||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 октября 2007 г. N 67-О07-64СП

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Разумова С.А.

судей - Коннова В.С. и Фроловой Л.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 25 октября 2007 года кассационные жалобы осужденных В., К.Н.К., З. и адвоката Смоляниновой А.В. на приговор Новосибирского областного суда с участием присяжных заседателей от 17 октября 2006 года, которым

В., <...>, со средним образованием, ранее судимый:

- 25 февраля 2003 года по п. "б" ч. 3 ст. 159 и ч. 1 ст. 160 УК РФ к четырем годам шести месяцам лишения свободы;

- 25 апреля 2003 года по п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ - к пяти годам шести месяцам лишения свободы, освобожден 24 мая 2004 года условно-досрочно на два года семь месяцев 12 дней, -

осужден:

по ч. 4 ст. 159 УК РФ - к семи годам лишения свободы со штрафом в размере пятисот тысяч рублей;

по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы;

по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к семнадцати годам шести месяцам лишения свободы со штрафом в размере пятисот рублей;

по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ - к девятнадцати годам лишения свободы со штрафом в размере пятисот тысяч рублей с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима;

К.Н.К., <...>, со средним образованием, ранее не судимая,

осуждена:

по ч. 4 ст. 159 УК РФ - к пяти годам лишения свободы;

по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к одиннадцати годам лишения свободы;

по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к двенадцати годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

З., <...>, с высшим образованием, ранее судимый 8 июля 2005 года по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 228 УК РФ к двум годам шести месяцам лишения свободы, -

осужден:

по ч. 1 ст. 158 УК РФ - к одному году лишения свободы;

по ч. 4 ст. 159 УК РФ - к пяти годам лишения свободы;

по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы;

по совокупности преступлений: на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к семнадцати годам лишения свободы;

на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано установленным, что в начале августа 2004 года В. для завладения квартирой какого-либо человека, предварительно лишив его жизни, образовал группу, предложив К.Н.К., И. и З. стать участниками этой группы и получив их согласие.

После того, как К.Н.К., И. и З. сообщили В., что у А.В. имеются две квартиры общей стоимостью свыше одного миллиона рублей, они договорились между собой путем обмана завладеть квартирами А.В., используя незаконно полученные В. от неустановленного лица личные документы А.В. и документы на принадлежащие ему квартиры. При этом В., К.Н.К. и З. также договорились предварительно лишить жизни А.В. для последующей продажи этих его квартир и получения материальной выгоды, которую намеревались поделить между всеми участниками этой группы.

С этой целью В., К.Н.К. и З. совместно разработали план, обговорили способ и место лишения жизни А.В., распределили в этом роли каждого из них, а также вместе с И. разработали план последующего завладения квартирами А.В. и распределили между собой роли каждого в осуществлении задуманного.

В середине августа 2004 года В. во исполнение этого плана передал К.Н.К. неустановленное наркотическое вещество в количестве, намного превышающем "разовую" дозу потребления, опасную для жизни человека, для его приготовления и передачи А.В., чтобы лишить его жизни.

К.Н.К., действуя в составе этой группы, согласно своей роли, получив от В. указанное вещество, совместно с З. прошла на кухню квартиры, где в его присутствии приготовила из него дозу наркотического вещества в количестве, опасном для жизни, для А.В.

После этого в тот же день К.Н.К., З. и А.В. на электропоезде приехали на станцию Евсино Искитимского района Новосибирской области, где на перекрестке улиц Инская и Семафорная в кустах на обочине дороги и высоко растущей траве К.Н.К. передала А.В. шприц с дозой указанного неустановленного наркотического вещества в количестве, намного превышающем "разовую" дозу потребления, опасную для жизни человека, и А.В. ввел указанную дозу себе внутривенно, отчего упал на траву и потерял сознание.

В связи с тем, что смерть А.В. в короткий промежуток времени не наступила, З., согласно состоявшейся договоренности о лишении жизни, закрыл ему рот и нос рукой и удерживал ее в течение нескольких минут, прекратив доступ воздуха для дыхания, в результате чего А.В. скончался на месте.

После совершения этих действий З. в то же время и месте похитил находившийся при А.В. сотовый телефон "Алкатель" стоимостью 2500 рублей, принадлежащий К.Т.М., после чего вместе с К.Н.К. с места преступления скрылся. О лишении жизни А.В. они сообщили В.

В., действуя согласно своей роли в разработанном плане, 13 августа 2004 года обманным путем с помощью паспортиста ЖЭУ N 34 Л., не посвящая ее в свои планы, выписал А.В. из квартиры <...> и снял его с регистрационного учета, а после лишения жизни А.В., в середине августа 2004 года передал незаконно приобретенные им документы на обе квартиры А.В. для реализации Р. как риэлтору, сообщив ей ложные сведения о, якобы, намерении самого А.В. продать эти квартиры.

После этого остальными участниками этой группы - К.Н.К., З. и И. было приискано другое лицо, которому для придания сходства с внешностью А.В. К.Н.К. и И. в квартиру последней был приглашен парикмахер Д., которой они, не посвящая ее в свои планы, показали фотографию на паспорте А.В. и она по фотографии сделала этому лицу такую же стрижку, как у А.В., а И. для маскировки приклеила ему на подбородок лейкопластырь. После этого участниками данной группы этому лицу был передан паспорт А.В. и 25 августа 2004 года В. и К.Н.К. согласно своей роли, вместе с указанным лицом для оформления от имени А.В. генеральной доверенности на имя Р. на продажу квартиры приехали в нотариальную контору, где согласно их общего плана по паспорту А.В. путем обмана была оформлена указанная доверенность, по которой квартира <...> была продана Р. ЖСК "Свой дом" за 585.000 рублей, а 3 октября 2004 года В. и К.Н.К. вместе с указанным лицом для оформления от имени А.В. генеральной доверенности на имя Р. на продажу квартиры <...> приехали в нотариальную контору, где на имя Р. аналогичным способом была оформлена указанная доверенность, по которой данная квартира в тот же день была продана К.Л.И. за 720.000 рублей, а деньги, вырученные от продажи, Р. переданы А.Г. в присутствии В., который затем забрал у него указанные деньги и распорядился ими по своему усмотрению.

На основании вердикта присяжных заседателей осуждены:

- В., К.Н.К., З. - за мошенничество, совершенное организованной группой и в особо крупном размере;

- за убийство А.В., совершенное организованной группой и из корыстных побуждений;

- З. - за кражу имущества К.Н.К.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., мнение прокурора Модестовой А.А., полагавшей необходимым приговор в отношении В. и К.Н.К. оставить без изменения, а в отношении З. - изменить, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

- осужденный В. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на незаконность приговора, не необъективное, с нарушениями требований уголовно-процессуального законодательства, рассмотрение дела; на неправильное, по его мнению, отклонение ходатайств защиты; на необоснованное оглашение показаний свидетеля Р., данных ею в ходе предварительного следствия. Считает, что судом исследовались недопустимые доказательства и что судья необоснованно не довел до сведения присяжных заседателей о психическом заболевании потерпевшего А.Г. По мнению В., судом неверно отклонены шесть мотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели, а коллегия присяжных заседателей была сформирована практически из лиц пенсионного возраста. Кроме того, осужденный В. обращает внимание, что до проведения прений суд ему не изготовил и не вручил копию протокола судебного заседания, а после рассмотрения дела - не изготовил ему копии материалов предварительного следствия;

- адвокат Смолянинова А.В. в защиту интересов осужденного В. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный В. в своей жалобе, и, кроме того, считает, что в судебном заседании не было установлено событие преступления - факт убийства А.В. в августе 2004 года и того, что именно его труп был обнаружен в ноябре 2004 года недалеко от ст. Евсино Искитимского района, а судье после вынесения обвинительного вердикта следовало распустить коллегию присяжных заседателей;

- осужденный З. просит изменить приговор и прекратить дело за отсутствием состава преступления, ссылаясь на те же доводы, что осужденный В. и адвокат Смолянинова в своих жалобах. Кроме того, осужденный З. считает, что судья неправомерно препятствовал в доведении до сведения присяжных заседателей информации о способах, методах получения доказательств и незаконно решал вопросы о допустимости доказательств в отсутствие присяжных заседателей. Полагает, что его причастность к хищению телефона и мошенничеству не доказана. Отрицает наличие организованной преступной группы. По мнению З., ему назначено чрезмерно строгое наказание и неверно применен уголовный закон;

- осужденная К.Н.К. просит отменить приговор и прекратить дело за отсутствием состава преступления, ссылаясь на те же доводы, что и адвокат Смолянинова в своей жалобе, и, кроме того, считает недоказанными мотив действий и ее виновность; утверждает, что на свидетеля Ш. в ходе предварительного следствия и перед судебным заседанием оказывалось давление. Считает нарушением закона перепредъявление ей обвинения следователем в ходе предварительного следствия.

В возражениях государственный обвинитель Боброва Г.В. считает приговор законным, а доводы жалоб - несостоятельными.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении В., К.Н.К. - законным, а в отношении З. - подлежащим изменению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, В., К.Н.К. и З. разъяснялись особенности рассмотрения дела судом присяжных заседателей и юридические последствия такого рассмотрения дела и К.Н.К. и З. сами ходатайствовали о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с действующим законодательством.

Как следует из материалов дела, мотивированные отводы стороной защиты заявлялись кандидатам в присяжные заседатели:

N 2 - Е., поскольку ранее она являлась народным заседателем Камчатского областного суда;

N 13 и 16 - С.Э. и Х. в связи с тем, что они работают на одном предприятии, и каждый из них в отдельности заявили, что до удаления на совещание они совместно не будут обсуждать обстоятельства дела;

N 14 и 24 - С.Б. и К.Т.В. в связи с их инвалидностью 2-ой группы;

N 28 - Н., поскольку он в 1975 - 1976 годах ранее работал начальником ведомственной военизированной охраны завода;

N 5, 9 и 30 - Ф., Ч. и Т. по их возрасту (соответственно - 64, 65 и 63 года).

Постановлением судьи были удовлетворены мотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели С.Б. и К.Т.В., а в удовлетворении мотивированных отводов другим указанным кандидатам в присяжные заседатели судьей было правильно отказано в связи с отсутствием предусмотренных законом оснований для их отвода.

Кроме того, в связи с немотивированными отводами были освобождены от дальнейшего участия кандидаты в присяжные заседатели N 2, 9, 28 - Е., Ч. и Н.

По возрасту состав сформированной коллегии присяжных заседателей был следующим - по 50 лет - 2; от 51 до 60 лет - 7 и старше 61 года - 3 человека. Указанный возрастной состав коллегии присяжных заседателей нельзя признать неспособной вынести объективный вердикт.

Кроме того, как видно из протокола судебного заседания, судьей выяснялось у сторон наличие заявлений о нарушении порядка формирования коллегии присяжных заседателей и о роспуске образованной коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава и неспособности коллегии в целом вынести объективный вердикт, и у участников судебного разбирательства таких заявлений не было.

Согласно ч. 5 ст. 241 УПК РФ проведение видеозаписи и (или) киносъемки в судебном заседании допускается с разрешения председательствующего (Федеральный закон РФ в редакции от 8 декабря 2003 года согласия сторон на проведение видеозаписи, киносъемки - не предусматривает).

Кроме того, как следует из жалоб, съемка проводилась при доставлении подсудимых в зал судебного заседания, до начала самого судебного заседания, когда и разрешения председательствующего судьи не требовалось.

Указанная съемка, а также публикации в средствах массовой информации не влияют на вердикт присяжных заседателей. Из протокола судебного заседания видно, что при формировании коллегии присяжных заседателей у кандидатов судьей выяснялось, известно ли им что-либо об обстоятельствах данного дела, в том числе - из средств массовой информации и те утверждали, что им ничего не известно об обстоятельствах дела из других источников. В дальнейшем судья многократно выяснял у присяжных заседателей, не утратили ли они объективности, не сформировалось ли у них мнение о виновности или невиновности подсудимых и они (присяжные заседатели) давали отрицательные ответы.

Данных о том, что судом с участием присяжных заседателей исследовались признанные недопустимыми доказательства или что сторонам было необоснованно отказано в исследовании допустимых доказательств - не имеется.

Судом были тщательно исследованы и правильно разрешены ходатайства о признании доказательств недопустимыми.

Так, ссылка на то, что предъявление трупа (фотографии) для опознания проводилось оперуполномоченным Бубновым без отдельного поручения следователя, является надуманной, поскольку в судебном заседании исследовалось розыскное дело N 280091 с находящимся в нем отдельным поручением, о чем было известно участникам процесса, и в их присутствии и с их участием был проведен допрос свидетелей по этому вопросу.

Свидетель Г.И., понятая при проведении этого следственного действия, поясняла в судебном заседании о разъяснении понятым их прав. Ссылки в протоколе о разъяснении ст. 170 УПК РФ также свидетельствует о разъяснении прав понятым, поскольку ч. 4 ст. 170 УПК РФ включает в себя указание о разъяснении понятым их прав, предусмотренных ст. 60 настоящего Кодекса. Результаты следственного действия удостоверены подписями понятых. Неуказание в протоколе времени (часов и минут) проведения следственного действия (не предусмотренных бланком протокола) не влияет на недопустимость результатов следственного действия (то есть - на доказательство) и на их содержание. Суд дал оценку техническим недостаткам протокола.

Из сообщения ООО "Прогресс" следует, что захоронение мужчины (опознанного как А.В.) службой Бюро ритуальных услуг произведено 22 ноября 2004 года, а отдельный череп был захоронен в июле 2005 года вместе с другими "биоотходами" без индивидуальных номеров. Эксгумация данного трупа невозможна. Как видно из акта судебно-медицинской экспертизы видно, что труп был обнаружен в скелетированном виде, "кости скелета практически были полностью обнажены от мягких тканей", нижняя челюсть отсутствовала.

Суд правильно разрешил ходатайство стороны защиты об эксгумации захороненного в таком виде в указанное время трупа.

Как видно из материалов дела, явки К.Н.К. и И. с повинной писались ими собственноручно и, как они указывали в них - без психического и физического давления со стороны работников милиции, принимались их явки различными сотрудниками милиции.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает обязательного участия адвокатов при написании лицами каких-либо заявлений, в том числе - и именуемых явками с повинной.

Свидетели Г. и М., принимавшие от К.Н.К. и И. явки с повинной, поясняли, что те давали явки с повинной добровольно, никаких незаконных методов расследования к ним не применялось.

Судом проверялись доводы о применении незаконных методов при предварительном расследовании дела, они не подтвердились и правильно отвергнуты судом.

Заявленные ходатайства о признании доказательств недопустимыми судом разрешены правильно.

Ссылка в жалобе осужденной К.Н.К. на несвоевременность - 24 марта 2006 г. - ознакомление ее с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы от 24 января 2006 г. и актом судебно-медицинской экспертизы от 30 января 2006 г. - не свидетельствует о недопустимости акта экспертизы в качестве доказательства, поскольку, как видно из протоколов, ознакомившись с постановлением о назначении экспертизы и актом экспертизы, обвиняемая К.Н.К. никаких заявлений не имела, ходатайств, в том числе - о постановке дополнительных вопросов, назначении дополнительной, повторной судебно-медицинской экспертизы - не заявляла.

В судебном заседании акт экспертизы исследовался и допрос судебно-медицинского эксперта Д. проводился в присутствии и с участием подсудимой К.Н.К.

Из материалов дела следует, что в отношении свидетеля Р. судом выносилось постановление о принудительном приводе в судебное заседание, однако в январе 2006 года она квартиру продала, 17 января 2006 г. снята с регистрационного учета и в Новосибирской области не зарегистрирована, ее место нахождения неизвестно.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает возможности объявления и проведения розыска свидетеля, в компетенцию суда проведение розыска свидетеля не входит. В связи с неизвестностью места нахождения свидетеля Р. суд обоснованно удовлетворил ходатайство государственного обвинителя об оглашении ее показаний, данных в ходе предварительного следствия.

Из протокола судебного заседания видно, что в присутствии присяжных заседателей потерпевшие и свидетели не давали показаний по личности В.

Как следует из материалов дела, в отношении потерпевшего А.Г. проведена стационарная судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Как пришла к выводу экспертная комиссия, А.Г. психическим расстройством не страдал и не страдает; у него обнаружены признаки органического заболевания головного мозга с эмоционально-волевой неустойчивостью, не достигающей клинического уровня. Вышеуказанные изменения у А.Г. выражены не столь глубоко и но лишали его способности понимать характер и значение совершенных в отношении его брата действий. А.Г. был способен правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания, а также - мог отвечать на конкретно поставленные вопросы.

Из материалов дела видно, что А.Г. ранее совершал преступления, неоднократно признавался вменяемым и ему назначалось уголовное наказание.

Судом правильно разрешено ходатайство стороны защиты о назначении в отношении А.Г. дополнительной комплексной судебно-психиатрической экспертизы.

Ссылки на то, что судьей не доведены до сведения присяжных заседателей данные о психическом состоянии А.Г., что судьей препятствовалось в доведении до присяжных заседателей информации о способах, методах получения доказательств, что вопрос о допустимости доказательств решался в отсутствие присяжных заседателей - не свидетельствуют о нарушении закона и соответствуют его требованиям об особенностях рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей.

Из материалов дела следует, что в судебном заседании с участием присяжных заседателей не исследовалась изъятая записка (т. 1 л.д. 148). При таких данных судья правильно остановил защитника Смолянинову при выступлении в прениях, предупредил ее о недопустимости ссылок на неисследованные документы, разъяснил коллегии присяжных заседателей, что они при вынесении вердикта не должны принимать во внимание ссылку защитника Смоляниновой на данную записку. Судья также правомерно дважды прерывал выступление подсудимого З. в прениях и предупреждал его, что он не вправе говорить о способах и методах получения доказательств органами предварительного следствия и разъяснял присяжным заседателям, что эти высказывания З. о способах и методах получения доказательств не должны приниматься во внимание при вынесении вердикта.

Указанные действия судьи соответствовали требованиям закона об особенностях рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

В соответствии с действующим законодательством сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями, в связи с чем доводы жалоб о неустановлении факта лишения А.В. жизни в августе 2004 г., причины его смерти, действий осужденных и о недоказанности вины осужденных - не могут быть признаны состоятельными.

Поскольку стороны не вправе ставить под сомнение правильность обвинительного вердикта, вынесенного присяжными заседателями, то и права ставить вопрос о роспуске коллегии присяжных заседателей в связи с вынесением обвинительного вердикта в отношении, по мнению стороны защиты, невиновных - сторона защиты не имела. Судья не усмотрел достаточных оснований для оправдательного приговора.

Постановленный приговор соответствует требованиям ст. ст. 350 и 351 УПК РФ.

Мотив действий осужденных установлен в соответствии с вердиктом присяжных заседателей.

К обстоятельствам дела, как они были установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно и верно квалифицированы действия:

- В. - по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 и ч. 4 ст. 159 УК РФ;

- К.Н.К. - по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 и ч. 4 ст. 159 УК РФ;

- З. - по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105; ч. 4 ст. 159 и ч. 1 ст. 158 УК РФ - по указанным в приговоре признакам.

Как признано доказанным вердиктом присяжных заседателей, В. образовал группу людей для завладения какой-либо квартирой путем лишения жизни ее владельца, предложил К.Н.К., З. стать участниками такой группы и получил их согласие на это. К.Н.К., З. сообщили В., что у А.В. имеются две квартиры и В. договорился с К.Н.К., З. лишить жизни А.В. В., К.Н.К., З. приобрели у неустановленного лица личные документы А.В. и документы на его квартиры, из квартиры N 1 выписали его брата А.Г. В., К.Н.К., З. совместно разработали план, обговорили способ и метод лишения А.В. жизни, распределили роли каждого из участников, В. передал К.Н.К. неустановленное наркотическое вещество для его приготовления и передаче А.В. К.Н.К., З. вместе с А.В. приехали в отдаленное место - на станции Евсино Искитимского района, где А.В. был передан шприц с указанным веществом, которое тот ввел себе, упал на траву, потерял сознание, а З. рукой перекрыл ему доступ воздуха, чем лишил А.В. жизни. Об этом З., К.Н.К. сообщили В.

Документы на квартиры А.В. передали Р. для их реализации, приискали О., который должен был под видом А.В. явиться к нотариусу и, предъявив паспорт А.В. и документы на обе квартиры, представиться А.В. и от его имени оформить генеральные доверенности на имя Р. на продажу обеих квартир А.В. Для придания О. сходства с внешностью А.В. ему была сделана стрижка по фотографии в паспорте А.В., к его подбородку - приклеен лейкопластырь, после чего О. был передан паспорт А.В., он с указанными лицами приехал в нотариальную контору и от имени А.В. путем обмана 25 августа 2004 года оформил на имя Р. генеральную доверенность на продажу квартиры <...>, в соответствии с которой эта квартира 20 сентября 2004 года была продана ЖСК "Свой дом" за 585.800 руб., а 3 сентября 2004 г. О., приехав с теми же лицами в нотариальную квартиру и тем же способом оформил на имя Р. генеральную доверенность на продажу квартиры <...>, по которой данная квартира в тот же день была продана К.Н.К. за 720.000 руб.

Указанные обстоятельства совершения преступлений, в том числе - создание группы, тщательное планирование совершения преступлений, распределение ролей, выполнение членами группы отведенной им роли, устойчивость группы, созданной для совершения преступлений - подтверждают правильность выводов суда о совершении убийства и мошенничества организованной группой.

С учетом наличия организованной преступной группы и совершения преступлений с распределением ролей, действия В., К.Н.К. и З. правильно расценены как соисполнительство убийства и мошенничества.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют вердикту присяжных заседателей.

Наказание В., К.Н.К., З. по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 и ч. 4 ст. 159 УК РФ назначено судом в соответствии с требованиями закона, с учетом целей наказания, установленных ч. 2 ст. 43 УК РФ, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

По ч. 4 ст. 159 УК РФ З. и К.Н.К. назначено минимально возможное наказание, установленное санкцией закона, а В. - при наличии опасного рецидива преступлений - назначено наказание, близкое к минимально возможному, установленному санкцией закона.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей В., З., К.Н.К. признаны не заслуживающими снисхождения.

Неназначение им за умышленное лишение жизни другого человека из корыстных побуждений - пожизненного лишения свободы и назначение каждому из них наказания в виде лишения свободы на не максимально возможный срок - нельзя признать чрезмерно строгим наказанием, несоразмерным содеянному самими ими.

Ссылка в жалобе осужденного З. на то, что при отсутствии в его действиях рецидива преступлений ему не могло быть назначено наказание в размере, превышающем одну треть максимально возможного наказания, установленного санкцией, не основана на законе и является несостоятельной.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, по ч. 1 ст. 158 УК РФ истекли сроки давности уголовного преследования, предусмотренные п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ, и вследствие этого приговор в части осуждения З. по ч. 1 ст. 158 УК РФ подлежит отмене, а дело - в этой части прекращению за истечением сроков давности уголовного преследования. Необъективности судьи, а также нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора в отношении В., З. и К.Н.К. в полном объеме, из материалов дела не усматривается.

Перепредъявление К.Н.К. первоначального обвинения в ходе предварительного следствия на более тяжкое не является нарушением закона.

Согласно ч. 6 ст. 259 УПК РФ протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания. Протокол в ходе судебного заседания может изготавливаться по частям, которые, как и протокол в целом, подписываются председательствующим и секретарем. По ходатайству сторон им может быть предоставлена возможность ознакомиться с частями протокола по мере их изготовления.

Объявление перерыва в судебном заседании, отложение рассмотрения дела в судебном заседании не являются окончанием судебного заседания. Судебное заседание является оконченным после оглашения судебного решения по делу и разъяснения срока и порядка его обжалования. Трехдневный срок изготовления протокола судебного заседания исчисляется после совершения судьей указанных действий - по данному делу трехдневный срок изготовления протокола оканчивался 20 октября 2006 г. Протокол судебного заседания считается изготовленным после проверки и подписания его председательствующим судьей. По данному делу с учетом замены секретарей судебного заседания части протокола были подписаны председательствующим судьей: 27 сентября (т. 7 л.д. 69); 23 октября (т. 7 л.д. 232); 2 октября (т. 8 л.д. 9); 2 октября (т. 8 л.д. 16); 2 октября (т. 8 л.д. 23); 27 октября 2006 г. (т. 8 л.д. 112).

Судебное следствие по данному делу было окончено и судебные прения начаты 26 сентября 2006 года.

При таких данных до судебных прений подсудимые не могли быть ознакомлены с протоколом судебного заседания в связи с тем, что он не был изготовлен. Кроме того, ознакомление участников процесса с изготовленными частями протокола судебного заседания является правом, а не обязанностью суда.

Неознакомление подсудимых до начала судебных прений с неизготовленным протоколом судебного заседания не является нарушением их права на защиту, поскольку они присутствовали в судебном заседании и доказательства по делу исследовались в их присутствии и с их участием и были им известны (подсудимый З. был ознакомлен с протоколом судебного заседания за 22 - 27 июля 2006 г., когда он отсутствовал в судебном заседании).

Ссылки в жалобах осужденных В. и К.Н.К. на искажения в протоколе судебного заседания показаний допрошенных лиц и речей адвокатов в прениях, не влияют на приговор, поскольку их замечания на протокол судебного заседания рассмотрены в установленном законом порядке, а обжалование постановления судьи по результатам разрешения замечаний на протокол - законом не предусмотрено.

Действующим уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено ознакомление осужденных с возражениями прокурора на кассационные жалобы.

Ссылка в жалобе осужденного В. на то, что после рассмотрения дела суд не изготовил ему копии материалов предварительного следствия - не влияет на постановленный приговор суда. В компетенцию Верховного Суда РФ при кассационном рассмотрении дела в отношении осужденного не входит разрешение вопроса о законности (незаконности) действий судьи по изготовлению (отказу в изготовлении) копий материалов предварительного следствия. Верховный Суд РФ в кассационном и надзорном порядке рассматривает лишь жалобы на невступившие и вступившие в законную силу решения нижестоящих судом.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда с участием присяжных заседателей от 17 октября 2006 года в отношении В. и К.Н.К. оставить без изменения.

Тот же приговор в отношении З. в части его осуждения по ч. 1 ст. 158 УК РФ отменить и дело в этой части в отношении него прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 и ч. 4 ст. 159 УК РФ, назначить З. наказание путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на шестнадцать лет шесть месяцев.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 и ч. 4 ст. 159 УК РФ, за совершение которых он осужден данным приговором с учетом внесенных изменений, и ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 228 УК РФ, за совершение которого он осужден приговором от 8 июля 2005 г., окончательное наказание назначить З. путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на семнадцать лет шесть месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части тот же приговор в отношении З. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных В., К.Н.К., З. и адвоката Смоляниновой А.В. - оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"