||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 апреля 2007 г. N 571-П06

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Радченко В.И.,

членов Президиума - Карпова А.И., Кузнецова В.В., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Петроченкова А.Я., Разумова С.А., Свиридова Ю.А., Серкова П.П.

- рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Б.Е. на приговор Омского областного суда от 23 сентября 2002 г., по которому

Б.Е., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы:

- по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 3 года;

- по п. п. "в", "г" ч. 3 ст. 162 УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества;

по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ст. 70 УК РФ с частичным присоединением неотбытого наказания по приговору от 26 ноября 1999 г. назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с Б.Е. в пользу Б.Т. 1760 рублей в счет возмещения материального ущерба.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2003 г. приговор в отношении Б.Е. изменен:

из вводной части приговора исключено указание о его осуждении по приговорам от 23 декабря 1998 г. и от 26 ноября 1999 г.;

действия Б.Е. переквалифицированы с п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ, по которой назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде 4 месяцев исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка;

исключено осуждение Б.Е. по п. "г" ч. 3 ст. 162 УК РФ;

исключено указание о назначении Б.Е. наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ;

по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 1, 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ Б.Е. назначено 8 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Постановлением судьи Советского районного суда г. Омска от 27 января 2004 г., вынесенным в порядке, установленном ст. ст. 397, 399 УПК РФ, Б.Е. постановлено считать отбывающим наказание по ст. ст. 158 ч. 1, 162 ч. 3 п. "в", 69 ч. 3, 70 УК РФ в виде 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима без конфискации имущества.

Постановлением президиума Омского областного суда от 7 сентября 2004 г. постановление Советского районного суда г. Омска от 27 января 2004 г. изменено:

постановлено считать Б.Е. осужденным по ст. 158 ч. 1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 4 месяцам исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) к 8 годам лишения свободы; на основании ст. 69 УК РФ - к 8 годам 1 месяцу лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

исключено указание о применении конфискации имущества;

из резолютивной части постановления судьи от 27 января 2004 г. исключена ссылка на назначение наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

По делу осуждены также К.Е. и М., в отношении которых надзорное производство не возбуждено.

Осужденный Б.Е. в надзорной жалобе просит о переквалификации его действий с п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ и смягчении наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Куменкова А.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и других судебных решений, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Малиновского В.В., полагавшего надзорную жалобу оставить без удовлетворения, объяснения осужденного Б.Е. и адвоката Озеровой И.Л., поддержавших доводы жалобы, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Б.Е. признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

В вечернее время 27 января 2002 г. Б.Е. пришел к своей знакомой Б.Т., проживающей в доме <...>. Поскольку входная дверь была не заперта, Б.Е. прошел на веранду. Воспользовавшись отсутствием потерпевшей и других лиц, осужденный тайно похитил продукты питания на сумму 1960 рублей.

В ночь на 14 февраля 2002 г. М., Б.Е., К.Е. и другие лица распивали спиртные напитки в доме К.А. по адресу: <...>.

М. предложил Б.Е. и К.Е. завладеть имуществом Р., те согласились.

В ходе подготовки к преступлению М. взял металлический прут для использования его в качестве оружия, изложил план действий, предложив в процессе завладения имуществом убить потерпевшего.

Металлический прут М. передал К.Е., отводя ему роль исполнителя убийства и склоняя его к этому. Тем самым между осужденными состоялся сговор на завладение чужим имуществом путем разбойного нападения и убийства. После этого М., Б.Е. и К.Е. пришли к дому Р. по <...>, выяснили, что в доме находится С. М. вновь сказал о необходимости убийства потерпевшей. Оговорив план действий, осужденные выставили на веранде два оконных стекла, К.Е., вооруженный металлическим прутом, действуя в соответствии с отведенной ему ролью, проник на веранду.

Когда С. открыла дверь, К.Е., подстрекаемый М., который приказал бить потерпевшую, напал на С. и с целью убийства нанес ей несколько ударов металлическим прутом по голове, затем продолжил избиение ногами по голове и различным частям тела.

В это время Б.Е. также проник на веранду, открыл входную дверь, впустил М., затем они прошли в жилое помещение. М. в кухне взял нож, передал его К.Е. с указанием убить С. После этого К.Е. стал наносить потерпевшей удары ножом. В результате потерпевшей С. были причинены телесные повреждения, от которых она скончалась на месте происшествия. Затем М., К.Е. и Б.Е. забрали вещи на сумму 12820 рублей. Перед уходом М. и К.Е. с целью сокрытия следов преступления подожгли книги и журналы, находившиеся на полу в комнате. В результате возникшего пожара был поврежден дом, принадлежащий Р.., на сумму 63400 рублей, а также уничтожено имущество на сумму 46200 рублей.

Осужденный Б.Е. в надзорной жалобе просит переквалифицировать его действия на ч. 2 ст. 162 УК РФ и смягчить наказание, указывает, что доказательства, свидетельствующие о наличии в его действиях квалифицирующего признака, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, получены с нарушением норм уголовно-процессуального закона, отмечает, что наказание, назначенное ему, является чрезмерно суровым.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит судебные решения подлежащими изменению на основании п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, в связи с неправильным применением уголовного закона.

Выводы суда о виновности Б.Е. в совершении кражи и разбойного нападения основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании, анализ и оценка которых приведены в приговоре и в жалобе по существу не оспариваются.

Вместе с тем судебные решения в части правовой оценки действий Б.Е. подлежат изменению по следующим основаниям.

Судом обоснованно признано, что Б.Е. совершил разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Однако квалификация его действий по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) как разбой с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей является ошибочной.

Согласно приговору, разбойное нападение в отношении С. признано совершенным с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей в связи с тем, что при завладении имуществом она была лишена жизни.

Убийство С., как установил суд, совершил К.Е. при подстрекательстве и пособничестве М.

Б.Е. при завладении имуществом участия в убийстве потерпевшей, в причинении тяжкого вреда ее здоровью не принимал, каких-либо насильственных действий не совершал.

Доказательств, свидетельствующих о том, что Б.Е. договорился с другими осужденными совершить убийство с целью завладения имуществом, в приговоре не приведено.

Из показаний осужденного Б.Е., на предварительном следствии, признанных судом достоверными, видно, что он слышал, как М. говорил, что потерпевших нужно будет "мочить", "валить" (том 1 л.д. 205 - 207; том 2 л.д. 182 - 185), однако участвовать в убийстве потерпевшей не намеревался, не договаривался об этом.

Из показаний осужденного К.Е. также не следует, что Б.Е. состоял в сговоре на убийство (том 2 л.д. 153 - 154; 157 - 158; 178 - 181).

Квалифицируя действия Б.Е., суд указал в приговоре, что "он участвовал в обсуждении плана действий, был осведомлен о способе хищения и учиненное в ходе нападения с применением оружия убийство охватывалось его сознанием и умыслом. В соответствии с отведенной ему ролью он также проник в помещение, участвовал в завладении чужим имуществом".

Исходя из этого суд признал наличие в его действиях квалифицирующего признака, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 162 (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.).

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассматривая дело в кассационном порядке, с такой правовой оценкой действий Б.Е. согласилась.

Между тем по смыслу закона разбой может быть признан совершенным с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего в том случае, когда виновное лицо участвует в причинении такого вреда или способствует этому в процессе завладения имуществом.

Один лишь факт осведомленности Б.Е. о намерении других осужденных совершить убийство не дает оснований для квалификации разбоя по признаку причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Принимая во внимание изложенное и исходя из установленных судом фактических обстоятельств, действия Б.Е. подлежат переквалификации с п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Наказание осужденному следует назначить с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности.

Принимая во внимание изложенное и руководствуясь ст. ст. 407, 408 ч. 1 п. 6 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу осужденного Б.Е. удовлетворить.

2. Приговор Омского областного суда от 23 сентября 2002 г., кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2003 г., постановление судьи Советского районного суда г. Омска от 27 января 2004 г., постановление президиума Омского областного суда от 7 сентября 2004 г. в отношении Б.Е. изменить, переквалифицировать его действия: с п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) на п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.), по которой назначить 7 лет лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 г.) ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.), путем частичного сложения наказаний, назначить Б.Е. 7 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; в остальном судебные решения в отношении Б.Е. оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"