||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 14 мая 2007 г. N ГКПИ07-185

 

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда

Российской Федерации Толчеева Н.К.

при секретаре Якиной К.А.

с участием прокурора Воскобойниковой Е.Л.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Узянбаева А.А., Львовой Л.Г. об оспаривании абзаца четвертого пункта 41 Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 года N 47,

 

установил:

 

Узянбаев А.А. и Львова Л.Г. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим абзаца третьего, фактически оспаривая абзац четвертый пункта 41 Положения о признания помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу (далее - Положение), утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 года N 47, согласно которому не может служить основанием для признания жилого помещения непригодным для проживания несоответствие объемно-планировочного решения жилых помещений и их расположения минимальной площади комнат и вспомогательных помещений квартиры в эксплуатируемом жилом доме, спроектированном и построенном по ранее действующей нормативной документации, принятым в настоящее время объемно-планировочным решениям, если это решение удовлетворяет требованиям эргономики в части размещения необходимого набора предметов мебели и функционального оборудования.

Свои требования заявители мотивировали тем, что приведенной правовой нормой фактически узаконивается эксплуатация многоквартирных жилых домов муниципального жилищного фонда, не оборудованных ванными, спроектированных и построенных по ранее действующим нормативным документам, что противоречит пункту 1 статьи 23 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" и ограничивает их права на благоприятную среду жизнедеятельности.

Заявители в судебное заседание не явились, в письменном заявлении просят рассмотреть дело в их отсутствие.

Представители Правительства Российской Федерации Вохмина С.В. и Кожевникова Т.Я. в своих возражениях указали на то, что оспариваемая правовая норма издана на основании статьи 15 Жилищного кодекса Российской Федерации и не противоречит требованиям статьи 23 вышеупомянутого Федерального закона, нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, на которые содержатся ссылки в заявлении, имеют меньшую юридическую силу, чем нормативные правовые акты Правительства Российской Федерации.

Обсудив доводы заявителей и возражения представителей Правительства Российской Федерации, проанализировав оспариваемую правовую норму, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Воскобойниковой Е.Л., полагавшей в удовлетворении заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Согласно частям 3 и 4 статьи 15 Жилищного кодекса Российской Федерации порядок признания помещения жилым помещением и требования, которым должно отвечать жилое помещение, а также основания и порядок признания жилого помещения непригодным для проживания устанавливаются Правительством Российской Федерации.

В соответствии с данными полномочиями Правительство Российской Федерации утвердило Положение, установив требования к жилому помещению, порядок признания жилого помещения пригодным для проживания, основания, по которым жилое помещение признается непригодным для проживания, и в частности многоквартирный дом признается аварийным и подлежащим сносу (пункт 1 Положения).

Абзац четвертый пункта 41 Положения, оспариваемый заявителями, закрепляет правило о том, что не может служить основанием для признания жилого помещения непригодным для проживания несоответствие объемно-планировочного решения жилых помещений и их расположения минимальной площади комнат и вспомогательных помещений квартиры в эксплуатируемом жилом доме, принятым в настоящее время объемно-планировочным решениям.

При этом правило, позволяющее учитывать прежние нормативы, поставлено в зависимость от совокупности двух обязательных условий: 1) если жилое помещение находится в доме, спроектированном и построенном по ранее действующей нормативной документации; 2) если объемно-планировочное решение таких жилых помещений удовлетворяет требованиям эргономики в части размещения необходимого набора предметов мебели и функционального оборудования.

Нормативного правового акта более высокого уровня, который бы распространял на ранее возведенные жилые дома действие принятых впоследствии объемно-планировочных решений жилых помещений и их расположения, что в каждом случае приводило бы к соответствующим перестройкам и перепланировкам эксплуатируемых жилых домов, не имеется.

Вместе с тем, оспариваемая правовая норма допускает возможность признания непригодными для проживания тех жилых помещений, объемно-планировочное решение которых не удовлетворяет требованиям эргономики в части размещения необходимого набора предметов мебели и функционального оборудования. Согласно определению, принятому Международной Эргономической Ассоциацией (IEA) в 2007 году, эргономика - это область приложения научных знаний о человеке к проектированию предметов, систем и окружений, используемых им. Норма, позволяющая при оценке непригодности жилых помещений для проживания использовать указанные научные знания, главной задачей которых является создание для человека условий, способствующих сохранению его здоровья, повышению эффективности труда и отдыха, не может быть признана ограничивающей права граждан на благоприятную среду жизнедеятельности.

Нельзя признать обоснованным довод заявителей о том, что абзац четвертый пункта 41 Положения противоречит требованиям пункта 1 статьи 23 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", согласно которому жилые помещения по площади, планировке, освещенности, инсоляции, микроклимату, воздухообмену, уровню шума, вибрации, ионизирующих и неионизирующих излучений должны соответствовать санитарным правилам в целях обеспечения безопасных и безвредных условий проживания независимо от его срока.

Из приведенной нормы во взаимосвязи с положениями статьи 1 того же Федерального закона следует, что в ней установлены санитарно-эпидемиологические требования к жилым помещениям, имеющие целью обеспечить такое состояние среды обитания, при котором отсутствует опасность вредного воздействия на человека ее факторов, создающих угрозу жизни или здоровью человека либо угрозу жизни и здоровью будущих поколений.

Статья 23 упомянутого Федерального закона, как видно из ее содержания, не регламентирует вопросы планировки, означающей по смыслу части 2 статьи 25 Жилищного кодекса Российской Федерации конфигурацию жилых помещений, и не определяет нормативную документацию, которой должна соответствовать минимальная площадь комнат и вспомогательных помещений квартиры.

Оспариваемая правовая норма, определяющая условия применения действующих нормативов при оценке непригодности жилых помещений для проживания, не касается вопросов размещения ванных комнат в жилых помещениях разных видов, в связи с чем ссылки заявителей на данное обстоятельство не соответствуют содержанию абзаца четвертого пункта 41 Положения.

Что касается Приказа Минжилкомхоза РСФСР от 5 ноября 1985 года N 529 и Постановления Госстроя России от 20 февраля 2004 года N 10, на которые указывается в заявлении, то эти акты меньшей юридической силы, чем оспариваемое Положение, в настоящее время не действуют, они имели иной предмет правового регулирования, в том числе связанный с переоборудованием комнат в коммунальных квартирах под ванную.

Поскольку оспариваемые нормативные положения не нарушают прав и законных интересов заявителей, не противоречат федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, то в соответствии с частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в удовлетворении заявленных требований надлежит отказать.

Руководствуясь статьями 194 - 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

 

решил:

 

в удовлетворении заявления Узянбаева А.А., Львовой Л.Г. отказать.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме.

 

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

Н.К.ТОЛЧЕЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"