||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 ноября 2007 г. N 389П07

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Кузнецова В.В., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Петроченкова А.И., Разумова С.А., Свиридова Ю.А., Серкова П.П. -

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного П.Р. на приговор Архангельского областного суда от 20 мая 2005 г., по которому

П.Р., <...>, судимый 28 апреля 2004 г. по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к штрафу в размере 20000 рублей,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ к 14 годам лишения свободы.

На основании ст. 70 ч. 1 УК РФ к назначенному наказанию полностью присоединено наказание по приговору от 28 апреля 2004 г. и окончательно П.Р. назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 20000 рублей.

Постановлено взыскать с П.Р. в пользу Архангельского областного бюро судебно-медицинской экспертизы 2720 руб. процессуальных издержек за производство судебно-медицинских экспертиз.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 сентября 2005 г. приговор оставлен без изменения.

По делу также осужден О., надзорное производство в отношении которого не возбуждено.

В народной жалобе осужденный П.Р. ссылается на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушение норм уголовно-процессуального закона, оспаривает правильность квалификации его действий, указывает, что ударов деревянной палкой потерпевшей не наносил, свидетели и осужденный О. его оговорили, полагает, что при назначении наказания у суда имелись основания для применения ст. 64 УК РФ. Считает, что суд необоснованно взыскал с него судебные издержки, связанные с производством экспертиз.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И., изложившего обстоятельства дела, содержание приговора, кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего надзорную жалобу удовлетворить частично, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

П.Р. осужден за убийство потерпевшей П. группой лиц, с особой жестокостью.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

В период с 22 часов 16 августа 2004 г. по 1 час. 17 августа 2004 г. находившиеся в состоянии алкогольного опьянения, О. и П.Р. из неприязни, возникшей на почве личных взаимоотношений и ссоры с хозяйкой квартиры П., с которой распивали спиртные напитки и вступали в сексуальные отношения, с целью убийства П. с особой жестокостью в гостиной квартиры сбили потерпевшую с ног и совместно нанесли ей удары ногами по голове и телу, причем каждый нанес не менее 4 ударов.

Реализуя умысел на лишение жизни П., сумевшей выбежать на лестничную площадку подъезда, П.Р. и О. догнали ее, затащили в прихожую квартиры, где продолжили совместное избиение потерпевшей, нанеся удары ногами по голове и телу не менее 4 каждый.

Затем в кухне данной квартиры, реализуя умысел на убийство П., О. и П.Р. продолжили избивать потерпевшую. Каждый нанес ей не менее 4 ударов ногами по голове и телу, а затем совместно, поочередно передавая деревянную палку друг другу, нанесли П. не менее 17 ударов по голове и другим частям тела.

В ходе совместного избиения П., продолжавшегося в течение длительного периода времени - не менее 15 минут, О. и П.Р. причиняли потерпевшей особые страдания, периодически вслух высказывали в ее адрес намерение убить ее, а П.Р. в подтверждение данного намерения угрожал П. ножом.

Смерть П. последовала от открытой черепно-мозговой травмы.

В надзорной жалобе осужденный П.Р. ссылается на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельства дела, нарушение норм уголовно-процессуального закона, оспаривает правильность квалификации его действий, указывает, что ударов деревянной палкой потерпевшей не наносил, свидетели и осужденный О. его оговорили, полагает, что при назначении наказания у суда имелись основания для применения ст. 64 УК РФ. Считает, что суд необоснованно взыскал с него судебные издержки, связанные с производством экспертиз.

Рассмотрев материалы дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу подлежащей удовлетворению частично.

Выводы суда о виновности П.Р. в содеянном основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробный анализ которых дан в приговоре.

Из показаний О. в ходе предварительного следствия видно, что он и П.Р. угрожали П., избивали ее, поочередно наносили удары дубинкой по голове.

Эти показания О., полученные с соблюдением требований закона, полностью согласуются с другими доказательствами по делу, что свидетельствует как о наличии умысла на убийство потерпевшей, так и о причастности к этому П.Р.

В ходе судебного разбирательства свидетели Б. и П. подтвердили свои показания о том, что в ходе распития спиртного в квартире П. произошел конфликт. П.Р. и О. стали избивать П., нанося удары руками и ногами по голове и телу. Затем О. и П.Р. избивали П. в прихожей. П. кричала о помощи и просила не бить. Затем крики и звуки избиения слышались из кухни.

Как показал Б., когда он и П. зашли в кухню, П. полулежала на полу и П. ударил ее ногой, а О. - дубинкой.

В этот момент, как показал П., П.Р. сказал О.: "Хватит ее бить, она уже мертва".

Показания указанных лиц полностью подтверждаются данными протокола осмотра места происшествия, а также показаниями свидетелей К., П. о том, что П. избивали несколько мужчин, она выбегала из квартиры, призывала о помощи, просила ее не бить, уходившие мужчины забросили на козырек подъезда дубину.

Оснований для оговора П.Р. О. и свидетелями не имелось.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть П. наступила от открытой черепно-мозговой травмы, которая выразилась в оскольчатых переломах височной и теменной костей, кровоизлияниях головного мозга, оскольчатом переломе костей носа и девяти ушибленных ранах волосистой части головы, а также в кровоподтеках глаз, верхней и нижней губы, правой щеки.

Таким образом, оценив все доказательства по делу, суд обоснованно пришел к выводу о том, что О. и П.Р., действуя совместно и согласованно, с единым умыслом, направленным на убийство, лишили жизни П., нанеся ей удары руками, ногами и дубинкой по голове. При этом виновные сознавали, что, избивая просившую о помощи П. на протяжении длительного периода времени, причиняли ей особые страдания и мучения, то есть действовали с особой жестокостью.

С учетом этого правовая оценка действий П.Р. по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ является правильной.

Каких-либо нарушений норм УПК РФ, влекущих за собой отмену приговора, судом не допущено.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона и является справедливым.

По приговору суда с осужденного на основании п. 7 ч. 2 ст. 131 УПК РФ взысканы процессуальные издержки в связи с производством в экспертном учреждении (Архангельском областном бюро судебно-медицинской экспертизы) судебно-биологических экспертиз, общая сумма которых составила 2720 руб.

Как видно из имеющихся в материалах дела счет-фактур, данную сумму издержек составила общая стоимость исследований при производстве указанных экспертиз.

Между тем в соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 31 мая 2001 г. N 73 "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" (в ред. законов от 30.12.2001 N 196-ФЗ, от 05.02.2007 N 10-ФЗ, от 24.07.2007 N 214-ФЗ) деятельность государственных судебно-экспертных учреждений, экспертных подразделений федеральных органов исполнительной власти, в том числе экспертных подразделений органов внутренних дел Российской Федерации, финансируется за счет средств федерального бюджета. Деятельность государственных судебно-экспертных учреждений, экспертных подразделений органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации финансируется за счет средств субъектов Российской Федерации.

Согласно ст. 37 указанного выше Закона, государственные судебно-экспертные учреждения вправе проводить на договорной основе экспертные исследования для граждан и юридических лиц, взимать плату за производство судебных экспертиз по гражданским и арбитражным делам, делам об административных правонарушениях.

Взимание платы за производство экспертиз по уголовным делам, в том числе за приобретение расходных материалов, необходимых для проведения исследований, за использование оборудования и т.п., данным законом не предусмотрено.

Кроме того, в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 131 УПК РФ к процессуальным издержкам относится вознаграждение, выплачиваемое эксперту за исполнение им своих обязанностей в ходе уголовного судопроизводства, за исключением случаев, когда эти обязанности исполнялись им в порядке служебного задания.

Руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу осужденного П.Р. удовлетворить частично.

2. Приговор Архангельского областного суда от 20 мая 2005 г. и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 сентября 2005 г. в отношении П.Р. изменить, исключить указание о взыскании с него в пользу Архангельского областного бюро судебно-медицинских экспертиз 2720 руб.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"