||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 июня 2007 года

 

Дело N 91-о07-9СП

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                         Магомедова М.М.,

    судей                                        Подминогина В.Н.,

                                                      Грицких И.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 7 июня 2007 года кассационное представление государственного обвинителя Козловой Т.Г. на приговор Псковского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 23 апреля 2007 года, которым

В., <...>, со средне-специальным образованием, разведенный, несудимый,

по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, п. п. "а", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, оправдан в соответствии с п. п. 2 и 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступлений.

Мера пресечения в отношении В. отменена, из-под стражи он освобожден.

В иске потерпевшей К. к В. о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда отказано.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения потерпевшей К., мнение прокурора Митюшова В.П., поддержавших представление по указанным в нем основаниям, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационном представлении государственный обвинитель Козлова Т.Г. находит оправдательный приговор суда с участием присяжных заседателей в отношении В. незаконным, подлежащим отмене в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, как считает, допущенными судом при рассмотрении дела.

Отмечает, что председательствующий по делу в напутственном слове ограничился лишь перечислением рассмотренных в судебном заседании доказательств, что не позволило, с точки зрения гособвинителя, присяжным заседателям перед удалением в совещательную комнату систематизировать полученные в ходе судебного следствия сведения об обстоятельствах совершенного преступления, принять во внимание все рассмотренные в суде доказательства, что повлияло на правильность принятого ими решения.

Полагает, что при принятии вердикта присяжными заседателями были нарушены требования ст. 343 УПК РФ, ибо по делу единодушное решение не принималось, совещание присяжных заседателей 17 и 18 апреля 2007 года не могло длиться менее 3 часов.

Излагает, что государственным обвинителем в ходе судебного заседания было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля, явившегося в суд "зашифрованного свидетеля под псевдонимом "И.И." по обстоятельствам, ставшим ему известным при беседе с В. с применением полиграфа". Однако это ходатайство председательствующим было оставлено без удовлетворения, что "ограничило право государственного обвинителя на представление присяжным заседателям доказательств, имеющих существенное значение для исхода дела.

В представлении ставится вопрос об отмене приговора, о направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы государственного обвинителя Козловой Т.Г., изложенные ею в кассационном представлении, Судебная коллегия находит приговор суда постановленным в соответствии с оправдательным вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанном на всестороннем, полном и объективном исследовании материалов дела.

Из протокола судебного заседания видно, что формирование коллегии присяжных заседателей по настоящему уголовному делу проведено с соблюдением требований закона.

Обстоятельств, препятствующих исполнять обязанности присяжных заседателей лицам сформированной по делу коллегии, не установлено.

Требования, предъявляемые к присяжным заседателям, в том числе предусмотренные Федеральным Законом РФ от 20 августа 2004 года "О присяжных заседателя федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации", не были нарушены.

Председательствующим выяснялось у сторон наличие заявлений о роспуске образованной коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава и неспособности вынести объективный вердикт, о нарушении порядка формирования коллегии.

Таких заявлений от участников судебного разбирательства, в том числе от стороны обвинения, не поступало (л.д. 87 т. 5).

Судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием коллегии присяжных заседателей.

Нарушений принципов равноправия, состязательности сторон в судебном заседании не допущено.

Председательствующим по делу были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им законом прав.

Данных о том, что судом с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, что были исключены из разбирательства допустимые доказательства или что сторонами было отказано в исследовании допустимых доказательств, по делу не имеется.

Утверждения гособвинителя Козловой Т.Г. о том, что в ходе судебного заседания она была ограничена на представление присяжным заседателям доказательств, на материалах дела не основаны, противоречат сведениям, отраженным в протоколе судебного заседания.

Ходатайство стороны обвинения о допросе в качестве свидетеля лица под псевдонимом "И.И." - "полиграфолога, проводившего в ходе предварительного следствия допрос В. с использованием полиграфа", судьей рассмотрено в установленном законом порядке, по нему принято обоснованное решение.

Оставляя ходатайство гособвинителя без удовлетворения, председательствующий в постановлении (л.д. 177 т. 5) правильно указал, что, как следует из протокола допроса этого лица на следствии (л.д. 168 т. 1), "И.И." является штатным сотрудником УВД Псковской области, проводил допрос В. с использованием полиграфа. Содержание протокола свидетельствует о том, что показания этого лица касаются порядка добывания доказательств, а эти обстоятельства не подлежат исследованию коллегией присяжных заседателей. Кроме того, в материалах дела отсутствуют показания В. на допросе с использованием полиграфа.

Данные, полученные с применением полиграфа, в соответствии с нормами УПК РФ доказательствами не являются, исследованию в судебном заседании не подлежат.

Требования ст. ст. 336, 337 УПК РФ были соблюдены.

Из материалов дела следует, что вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, судьей сформулированы с учетом результатов судебного следствия и прений сторон.

Замечаний по содержанию и формулировке вопросов, предложений о постановке новых вопросов у государственного обвинителя не имелось (л.д. 196 т. 5).

Вопросы перед присяжными заседателями судьей были поставлены в соответствии с требованиями ст. ст. 338, 339 УПК РФ.

Напутственное слово председательствующего соответствует положениям ст. 340 УПК РФ.

Доводы государственного обвинителя о том, что напутственное слово председательствующего не позволило присяжным заседателям систематизировать сведения об обстоятельствах совершенного преступления, принять во внимание все рассмотренные в суде доказательства, нельзя признать обоснованными.

В напутственном слове председательствующий напомнил присяжным заседателям об исследованных в судебном заседании доказательствах, как уличающих, так и оправдывающих подсудимого. При этом какого-либо отношения к этим доказательствам, выводов из них со стороны судьи не было выражено (л.д. 197 - 212 т. 5).

Председательствующий указал, что сторонами были представлены такие доказательства, как: выписка из журнала учета информации об обнаружении в дер. Рубцово Палкинского района трупов П., С., И.; протокол осмотра места происшествия (дома П., где были обнаружены трупы П., С. и И.); протоколы осмотров трупов потерпевших; протокол явки В. с повинной; протокол проверки показаний В. на месте происшествия с просмотром видеозаписи следственного действия; протокол осмотра ремонтного бокса ООО "Технодор", согласно которому в ходе осмотра была изъята рабочая одежда, обувь подсудимого; протокол обыска дома В. (изъяты одежда, обувь подсудимого, коробка и крышка от радиоприемника); протокол освидетельствования В. на предмет выявления телесных повреждений; заключения судебно-медицинских экспертиз трупов П., С., И., в которых определены характер и степень тяжести телесных повреждений, причина и давность наступления смерти потерпевших; дополнительное заключение судебно-медицинской экспертизы трупа П.; заключения биологических экспертиз по пятнам крови на одежде, изъятой из дома П., бокса ООО "Технодор", на топоре, фрагментах обоев, смывах с потолка, стен, пола дома П., а также по смывам с рук В., одежде, изъятой из его дома; заключение молекулярно-генетической экспертизы; протокол очной ставки В. - М., другие, приведенные судьей в напутственном слове. Судья напомнил что в судебном заседании был выслушан В., оглашены его показания, которые он давал на предварительном следствии при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого.

Из текста напутственного слова усматривается, что председательствующий напомнил присяжным заседателям все исследованные в суде доказательства, им были перечислены все допрошенные лица, проверенные показания некоторых участников процесса в порядке, предусмотренном ст. ст. 276 и 281 УПК РФ, в необходимой и достаточной степени было раскрыто содержание протоколов следственных действий иных документов.

Каких-либо возражений, замечаний, дополнений в связи с содержанием напутственного слова судьи по мотивам нарушения ими принципа объективности и беспристрастности стороны, в том числе государственный обвинитель, в судебном заседании не заявляли, хотя председательствующий выяснял у сторон наличие таковых (л.д. 214 т. 5).

Материалы дела не свидетельствуют о проявлении со стороны председательствующего необъективности, предвзятости или заинтересованности в исходе дела.

Действия судьи были в пределах его полномочий, соответствовали требованиям закона.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не может согласиться с утверждениями гособвинителя в представлении о нарушении судьей требований ст. 340 УПК РФ. Напутственное слово председательствующего по делу не повлияло и не могло повлиять на мнение присяжных заседателей в пользу подсудимого при вынесении вердикта.

Ссылки государственного обвинителя в представлении на то, что были нарушены требования ст. 343 УПК РФ, поскольку "единодушное решение присяжными заседателями не принималось, а потому совещание присяжных заседателей 17 апреля и 18 апреля 2007 года не могло длиться менее 3 часов", не соответствуют действительности.

При вынесении вердикта по настоящему делу совещание присяжных заседателей продолжалось более 3 часов.

В самом представлении не оспаривается, что 17 апреля 2007 года для обсуждения поставленных перед нею вопросов коллегия присяжных заседателей в совещательную комнату удалилась в 15 часов 34 минуты, в 18 часов 30 минут председательствующим был объявлен перерыв, совещание присяжных заседателей продолжалось на следующие день с 10 часов 02 минуты (л.д. 214 т. 5).

Согласно ч. 3 ст. 341 УПК РФ с наступлением ночного времени, а с разрешения председательствующего также по окончании рабочего времени присяжные заседатели вправе прервать совещание для отдыха.

Постановленный коллегией присяжных заседателей вердикт соответствует положениям ст. 343 УПК РФ, его объективность сомнений не вызывает.

Основанный на вердикте приговор в отношении В. отвечает требованиям п. п. 1, 2, 4 ст. 351 УПК РФ.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 348 УПК РФ оправдательный вердикт коллегии присяжных заседателей обязателен для председательствующего и влечет за собой постановление им оправдательного приговора.

Согласно ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание постановленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену оправдательного приговора в отношении В., по делу не допущено.

Кассационное представление государственного обвинителя Козловой Т.Г. удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Псковского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 23 апреля 2007 года в отношении В. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Козловой Т.Г. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.М.МАГОМЕДОВ

 

Судьи

В.Н.ПОДМИНОГИН

И.И.ГРИЦКИХ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"