||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 сентября 2007 г. N КАС07-431

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                             Федина А.И.,

    членов коллегии                                Манохиной Г.В.,

                                                   Харланова А.В.,

    с участием прокурора                            Масаловой Л.Ф.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению К. о признании частично недействующими: Положения об оказании государственной поддержки в жилищном обустройстве вынужденным переселенцам, лишившимся жилья в результате осетино-ингушского конфликта в октябре - ноябре 1992 года, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 марта 1998 года N 274; Порядка организации работы по оказанию государственной поддержки вынужденным переселенцам, лишившимся жилья в результате осетино-ингушского конфликта, и осуществления выплат и контроля за целевым использованием средств государственной поддержки, утвержденного Приказом МВД России от 7 декабря 2006 года N 998,

по кассационной жалобе К. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 21 июня 2007 года, которым в удовлетворении заявленных требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителей Правительства Российской Федерации Марьяна Г.В., Шараховой Я.Ю., Плохина А.В., возражавших против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей решение суда оставить без изменения,

Кассационная коллегия

 

установила:

 

Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 марта 1998 года N 274 утверждено Положение об оказании государственной поддержки в жилищном обустройстве вынужденным переселенцам, лишившимся жилья в результате осетино-ингушского конфликта в октябре - ноябре 1992 года (далее - Положение).

Данный нормативный правовой акт опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации N 11, 16 марта 1998 года, "Российской газете" N 52, 18 марта 1998 года.

Приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 7 декабря 2006 года N 998 утвержден Порядок организации работы по оказанию государственной поддержки вынужденным переселенцам, лишившимся жилья в результате осетино-ингушского конфликта, и осуществления выплат и контроля за целевым использованием средств государственной поддержки (далее - Порядок).

Нормативный правовой акт зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 24 января 2007 года, регистрационный номер 8841, и опубликован в "Российской газете" N 25, 7 февраля 2007 года, "Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти" N 7, 12 февраля 2007 года.

К. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании частично недействующими некоторых пунктов Положения и пункта 5 Порядка. В подтверждение требований указал, что лишение его статуса вынужденного переселенца в связи с тем, что он получил государственную поддержку за жилье, но не за имущество в целом, лишает его возможности получить эту компенсацию. Правительство РФ не определило условия и порядок компенсации вынужденным переселенцам за утраченное имущество, помимо жилья. Пункт 4 Положения, по мнению заявителя, противоречит статье 5 Закона "О вынужденных переселенцах", пункты 10 и 11 Положения, пункт 5 Порядка незаконно предоставляют ФМС России право запрашивать дополнительную информацию, и на основании этой дополнительной информации принимать решение об отказе в предоставлении заявителю государственной поддержки. Подпункт "е" пункта 8 Положения обязывает временных переселенцев представлять справку об отсутствии в собственности заявителя и членов его семьи жилых помещений, что лишает вынужденных переселенцев права на получение государственной поддержки. Оспариваемые им положения препятствуют возвращению лиц, пострадавших во время северо-осетинского конфликта.

Верховным Судом Российской Федерации постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого и принятии нового решения просит в кассационной жалобе К., считая его незаконным и необоснованным. Полагает, что судом неправильно применены нормы материального права, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела.

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований к отмене решения суда по следующим основаниям.

В силу ч. 1 ст. 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции обоснованно пришел к правильному выводу о том, что оспариваемые заявителем положения нормативно-правовых актов соответствуют действующему законодательству, изданы компетентными государственными органами и не нарушают прав вынужденных переселенцев.

Закон Российской Федерации "О вынужденных переселенцах" от 19 февраля 1993 года N 4530-1 (далее - Закон) определяет статус вынужденных переселенцев, устанавливает экономические, социальные и правовые гарантии защиты их прав и законных интересов на территории Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1 вышеприведенного Закона вынужденный переселенец - гражданин Российской Федерации, покинувший место жительства вследствие совершенного в отношении его или членов его семьи насилия или преследования в иных формах либо вследствие реальной опасности подвергнуться преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также по признаку принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений, ставших поводами для проведения враждебных кампаний в отношении конкретного лица или группы лиц, массовых нарушений общественного порядка.

По обстоятельствам, предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи, вынужденным переселенцем признается гражданин Российской Федерации, вынужденный покинуть место жительства на территории одного субъекта Российской Федерации и прибывший на территорию другого субъекта Российской Федерации.

В силу подпункта 3 пункта 3 статьи 7 настоящего Закона территориальные органы федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, участвуют в финансировании строительства (приобретения) и распределении жилья для постоянного проживания вынужденных переселенцев.

Правительство Российской Федерации, реализуя свои полномочия, в целях скорейшего решения вопроса обеспечения жильем граждан Российской Федерации, пострадавших в результате осетино-ингушского конфликта в октябре - ноябре 1992 года, утвердило Положение об оказании государственной поддержки в жилищном обустройстве вынужденным переселенцам, лишившимся жилья в результате осетино-ингушского конфликта в октябре - ноябре 1992 года.

В соответствии с пунктом 3 Положения право на получение государственной поддержки предоставляется вынужденному переселенцу и членам его семьи, имеющим статус вынужденного переселенца и лишившимся жилья в результате осетино-ингушского конфликта в октябре - ноябре 1992 года, а также их несовершеннолетним детям, состоящим в составе семьи на дату подачи заявления об оказании государственной поддержки.

Пунктом 4 Положения установлено, что вынужденные переселенцы, лишившиеся жилья в результате осетино-ингушского конфликта, получившие государственную поддержку, утрачивают статус вынужденного переселенца по истечении срока, установленного Законом Российской Федерации "О вынужденных переселенцах".

Согласно пункту 4 статьи 5 Закона Российской Федерации "О вынужденных переселенцах" статус вынужденного переселенца предоставляется на пять лет. При наличии обстоятельств, препятствующих вынужденному переселенцу в обустройстве на новом месте жительства, срок действия его статуса продлевается территориальным органом федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, на каждый последующий год по заявлению вынужденного переселенца.

Лицо утрачивает статус вынужденного переселенца в связи с истечением срока предоставления статуса в соответствии с пунктом 4 статьи 5 настоящего Закона (пп. 2 п. 2 ст. 9 Закона).

Учитывая вышеприведенные положения Закона, правильным является вывод суда о том, что нормы пункта 4 Положения не противоречат Закону Российской Федерации "О вынужденных переселенцах".

Согласно подпункту "е" пункта 8 Положения заявитель в зависимости от формы оказания государственной поддержки к заявлению в территориальный орган Федеральной миграционной службы прилагает в том числе и справку органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, об отсутствии в собственности заявителя и (или) членов его семьи жилых помещений.

Необходимость предоставления этих документов обусловлена тем, что граждане, имеющие в собственности жилые помещения, имеют право на возмещение ущерба в ином порядке.

Ссылка заявителя на то, что указанный пункт фактически требует от всех вынужденных переселенцев представлять одни и те же документы независимо от формы оказания поддержки и противоречит требованиям статьи 213 Гражданского кодекса Российской Федерации, правильно признана судом неосновательной, так как представление вынужденным переселенцем справки органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, не может рассматриваться как ограничение права собственности гражданина и не противоречит статье 213 ГК РФ.

Пунктами 10 и 11 Положения установлено, что территориальный орган Федеральной миграционной службы запрашивает при необходимости дополнительную информацию у соответствующих государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, а также вправе принимать решения об отказе в предоставлении заявителю государственной поддержки в случае представления заявителем недостоверных (заведомо ложных) сведений или несоответствия представленных документов требованиям законодательства Российской Федерации.

Проанализировав положения приведенных пунктов, суд первой инстанции правильно исходил из того, что право территориального органа Федеральной миграционной службы запрашивать и получать в установленном порядке сведения, необходимые для принятия решений по вопросам, относящимся к установленной сфере деятельности, определено Положением о Федеральной миграционной службе, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 19 июля 2004 года N 928. Должностное лицо территориального органа Федеральной миграционной службы обязано принимать решение о расходовании средств федерального бюджета с учетом всех факторов. Кроме того, данные нормы предусматривают получение информации только при отсутствии данных для принятия обоснованного решения либо представления заявителем документов, вызывающих сомнение в их достоверности. Представление недостоверной информации от других органов и должностных лиц не может служить основанием для отказа заявителю в предоставлении государственной поддержки.

Признавая неосновательным довод заявителя о противоречии действующему законодательству пункта 5 Порядка организации работы по оказанию государственной поддержки вынужденным переселенцам, лишившимся жилья в результате осетино-ингушского конфликта, и осуществления выплат и контроля за целевым использованием средств государственной поддержки, утвержденного Приказом МВД России от 7 декабря 2006 года N 998, суд обоснованно исходил из того, что оспариваемый заявителем пункт 5 Порядка направлен на организацию работы территориальных органов федеральной миграционной службы по реализации права вынужденных переселенцев на оказание государственной поддержки в виде восстановления разрушенного жилья и не ограничивает право граждан Российской Федерации на выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации.

Из содержания пункта 5 Порядка следует, что УФМС России по Республике Северная Осетия - Алания или ОФМС России по Республике Ингушетия, принявшее заявление, информирует МВД по Республике Северная Осетия - Алания о намерении заявителя переселиться в населенный пункт на территории его обслуживания, а также направляет запрос для получения сведений, препятствующих возможности въезда, обустройства и последующего постоянного проживания заявителя в выбранном им населенном пункте.

В случаях неполучения ответов по существу запросов или получения отрицательных ответов МРУ ФМС России доводит до сведения заявителя информацию о возможных затруднениях по жилищному обустройству в выбранном им месте проживания, разъясняет его права на жилищное обустройство в выбранных им населенных пунктах или иных населенных пунктах Республики Северная Осетия - Алания либо других субъектов Российской Федерации, предлагает заявителю иную форму оказания государственной поддержки, а при его отказе в жилищном обустройстве вне выбранного им места проживания направляет копии представленных материалов в Правительство Республики Северная Осетия - Алания и Правительство Республики Ингушетия.

При таком положении положения пункта 5 Порядка, направленные на организацию работы территориальных органов ФМС России по реализации права вынужденных переселенцев на оказание государственной поддержки и предусматривающие получение информации о наличии или отсутствии каких-либо препятствий в возвращении вынужденного переселенца на прежнее место жительства, обоснованно признаны судом не противоречащими нормативным правовым актам большей юридической силы.

Суд, проанализировав положения федерального законодательства, правильно истолковал смысл оспоренных положений нормативных правовых актов и пришел к обоснованному выводу о том, что оспариваемые заявителем пункты Положения и Порядка не противоречат действующему законодательству и не нарушают прав вынужденных переселенцев.

Доводы кассационной жалобы о том, что выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, ошибочны и не могут служить поводом к отмене решения суда.

Указания в кассационной жалобе на то, что и другие пункты Положения, не оспоренные заявителем, противоречат, по его мнению, действующему законодательству, не свидетельствуют о незаконности решения суда по данному делу, так как не были предметом судебного разбирательства.

Решение суда принято в соответствии с нормами материального права, правильно примененными и истолкованными судом, оснований, предусмотренных статьей 362 ГПК РФ, для его отмены в кассационном порядке не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Российской Федерации от 21 июня 2007 года оставить без изменения, кассационную жалобу К. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

А.И.ФЕДИН

 

Члены коллегии

Г.В.МАНОХИНА

А.В.ХАРЛАНОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"