||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 октября 2007 г. N 67-О07-53сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Разумова С.А. судей Коннова В.С. и Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 18 октября 2007 года кассационные жалобы осужденного Ф. и адвоката Чистякова А.Ю. на приговор Новосибирского областного суда с участием присяжных заседателей от 7 марта 2007 г., которым

Ф., родившийся 26 ноября 1975 г в г. Новосибирске, со средним образованием, не работавший, ранее судимый:

- 3 октября 1995 г. по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в четыре года;

- 27 января 1999 г. по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", 131 ч. 2 п. "в", 325 ч. 2 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по совокупности приговоров - к девяти годам лишения свободы, освобожден 6 мая 2006 г. по отбытии наказания;

- осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - к двенадцати годам лишения свободы; по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к девятнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 6 марта 2007 г. Ф. признан виновным в том, что в ночь с 5 на 6 июня 2006 г. пришел в торговый киоск на ул. Ташкентская, 75 в г. Новосибирске, где работала М., которая впустила его внутрь помещения. Находясь в киоске, Ф. решил напасть на М., лишить ее жизни и завладеть имуществом, находящимся в киоске. Осуществляя задуманное, он взял имевшийся в киоске нож и напал на М., нанеся ей множественные - не менее 74 - удары по различным частям тела. От острой кровопотери вследствие множественных колото-резаных ранений шеи с повреждением крупных кровеносных сосудов, множественных проникающих колото-резаных ранений груди с повреждением легких наступила смерть М. После этого Ф. забрал из киоска имущество, принадлежавшее ИП Р.: не менее 4.000 рублей денег (выручку), не менее 3 бутылок пива стоимостью 75 рублей, одну банку пива "Балтика-7" стоимостью 24 рубля, на общую сумму не менее 4.091 рубля.

На основании вердикта присяжных заседателей Ф. осужден:

за убийство М., сопряженное с разбоем; - за разбойное нападение на Минзахееву Т.Г., совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия, и с причинением тяжкого вреда здоровью.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей необходимым приговор в отношении Ф. оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

- осужденный Ф. просит отменить приговор и прекратить дело, ссылаясь на недоказанность его вины в убийстве и разбое, неустановлении мотива, неустановление времени совершения убийства, объема похищенного, неправильное указание о частичном признании им вины. По его мнению, присяжные заседатели З-кий и И. как ранее участвовавшие в рассмотрении дел в качестве присяжных заседателей, а З-кий - и как ранее являвшийся потерпевшим, подлежали отводу. Считает, что по возрасту присяжные заседатели не могли объективно вынести вердикт. Обращает внимание на то, что суд не устранил противоречия в показаниях свидетелей З., В., К., П., не предъявил изъятые у него туфли для опознания З.; не представил присяжным заседателям для осмотра вещественное доказательство - банку пива "Балтика-7", не допросил жителей близлежащих к киоску домов. Как полагает Ф., государственный обвинитель в прениях ссылалась на неисследованные доказательства; вопросный лист следовало сформулировать по иному, а напутственное слово судьи не соответствовало принципу объективности;

- адвокат Чистяков А.Ю. в защиту интересов осужденного Ф. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный Ф. в своей жалобе; а также - на необоснованный отказ суда в назначении Ф. стационарной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы. По мнению адвоката Чистякова, в описательно - мотивировочной части приговора следовало сделать надлежащие выводы по отклонению версии защиты.

В возражениях государственный обвинитель Лазарева ГГ. считает доводы жалоб несостоятельными.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб.

Как следует из материалов дела, Ф. разъяснялись особенности рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей и он сам избрал рассмотрение дела с участием присяжных заседателей.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с действующим законодательством.

Ссылка на то, что некоторые из присяжных заседателей ранее в качестве таковых участвовали в рассмотрении других уголовных дел, не свидетельствует о незаконности их вхождения в коллегию присяжных заседателей по данному делу, поскольку ранее они участвовали в рассмотрении дел в качестве присяжных заседателей в срок, превышающий год до рассмотрения данного дела. Ни данное обстоятельство, ни то, что с их участием присяжными заседателями выносились обвинительные вердикты по другим делам не являлись основанием для их мотивированного отвода. Не являлось таким основанием и то, что Заболоцкий лет 7 - 8 назад был потерпевшим по дачному ограблению, что, как он заявил, на его объективность не повлияет. Немотивированных отводов данным присяжным заседателям стороной защиты заявлено не было.

По половому признаку (7 женщин и 5 мужчин) и возрастному (1 - 33 года; 2 - 45 лет; 1 - 47 лет; от 50 до 59 лет - 7; 1 - 61 год) не имелось оснований к признанию коллегии присяжных заседателей тенденциозной, неспособной вынести объективный вердикт.

Кроме того, как видно из протокола судебного заседания, председательствующим судьей выяснялось у сторон наличие заявлений о роспуске образованной коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности и неспособности вынести объективный вердикт, а также - наличие заявлений о нарушении порядка формирования коллегии присяжных заседателей. Таким заявлений от участников судебного разбирательства не поступило.

Данных о том, что судом с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или что сторонам было необоснованно отказано в исследовании допустимых доказательств, не имеется. Указание в акте судебно-медицинской экспертизы периода времени, в течение которого наступила смерть М., не давало оснований к признанию акта экспертизы недопустимым доказательством по этому основанию.

Действующее уголовно - процессуальное законодательство не предусматривает обязанности и способов устранения противоречий в показаниях свидетелей, если такие противоречия имеются. Доказательства, в том числе - и противоречивые, подлежат оценке, при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей - присяжными заседателями при вынесении вердикта.

Ссылка на то, что банка "Балтика-7" не представлялась присяжным заседателям для осмотра как вещественное доказательство, не свидетельствует о нарушении закона. Согласно ст. 284 УПК РФ осмотр вещественных доказательств проводится в любой момент судебного следствия по ходатайству сторон. Из материалов дела следует, что в судебном заседании никто из участников процесса не заявлял ходатайства об осмотре банки "Балтика-7".

Из протокола судебного заседания видно, что по ходатайству государственного обвинителя осматривались в судебном заседании туфли; черного цвета, изъятые у Ф., однако ни от кого из участников процесса I ходатайств о проведении опознания этих туфлей свидетелем З. - не поступало.

Также не заявлялось суду ходатайство о допросе в качестве новых свидетелей лиц, проживающих в близлежащих от киоска, где была убита М., - домах.

Согласно ст. 123 Конституции РФ судопроизводство производится на основе состязательности самих сторон. Как следует из материалов дела, председательствующий судья не препятствовал сторонам в представлении суду доказательств и в исследовании сторонами доказательств. Дополнений к судебному следствию не было. Из протокола судебного заседания видно, что в судебном заседании оглашались протоколы допросов Ф. в качестве подозреваемого от 7 июня 2006 г. и обвиняемого от 16 июня 2006 г., при этих допросах Ф. отказался давать показания. В качестве обвиняемого Ф. дал первоначальные показания при его допросе 18 ноября 2006 г. (Показания Ф., данные им по настоящему делу 7 июня 2006 г. в качестве свидетеля, правильно не оглашались в судебном заседании как недопустимые доказательства). При таких данных констатация государственным обвинителем в прениях факта, что Ф. в качестве подозреваемого и обвиняемого отказывался до 18 ноября 2006 г. давать показания, не является ссылкой на доказательства, не исследовавшиеся в судебном заседании. Ссылка на то, что государственный обвинитель в прениях называла Ф., "скользким типом", не соответствует содержанию протокола судебного заседания и является несостоятельной.

Из протокола судебного заседания следует, что при исследовании вопроса о происхождении слюны с окурков сигарет "Гламур", изъятых из киоска, подсудимый Ф. пояснял, что он сигареты "Гламур" не курил. На последующие вопросы он пояснял, что курил сигареты "Гламур" вместе с М., курил не одну сигарету на двоих.

При таких данных государственный обвинитель была вправе сослаться в прениях на противоречия в показаниях Ф. в этой части, а также - была вправе дать оценку его показаниям в той части, что он спал на лавочке.

Выступление государственного обвинителя в прениях не нарушало требований уголовно - процессуального законодательства.

Вопросный лист сформулирован судьей в соответствии с требованиями ст. ст. 338 и 339 УПК РФ и с учетом предъявленного Ф. обвинения и результатов судебного следствия, прений сторон.

Напутственное слово судьи соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Как видно из протокола судебного заседания, сторонам предоставлялось право заявить возражения на напутственное слово судьи по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности, таких возражений от участников процесса, в том числе - стороны защиты, не поступило.

В соответствии с действующим законодательством сторонам, в том числе - стороне защиты, запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями, в связи с чем доводы жалоб о недоказанности совершения убийства и разбоя Ф., о недоказанности объема похищенного - не могут быть признаны состоятельными.

Время совершения преступлений, мотив действий Ф. установлены приговором в соответствии с вердиктом присяжных заседателей.

Ссылка в жалобе адвоката Чистякова на ч. 4 ст. 348 УПК РФ несостоятельна, поскольку признанное доказанным вердиктом коллегии присяжных заседателей деяние, совершенное Ф., не давало оснований к выводу об отсутствии в нем признаков преступления.

Ходатайство о назначении судом подсудимому Чистякову стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы разрешено судом в соответствии с действующим законодательством.

Как видно из материалов дела, в отношении Чистякова назначалась амбулаторная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза и эксперты пришли к выводу, что для дачи заключения им не требуется стационарного обследования Чистякова. Акт экспертизы требованиям закона соответствует, индивидуальные психические и психологические особенности Чистякова в нем приведены.

Назначение указанной стационарной экспертизы в целях установления "возможной модели поведения Ф." законом не предусмотрено, а дача заключения " о возможной модели поведения" лица не входит в компетенцию судебной психолого-психиатрической экспертизы и не может являться допустимым доказательством по конкретному уголовному делу.

С учетом осмысленных, целенаправленных действий Ф., поддержания им адекватного речевого контакта, отсутствия у него бреда, галлюцинаций, а также - с учетом совершения им ранее преступлений, признания его вменяемым и назначения ему уголовных наказаний, Ф. обоснованно признан вменяемым.

При наличии вердикта присяжных заседателей ссылка жалобы адвоката Чистякова на необходимость опровержения версии защиты в описательно-мотивировочной части приговора - не основана на законе.

К обстоятельствам дела, как они были установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей, уголовный закон в отношении Ф. применен правильно и его действия верно квалифицированы по п. "в" ч. 4 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Ф. наказание назначено в соответствии с требованиями закона с учетом целей наказания, установленных ч. 2 ст. 43 УК РФ, данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Назначенное ему наказание является справедливым, соразмерным содеянному самим им и оснований к его смягчению не имеется.

Согласно вердикта присяжных заседателей Ф. снисхождения не заслуживает.

Указание в приговоре на частичное признание Ф. вины "в части завладения чужим имуществом" соответствует материалам дела. Подсудимый Ф. пояснял в судебном заседании, что он взял из киоска коробку с деньгами, которых было около 400 рублей, намереваясь на эти деньги доехать на такси до дачи, и заявил, что он признает хищение денег.

Первоначальное возбуждение уголовного дела по ч. 1 ст. 105 УК РФ и последующее - по результатам предварительного следствия - предъявление Ф. обвинения по п. "в" ч. 4 ст. 162 и п.п. "д", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - не свидетельствует о нарушении закона.

Нарушений уголовно - процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда с участием присяжных заседателей от 7 марта 2007 г. в отношении Ф. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Ф. и адвоката Чистякова А.Ю. - оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"