||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 сентября 2007 г. N 12-О07-12

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Тонконоженко А.И. и Толкаченко А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 6 сентября 2007 года кассационные жалобы осужденного К.А. и адвоката в защиту его интересов Головенкина О.Ю. на приговор Верховного суда Республики Марий Эл от 8 мая 2007 года, по которому

К.А., <...>, юридически не судимый,

осужден к лишению свободы:

- по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, с применением ст. 62 УК РФ - к 19 годам,

- по ст. 119 УК РФ - к 1 году,

- по ч. 2 ст. 167 УК РФ, с применением ст. 62 УК РФ - к 3 годам и 6 месяцам;

в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 22 года и 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Толкаченко А.А., осужденного К.А. и адвоката в его защиту Головенкина О.Ю., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей кассационные жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

К.А. осужден за убийство четырех лиц:

13 мая 2005 года - гражданки А.Н. путем ее удушения из мести на почве личных неприязненных отношений, возникших из-за ссоры;

затем, 15 мая 2006 года, на почве ссоры - супругов К. - К.К. и К.Е., путем умышленного поджога их дома и хозяйства, причинив уничтожением их имущества значительный материальный ущерб;

позднее, 12 июня 2006 года, - гражданина И.З., путем избиения монтировкой на почве возникших личных неприязненных отношений.

Он же осужден за высказанную во второй половине мая 2005 года угрозу убийством С.Е.В., в связи с тем, что, что потерпевшему стало известно о совершенном К.А. убийстве А.Н., и который имел основания опасаться реального осуществления этой угрозы.

Преступления совершены в 2005 - 2006 гг. в Моркинском районе Республики Марий Эл при установленных судом и изложенных в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании осужденный К.А. вину в содеянном признал частично:

признал себя виновным в убийстве супругов К. путем поджога их дома и в уничтожении при этом чужого имущества, пояснил, что убийства А.Н. не совершал, С.Е.В. не угрожал,

а телесные повреждения И.З. наносил в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения без умысла на его убийство.

В основной и дополнительных кассационных жалобах осужденный К.А.:

просит отменить приговор ввиду несогласия с его осуждением за убийства А.Н., И.З. и за угрозу убийством С.Е.В.;

также просит снизить наказание как за каждое из преступлений, так и по их совокупности, которое считает чрезмерно суровым, назначенным без учета признанных судом смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 62 УК РФ;

при этом с учетом наличия у него исключительных обстоятельств просит применить к нему положения ст. 64 УК РФ о более мягком наказании;

кроме того, не согласен с проведенной в судебном заседании без его согласия видеосъемкой,

также просит в связи с нетрудоспособностью освободить его от возложенной на него приговором оплаты процессуальных издержек в сумме 14400 рублей;

адвокат Головенкин О.Ю. в защиту К.А., поддерживая доводы осужденного,

кроме того, просит изменить приговор в части признания его виновным в убийстве А.Н. и в угрозе убийством С.Е.В., а также снизить назначенное наказание;

считает, что изложенные в приговоре выводы суда в указанной части не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, нарушают уголовно-процессуальный и уголовный закон, а потому приговор полагает несправедливым.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель считает содержащиеся в них доводы необоснованными, в связи с чем просит жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению ввиду неправильного применения уголовного закона в части назначения наказания.

Выводы суда о виновности осужденного в совершении всех инкриминированных ему преступлений подтверждаются совокупностью всесторонне исследованных доказательств: показаниями осужденного, данными им на предварительном следствии, в том числе его явкой с повинной по факту убийства путем поджога дома супругов К., показаниями свидетелей, заключениями экспертиз, вещественными и другими собранными по делу и проверенным в судебном заседании доказательствами, анализ которых содержится в приговоре.

Суд, исследовав обстоятельства, подлежащие доказыванию, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, оценил их по правилам ст. 88 УПК РФ и в соответствии со ст. 307 УПК РФ указал мотивы, по которым в основу своих выводов положил одни доказательства и отверг другие, в том числе отдельные показания осужденного, данные им в ходе следствия и в суде.

Доводы кассационных жалоб о том, что вина К.А. в совершении убийств А.Н., И.З. и в угрозе убийством С.Е.В. не установлена, не могут быть признаны состоятельными.

Детальные показания осужденного на предварительном следствии, подтвержденные при проверке его показаний с участием защитника на месте, об убийстве А.Н. и об угрозе убийством С.Е.В. с конкретизацией мотива, способа совершения и других индивидуально определенных обстоятельств этих преступлений, проверены на предмет достоверности, допустимости и подтверждены в суде достаточной совокупностью всесторонне исследованных и критически оцененных доказательств.

Такими достоверными доказательствами судом мотивированно признаны протоколы осмотров места происшествия и трупа, заключение и показания судебно-медицинского эксперта А.Г., вещественные доказательства (одежда потерпевшей, хозяйственно-бытовой синтетический шпагат, автомобиль, которым управлял К.А.), последовательные и согласующиеся между собой показания потерпевшего С.Е.В., свидетелей И.Ю., С.Л.П., С.В.Н., Н., С.Е.К., С.В.В., С.А.В., И.Э. С.С.О., Ф., В.

При этом в судебном заседании на основе исследованных доказательств, в том числе на предмет их допустимости, проверены и мотивированно отвергнуты версии защиты об алиби К.А., о его аффектированном психическом состоянии, а также разрешены выявленные в ходе оценки доказательств противоречия.

Судом обоснованно признано, что К.А. умышленно причинил смерть А.Н., о чем свидетельствует выбор орудия преступления и характер примененного им физического воздействия: удушение при помощи петли, затянутой в области шеи потерпевшей.

Данных о том, что это преступление К.А. совершил в состоянии аффекта, в судебном заседании не установлено.

По заключению стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, К.А. в момент совершения инкриминируемых ему деяний (в том числе и при убийстве А.Н.) в состоянии физиологического аффекта не находился. Оценив данное заключение экспертизы в совокупности с другими исследованными фактическими данными, суд расценил его объективным доказательством.

Таким образом, содержащийся в приговоре на основе исследованных и критически оцененных в судебном заседании доказательств вывод об убийстве А.Н., совершенным К.А. из мести, на почве личных неприязненных отношений, возникших из-за ссоры, Судебная коллегия признает обоснованным.

Такой же обоснованной и аргументированной является оценка суда доказанности виновности К.А. в угрозе убийством С.Е.В.

На основе совокупности достаточных и допустимых доказательств суд мотивированно признал, что оснований оговаривать осужденного у С.В.Е. не было, а проверенные в судебном заседании доводы К.А. об отсутствии угроз суд обоснованно расценил способом реализации его права на защиту в целях избежать уголовной ответственности за содеянное.

Судебной коллегией не могут быть признаны состоятельными также доводы жалоб о несовершении К.А. убийства И.З., которые проверялись в судебном заседании и были обоснованно отвергнуты.

Суд, давая оценку совокупности достаточных доказательств содеянного, пришел к мотивированному выводу о том, что вина осужденного в убийстве И.З. полностью доказана.

При этом Суд указал, что осужденный не отрицал и не отрицает факта применения насилия к потерпевшему.

С учетом примененного К.А. орудия преступления - железной "монтировки", локализации нанесенных им телесных повреждений - в область головы И.З., являющейся важным жизненным органом человека, а также нанесения ударов "монтировкой" с большой силой, суд пришел к обоснованному к выводу о том, что в лесном массиве, нанося удары "монтировкой" по голове И.З., осужденный действовал с умыслом на причинение потерпевшему смерти. Об этом, по мнению суда, свидетельствует и то обстоятельство, что по показаниям К.А. после нанесения ударов он засунул "монтировку" в образовавшуюся трещину в черепной коробке И.З. и провернул ее там.

Судом также проверен, критически оценен и опровергнут довод осужденного о нанесении им ударов "монтировкой" по И.З. в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения.

На основании признанного объективным доказательством заключения стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, выводы которой согласуются с другими фактическими данными, К.А. в момент совершения инкриминируемых ему деяний (в том числе и в момент убийства И.З.) в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта) не находился.

С учетом изложенного Судебная коллегия признает обоснованным содержащийся в приговоре вывод о том, что убийство И.З. осужденным К.А. совершено на почве личных неприязненных отношений, после ссоры.

Таким образом, действия осужденного с учетом позиции государственного обвинения в суде, в приговоре оценены правильно и оснований для переквалификации содеянного не имеется.

В судебном заседании проведен расчет процессуальных издержек, которые по приговору суда обоснованно взысканы с осужденного согласно требованиям ст. 132 УПК РФ. При этом судом мотивированно признано отсутствие у К.А. оснований для освобождения от их уплаты.

С учетом изложенного довод кассационной жалобы осужденного об освобождении его от возмещения процессуальных издержек удовлетворению не подлежит.

Не может быть признан состоятельным и довод жалобы осужденного о нарушении закона при видеосъемке отдельных судебных заседаний.

Правовое регулирование указанного вопроса в уголовном процессе осуществляется не общим законодательством о средствам массовой информации, а УПК РФ, на что указывает, в частности ч. 2 ст. 7 УПК РФ, проверенная на предмет ее конституционности Конституционным Судом Российской Федерации.

Настоящее судебное разбирательство в соответствии со ст. 241 УПК проводилось открыто. В силу ч. 5 ст. 241 УПК РФ лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись. Проведение фотографирования, видеозаписи и (или) киносъемки допускается с разрешения председательствующего в судебном заседании.

Поэтому в соответствии с действующим законодательством согласия участников уголовного процесса на видеосъемку не требуется.

Таким образом, по данному делу нарушений уголовно-процессуального законодательства, которые явились бы основанием для изменения или отмены приговора, не допущено.

В то же время при назначении наказания К.А. судом неправильно применен уголовный закон, в частности положения ст. 62 УК РФ.

Признав возможным учесть требования ст. 62 УК РФ при назначении осужденному наказания по п. "а" ч. 2 ст. 105 и ч. 2 ст. 167 УК РФ, суд фактически применил их лишь при назначении наказания по ч. 2 ст. 167 УК РФ.

В связи с этим приговор подлежит изменению, а наказание - смягчению как по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, по которой судом признано наличие предусмотренных ст. 61 УК РФ смягчающих обстоятельств, так и по совокупности преступлений.

Кроме того, К.А. подлежит освобождению от наказания по ст. 119 УК РФ, поскольку за совершение преступлений небольшой тяжести в ст. 78 УК РФ установлен давностный срок в 2 года, который по настоящему делу истек в мае 2007 года, после вынесения приговора, но до вступления его в законную силу.

Вместе с тем, Судебной коллегией не могут быть приняты во внимание доводы кассационных жалоб о применении к осужденному положений ст. 64 УК РФ о назначении более мягкого наказания.

Указанные доводы рассматривались судом и в приговоре мотивированно отвергнуты.

Выводы суда в этой части Судебная коллегия признает законными и обоснованными. По смыслу закона, если смягчающие обстоятельства учтены судом при назначении наказания по правилам ст. 62 УК РФ, они сами по себе не могут повторно учитываться при применении ст. 64 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Республики Марий Эл от 8 мая 2007 года в отношении К.А. изменить:

по ст. 119 УК РФ освободить его от наказания в связи с истечением сроков давности;

снизить назначенное по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание до 15 лет лишения свободы;

в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 2 ст. 167 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначить наказание в виде лишения свободы на срок 18 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного К.А. и адвоката Головенкина О.Ю. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"