||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 ноября 2007 г. N 32-о07-36

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Климова А.Н. и Анохина В.Д.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному представлению государственного обвинителя Черновой О.В. и по кассационным жалобам осужденных К.С., К., Е., Ж., адвокатов Макаревича И.М., Богомолова А.Г., Володина А.Г. на приговор Саратовского областного суда от 29 августа 2007 года, которым

К., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по п. п. "а", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ на 11 лет; по п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет, по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 163 УК РФ на 5 лет, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - на 22 года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Ж., <...>, ранее судимый 24 апреля 2001 года по ст. ст. 213 ч. 3, 222 ч. 1, 69 УК РФ к 6 годам лишения свободы, освободился 27 июня 2005 года условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 24 дня;

К.С., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по п. п. "а", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ на 11 лет; по ч. 5 ст. 33 и п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет, по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 163 УК РФ на 5 лет, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - на 21 года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Е., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по п. п. "а", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ на 10 лет; по ч. 5 ст. 33 и п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет, по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 163 УК РФ на 5 лет, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - на 20 года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в счет компенсации морального вреда в пользу Э.Г. в солидарном порядке с К., Ж., К.С. и Е. 1000000 рублей.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения адвокатов Макаревича И.М., Богомолова Д.Г. и Володина А.Г., поддержавших доводы своих жалоб, возражения на жалобы потерпевшего Э.Г., представителя потерпевшего Напольниковой Е.В., мнение прокурора Соломоновой В.А., поддержавшей представление, полагавшей приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, Судебная коллегия

 

установила:

 

К., Ж., К.С. и Е. признаны виновными в похищении Э., вымогательстве у него денег, после чего К. и Ж. при пособничестве К.С. и Е. убили Э.

Данные преступления совершены ими 15 марта 2007 года в гор. Саратове и в пос. Водник Саратовской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В суде К., К.С., Ж. и Е. вину свою признали частично.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение. Указывается, что суд ошибочно исключил из обвинения осужденных квалифицирующий признак совершение вымогательства и убийства в составе организованной группы. Незаконно отказано в ходатайстве государственного обвинителя к приобщению к материалам дела его обвинительной речи в прениях, в связи с чем позиция обвинения в приговоре была искажена. По этим причинам осужденным назначено чрезмерно мягкое наказание.

В кассационных жалобах:

осужденный К.С. утверждает, что сговора на убийство Э. между осужденными не было; оспаривает свою причастность к вымогательству денег у потерпевшего; суд не учел, что у него на иждивении малолетний ребенок, ранее он не судим, характеризуется положительно; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Макаревич И.М. в интересах осужденного К.С. указывает, что приговор основан на показаниях осужденных, которые были даны ими на следствии с грубыми нарушениями их прав на защиту, поскольку адвокаты были назначены с нарушением требований ст. ст. 50 - 51 УПК РФ; к осужденным в ходе расследования применялись недозволенные методы, и они оговорили друг друга; убийство Э. совершил один Ж.; его показания непоследовательные и противоречивые; протокол осмотра трупа Э., выемки вещественных доказательств, выемки и осмотра автомобиля "Вольво", распечатка телефонных переговоров Э. - являются недопустимыми доказательствами; К.С. назначено чрезмерно суровое наказание; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

осужденный Е. оспаривает свою причастность к вымогательству и убийству потерпевшего; утверждает, что приговор в этой части основан на предположении, а не на достоверных доказательствах; имеющиеся по делу сомнения суд должен был истолковать в его пользу; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Богомолов Д.Г. в интересах осужденного Е. указывает, что показания осужденных на следствии суд должен был признать недопустимыми доказательствами, поскольку они были даны с нарушением права на защиту и в результате недозволенных методов следствия; допросы в суде адвокатов Ш., К. и Б. в качестве свидетелей противоречили требованиям ст. 56 ч. 3 п. 3 УПК РФ; протоколы осмотра места происшествия, трупа Э., выемки автомобиля - являлись недопустимыми доказательствами; дело рассмотрено с обвинительным уклоном; во время допроса свидетеля К. суд не предоставил подсудимым возможность задать свидетелю вопросы; умысел на убийство Э. возник только у Ж.; Е. назначено чрезмерно суровое наказание; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

осужденный К. указывает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном; было нарушено его право на защиту, поскольку ему предоставили по назначению адвоката Колесникова вместо заболевшего адвоката Володина; в ходе расследования себя оговорил под незаконным воздействием со стороны следственных работников; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Володин в интересах осужденного К. ссылается на то, что показания К. на следствии в качестве подозреваемого были даны без избранного им адвоката; адвокаты Ш., Б. и К. в суде допрошены незаконно; в ходе расследования к К. применялись недозволенные методы; заключение судебно-медицинской экспертизы трупа Э., протоколы осмотра места происшествия, трупа Э., список вызова телефонных переговоров Э. - являются недопустимыми доказательствами; во время допроса свидетеля К. суд не предоставил подсудимым возможность задать свидетелю вопросы; К. назначено наказание чрезмерно суровое, более 3\4 от максимального срока при наличии у него ст. 62 УК РФ; просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение;

осужденный Ж., не оспаривая свою вину в похищении Э. и вымогательстве у него денег, отрицает свою причастность к убийству потерпевшего; утверждает, что ножевые ранения на теле погибшего Э. были причинены им после смерти потерпевшего по приказу К.; суд не установил, кто задушил потерпевшего; заключение судебно-медицинской экспертизы, протокол выемки вещей у Кульзенева, протокол осмотра места происшествия - является недопустимыми доказательствами; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В возражении государственный обвинитель Чернова О.В., потерпевшие Э.Г., Э.Е., их представители Гусева В.М. и Напольникова Е.В. не согласны с доводами жалоб и просят оставить их без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалоб и представления, Судебная коллегия приходит к выводу, что приговор постановлен правильно.

Так, из собственноручного заявления и явки с повинной К. от 17 марта 2007 года усматривается, что он, Ж., К.С. и Е. с целью вымогательства денег похитили Э., после чего получили от его бухгалтера деньги. Опасаясь, что они могут быть привлечены к уголовной ответственности, по предложению Ж., решили убить Э. Ж. дал потерпевшему несколько сильнодействующих таблеток, на автомашине вывезли на берег реки. В автомобиле Ж. накинул на шею Э. петлю и стал душить, а он (К.), преодолевая сопротивление, держал Э. руку. Затем вчетвером вытащили Э. из машины и отнесли в камыши, где Ж. нанес Э. несколько ножевых ударов (т. 2 л.д. 72, 73 - 79).

Суд обоснованно признал сведения, содержащиеся в этих документах, достоверными, поскольку они согласуются с показаниями К., который дал их в тот же день, 17 марта 2007 года, явками с повинной К.С., Е., Ж., показаниями этих же лиц в качестве подозреваемых.

Будучи допрошенный 23 марта 2007 года в качестве обвиняемого, Ж. показал, что К. душил Э. На берегу реки из автомобиля они вчетвером вытащили Э. и отнесли в камыши, где он нанес Э. несколько ножевых ранений (т. 3 л.д. 136 - 155).

Свидетель Доронина показала, что 15 марта 2007 года на работу позвонил ее руководитель Э. и дал указание передать все имеющиеся в офисе деньги человеку, который приедет. Набрав 559100 рублей, она вышла на улицу, и передала деньги мужчине, который сидел в автомобиле, а мужчина вернул ей часы Э.

Приведенные доказательства согласуются с протоколами осмотра места происшествия, автомобиля "Вольво", выемки денег у К., К.С., документов у Кульзенева, заключениями судебно-медицинских экспертиз и другими приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно проверялись в судебном заседании утверждения осужденных о применении к ним недозволенных методов следствия, самооговоре и нарушениях их прав на защиту. Эти доводы были опровергнуты показаниями свидетелей С.А., С.М. (следователей по настоящему делу), Б., Ш., К.Д., которые в процессе расследования осуществляли защиту соответственно К., Е. и К.С. Причем, допрос в качестве свидетелей указанных выше лиц по вопросам соблюдения прав подзащитных во время следствия не противоречил требованиям уголовно-процессуального закона. Вопросы по фактическим обстоятельствам, ставшим известным данным адвокатам в связи с оказанием юридической помощи подзащитным, в суде не исследовались.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при сборе доказательств, которыми суд руководствовался при постановке приговора, Судебная коллегия не установила. Судебное разбирательство настоящего дела было проведено в соответствии с требованиями ст. 15, процессуальных норм, перечисленных в главе 37 УПК РФ, и с доводами об односторонности судебного следствия кассационная инстанция согласиться не может. Права на защиту подсудимых К., Ж., К.С. и Е. в суде не нарушались.

Судом обоснованно были отклонены ходатайства защиты о признании недопустимыми доказательствами: заключения судебно-медицинской экспертизы трупа Э., протоколов осмотра места происшествия и трупа Э., осмотра автомобиля "Вольво", выемки документов у К. По вопросам допустимости этих доказательств в суде были допрошены свидетели К., М., Г., эксперт С., следователь С., которые опровергли утверждения защиты о якобы допущенных нарушениях норм уголовно-процессуального закона при проведении перечисленных выше следственных действий.

В допросе свидетеля К.И. (сотрудника милиции) участвовали представители сторон, в том числе и защитники Б.Д., М. Когда к свидетелю перестали поступать вопросы, то председательствующий судья выяснил у всех участников судебного разбирательства, можно ли освободить К.И. от дальнейшего участия в деле. На этот вопрос председательствующего возражений от участников судебного разбирательства не поступило (т. 10 л.д. 196 - 202). Следовательно, во время допроса свидетеля К.И. права подсудимых на участие в исследовании представленных доказательств были соблюдены.

Фактические обстоятельства дела установлены правильно, и им дана надлежащая юридическая оценка. Выводы относительно квалификации действий осужденных подробно мотивированы в приговоре, и они основаны на совокупности исследованных в суде доказательствах.

Утверждения осужденных в суде первой инстанции и в кассационных жалобах о том, что убийство Э. совершил один Ж., несостоятельны и опровергаются приведенными выше показаниями осужденных, которые они дали в ходе расследования, а также их явками с повинной.

Исключая из обвинения К., Ж., К.С. и Е. квалифицирующий признак совершение ими убийства и вымогательства в составе организованной группы, суд свои выводы об этом подробно мотивировал в приговоре, и их правильность не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

Наказание К., Ж., К.С. и Е. назначено с учетом содеянного, их личности и является справедливым. При этом к К., К.С. и Е. были применены положения ст. 62 УК РФ, и при назначении им наказания по совокупности преступлений были соблюдены требования ст. 69 УК РФ. Утверждения адвоката Володина о том, что окончательное наказание К. было назначено с нарушением требований уголовного закона, являются безосновательными. Судебная коллегия не может согласиться и с утверждениями государственного обвинителя о чрезмерной мягкости назначенного К., Ж., К.С. и Е. наказания.

Психическое состояние осужденных проверено, и они обоснованно признаны вменяемыми.

Оснований для отмены или изменения приговора не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 29 августа 2007 года в отношении К., Ж., К.С., Е. оставить без изменения, представление и жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"