||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 апреля 2007 г. N 155-П07пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Радченко В.И.,

членов Президиума - Кузнецова В.В., Карпова А.И., Нечаева В.И., Петроченкова А.Я., Разумова С.А., Свиридова Ю.А., Серкова П.П. - рассмотрел дело о выдаче по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора РФ Кехлерова С.Г. и надзорной жалобе М.Д. на определение Ярославского областного суда от 23 октября 2006 г., по которому признано незаконным и отменено постановление заместителя Генерального прокурора РФ от 10 мая 2006 г. о выдаче

М.Д. правоохранительным органам Грузии для уголовного преследования за убийство при отягчающих обстоятельствах.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 г. определение Ярославского областного суда оставлено без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора РФ Кехлерова С.Г. поставлен вопрос об отмене судебных решений и передаче дела на новое судебное рассмотрение.

В надзорной жалобе М.Д. поставлен вопрос об отмене судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Давыдова В.А., изложившего обстоятельства дела о выдаче, содержание судебных решений, мотивы надзорных жалобы и представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Гриня В.Я. в поддержание внесенного надзорного представления и мнение по надзорной жалобе, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

органами уголовного преследования Грузии 5 августа 1998 г. в отношении М.Д. выдвинуто обвинение в умышленном убийстве своей жены М.Г., совершенном 11 июля 1998 г. на территории Грузии при отягчающих обстоятельствах. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого действия М.Д. квалифицированы по п. 5 ст. 104 УК Грузии (убийство женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности).

20 октября 2000 г. заместитель Генерального прокурора Грузии обратился в Прокуратуру Российской Федерации с требованием о выдаче М.Д. для уголовного преследования по п. 5 ст. 104 УК Грузии.

17 января 2006 г. и. о. начальника департамента правового обеспечения Прокуратуры Грузии информировал Прокуратуру РФ о том, что в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого допущена техническая ошибка, которая устранена: вместо п. 5 ст. 104 УК Грузии в постановлении указан п. 6 ст. 104 УК Грузии, предусматривающий ответственность за умышленное убийство, совершенное с особой жестокостью.

Постановлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 10 мая 2006 г. М.Д. выдан правоохранительным органам Грузии для привлечения к уголовной ответственности за убийство при отягчающих обстоятельствах. В постановлении указано, что действия М.Д. являются уголовно наказуемыми по российскому законодательству и соответствуют ст. 105 УК РФ, санкция которой предусматривает лишение свободы на срок свыше одного года.

Определением Ярославского областного суда от 23 октября 2006 г. названное постановление признано незаконным и отменено, поскольку Договаривающиеся Стороны при решении вопроса о выдаче нарушили требования ст. 460, ст. 462 УПК РФ и положения ст. 56 Конвенции "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам" от 22 января 1993 г. (далее - Конвенция от 22 января 1993 г.). В частности, в запросе о выдаче указано, что М.Д. обвиняется в убийстве женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности (п. 5 ст. 104 УК Грузии), а в постановлении о выдаче говорится об обвинении в убийстве, совершенном с особой жестокостью, без указания конкретного отягчающего убийство квалифицирующего признака.

Суд первой инстанции признал постановление о выдаче незаконным и необоснованным, аргументируя тем, что выдача лица, находящегося на территории Российской Федерации, может быть произведена для уголовного преследования лишь за преступление, указанное в запросе о выдаче.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора РФ Кехлеров С.Г. просит об отмене состоявшихся судебных решений и передаче дела на новое судебное рассмотрение, мотивируя тем, что и запрос о выдаче, и решение о выдаче соответствуют требованиям уголовно-процессуального законодательства и положениям Конвенции от 22 января 1993 г. Статья 462 УПК РФ регламентирует исполнение запроса о выдаче лица, находящегося на территории РФ, и не содержит формулировки о точном соответствии уголовного закона иностранного государства уголовному закону Российской Федерации, а также требований о необходимости указывать квалифицирующие признаки. Квалифицирующие признаки того или иного преступления в разных странах могут быть различными и не совпадать. При решении вопроса о выдаче определяющим является то, что конкретное деяние является уголовно наказуемым как в иностранном государстве, так и в Российской Федерации и наказывается лишением свободы на срок не менее одного года.

М.Д. в надзорной жалобе указывает на то, что с судебными решениями в целом он согласен, но наряду с этим просит об их отмене, ссылаясь на то, что является гражданином Российской Федерации, так как имел постоянную регистрацию в Ярославской области и состоял на учете в Ростовском райвоенкомате Ярославской области.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев по надзорным жалобе и представлению дело о выдаче лица для уголовного преследования, находит судебные решения подлежащими отмене по следующим основаниям.

По смыслу ч. 1 ст. 462, п. 1 ч. 3 ст. 462, ст. 464 УПК РФ Российская Федерация в соответствии с международным договором может выдать иностранному государству иностранного гражданина или лицо без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации, для уголовного преследования: 1) если деяние является уголовно наказуемым по уголовному закону Российской Федерации и закону иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица; 2) если уголовный закон Российской Федерации предусматривает за совершение деяния наказание в виду лишения свободы на срок свыше одного года или более тяжкое наказание; 3) если не имеется предусмотренных законом или международным договором оснований для отказа в выдаче.

Как видно из определения, каких-либо оснований, указанных в ст. 464 УПК РФ и препятствующих выдаче М.Д. Грузии для уголовного преследования, суд первой инстанции не установил.

В требовании о выдаче указано, что М.Д. обвиняется в совершении умышленного убийства. Из постановления о привлечении М.Д. в качестве обвиняемого усматривается, что 10 июля 1998 г. он, находясь в состоянии опьянения, на почве личных неприязненных отношений стал избивать свою жену и дочь, нанося удары поленом, а затем лопатой. От полученных телесных повреждений М.Г. скончалась.

Принимая решение о выдаче, заместитель Генерального прокурора РФ указал в постановлении на то, что действия М.Д. являются уголовно наказуемыми по российскому законодательству и соответствуют ст. 105 УК РФ. Санкция данной статьи предусматривает лишение свободы на срок от 6 до 15 лет. Тот факт, что деяние, в совершении которого обвиняется М.Д., является уголовно наказуемым как в Грузии, так и в России и предусматривает лишение свободы на срок более одного года, не ставится под сомнение судом.

С выводом суда первой инстанции о том, что в постановлении о выдаче должны быть указаны все квалифицирующие признаки преступления, согласиться нельзя. Ни УПК РФ, ни международные договоры Российской Федерации по вопросам выдачи (Конвенция от 22 января 1993 г. и Европейская Конвенция о выдаче от 13 декабря 1957 г.) не регламентируют форму документа о выдаче и требования, предъявляемые к данному документу.

Сама по себе техническая ошибка, допущенная при составлении постановления о привлечении М.Д. в качестве обвиняемого (квалификация его действий по п. 5 ст. 104 вместо п. 6 ст. 104 УК Грузии) и запроса о выдаче, не может рассматриваться в качестве основания для признания незаконным и необоснованным решения о выдаче.

Данное обстоятельство никак не связано и с пределами уголовной ответственности лица, выданного Российской Федерацией.

В соответствии со ст. 66 Конвенции от 22 января 1993 г. без согласия запрашиваемой Договаривающейся Стороны выданное лицо нельзя привлечь к уголовной ответственности или подвергнуть наказанию за совершенное до его выдачи преступление, за которое оно не было выдано.

Российская Федерация в соответствии с запросом запрашивающей стороны выдала М.Д. Грузии для уголовного преследования за убийство М.Г. при отягчающих обстоятельствах. Вопрос о квалификации данного преступления по тому или иному пункту, предусматривающему квалифицирующий признак этого преступления, находится в исключительной компетенции запрашивающей стороны. Иное толкование положений ст. 66 Конвенции от 22 января 1993 г. означало бы ничем не оправданную необходимость повторных запросов о выдаче в случае перепредъявления (изменения) обвинения в рамках преступления, за которое лицо было выдано. Более того, такое толкование противоречило бы правилу конкретности, предусмотренному в ч. 3 ст. 14 Европейской Конвенции о выдаче.

В соответствии с данной нормой международного договора Российской Федерации, если описание преступления, в совершении которого предъявлено обвинение, изменяется в ходе судопроизводства, возбуждение уголовного преследования в отношении выдаваемого лица или вынесение ему приговора возможно лишь постольку, поскольку новое описание преступления образует элементы преступления, позволяющего осуществить выдачу.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 464 УПК РФ выдача лица не допускается, если лицо, в отношении которого поступил запрос иностранного государства о выдаче, является гражданином Российской Федерации. В связи с этим, суд, проверяя законность и обоснованность решения о выдаче М.Д., в первую очередь обязан проверить, не является ли он гражданином Российской Федерации.

Как видно из материалов дела о выдаче, М.Д. неоднократно заявлял о том, что как гражданин РФ состоял на военном учете в Ростовском райвоенкомате Ярославской области. Однако данное обстоятельство, которое могло существенно повлиять на выводы суда, оставлено судом без внимания.

При таких обстоятельствах состоявшиеся по делу судебные решения нельзя признать законными и обоснованными и они в соответствии с п. п. 1, 2 ч. 2 ст. 409 УПК РФ подлежат отмене с передачей дела на новое судебное рассмотрение.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 3 ч. 2 ст. 409 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. и надзорную жалобу М.Д. удовлетворить.

2. Определение Ярославского областного суда от 23 октября 2006 г. и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 г. в отношении М.Д. отменить и дело о выдаче передать на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"