||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 октября 2007 г. N 42-О07-15СП

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Борисова В.П.

судей Ламинцевой С.А. и Пейсиковой Е.В.

рассмотрела в судебном заседании от 25 октября 2007 года кассационную жалобу адвоката Болдырева С.В. и кассационное представление государственного обвинителя на приговор Верховного суда Республики Калмыкия от 29 августа 2007 года, по которому

В., <...>, несудимый,

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 3, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. "з", ст. 222 ч. 1 УК РФ в связи с неустановлением события преступления на основании оправдательного вердикта, вынесенного присяжными заседателями, то есть на основании ст. 302 ч. 2 п. п. 1, 4 УПК РФ.

За ним признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., объяснения адвоката Болдырева С.В. по доводам его жалобы, мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего отменить приговор по доводам кассационного представления, а дело направить на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия В. обвинялся в том, что он вступил в сговор с неустановленным следствием лицом, заинтересованным в смерти мэра г. Элисты Б.Р., на совершение убийства последнего за материальное вознаграждение в виде денег, то есть по найму. Согласно преступной договоренности В., используя свой многолетний опыт работы по раскрытию и предотвращению убийств, должен был организовать убийство Б.Р. путем приискания орудия преступления и непосредственного исполнителя убийства, а также обеспечить сокрытие следов преступления. Заказчик при этом обязался заплатить В. и исполнителю убийства денежное вознаграждение в размере не менее 100 000 долларов США каждому.

Реализуя преступный умысел, В. в начале октября 2006 года склонил к совершению преступления неоднократно судимого О., пообещав ему денежное вознаграждение в сумме 100000 долларов США, непосредственно руководил действиями О., передал ему для поддержания связи сотовый телефон; зная о том, что О. работал на строительстве дома Б.Р., поручил ему собрать информацию о маршрутах передвижения и охране последнего. Исполняя роль организатора преступления, В., преследуя цель лишения жизни мэра г. Элисты, неоднократно встречался с О. в период с октября 2006 года по 17 января 2007 года для разработки различных вариантов убийства Б.Р., а в 2006 году при неустановленных следствием обстоятельствах приобрел переделанный под боевой пневматический пистолет с глушителем и 12 патронов к нему и обучил О. им пользоваться.

Во исполнение задуманного вечером 13 декабря 2006 года В. разработал и во время встречи с О. по месту своего жительства сообщил ему план, согласно которому О. должен был 14 декабря 2006 года в отработанном месте дождаться возвращающегося домой Б.Р., где из вышеназванного пистолета с глушителем убить его и скрыться с места происшествия. 14 декабря 2006 года, примерно в 19 часов 30 минут, согласно ранее достигнутой договоренности В. встретился с О. и передал ему указанный пистолет с глушителем и боеприпасами, после чего вооруженный О. с целью убийства Б.Р. расположился в заранее обусловленном месте, однако преступление в этот день не было доведено до конца, поскольку Б.Р. в этот день не приехал домой.

Продолжая свои преступные действия по организации приготовления убийства мэра г. Элисты, В. с целью закрепления навыков О. в обращении с оружием дал ему указание попрактиковаться в стрельбе из пистолета, в связи с чем вечером 29 декабря 2006 года О. в степи произвел несколько выстрелов из пистолета.

12 января 2007 года В., узнав от О., что Б.Р. периодически бывает в доме <...>, согласовал с О. новый план лишения жизни Б.Р. в подъезде указанного дома, и проинструктировал О. о его действиях на месте преступления. Для этого 16 января 2007 года В. непосредственно во дворе дома <...> вновь проинструктировал О. о его действиях на месте преступления и последующем отходе. В день планируемого убийства - 17 января 2007 года В. передал О. заряженный боевыми патронами пистолет с глушителем для убийства Б.Р. и 200 рублей, за счет которых О. должен был скрыться с места происшествия, при этом намерение лишить мэра г. Элисты Б.Р. жизни не было доведено до конца в связи с добровольным отказом О. от совершения преступления и его обращением в Управление Федеральной службы безопасности (ФСБ) России по Республике Калмыкия.

В кассационном представлении государственного обвинителя ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей. Автор представления указывает о том, что по настоящему делу был нарушен закон при формировании коллегии присяжных заседателей. Это нарушение, по мнению автора представления, выразилось в том, что присяжный заседатель М. скрыл от суда то обстоятельство, что он ранее работал в системе МВД Республики Калмыкия в должности милиционера, а затем контролера следственного изолятора, хотя председательствующий задавал кандидатам в присяжные заседатели вопрос о том, работал ли кто-либо из них ранее в правоохранительных органах. Это нарушение, по мнению автора кассационного представления, не позволило решить вопросы по формированию беспристрастной и объективной коллегии присяжных заседателей.

Далее в кассационном представлении указывается о том, что кандидат в присяжные заседатели Б.Н. на вопрос председательствующего судьи о состоянии здоровья пояснил, что является инвалидом 2 группы по общему заболеванию, в связи с чем не сможет участвовать в рассмотрении этого дела. С учетом этого государственный обвинитель, представитель потерпевшего, подсудимый и его защитник заявили мотивированный отвод этому кандидату по указанному основанию, но этот отвод не был удовлетворен.

Государственный обвинитель находит постановленный вердикт неясным и противоречивым, такие противоречия государственный обвинитель усматривает в ответах на вопросы N 1 и N 5.

Далее автор представления указывает о том, что при судебном разбирательстве этого дела нарушен принцип состязательности и равноправия сторон, что выразилось в том, что государственному обвинителю председательствующим отказано в ссылке на приказ Генерального прокурора РФ, а адвокату, защищавшему интересы подсудимого, было разрешено ссылаться на не имеющие отношения к делу примеры из судебной практики и литературы.

Автор представления указывает, что адвокат Бургустинов оказывал незаконное воздействие на присяжных заседателей при исследовании в судебном заседании протокола осмотра вещественных доказательств, непосредственно при осмотре пистолета, а также при исследовании в судебном заседании заключения экспертизы по микрочастицам. Это воздействие заключалось в том, что он в присутствии присяжных заседателей по существу поставил под сомнение допустимость этих доказательств.

Автор представления также обращает внимание на то, что во время судебного разбирательства адвокат Бургустинов негативно высказался в адрес потерпевшего Б.Р.

В кассационной жалобе адвокат Болдырев, в защиту интересов потерпевшего Б.Р., ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей. Адвокат указывает те же основания, что и государственный обвинитель в кассационном представлении, и, кроме того, о том, что в деле имеется достаточно доказательств вины В.

Адвокат Бургустинов, в защиту интересов В., принес возражения на кассационные представление и жалобу, в которых просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы и представление - без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных представления и жалобы, а также возражений на них, судебная коллегия находит, что приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 385 УПК РФ, если при рассмотрении дела были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли на ответы присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы, оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего подлежит отмене.

Согласно ч. 3 ст. 328 УПК РФ при формировании коллегии присяжных заседателей кандидаты в присяжные заседатели обязаны правдиво отвечать на задаваемые председательствующим вопросы и представлять необходимую информацию о себе.

Как следует из протокола судебного заседания, при формировании коллегии присяжных заседателей председательствующий задал кандидатам в присяжные заседатели следующий вопрос: " Кто из вас ранее работал в правоохранительных органах". Несколько кандидатов в присяжные заседатели положительно ответили на этот вопрос, тем самым доведя до председательствующего и сторон соответствующую информацию.

Кандидат в присяжные заседатели по фамилии М. скрыл от суда то обстоятельство, что ранее работал милиционером, а затем контролером следственного изолятора N 1 в системе МВД Республики Калмыкия.

Факты его работы в этих должностях подтверждаются справками из МВД РК И УВД по г. Элиста.

С учетом того, что привлеченный к уголовной ответственности по настоящему делу В. являлся сотрудником МВД Республики Калмыкия, а также с учетом других обстоятельств дела, то есть с учетом специфики именно этого уголовного дела, в кассационном представлении государственного обвинителя и кассационной жалобе потерпевшего правильно указывается о том, что участники процесса в связи с сокрытием кандидатом этой информации были лишены возможности в полной мере осуществлять свои полномочия в стадии формирования коллегии присяжных заседателей, в частности, при заявлении мотивированных и немотивированных отводов.

Как следует из протокола судебного заседания, после формирования коллегии присяжных заседателей, в которую был включен М., он был избран старшиной присяжных заседателей, и в соответствии со ст. 331 УПК РФ руководил ходом совещания присяжных заседателей и выполнял иные полномочия, предусмотренные указанной нормой закона.

Указанное выше нарушение уголовно-процессуального закона при формировании коллегии присяжных заседателей, которое могло повлиять на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы, судебная коллегия расценивает как основание для отмены оправдательного приговора по данному конкретному делу с направлением дела на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Доводы кассационной жалобы адвоката Болдырева, в защиту интересов потерпевшего, о том, что в деле достаточно доказательств вины В., судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку по этим основаниям не может быть оспорен вердикт коллегии присяжных заседателей.

Что касается иных доводов кассационных представления и жалобы, то судебная коллегия находит, что они должны быть учтены при новом разбирательстве дела.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Республики Калмыкия от 29 августа 2007 года в отношении В. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе суда.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"