Маринов совершил противоправные деяния, являющиеся преступлениями небольшой и средней тяжести, и к числу лиц, ранее отбывавших лишение свободы, он в соответствии с п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2001 года N 14 "О практике назначения судами видов исправительных учреждений" не относится, поэтому безмотивное назначение ему вместо колонии-поселения исправительной колонии общего режима противоречит требованиям уголовного закона.

Суд первой инстанции не вправе по своей инициативе изменить в порядке исполнения приговора вид исправительного учреждения, в котором осужденный должен отбывать лишение свободы.

Тамбовским гарнизонным военным судом рядовой Симутин был осужден по ч. 1 ст. 338 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год и 6 месяцам в колонии-поселении.

После вступления приговора в законную силу председательствующий по делу в порядке ст. ст. 397 и 399 УПК РФ изменил вид исправительного учреждения, в котором осужденный должен отбывать лишение свободы с колонии-поселения на исправительную колонию общего режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского окружного военного суда отменила постановление судьи, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 396, п. 3 ст. 397 и п. 5 ч. 1 ст. 399 УПК РФ после вступления приговора в законную силу вид исправительного учреждения может быть изменен только судом по месту отбывания наказания осужденным по представлению учреждения, исполняющего наказание, в случаях, указанных в ст. ст. 78 и 140 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации.

Изменив же вид исправительного учреждения на более строгий по данному уголовному делу, судья затронул существо постановленного им самим приговора и ухудшил положение осужденного, чего делать был не вправе.

Приговор изменен, поскольку осужденному назначено более строгое, чем предусмотрено санкцией вмененной ему статьи уголовного закона, наказание.

Грозненским гарнизонным военным судом подполковник Некрасов осужден по ч. 1 ст. 293 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Президиум Северо-Кавказского окружного военного суда вместо лишения свободы назначил осужденному штраф в размере 10 тысяч рублей, поскольку в соответствии со ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса, а санкцией ч. 1 ст. 293 УК РФ наказание в виде лишения свободы не предусмотрено.

 

6. Ошибки в рассмотрении гражданских исков

 

Солидарная материальная ответственность не может быть возложена на лиц, совершивших разные преступления и причинивших потерпевшему различный вред здоровью.

35 гарнизонным военным судом Дуденко и Растегин признаны виновными в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для здоровья, а Гузеев и Дмитриевский - в открытом хищении чужого имущества, совершенном с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, и осуждены к различным срокам лишения свободы Дуденко и Растегин по ч. 1 ст. 162 УК РФ, а Гузеев и Дмитриевский по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

По приговору с Гузеева, Дмитриевского и Растегина в счет компенсации морального вреда присуждено ко взысканию в солидарном порядке в пользу потерпевшего Кобелева 10 тысяч рублей.

Как установил суд первой инстанции, примерно в 2 часа 11 октября 2004 года на улице в городе Петропавловске-Камчатском Дуденко нанес гражданину Кобелеву удар кулаком в область глаза, причинив контузию глаза первой степени, то есть легкий вред здоровью, после чего сорвал с него серебряную цепочку с крестиком стоимостью 800 рублей.

После этого Гузеев ударом ноги в область подреберья сбил Кобелева с ног и нанес ему несколько ударов ногами в грудь, не повлекших вреда здоровью, а Растегин нанес потерпевшему несколько ударов ногами по голове и рукам, которыми тот прикрывал голову, и снял с него куртку и ботинки общей стоимостью 3950 рублей. В это же время Дмитриевский, ударив Кобелева ногой по спине, снял с него кепку стоимостью 400 рублей.

Судебная коллегия Тихоокеанского флотского военного суда отменила приговор в части взыскания с осужденных в солидарном порядке в пользу потерпевшего 10 тысяч рублей в порядке компенсации морального вреда и приняла решение о компенсации ими указанного вреда в долевом порядке: с Гузеева и Растегина по 4 тысячи рублей, а с Дмитриевского - 2 тысячи рублей.

При этом судебная коллегия указала, что законных оснований возлагать на Гузеева, Дмитриевского и Растегина солидарную ответственность по компенсации Кобелеву морального вреда у суда не имелось, поскольку они осуждены за разные преступления, а солидарно перед потерпевшим в соответствии со ст. 1080 ГК РФ отвечают только лица, совместно причинившие ему общий вред, чего по данному делу не установлено.

Размер компенсации морального вреда определяется с учетом характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, степени вины причинителя вреда, а также требований разумности и справедливости.

Казанским гарнизонным военным судом старший лейтенант Шакиров осужден за превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия и с причинением тяжких последствий, по п. п. "а", "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ с применением ст. ст. 64 и 73 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. В удовлетворение гражданского иска потерпевшего Тинчурина с Шакирова в его пользу определено взыскать 10 тысяч рублей в счет компенсации морально вреда, а в удовлетворении иска в размере 304 тысяч рублей отказано.

Судебная коллегия по уголовным делам Приволжского окружного военного суда приговор в части решения по гражданскому иску отменила и передала его на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, указав в определении, что при разрешении данного иска суд первой инстанции в соответствии с требованиями ст. ст. 151 и 1101 ГК РФ должен был учесть характер причиненных потерпевшему физических, нравственных страданий и степень вины причинителя вреда, а также руководствоваться требованиями разумности и справедливости, однако он этого не сделал. По делу, в частности, не учтено, что в результате избиения курсанту военного училища Тинчурину не только была удалена селезенка, то есть причинен тяжкий вред здоровью, но он, кроме того, был признан негодным к военной службе, что коренным образом повлияло на его жизненные планы.

***

По данному делу следует отметить, что, обоснованно придя к выводу о несоответствии размера компенсации морального вреда, окружной военный суд должен был, не передавая дело на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, сам принять решение по гражданскому иску, поскольку при разрешении гражданского иска в уголовном деле военные суды руководствуются гражданским процессуальным законодательством, а оно позволяет как исправлять ошибки судов первой инстанции, так и принимать по иску новое решение.

Моральный вред подлежит компенсации лишь при посягательстве на личные неимущественные права, иные нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом.

Сретенским гарнизонным военным судом сержант Ткаченко был осужден по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 166 УК РФ к штрафу в размере 20 тысяч рублей. Кроме того, с него было определено взыскать в пользу потерпевшей Гордеевой в порядке компенсации морального вреда 3 тысячи рублей.

Рассмотрев дело в кассационном порядке, Восточно-Сибирский окружной военный суд отменил решение суда первой инстанции по гражданскому иску и производство по иску прекратил, поскольку согласно ст. 151 ГК РФ моральный вред подлежит компенсации только в том случае, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права потерпевшего либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях предусмотренных законом. Совершенный же Ткаченко угон транспортного средства относится к преступлениям против имущественных прав граждан и сведений о причинении в процессе него вреда другим правам и интересам потерпевшего по делу не установлено.

При оправдании подсудимого за отсутствием в его действиях состава преступления предъявленный к нему гражданский иск оставляется без рассмотрения.

Черняховским гарнизонным военным судом Егоров был признан невиновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 129 УК РФ и ч. 1 ст. 130 УК РФ, и оправдан за отсутствием в его действиях составов данных преступлений. При этом суд отказал гражданке Пасечниковой в удовлетворении гражданского иска к Егорову о возмещении морального вреда в размере 200 тысяч рублей.

Рассмотрев дело в кассационном порядке, Балтийский флотский военный суд приговор в части решения по гражданскому иску изменил, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 306 УПК РФ при постановлении оправдательного приговора во всех случаях за исключением оправдания в связи с отсутствием события преступления и за непричастностью подсудимого к совершению преступления гражданский иск подлежит оставлению без рассмотрения.

 

7. Иные ошибки

 

В соответствии с ч. 4 ст. 359 УПК РФ дополнительная кассационная жалоба может быть подана до начала судебного заседания.

Осужденный по ч. 1 ст. 333 УК РФ Черняховским гарнизонным военным судом Сохиев в установленный срок обжаловал постановленный в отношении него приговор в Балтийский флотский военный суд, а затем подал еще одну кассационную жалобу, которую судья гарнизонного военного суда своим постановлением оставил без движения, как поданную с пропуском установленного на кассационное обжалование приговора срока.

Между тем в соответствии с ч. 4 ст. 359 УПК РФ лицо, подавшее жалобу или представление, до начала судебного заседания вправе изменить их либо дополнить новыми доводами, то есть подать дополнительную жалобу или представление.

В связи с изложенным Балтийский флотский военный суд, рассмотрев дело по кассационной жалобе осужденного, данное постановление отменил.

Процессуальные издержки, связанные с участием в уголовном деле защитника, от которого подсудимый отказался, возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Владивостокским гарнизонным военным судом с осужденного Агамирзоева было определено взыскать процессуальные издержки в размере 270 рублей, выплаченных адвокату за оказание юридической помощи подсудимому.

Судебная коллегия по уголовным делам Тихоокеанского флотского военного суда указанное решение отменила и отнесла эти расходы на счет федерального бюджета, поскольку согласно ч. 4 ст. 132 УПК РФ в тех случаях, когда суд не принимает отказ подсудимого от назначенного защитника и последний участвует в судебном разбирательстве по инициативе суда, расходы на оплату труда адвоката не могут взыскиваться с осужденного.

Для изменения избранной судом меры пресечения на более мягкую решения суда не требуется.

Судьей Ульяновского гарнизонного военного суда была удовлетворена жалоба обвиняемого Хоменко на постановление следователя об отказе в изменении меры пресечения в виде заключения под стражу на подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Свое решение судья обосновал тем, что в соответствии с ч. 4 ст. 110 УПК РФ для рассмотрения названного ходатайства обвиняемого установлена судебная процедура, поэтому рассмотрение его не входит в компетенцию следователя. Кроме того, судья вынес в адрес военного прокурора частное постановление с указанием на нарушение, по его мнению, данной нормы уголовно-процессуального закона.

Президиум Приволжского окружного военного суда отменил оба постановления судьи, указав в постановлении, что к моменту рассмотрения жалобы Хоменко ч. 4 ст. 110 УПК РФ утратила силу, поэтому судья должен был руководствоваться при разрешении жалобы ч. 2 ст. 110 УПК РФ, согласно которой отмена или изменение меры пресечения производится по постановлению дознавателя, следователя, прокурора или судьи либо по определению суда.

***

Значительно снижают информационную роль обзоров судебной работы окружных (флотских) военных судов и подрывают единство судебной практики помещаемые в них сомнительные, а порой и ошибочные примеры судебных решений судов второй инстанции.

Так, 3 окружной военный суд в обзоре указал, что Черемховский гарнизонный военный суд, признав Широкова виновным в умышленном причинении Денисову А.Е. тяжкого вреда здоровью при превышении необходимой обороны, необоснованно взыскал с него в пользу военного госпиталя в счет возмещения средств, затраченных на стационарное лечение потерпевшего, 21435 рублей, поскольку в соответствии с п. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 25 июня 1973 года "О возмещении средств, затраченных на стационарное лечение потерпевших от преступных действий" и разъяснением Пленума Верховного Суда СССР, содержащимся в п. 17 Постановления от 16 августа 1984 года N 14 "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств", затраты на лечение не взыскиваются, если вред причинен при превышении пределов необходимой обороны и в состоянии сильного душевного волнения, в связи с чем решение суда первой инстанции в этой части было отменено.

Между тем согласно п. 2 Постановления Верховного Совета РСФСР "О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств" от 12 декабря 1991 г. и Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 1992 г. N 8 в редакции Постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. N 11 "О применении судами Российской Федерации Постановлений Пленума Верховного Суда Союза ССР" законодательные акты СССР и Постановления Пленума Верховного Суда СССР могут применяться на территории Российской Федерации лишь в части, не противоречащей ее законодательству. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 25 июня 1973 года и Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 года противоречили установленному Гражданским кодексом Российской Федерации, а также ст. ст. 66 и 67 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан порядку возмещения вреда, поэтому они при решении данного вопроса применяться не могли и, следовательно, окружной военный суд сам допустил ошибку.

...

Не отвечает сложившейся судебной практике, как представляется, также приведенное в обзоре решение Северо-Кавказского окружного военного суда по уголовному делу сержанта Мухамедьярова, осужденного Ростовским-на-Дону гарнизонным военным судом по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 286 УК РФ с применением ст. 64 того же УК к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, и рядового Яханова, осужденного тем же судом по ч. 3 ст. 335 УК РФ к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Как установил суд первой инстанции, разводящий Мухамедьяров, будучи недовольным качеством подготовки рядового Калашникова к несению службы, нанес ему на территории, охраняемой караулом, несколько ударов кулаками, ногами и прикладом автомата АК-74 по голове и телу, причинив средней тяжести вред здоровью в виде разрыва связки надколенника.

Находившийся рядом караульный Яханов, также проявляя недовольство отношением к службе не находившегося с ним в отношениях подчиненности Калашникова, нанес ему несколько ударов кулаками, ногами и прикладом автомата по голове и животу, причинив тяжкий вред здоровью в виде закрытой тупой травмы живота с развитием в последующем перитонита.

Судебная коллегия по уголовным делам окружного военного суда исключила из обвинения осужденных квалифицирующий признак "с применением оружия", поскольку, по ее мнению, под ним во вмененных им статьях понимается использование только боевых свойств оружия, указанных в ст. 1 Федерального закона от 13 декабря 1996 года N 150-ФЗ "Об оружии", согласно которой боевое ручное огнестрельное оружие, которым является и автомат АК-74, предназначено для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда, а осужденные эти поражающие свойства оружия не использовали.

Между тем, такой вывод противоречит как теории квалификации воинских преступлений с использованием оружия, так и судебной практике, в том числе рекомендациям, данным Военной коллегией в "Обзоре судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими", поскольку он основан на понятии огнестрельного оружия, данном в Федеральном законе "Об оружии", а не на понятии "применение оружия" в уголовно-правовом смысле. Под применением же оружия в преступлениях, вмененных осужденным, в отличие от толкования указанного понятия судьями Северо-Кавказского окружного военного суда только на положениях ст. 1 Закона "Об оружии", должно пониматься не только поражение цели в результате выстрела, но и использование оружия для психического воздействия путем угрозы причинения потерпевшему смерти или телесных повреждений, а также использование для этого всех поражающих свойств оружия, в том числе штыка и приклада.

 

Отдел обобщения судебной практики

Военной коллегии Верховного Суда

Российской Федерации

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"