||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 апреля 2007 г. N 45-В06-34

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Горшкова В.В.

судей - Борисовой Л.В. и Корчашкиной Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску АК Сберегательного банка РФ в лице Кировского отделения N 7003 к М., Т., У., У.Ю. о взыскании суммы по надзорной жалобе Т. на определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 2 июня 2005 года и постановление президиума Свердловского областного суда от 2 ноября 2005 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Л.В., объяснения представителей АК Сберегательного банка РФ - В., П., З., возражавших против отмены судебных постановлений, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ (далее - банк) в лице Кировского отделения N 7003 обратился в суд с вышеуказанным иском к ответчикам, ссылаясь на то, что 24 июня 2004 года заключил с Г. кредитный договор, по условиям которого предоставил заемщику кредит в сумме 650000 рублей сроком на 5 лет под 19% годовых. В обеспечение исполнения обязательств по указанному договору банк заключил с М., Т., У. и У.Ю. договоры поручительства, на основании которых ответчики обязались перед банком отвечать за исполнение Г. всех его обязательств по кредитному договору. При этом договоры поручительства содержали в качестве одного из условий согласие поручителей отвечать перед кредитором также и за любого нового должника в случае перевода долга. Поскольку 21 июля 2004 года Г. скончался, не выполнив в полном объеме обязанности по возврату банку денежных средств с причитающимися процентами, истец просил взыскать с ответчиков солидарно сумму основного долга по кредитному договору, проценты и неустойку.

Ответчики иск не признали.

Решением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 29 марта 2005 года в удовлетворении иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 2 июня 2005 года решение суда отменено и вынесено новое решение об удовлетворении исковых требований.

Постановлением президиума Свердловского областного суда от 2 ноября 2005 года определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 2 июня 2005 года оставлено без изменения.

В надзорной жалобе, направленной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, Т. просит отменить определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 2 июня 2005 года и постановление президиума Свердловского областного суда от 2 ноября 2005 года и оставить в силе решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 29 марта 2005 года.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 11 сентября 2006 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 23 марта 2007 года дело передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия находит их обоснованными, а обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В силу статьи 387 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК РФ) основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

В соответствии с пунктом 1 статьи 367 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Согласно статье 418 названного Кодекса обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

Суд первой инстанции, отказывая банку в иске о взыскании с ответчиков суммы основного долга по кредитному договору, процентов за пользование денежными средствами и неустойки за просрочку исполнения денежного обязательства, руководствовался вышеприведенными нормами и исходил из вывода о том, что для этого отсутствуют предусмотренные законом и договором основания.

Этот вывод суда обоснован тем, что 21 июля 2004 года Г. умер, его наследники в установленный законом срок не подали в нотариальный орган заявления о принятии наследства и поэтому они не привлечены судом к участию в данном деле, само выморочное имущество отсутствует, в этой связи, обязательства по кредитному договору прекращаются, а с ними прекращаются и обязательства, вытекающие из договора поручительства.

Отменяя решение суда и принимая новое решение об удовлетворении иска, судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда сослалась на нарушение районным судом норм материального права, выразившееся, по ее мнению, в неправильном толковании положений части 1 статьи 418 ГК РФ о прекращении обязательства в связи со смертью должника.

Судебная коллегия указала, что обязательства, вытекающие из кредитного договора, не связаны неразрывно с личностью должника, банк может принять исполнение от любого лица. То обстоятельство, что наследники должника не приняли наследство, и наследственное имущество не установлено, не имеет определяющего значения для разрешения данного спора. Кредитный договор обеспечен поручительством. Поручители обязались отвечать не только за заемщика, но и за любого иного должника в случае перевода долга на другое лицо. При таких данных, по мнению коллегии, смертью должника кредитное обязательство не прекращается, а подлежит исполнению поручителями, как солидарными с заемщиком должниками, являющимися ответственными перед банком в том же объеме, что и умерший должник.

Однако с такими выводами судебной коллегии нельзя согласиться, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального права о переводе долга, поручительстве и прекращении обязательств.

В соответствии со статьей 391 ГК РФ должник при своей жизни вправе перевести свой долг на другое лицо, с согласия кредитора. При таком переводе долга ответственным перед кредитором должника становится новый должник.

В случае смерти должника, не исполнившего кредитное обязательство, допускается перемена лиц в обязательстве. Согласно статьям 112, 1175 того же Кодекса имущественные права и обязанности входят в состав наследства. Наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно, причем каждый из них отвечает в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. В том случае, когда наследство отсутствует либо наследники его не приняли, обязательство заемщика прекращается в силу части 1 статьи 418 названного Кодекса смертью должника.

В соответствии с пунктом 1 статьи 361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Согласно статье 363 того же Кодекса, при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность. Данная норма права является диспозитивной. Это означает, что ответственность поручителя перед кредитором должника по обеспеченному поручительством кредитному обязательству наступает лишь при наличии определенных условий, связанных с тем или иным поведением заемщика. Ответственность поручителя возникает тогда и постольку, когда и поскольку заемщик сам не исполняет кредитного обязательства, либо исполняет его ненадлежащим образом. Если же должник в кредитном обязательстве исполняет свои обязанности надлежащим образом, кредитор к поручителю претензий не имеет и к имущественной ответственности его не привлекает.

Поручительство, по своей правовой природе, является способом обеспечения обязательств (статья 329 ГК РФ) или зависимым от основного обязательством и следует его судьбе.

В соответствии со статьей 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего (пункт 1). Поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника (часть 2 той же статьи).

Как следует из материалов дела и установлено Кировским районным судом г. Екатеринбурга, заключенный 24 июня 2004 года между банком и Г. кредитный договор был обеспечен поручительством ответчиков, которые обязались отвечать за действия должника, а в случае перевода долга на другое лицо - за любого другого должника. Также установлено, что спустя месяц основной должник умер, не исполнив перед банком своих обязательств по возврату суммы долга с причитающимися процентами. Поскольку судом установлено и истцом не оспаривается, что по основаниям, предусмотренным законом, долг Г. на других лиц не переводился, то являются правильными выводы в решении районного суда о том, что смертью должника прекращено обеспеченное поручительством кредитное обязательство Г. (часть 1 статьи 418 ГК РФ), с прекращением указанного обязательства прекращено и поручительство М., Т., У., У.Ю. (часть 1 статьи 367 ГК РФ) и предусмотренных законом оснований для удовлетворения заявленных банком требований не имеется.

Поскольку решение суда является законным и обоснованным, то оснований для его отмены в кассационном порядке и принятия нового решения по делу об удовлетворении иска (статья 362 ГПК РФ) кассационная инстанция Свердловского областного суда не имела.

Являются несостоятельными ссылки в определении судебной коллегии по гражданским делам областного суда, как на основания к отмене решения районного суда, на то, что обеспеченное поручительством ответчиков кредитное обязательство заемщика Г. смертью последнего не прекращается, а подлежит исполнению поручителями, обязавшимися отвечать за любого должника, и что банк может принять исполнение от любого лица. Данные ссылки суда основаны на неправильном толковании и применении вышеприведенных норм материального права. Действительно, обязательства, вытекающие из кредитного договора, не связаны неразрывно с личностью должника, они могут быть исполнены его правопреемником либо иным другим лицом, давшим на это свое согласие. Однако судебная коллегия не учла, что долг Г. на других лиц не переводился ни при жизни должника, ни после его смерти, и правопреемников, за чьи действия могли бы отвечать поручители, судом не установлено. Также коллегия не учла, что отвечать перед кредитором должника при отсутствии самого должника ответчики согласия не давали. Кроме того, это противоречит правовой природе поручительства.

Также нельзя согласиться и с тем, что при вынесении нового решения судебная коллегия применила к спорному правоотношению положения статьи 323 ГК РФ, указав, что поскольку заемщик Г. и поручители М., Т., У., У.Ю. являются солидарными должниками в обязательстве с банком, то ответчики должны нести ответственность по заявленным кредитором требованиям. Не имеет правового значения по настоящему делу вопрос о том, какой вид ответственности (солидарную либо субсидиарную) предусмотрели участники договора, поскольку не возникли сами основания для возложения на ответчиков имущественной ответственности.

Вышеизложенные нарушения норм материального права являются существенными. Существенность данных нарушений заключается в том, что они в итоге привели к неправильному разрешению дела и нарушению прав ответчиков. Федеральный закон "О банках и банковской деятельности" допускает заключение банками кредитных договоров как с обеспечением исполнения обязательств одним из названных статьей 329 ГК РФ способов, так и без таковых. В отличие от банка, граждане-поручители не являются профессиональными участниками рынка кредитования, в связи с чем, не могут нести риска хозяйственности деятельности. Их права защищены законом. В соответствии со статьей 365 ГК РФ к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. В случае уплаты банку по указанному судебному постановлению денежных сумм ответчики приобретают регрессное требование к должнику. Учитывая обстоятельства дела, ответчики это право реализовать не смогут.

Президиум Свердловского областного суда, вместо того, чтобы дать надлежащую оценку действительным нарушениям норм материального права, допущенным судом кассационной инстанции, указать на них в своем постановлении, оставил определение судебной коллегии по гражданским делам без изменения, также допустив при этом существенное нарушение норм материального права.

В связи с чем судебные постановления суда кассационной и надзорной инстанции Свердловского областного суда подлежат отмене, с оставлением в силе решения Кировского районного суда г. Екатеринбурга.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 387, 388 и 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 2 июня 2005 года и постановление президиума Свердловского областного суда от 2 ноября 2005 года отменить, с оставлением в силе решения Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 29 марта 2005 года.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"