||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 мая 2008 г. N 35-О08-15сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Магомедова В.В.

судей Дорошкова В.В. и Нестерова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 29 мая 2008 года кассационные жалобы осужденных М., К.А., С.Е., П.А.С., Б.А., адвокатов Зуевой Л.Н., Лихачевой Г.Е., Кадочникова П.О., Кулика Н.М., Варфоломеева Е.П., Литягина А.И. на приговор Тверского областного суда с участием присяжных заседателей от 30 ноября 2007 года, по которому

М., <...>, ранее не судимый,

осужден по п. п. "а", "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 2 года и 6 месяцев лишения свободы со штрафом в сумме сто пятьдесят тысяч рублей и с лишением права занимать выборные должности в представительных органах местного самоуправления сроком на два года (за каждое из четырех преступлений).

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 3 года и 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в сумме триста пятьдесят тысяч рублей и с лишением права занимать выборные должности в представительных органах местного самоуправления сроком на три года.

Мера пресечения ему изменена на содержание под стражей, и срок наказания исчислен с 30 ноября 2007 года.

П.В.И., <...>, ранее не судимая,

осуждена по п. п. "а", "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 2 года и 6 месяцев лишения свободы со штрафом в сумме сто пятьдесят тысяч рублей и с лишением права занимать выборные должности в представительных органах местного самоуправления сроком на два года (за каждое из трех преступлений).

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 3 года и 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в сумме триста пятьдесят тысяч рублей и с лишением права занимать выборные должности в представительных органах местного самоуправления сроком на три года.

Мера пресечения ей изменена на содержание под стражей, и срок наказания исчислен с 30 ноября 2007 года. Зачтено в срок наказания время содержания его под стражей с 29 по 30 марта 2006 года.

К.А., <...>, ранее не судимый,

осужден по п. п. "а" ч. 4 ст. 290 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 2 года и 6 месяцев лишения свободы со штрафом в сумме сто тысяч рублей и с лишением права занимать выборные должности в представительных органах местного самоуправления сроком на два года (за каждое из трех преступлений).

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 3 года и 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в сумме двести пятьдесят тысяч рублей и с лишением права занимать выборные должности в представительных органах местного самоуправления сроком на три года.

По ч. 1 ст. 175 УК РФ он освобожден от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Срок наказания исчислен с 18 апреля 2007 года. Зачтено в срок отбывания наказания время содержания его под стражей с 15 по 24 марта 2006 года.

С.Е., <...>, ранее не судимый,

осужден по п. п. "а" ч. 4 ст. 290 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 5 лет лишения свободы со штрафом в сумме сто пятьдесят тысяч рублей и с лишением права занимать выборные должности в представительных органах местного самоуправления сроком на два года (за каждое из двух преступлений).

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 6 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в сумме двести тысяч рублей и с лишением права занимать выборные должности в представительных органах местного самоуправления сроком на три года.

По ч. 1 ст. 175 УК РФ он освобожден от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Срок наказания исчислен ему с 13 апреля 2006 года.

П.А.С., <...>, ранее не судимый,

осужден по п. п. "а" ч. 4 ст. 290 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 5 лет и 6 месяцев лишения свободы со штрафом в сумме сто пятьдесят тысяч рублей и с лишением права занимать выборные должности в представительных органах местного самоуправления сроком на два года (за каждое из двух преступлений).

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в сумме двести тысяч рублей и с лишением права занимать выборные должности в представительных органах местного самоуправления сроком на три года.

Срок наказания исчислен ему с 21 марта 2006 года.

К.Т., <...>, ранее не судимая,

осуждена по п. п. "а" ч. 4 ст. 290 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 2 года и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в сумме двести тысяч рублей и с лишением права занимать выборные должности в представительных органах местного самоуправления сроком на три года.

По ч. 1 ст. 175 УК РФ (за два преступления) она освобождена от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Мера пресечения ей изменена на содержание под стражей, и срок наказания исчислен с 30 ноября 2007 года.

Она же оправдана по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. п. "а", "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ (по эпизоду получения взяток в интересах ООО "Лазурьстрой") в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

Б.А., <...>, ранее не судимый,

осужден по п. п. "а" ч. 4 ст. 290 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 2 года и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в сумме сто пятьдесят тысяч рублей и с лишением права занимать выборные должности в представительных органах местного самоуправления сроком на три года.

Мера пресечения ему изменена на содержание под стражей, и срок наказания исчислен с 30 ноября 2007 года. Зачтено в срок отбывания наказания время содержания его под стражей с 22 по 23 марта 2006 года.

По данному делу осуждены: П.В.А., Ж., Р., С.А., Д., Б.Р., Х., О. и оправдан Т., в отношении которых приговор в кассационном порядке не обжалован.

М. осужден за то, что в составе организованной группы депутатов Тверской городской Думы, являясь депутатом, то есть должностным лицом, в составе организованной группы обеспечивал контроль за необходимым подсчетом голосов, получал от заинтересованных лиц денежные вознаграждения, хранил их до принятия решения, делил полученное вознаграждение между депутатами, то есть получал взятки в крупном размере за совершение действий, которые входят в круг его служебных полномочий, по четырем эпизодам: 1) 3 ноября 2005 года за голосование в поддержку решения, одобряющего передачу имущества муниципального унитарного предприятия "Тверьводоканал" в пользу ООО "Росводоканал"; 2) 24 ноября 2005 года путем голосования против решения о снижении нормативов потребления теплоэнергии в пользу ОАО "ТКС", 3) 26 декабря 2005 года за голосование в поддержку изменений в решение Тверской городской Думы по поводу введения единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности в пользу ООО "Лазурьстрой"; 4) 27 января 2006 года за голосование в поддержку решения о списании с бухгалтерского учета административного здания в пользу строительной фирмы "Квартал".

П.В.И. осуждена за то, что, являясь депутатом Тверской городской Думы, то есть должностным лицом, получала взятки в крупном размере в составе организованной группы, за совершение действий, которые входят в круг ее служебных полномочий, по трем эпизодам: 1) 24 ноября 2005 года путем голосования против решения о снижении нормативов потребления теплоэнергии в пользу ОАО "ТКС", 2) 26 декабря 2005 года за голосование в поддержку изменений в решение Тверской городской Думы по поводу введения единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности в пользу ООО "Лазурьстрой"; 3) 27 января 2006 года за голосование в поддержку решения о списании с бухгалтерского учета административного здания в пользу строительной фирмы "Квартал".

К.А. осужден за то, что, являясь депутатом Тверской городской Думы, то есть должностным лицом, получал взятки за совершение действий, которые входят в круг его служебных полномочий, группой лиц по предварительному сговору по трем эпизодам: 1) 3 ноября 2005 года за голосование в пользу решения, одобряющего передачу имущества муниципального унитарного предприятия "Тверьводоканал" в пользу ООО "Росводоканал"; 2) 24 ноября 2005 года путем голосования против решения о снижении нормативов потребления теплоэнергии в пользу ОАО "ТКС", 3) 27 января 2006 года за голосование в пользу решения о списании с бухгалтерского учета административного здания строительной фирмы "Квартал".

С.Е. осужден за то, что, являясь депутатом Тверской городской Думы, то есть должностным лицом, получал взятки за совершение действий, которые входят в круг его служебных полномочий, группой лиц по предварительному сговору по двум эпизодам: 1) 24 ноября 2005 года путем голосования против решения о снижении нормативов потребления теплоэнергии в пользу ОАО "ТКС"; 2) 26 декабря 2005 года за голосование в пользу ООО "Лазурьстрой" о внесении изменений в решение Тверской городской Думы по поводу введения единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности.

П.А.С. осужден за то, что, являясь депутатом Тверской городской Думы, то есть должностным лицом, получал взятки за совершение действий, которые входят в круг его служебных полномочий, группой лиц по предварительному сговору по двум эпизодам: 1) 26 декабря 2005 года за голосование в пользу ООО "Лазурьстрой" о внесении изменений в решение Тверской городской Думы по поводу введения единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности; 2) 27 января 2006 года за голосование в пользу решения о списании с бухгалтерского учета административного здания строительной фирмы "Квартал".

К.Т. осуждена за то, что, являясь депутатом Тверской городской Думы, то есть должностным лицом, получила взятку в размере 60 тысяч рублей за совершение действий, которые входят в круг ее служебных полномочий, группой лиц по предварительному сговору 27 января 2006 года за голосование в поддержку решения о списании с бухгалтерского учета административного здания в пользу строительной фирмы "Квартал".

Б.А. осужден за то, что, являясь депутатом Тверской городской Думы, то есть должностным лицом, получил взятку за совершение действий, которые входят в круг его служебных полномочий, группой лиц по предварительному сговору 3 ноября 2005 года за голосование в поддержку решения, одобряющего передачу имущества муниципального унитарного предприятия "Тверьводоканал" в пользу ООО "Росводоканал".

Преступления совершены в г. Твери в период с октября 2005 года по январь 2006 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Дорошкова В.В., выступления адвокатов Зуевой Л.П., Варфоломеева Е.П., Рыбка Л.П., Кулика Н.М., Литягина А.И., Сергеевой А.П., Яцына О.И., поддержавших доводы кассационных жалоб об отмене и изменении приговора суда, прокурора Коваль К.И., полагавшего приговор изменить, оставив кассационные жалобы без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

осужденный М. в основной и дополнительных кассационных жалобах просит изменить приговор вследствие неправильного применения уголовного закона и несправедливости назначенного наказания. Оспаривая квалификацию действий, осужденный указывает на то, что не являлся должностным лицом, и поэтому его действия не могли квалифицироваться по ст. 290 УК РФ. Полагает, что при назначении наказания суд недостаточно учел смягчающие наказание обстоятельства, в том числе: раскаяние в содеянном, явку с повинной, состояние здоровья, наличие на иждивении престарелых родителей, положительные характеристики.

Осужденный К.А. в основной и дополнительной кассационных жалобах просит изменить приговор вследствие несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильного применения уголовного закона и несправедливостью назначенного наказания в связи с чрезмерной суровостью. Оспаривая вывод присяжных заседателей о получении им денежного вознаграждения за голосование по 2 и 3 эпизодам обвинения, осужденный утверждает, что о получении вознаграждения за голосование по этим вопросам он узнал после голосования, так как не был посвящен в цели, которые преследовала организованная группа. Поскольку вердиктом присяжных он не признан виновным в получении взятки по предварительному сговору в группе лиц, должностным лицом не являлся, а вмененные ему в вину действия не входили в обязанности депутатов Тверской городской думы, то юридическая оценка его действиям дана неправильная. С учетом положительных характеристик считает возможным не лишать его свободы.

Осужденный С.Е. в основной и дополнительных жалобах просит отменить приговор, а производство по делу в отношении него прекратить вследствие несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушений уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и назначения несправедливого наказания. Нарушения уголовно-процессуального закона он усматривает в том, что уголовное дело в отношении него возбуждено в нарушение положений ст. 448 УПК РФ лицом, которое не было соответствующим образом наделено правами на совершение процессуальных действий от имени прокурора субъекта Федерации. Новое заключение о наличии признаков преступления дано коллегией судей при отсутствии решения об отмене предыдущего заключения суда по данному вопросу от 7 апреля 2006 года. Принятие повторного заключения без изменения квалификации на более тяжкое обвинение автор кассационной жалобы считает недопустимым. Нарушение права на защиту осужденный усматривает в том, что суд отказал в допуске к участию в качестве защитника наряду с адвокатом его дочери. Суд не удовлетворил также его ходатайство об отказе от назначенного ему защитника, незаконно удалил из зала судебного заседания вплоть до выступления с последним словом, лишив возможности выступать перед присяжными заседателями в прениях и с репликами. После напутственного слова председательствующий лишил его права заявить в присутствии присяжных заседателей свои возражения по поводу содержания напутственного слова. Судья вопреки положениям ч. 2 ст. 338 УПК РФ отказал ему в постановке перед присяжными заседателями вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих его ответственность или влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление. Считает, что после направления судом в порядке ст. 237 УПК РФ дела прокурору, фактически было проведено дополнительное расследование, проведение которого законом не предусмотрено. При мотивировке квалификации осужденных по 4 эпизоду суд в приговоре указал о том, что его действия по указанному эпизоду подлежат квалификации по п. "а" ч. 4 ст. 290 УК РФ. Между тем он виновным по данному эпизоду не признан. Осужденный утверждает, что он как депутат городской думы, не являлся должностным лицом и обращает внимание на то, что вердиктом присяжных заседателей он не признан виновным в совершении преступлений в составе группы лиц, а поэтому его действия подлежали переквалификации. Кроме того, осужденный отмечает игнорирование судом при назначении наказания смягчающих наказание обстоятельств, в том числе явки с повинной, активного способствования раскрытию преступлений, наличия на иждивении несовершеннолетнего ребенка, престарелого отца, заболеваний, положительных характеристик.

Осужденный П.А.С. в основной и дополнительных жалобах просит приговор в отношении него отменить, а дело производством прекратить вследствие нарушений уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и назначения несправедливого наказания. Он считает, что уголовное дело в отношении него возбуждено в нарушение положений главы 52 УПК РФ лицом, которое не было соответствующим образом наделено правами на совершение процессуальных действий от имени прокурора субъекта Федерации. Вердиктом присяжных заседателей он не признан виновным в совершении преступлений в составе группы лиц, квалифицирующий признак совершения преступления по предварительному сговору группой лиц ему не вменялся в вину, а поэтому его действия получили неправильную юридическую оценку. Кроме того, осужденный полагает, что при назначении наказания суд недостаточно учел смягчающие наказание обстоятельства, в том числе: раскаяние в содеянном, наличие онкологического заболевания, возраст, наличие на иждивении тети-инвалида, положительных характеристик.

Адвокат Зуева Л.Н. в интересах осужденного К.А. просит приговор изменить вследствие неправильного применения уголовного закона и несправедливостью назначенного наказания. Она просит переквалифицировать действия осужденного с п. "а" ч. 4 ст. 290 на ч. 1 ст. 175 УК РФ и освободить его от наказания за давностью привлечения к уголовной ответственности, поскольку К.А. не являлся должностным лицом, вывод суда в приговоре о совершении К.А. преступления в группе лиц по предварительному сговору противоречит вердикту присяжных заседателей. При назначении осужденному наказания судом не учтены смягчающие наказание обстоятельства: совершение преступления впервые, активное способствование раскрытию преступления, раскаяние в содеянном, добровольное возвращение части денежных средств, наличие заболеваний, наличие на иждивении двоих детей и родителей-инвалидов, признание его вердиктом присяжных заслуживающим снисхождения.

Адвокат Лихачева Г.Е. в интересах осужденного С.Е. просит отменить приговор, а дело в отношении осужденного прекратить в связи с неправильным применением уголовного закона, поскольку С.Е. не являлся должностным лицом, и поэтому его действия подлежали квалификации по ч. 1 ст. 175 УК РФ, но за давностью дело подлежит прекращению. Кроме того, защитник указывает на то, что в описательно-мотивировочной части приговора суд по 4 эпизоду указал, что действия С.Е. по данному эпизоду подлежат квалификации по п. "а" ч. 4 ст. 290 УК РФ. В то же время осужденному обвинение по 4 эпизоду не предъявлялось и он не признан присяжными заседателями виновным по данному эпизоду.

Адвокат Кадочников П.О. в основной и дополнительной жалобах в интересах осужденного П.А.С. просит отменить приговор суда, направив дело на новое судебное рассмотрение вследствие несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушений уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и назначения несправедливого наказания. По его мнению, факт участия П.А.С. в голосовании по 4 эпизоду не доказан. Обстоятельства, установленные в приговоре, противоречат обстоятельствам дела, установленным вердиктом присяжных заседателей. Уголовное дело возбуждено с нарушением уголовно-процессуального закона ненадлежащим должностным лицом, поскольку Генеральный прокурор не издавал приказа о назначении заместителя прокурора Тверской области В. исполняющим обязанности прокурора Тверской области. Скамья присяжных заседателей сформирована тенденциозно, с нарушением закона, поскольку большую часть присяжных составляли женщины-пенсионеры, ранее принимавшие участие в рассмотрении дел в качестве присяжных заседателей в течение календарного года. Нарушены положения ч. 1 ст. 338 УПК РФ при постановке вопросов перед присяжными заседателями вследствие того, что неясна позиция государственного обвинителя по дате совершения преступления по 4 эпизоду, поскольку им утверждалось о совершении преступления 26 декабря не 2005, а 2006 года. Суд допустил искажение доказательственной базы, изложенной в прениях. Автор кассационной жалобы также считает, что судом неправильно применен уголовный закон, поскольку П.А.С. не являлся должностным лицом и наказание осужденному назначено несправедливое, без учета смягчающих наказание обстоятельств.

Адвокат Литягин А.И. в интересах осужденной К.Т. просит изменить приговор вследствие неправильного применения закона и несправедливостью наказания. Защитник считает, что осужденная не являлась должностным лицом, поскольку работала в городской думе не на постоянной основе. Кроме того, депутат органа местного самоуправления не является субъектом преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ. К.Т. вердиктом присяжных не была признана виновной в совершении преступления в составе группы лиц, а поэтому ее действия получили неправильную юридическую оценку. При назначении наказания осужденной суд не учел в качестве смягчающих наказание обстоятельств состояние ее здоровья, явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления.

Адвокат Варфоломеев Е.П. в интересах осужденной П.В.И. просит изменить приговор вследствие несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильного применения уголовного закона и несправедливостью назначенного наказания. Защитник считает, что следует исключить из приговора участие П.В.И. в голосовании по 1 и 3 эпизодам, поскольку 1 эпизод не вменялся ей в вину, а по 3 эпизоду осужденная не голосовала и не присутствовала в зале при голосовании, что подтвердила в суде свидетель П. Неправильное применение уголовного закона защитник усматривает в том, что суд в резолютивной части приговора не назначил наказание отдельно за каждое из преступлений в отдельности. Кроме того, автор жалобы считает назначенное осужденной наказание несправедливым, без учета смягчающих наказание обстоятельств (наличие 4 детей, плохое состояние здоровья, пенсионный возраст) и просит назначить П.В.И. условную меру наказания с применением ст. 73 УК РФ.

Адвокат Кулик Н.М. в основной и дополнительной жалобах в интересах осужденного Б.А. просит изменить приговор вследствие неправильного применения уголовного закона и несправедливости назначенного наказания. Защитник считает, что Б.А. не являлся должностным лицом, вывод суда о совершении им преступления в составе группы лиц по предварительному сговору противоречит вердикту присяжных заседателей, признавших, что Б.А. в группу не входил, а поэтому его действия подлежали квалификации по ч. 1 ст. 175 УК РФ. Однако в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности осужденный должен быть освобожден от наказания. Кроме того, автор жалобы указывает на то, что при назначении Б.А. наказания суд не учел смягчающих наказание обстоятельств: совершение преступления впервые, активное способствование раскрытию преступления, раскаяние в содеянном, добровольное возмещение ущерба, наличие на иждивении дочери-студентки, положительные характеристики и признание его присяжными заседателями заслуживающим снисхождения).

В возражениях на кассационные жалобы адвокатов государственные обвинители Михайлов А.Ю. и Воронин В.В. просят приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвокатов без удовлетворения, поскольку обвинительный приговор в отношении осужденных М., К.А., С.Е., П.В.И., П.А.С., К.Т., Б.А. является законным, обоснованным и справедливым.

Судебная коллегия, проверив материалы уголовного дела, доводы кассационных жалоб и возражений на них, находит кассационные жалобы осужденных и адвокатов не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ судебное решение, вынесенное с участием присяжных заседателей, не может быть обжаловано по мотивам несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Следовательно, доводы кассационных жалоб в части обжалования осужденными и их адвокатами обвинительного приговора по мотиву несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, не могут проверяться в кассационном порядке.

Вопреки доводам кассационных жалоб осужденных и адвокатов при рассмотрении данного дела судом первой инстанции не допущено нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, вынесенного с участием присяжных заседателей.

Из материалов уголовного дела усматривается, что вопреки доводам кассационных жалоб осужденных С.Е. и П.А.С. органы предварительного следствия не допустили нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, при возбуждении уголовного дела. Так, уголовное дело N 045007 было возбуждено 13 марта 2006 года и.о. прокурора Тверской области П.И.А. в отношении П.В.А., Ж., К.А., Т. по признакам преступления, предусмотренного п. "а" ч. 4 ст. 290 УК РФ. 12 апреля 2006 года на основании заключения коллегии судей Тверского областного суда о наличии в действиях депутата Законодательного Собрания Тверской области С.Е. признаков преступления, прокурором области по признакам преступлений, предусмотренных п. п. "а", "г" ч. 4 ст. 290, п. п. "а", "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ, возбуждено уголовное дело N 045017. 13 апреля 2006 года уголовные дела N 045007 и N 045017 были соединены в одно производство.

11 октября 2006 года уголовное дело в отношении П.А.С., С.Е. и других лиц было возвращено Тверским областным судом в порядке ст. 237 УПК РФ прокурору. 2 марта 2007 года заключением коллегии судей Тверского областного суда удовлетворено представление и.о. прокурора Тверской области от 26 февраля 2007 года о наличии в действиях депутата Законодательного Собрания Тверской области С.Е. признаков преступления, предусмотренных ч. 1 ст. 175 УК РФ, п. п. "а", "г" ч. 4 ст. 290, п. "а" ч. 4 ст. 290 УК РФ. Кассационным определением Верховного Суда Российской Федерации от 2 мая 2007 года вышеуказанное заключение оставлено без изменения, а кассационные жалобы С.Е. и его защитника - без удовлетворения.

Таким образом, нарушения порядка возбуждения уголовного дела в отношении С.Е. были устранены. Сам по себе факт отсутствия в материалах уголовного дела процессуального документа об отмене постановления о возбуждении уголовного дела в отношении депутата законодательного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, когда еще отсутствовало заключение коллегии судей областного суда, не является основанием для отмены приговора суда, если допущенное нарушение было устранено.

При этом вопреки доводам кассационных жалоб, по данному делу не допущено нарушений положений ст. 448 УПК РФ. Положения данной статьи уголовно-процессуального закона лишь предусматривают в качестве обязательного условия возбуждения уголовного дела в отношении лиц, пользующихся иммунитетом, получения заключения суда о наличии или об отсутствии в его действиях признаков преступления, но не препятствуют повторному привлечению лица к уголовной ответственности за одно и то же преступление. Суд в соответствии с положениями ч. 2 ст. 252 УПК РФ вправе признать подсудимого виновным в менее тяжком преступлении, чем он обвинялся с учетом требований ст. 448 УПК РФ, не ухудшая при этом положения подсудимого. Установление факта совершения С.Е. преступлений не в составе организованной группы, а группой лиц по предварительному сговору, не ухудшает положения осужденного.

В отношении П.А.С. 20 марта 2006 года по признакам преступления, предусмотренного п. "а" ч. 4 ст. 290 УК РФ, было возбуждено уголовное дело N 045008. В тоже день уголовное дело N 045008 соединено в одно производство с уголовным делом N 045007. Кроме того, 18 апреля 2006 года в отношении П.А.С., а также ряда других депутатов прокурором Тверской области возбуждено уголовное дело N 045020 по признакам преступления, предусмотренного п. п. "а", "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ. В тот же день уголовное дело N 045020 соединено заместителем прокурора области в одно производство с уголовным делом N 045007.

Таким образом, нарушения порядка возбуждения уголовного дела в отношении П.А.С. также были устранены. Поэтому оснований для отмены приговора вследствие неправильного возбуждения уголовного дела не имеется.

Вопрос о допустимости тех или иных доказательств рассмотрен председательствующим в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона с приведением убедительных мотивов принятых им решений. Председательствующий, руководствуясь ст. ст. 243 и 258 УПК РФ, принимал необходимые меры, исключающие возможность ознакомления присяжных заседателей с недопустимыми доказательствами, а также возможность исследования вопросов, не входящих в их компетенцию.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного С.Е. доказательства, которые он считает недопустимыми, получены в соответствии с требованиями УПК РФ в рамках уголовного дела N 045007, которое возбуждалось не в отношении него и П.А.С. Заявление С.Е. от 7 апреля 2006 года сделано им добровольно, признано судом явкой с повинной и учтено в качестве смягчающего наказание обстоятельства. По смыслу ст. 142 УПК РФ явка с повинной может быть сделана и до возбуждения уголовного дела. Поэтому данное доказательство также не может быть признано в соответствии со ст. 75 УПК РФ недопустимым. Протокол дополнительного допроса подозреваемого Б.А. от 23 марта 2006 года оглашался в суде по ходатайству стороны обвинения, а его заявление, сделанное в ходе предварительного расследования, - по ходатайству стороны защиты.

Заявление С.Е. от 7 апреля 2006 года, как правильно признал суд первой инстанции, сделано им добровольно. Оно правомерно признано судом явкой с повинной и учтено при назначении наказания в качестве смягчающего вину обстоятельства. По смыслу ст. 142 УПК РФ явка с повинной может быть сделана и до возбуждения уголовного дела. В связи с этим данное доказательство также не может признаваться в силу ст. 75 УПК РФ недопустимым. Данное заявление, вопреки доводам осужденного С.Е., не является его показаниями, о которых говорится в п. 1 ч. 2 ст. 74, ст. 76 УПК РФ.

Следовательно, все доказательства, исследованные в присутствии присяжных заседателей, обоснованно признаны судом допустимыми. Суд не допустил нарушений требований ст. 252 УПК РФ и не вышел за пределы предъявленного обвинения.

Вопреки доводам жалобы осужденного С.Е. сам по себе факт указания в вопросном листе (т. 61 л.д. 61) даты распределения денег в кабинете между депутатами 26 декабря 2006 года вместо 26 декабря 2005 года не влечет отмены приговора, поскольку в этом же вопросе при совершении действий, образующих объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, датой их совершения значится 26 декабря 2005 года. Именно из этой даты исходил вопросный лист при постановке перед присяжными заседателями вопросов N 102 и 103 о доказанности совершения этих действий С.Е. и о его виновности по данному эпизоду обвинения (т. 61 л.д. 67 - 68).

Право С.Е. на защиту не нарушалось ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании. В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника при рассмотрении данного дела было обязательным. В связи с этим С.Е. был своевременно предоставлен защитник. Все ходатайства, связанные с обеспечением права С.Е. на защиту, судом рассмотрены и по ним приняты обоснованные решения, в том числе и по вопросу допуска в силу положений ч. 2 ст. 49 УПК РФ в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников - дочери С.Е. (т. 58 л.д. 342). При этом суд обоснованно исходил из того, что суд не вправе в принудительном порядке обязать кого-либо из родственников подсудимого защищать его.

Ходатайство С.Е. о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, заявленное в ходе предварительного слушания, рассмотрено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и по нему вынесено мотивированное судебное решение, с которым суд кассационной инстанции соглашается (т. 58 л.д. 341).

Сам по себе факт разрешения ходатайства С.Е. о назначении почерковедческой экспертизы в нарушение ч. 2 ст. 256 УПК РФ без удаления председательствующего в совещательную комнату (т. 64 л.д. 246, 260) не является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

Суд обоснованно в соответствии с положениями ст. 258 УПК РФ удалил С.Е. из зала судебного заседания до окончания прений сторон, после целого ряда предупреждений о недопустимости нарушения порядка в судебном заседании и неподчинение распоряжениям председательствующего (т. 63 л.д. 120, 136 - 137, 147, 149, т. 66 л.д. 138, 140).

Всем участникам было предоставлено необходимое время для подготовки к судебным прениям. Ходатайств о необходимости отложения судебного разбирательства в сам день проведения прений от защитника С.Е. не поступало.

Не соответствуют действительности и не подлежат удовлетворению и доводы осужденного С.Е. о тенденциозности скамьи присяжных и нарушениях уголовно-процессуального закона при ее формировании. Процедура формирования коллегии присяжных заседателей осуществлялась в соответствии с положениями статей 327 и 328 УПК РФ. Нарушений закона при этом не допущено. Сам по себе факт участия некоторых присяжных заседателей в осуществлении своих обязанностей присяжных заседателей в предыдущие 2005 и 2006 годы не препятствовал в силу ч. 3 ст. 326 УПК РФ их участию в рассмотрении данного уголовного дела в 2007 году.

Не допущено по делу нарушений положений ч. 2 ст. 338 и ч. 6 ст. 340 УПК РФ, поскольку из содержания напутственного слова председательствующего следует, что оно не содержало нарушений принципа объективности и беспристрастности. Как следует из материалов уголовного дела ходатайства С.Е. о дополнении вопросного листа (т. 61 л.д. 1 - 2, 13) касались вопросов, которые не затрагивали фактических обстоятельств, исключающих его ответственность или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление, а также не соответствовали требованиям ст. 339 УПК РФ. Поэтому судья обоснованно вынес постановление об отклонении замечаний на вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями (т. 61 л.д. 31 - 34).

Таким образом, нарушений требований уголовно-процессуального закона, которые влекут отмену обвинительного приговора суда с участием присяжных заседателей в кассационном порядке, по данному делу не допущено.

По делу установлено, что М., Б.А., П.В.И., К.А., С.Е., К.Т., П.А.С. по итогам выборов, состоявшихся 3 ноября 2002 года, 14 марта 2004 года, 31 октября 2004 года и 22 мая 2005 года, были избраны депутатами Тверской городской Думы. Об этом свидетельствуют соответствующие постановления избирательной комиссии г. Твери (т. 3 л.д. 172).

Суд обоснованно указал в приговоре, что как депутаты этого избранного органа представительной власти осужденные были наделены властными полномочиями, и осуществляли законодательную власть, т.к. обладали правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной принадлежности на территории г. Твери. Следовательно, они являлись должностными лицами коллегиального органа местного самоуправления, осуществляющего функции представителя власти, и получали деньги за действия в пользу взяткодателей, которые входили в служебные полномочия должностного лица.

Доводы кассационных жалоб о том, что осужденные не являлись должностными лицами и не были субъектами преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ нельзя признать обоснованными по следующим основаниям.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации (статьи 130, 132) местное самоуправление в Российской Федерации обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью. Оно осуществляется, в том числе, через местные органы самоуправления. Органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы, осуществляют охрану общественного порядка, а также решают иные вопросы местного значения.

Согласно ч. 3 ст. 15 Закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 29 августа 1995 года N 154, действовавшего до 1 октября 2006 года, п. 10 ст. 35 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 6 октября 2003 года N 131 и ст. 26 Закона Тверской области "О местном самоуправлении в Тверской области" (принятого Законодательным Собранием Тверской области 27 июня 1996 года, а затем постановлением Законодательного Собрания Тверской области от 25 мая 2006 года признанного утратившим силу) в исключительной компетенции представительного органа местного самоуправления находились: установление, изменение и отмена местных налогов и сборов в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах, и сборах; принятие планов и программ развития муниципального образования; определение порядка управления и распоряжения имуществом, находящимся в муниципальной собственности; определение порядка принятия решений о создании, реорганизации и ликвидации муниципальных предприятий и учреждений, а также об установлении тарифов на услуги муниципальных, предприятий и учреждений.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 6 октября 2003 года N 131 Закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", депутат является членом представительного органа муниципального района, а именно членом выборного органа местного самоуправления, то есть выборным должностным лицом органа местного самоуправления, сформированного на муниципальных выборах.

Часть 2 статьи 9 Закона Тверской области "О местном самоуправлении в Тверской области" относит к органам местного самоуправления его выборные представительные органы. В соответствии с частью 1 указанной статьи лица, наделенные полномочиями по осуществлению представительных, распорядительных, исполнительных, контрольных и иных функций местного самоуправления, являются должностными лицами местного самоуправления. В соответствии со статьями 38, 39, 42 Устава города Твери, принятого 20 марта 1996 года и действовавшего до 1 января 2006 года, а также ст. 31 Устава города Твери, принятого 23 июня 2005 года, действующего с 1 января 2006 года, Тверская городская Дума является коллегиальным выборным, постоянно действующим органом местного самоуправления, состоящим из тридцати трех депутатов. Тверская городская Дума правомочна принимать решения в составе не менее двадцати двух депутатов. Согласно статьи 11 раздела V и статьи 9 раздела VI Регламента Тверской городской Думы (в редакции от 2 июля 1999 года с последующими изменениями), заседание Тверской городской Думы правомочно, если на нем присутствуют не менее половины от числа избранных депутатов; решения Думы принимаются большинством депутатов, присутствующих на заседании.

Анализ приведенного выше законодательства и нормативных актов органов местного самоуправления позволили суду первой инстанции сделать правомерный вывод о том, что депутаты Тверской городской Думы обладали правом принимать и принимали в пределах своей компетенции решения, обязательные для исполнения гражданами и организациями, т.е. выполняли функции представителя власти, а потому в соответствии с примечанием к ст. 285 УК РФ они являлись должностными лицами.

В соответствии с УК РФ должностными лицами в статьях главы 30 УК РФ, в том числе и в ст. 290 УК РФ, признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" к представителям власти относятся лица, осуществляющие законодательную, исполнительную или судебную власть. Причем не важно, на постоянной основе или не на постоянной депутат осуществлял свою депутатскую деятельность. По смыслу уголовного закона функции представителя власти могут осуществляться в течение определенного времени или одноразово либо совмещаться с основной работой.

Вопреки доводам кассационных жалоб действиям осужденных К.А., С.Е., П.А.С., К.Т., Б.А. по п. "а" ч. 4 ст. 290 УК РФ по признаку совершения преступления группой лиц по предварительному сговору дана правильная юридическая оценка.

Из вопросного листа (т. 61 л.д. 35 - 37, 42) следует, что присяжные заседатели признали установленными по делу факты того, что К.А. договорился привлекать в группу новых членов из числа депутатов и вовлекал их, участвовал в голосовании при принятии нужных группе решений, принял предложение руководителя проголосовать за вознаграждение в сумме 2000 долларов США каждому члену группы за решение в интересах ООО "Росводоканал", получил деньги, сообщил четверым депутатам о получении незаконного вознаграждения за принятие решения в пользу ООО "Росводоканал" и передал каждому из них по 4000 долларов США.

Вердиктом присяжных заседателей лишь признано не доказанным, что он входил в группу, организованную с целью получения денежных вознаграждений.

Из вопросного листа (т. 61 л.д. 35 - 37, 44) следует, что присяжные заседатели признали установленными по делу факты того, что Б.А. участвовал в голосовании при принятии нужных группе решений на заседаниях Думы, вместе с другими членами проводил беседы с депутатами, не входящими в группу, склоняя их к принятию нужных группе решений, участвовал в избрании руководителя группы Председателем Думы, принял предложение руководителя проголосовать за решение в интересах ООО "Росводоканал" и получить за это вознаграждение в сумме 2000 долларов США каждому члену группы, участвовал в голосовании за принятие этого решения и получил за это обещанное вознаграждение в сумме 2000 долларов США.

Вердиктом присяжных заседателей лишь признано не доказанным, участие в группе, организованной с целью получения денежных вознаграждений.

Из вопросного листа (т. 61 л.д. 47 - 48, 56) следует, что присяжные заседатели признали установленными по делу факты того, что К.А. согласился за денежное вознаграждение с предложением руководителя вместе с остальными участниками группы предпринять меры по принятию решения в интересах "ТКС" и в этих целях вместе с другими членами группы подготовил письмо группы депутатов, подписал его, оно было направлено и явилось основанием для включения данного вопроса в повестку дня заседания Думы. За принятое решение получил по поручению руководителя группы от другого участника 900 долларов США и 3000 рублей в качестве незаконного вознаграждения из общей полученной суммы для того, чтобы поделить ее между ним и еще тремя депутатами. Выполняя поручение, он обменял иностранную валюту и передал часть средств этим депутатам, присвоив себе как вознаграждение 750 рублей и 200 долларов США.

Вердиктом присяжных заседателей лишь признано не доказанным, что он входил в группу, созданную ранее.

Из вопросного листа (т. 61 л.д. 47 - 48, 57) следует, что присяжные заседатели признали установленными по делу факты того, что С.Е. договорился привлекать в группу новых членов из числа депутатов и вовлекал их, участвовал в голосовании при принятии нужных решений на заседаниях Думы. Он проводил беседы с депутатами, не входящими в группу, склоняя их к принятию нужных группе решений, участвовал в избрании руководителя группы председателем Думы, согласился за денежное вознаграждение с предложением руководителя вместе с остальными участниками группы предпринять меры по принятию решения в интересах "ТКС", то есть отклонить предложенный самой группой проект, в соответствии с договоренность участвовал в голосовании и после получил за это от руководителя группы 150000 рублей возле универмага "Олимп" в личное пользование, а также часть полученных средств. Он, выполняя поручение руководителя группы, сообщил трем депутатам и одному из участников этой группы о получении денежного вознаграждения за принятое решение в пользу ОАО "ТКС" и передал члену группы для дальнейшего распределения между ними 900 долларов США и 3000 рублей.

Вердиктом присяжных заседателей лишь признано не доказанным, что он входил в группу депутатов, созданную с целью получения денежных вознаграждений.

Из вопросного листа (т. 61 л.д. 60 - 62, 67) следует, что присяжные заседатели признали установленными по делу факты того, что С.Е. согласился с предложением руководителя за денежное вознаграждение принять решение в интересах ООО "Лазурьстрой" и иных лиц. В этих целях подписал подготовленное письмо, поступившее на имя председателя Думы. Вместе с другими членами группы участвовал в голосовании за принятие этого решения, за что позже в кабинете руководителя группы от последнего получил часть этого вознаграждения в сумме 1000 долларов США.

Вердиктом присяжных заседателей лишь признано не доказанным, что он входил в группу, созданную ранее.

Из вопросного листа (т. 61 л.д. 60 - 62, 70) следует, что присяжные заседатели признали установленными по делу факты того, что П.А.С. согласился с предложением руководителя за денежное вознаграждение принять решение в интересах ООО "Лазурьстрой" и иных лиц. В этих целях подписал подготовленное письмо, поступившее на имя председателя Думы. Вместе с другими членами группы участвовал в голосовании за принятие этого решения, за что позже в помещении Думы от руководителя группы получил часть этого вознаграждения в сумме 1000 долларов США. Вердиктом присяжных заседателей лишь признано не доказанным, что он входил в группу, созданную ранее.

Из вопросного листа (т. 61 л.д. 72 - 73, 77) следует, что присяжные заседатели признали установленными по делу факты того, что К.А. согласился проголосовать за денежное вознаграждение за принятие решения в интересах строительной фирмы "Квартал" на заседании Думы, проголосовал за него и получил за это от создателя группы 60000 рублей в помещении Думы после заседания. По поручению руководителя передал в г. Твери такую же сумму другому депутату из этой группы.

Вердиктом присяжных заседателей лишь признано не доказанным, что он входил в группу, созданную ранее.

Из вопросного листа (т. 61 л.д. 72 - 73, 78) следует, что присяжные заседатели признали установленными по делу факты того, что К.Т. согласилась проголосовать за денежное вознаграждение за принятие решения в интересах строительной фирмы "Квартал" на заседании Думы, проголосовала за него и получил за это от руководителя труппы 60000 рублей, которые ей передал другой депутат, участник группы в г. Твери.

Вердиктом присяжных заседателей лишь признано не доказанным, что она входила в группу, созданную ранее.

Из вопросного листа (т. 61 л.д. 72 - 73, 79) следует, что присяжные заседатели признали установленными по делу факты того, что П.А.С. согласился проголосовать за денежное вознаграждение за принятие решения в интересах строительной фирмы "Квартал" на заседании Думы, проголосовал за него и получил за это от руководителя группы 60000 рублей в помещении Думы после заседания.

Вердиктом присяжных заседателей лишь признано не доказанным, что он входил в группу, созданную ранее.

Таким образом, в соответствии с фактическим обстоятельствами, установленными присяжными заседателями по данному делу, осужденные К.А., С.Е., П.А.С., К.Т., Б.А. получали деньги не непосредственно от взяткодателей, а от участников организованной группы, предварительно договорившись с ними об условиях голосования за незаконное денежное вознаграждение. Они знали, что взятку получит не только каждый из них, но и другие депутаты, которые будут действовать с ним в группе в целях обеспечения принятия необходимого решения. Они не признаны вердиктом присяжных заседателей виновными лишь в том, что состояли в организованной группе депутатов, как ставились вопросы в вопросном листе.

По смыслу уголовного закона (ч. 2 ст. 35 УК РФ) преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее объединившиеся для совершения одного или нескольких преступлений.

В связи с этим установленные вердиктом присяжных заседателей и изложенные выше фактические обстоятельства, признанные доказанными, позволили председательствующему сделать в приговоре обоснованный вывод о наличии в действиях осужденных К.А., С.Е., П.А.С., К.Т., Б.А. квалифицирующего признака получения взятки - группой лиц по предварительному сговору.

Между тем, из описательно-мотивировочной части приговора подлежат исключению указания о квалификации действий С.Е. по п. "а" ч. 4 ст. 290 УК РФ по эпизоду принятия решения в пользу строительной фирмы "Квартал" и об участии П.В.И. в составе организованной группы по эпизоду принятия решения в пользу ООО "Росводоканал". Как усматривается из вопросного листа, вердиктом присяжных заседателей С.Е. не признавался виновным в получении взятки 26 января 2006 года, а П.В.И. в получении взятки 3 ноября 2005 года. Мотивируя квалификацию действий лиц, признанных виновными по эпизоду получения взятки 26 января 2006 года, суд в приговоре ошибочно указал о квалификации действий С.Е. по данному эпизоду и по эпизоду получения взятки 3 ноября 2005 года ошибочно указал о том, что П.В.И. действовала в составе организованной группы. Данная ошибка суда подлежит исправлению в силу положений ч. 1 ст. 381 УПК РФ.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями уголовного закона, с учетом вердикта присяжных заседателей о том, что осужденные М., П.В.И., К.А., С.Е., П.А.С.

К.Т., Б.А. заслуживают снисхождения, с учетом положений ст. 65 и ст. 64 УК РФ, то есть ниже низшего предела, предусмотренного санкцией статьи, является справедливым, и оснований для его смягчения не имеется.

Так, при определении вида и размера наказания осужденным суд первой инстанции в соответствии со ст. 60 УК РФ учитывал характер и степень общественной опасности содеянного каждым из них, роль и степень участия каждого в совершенных преступлениях, а также следующие обстоятельства.

Смягчающими наказание обстоятельствами С.Е., К.А., Б.А., М. суд признал их явки с повинной; М., Б.А., К.А. - активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличение других участников преступлений, раскаяние в содеянном; С.Е., П.В.И., К.Т., П.А.С. - признание своей вины и раскаяние в содеянном после вынесения вердикта коллегией присяжных заседателей; С.Е., К.А., П.А.С. - наличие на иждивении несовершеннолетних детей; С.Е., К.А., М. - наличие на иждивении престарелых родителей, тяжкие заболевания; С.Е. - тяжкие заболевания сына; П.А.С. - прохождение службы на территории Нагорного Карабаха во время вооруженного межнационального конфликта, а М. - при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Оснований для признания в отношении осужденных новых смягчающих наказание обстоятельств, вопреки доводам кассационных жалоб, суд кассационной инстанции не усматривает.

К обстоятельствам, характеризующим личности осужденных суд справедливо отнес: их возраст; исключительно положительные характеристики; они ранее не судимы. В отношении подсудимых К.А., М., С.Е., П.А.С., П.В.И., суд учел, что они имеют ряд ведомственных и государственных наград, страдают рядом тяжелых заболеваний.

С учетом конкретных обстоятельств преступления, установленных судом, в частности, М., К.А., С.Е., П.А.С., П.В.И., Б.А., К.Т. из полученных средств в виде взяток оказывалась благотворительная помощь, а также с учетом вердикта коллегии присяжных заседателей о снисхождении к осужденным, всей совокупности смягчающих наказание обстоятельств, признав их исключительными, суд первой инстанции по всем совершенным ими преступлениям в виде получения взяток, назначил им наказание с применением положений ст. 64 УК РФ.

Поскольку умышленными и корыстными действиями осужденных был нанесен существенный ущерб и дискредитирован авторитет органа власти, были получены взятки, в том числе и в крупном размере, был деформирован установленный порядок осуществления деятельности Думы, нарушены интересы государственной службы, суд первой инстанции правомерно и справедливо М., К.А., С.Е., П.А.С., П.В.И., Б.А., К.Т. назначил дополнительное наказание в виде лишения права занимать выборные должности в представительных органах местного самоуправления в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 47 УК РФ, приведя убедительные мотивы назначения дополнительного наказания.

Следовательно, вопреки доводам кассационных жалоб, оснований для смягчения осужденным наказания не имеется. Сам по себе факт исключения из описательно-мотивировочной части приговора указаний о квалификации действий С.Е. по п. "а" ч. 4 ст. 290 УК РФ по эпизоду принятия решения в пользу строительной фирмы "Квартал" и об участии П.В.И. в составе организованной группы по эпизоду принятия решения в пользу ООО "Росводоканал" не влечет смягчения наказания осужденным, поскольку наказание им назначено справедливое, с учетом всех обстоятельств дела, в соответствии с требованиями уголовного закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тверского областного суда с участием присяжных заседателей от 30 ноября 2007 года в отношении С.Е. и П.В.И. изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание о квалификации действий С.Е. по п. "а" ч. 4 ст. 290 УК РФ по эпизоду принятия решения в пользу строительной фирмы "Квартал" и указание об участии П.В.И. в составе организованной группы по эпизоду принятия решения в пользу ООО "Росводоканал".

В остальном приговор в отношении них, а также этот же приговор в отношении М., К.А., П.А.С., К.Т., Б.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных М., К.А., С.Е., П.А.С., Б.А., адвокатов Зуевой Л.Н., Лихачевой Т.Е., Кадочникова П.О., Кулика Н.М., Варфоломеева Е.П., Литягина А.И. без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"