||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 4 апреля 2007 г. N 534-П06

 

(извлечение)

 

По приговору Челябинского областного суда от 20 февраля 2001 г. А. осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

По делу осуждены также Д., Г. и И. (надзорное производство в отношении них не возбуждено).

А. признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

А., Д., Г. и И., распивая спиртные напитки, узнали, что у Б. есть деньги и решили напасть на него. С этой целью все четверо стали избивать потерпевшего, причинив ему побои в виде ссадин и кровоподтеков на лице и туловище. Г. в присутствии соучастников снял с Б. кожаную куртку стоимостью 950 руб., в кармане которой находилось 260 руб.

С целью сокрытия разбоя виновные, решив убить Б., завели его в подъезд дома и нанесли множество телесных повреждений, от которых потерпевший потерял сознание. Д. и А. задушили Б. шнурками от ботинок, после чего труп раздели и вынесли на улицу. С места происшествия все четверо скрылись, завладев вещами на сумму 1230 руб.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 18 июня 2001 г. оставила приговор в отношении А. без изменения.

Осужденный А. в надзорной жалобе просил об изменении приговора в части квалификации его действий по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, указывая, что сговора на завладение имуществом потерпевшего не было, деньги, обнаруженные у убитого, он брать отказался, во время завладения вещами потерпевшего угрозы для его жизни и здоровья не было. Кроме того, прокурор в судебном заседании просил квалифицировать их действия по ч. 2 ст. 162 УК РФ, считая необоснованной квалификацию их действий по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ 4 апреля 2007 г. изменил приговор и кассационное определение на основании п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ в связи с неправильным применением уголовного закона, указав следующее.

Вывод суда о виновности А. в совершении преступлений основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре. Судом признано, что А. участвовал в убийстве Б. и в разбойном нападении на него совместно и по предварительному сговору с другими лицами.

Из показаний самого осужденного на предварительном следствии и в суде, показаний осужденного Д. на предварительном следствии видно, что А. задушил Б. шнурком от ботинок.

Таким образом, в действиях А. обоснованно признано наличие составов разбоя и убийства.

Вместе с тем приговор и кассационное определение подлежат изменению.

Как видно из материалов дела, суды при вынесении решений по делу руководствовались нормами действовавшего в тот период Уголовно-процессуального кодекса РСФСР.

Между тем к моменту рассмотрения дела судами первой и кассационной инстанций вступило в силу Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород", которым ч. 4 ст. 248 УПК РСФСР как допускающая при отказе прокурора от обвинения осуществление судом не свойственной ему обязанности по обоснованию предъявленного органами расследования обвинения признана не соответствующей ст. 49 и ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации.

По данному делу суд первой инстанции в случае отказа государственного обвинителя от обвинения должен был руководствоваться принципом состязательности сторон, а также, соблюдая объективность и беспристрастность, обязан был принять отказ прокурора от обвинения.

Из протокола судебного заседания видно, что, выступая в судебных прениях, прокурор отказался поддерживать обвинение в части, касающейся признания А. виновным по п. п. "в", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Государственный обвинитель просил квалифицировать действия А. по п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и по п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Обосновывая свою позицию по делу, прокурор указал, что сначала подсудимые завладели имуществом, а затем с целью скрыть совершенное преступление они договорились убить потерпевшего.

Однако суд, не согласившись с отказом прокурора от части обвинения, принял на себя несвойственную функцию обвинения и признал А. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 162, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При таких обстоятельствах осуждение А. по п. "в" ч. 3 ст. 162, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ нельзя признать законным.

С учетом изложенного приговор суда и определение Судебной коллегии в отношении А. изменены, его действия переквалифицированы с п. "в" ч. 3 ст. 162 на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в ред. от 21 июля 2004 г.); исключено указание на его осуждение по квалифицирующему признаку, предусмотренному п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. В остальном в части квалификации судебные решения в отношении А. оставлены без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"