||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 марта 2007 г. N 771п06

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Радченко В.И.,

членов Президиума - Жуйкова В.М., Карпова В.И., Кузнецова В.В., Магомедова М.М., Нечаева В.В., Петроченкова А.Я., Разумова С.А., Серкова П.П., Свиридова Ю.А. -

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного П. на приговор Смоленского областного суда от 28 марта 2003 года, по которому

П., <...>, судимый 15 октября 1999 года по п. п. "а", "г", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 1 ст. 30 и п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 74, ч. 1 ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения не отбытого наказания по приговору от 15 октября 1999 года, назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Судом разрешены гражданские иски потерпевшей К. и ООО "Инвапомощь", кроме того, с П. взысканы судебные издержки в сумме 804 рубля.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 мая 2004 года приговор изменен: исключено осуждение по ч. 3 ст. 222 УК РФ; по эпизоду покушения на кражу имущества ООО "Инвапомощь" 12 июня 2001 года исключены квалифицирующие признаки кражи - "неоднократно" и "в крупном размере", а также осуждение по ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ; по эпизоду приготовления к разбойному нападению на ООО "Инвапомощь" 25 июня 2001 года исключены квалифицирующий признак разбоя - "неоднократно" и "в целях завладения имуществом в крупном размере", а также осуждение по ч. 1 ст. 30 и п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ; по эпизоду разбойного нападения на ООО "Инвапомощь" 28 июня 2001 года исключены квалифицирующие признаки разбоя - "неоднократно" и "в целях завладения имуществом в крупном размере", а также осуждение по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ и указание о причинении потерпевшей К. значительного ущерба; исключено дополнительное наказание в виде конфискации имущества; наказание в виде лишения свободы снижено по ч. 1 ст. 30 и п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ до 7 лет, по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ - до 8 лет 6 месяцев; исключено указание о наличии судимости от 15 октября 1999 года и рецидива, а также о назначении наказания по совокупности приговоров на основании ст. 74, ч. 1 ст. 70 УК РФ; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 30 и п. "а" ч. 3 ст. 162, п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ, назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В остальной части приговор оставлен без изменения.

По делу осуждены также А., М., С., Ш., в отношении которых надзорное производство не возбуждено.

В надзорной жалобе осужденный П. просит смягчить ему наказание.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хлебникова Н.Л., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Фридинского С.Н., полагавшего удовлетворить надзорную жалобу, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

П. (с учетом изменений) осужден за участие в банде и совершенных ею нападениях; за покушение на кражу чужого имущества с незаконным проникновением в помещение, организованной группой; за приготовление к разбойному нападению в целях хищения чужого имущества, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой; за разбойное нападение в целях хищения чужого имущества, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

В начале июня 2001 года А. создал устойчивую вооруженную группу (банду) для совершения нападений на граждан и организации в целях хищения чужого имущества. По его предложению в банду были привлечены М. и С., затем Ш., неустановленное лицо, а также П.

А. выполнял функции организатора и руководителя банды, разрабатывал планы совершения преступлений, о которых были осведомлены остальные участники банды, лично проводил разведку объектов, намеченных для нападения, распределял роли между участниками банды, участвовал в нападениях.

Для соблюдения конспирации и скрытности, а также облегчения совершения преступлений участники банды использовали поддельное удостоверение сотрудника ВОХР, приобретенные А. маски, изготовленные из спортивных шапочек, форму сотрудника милиции и форму сотрудника ОМОН, для мобильности - сотовые и обычные телефоны. Банда имела самодельный пистолет калибра 5,6 мм и 3 патрона к нему, револьвер системы "Наган" образца 1895 года выпуска, пневматический пистолет МР-654К-ТО, имитирующий боевой пистолет ПМ, макет автомата Калашникова, пневматический автомат "Юнкер".

В середине июня 2001 года П. в неустановленном месте приобрел у неустановленного лица 5 патронов к револьверу системы "Наган", которые передал А.

В начале июня 2001 года А. разработал план совершения кражи имущества из офиса ООО "Инвапомощь", располагавшегося в г. Смоленске по ул. Багратиона, 61, о чем сообщил участникам банды П., М. и не установленному следствием лицу, а также распределил между ними роли.

12 июня 2001 года, примерно в час ночи, А., П., М. и неустановленное лицо, имея при себе два металлических лома, пришли к офису ООО "Инвапомощь". М. и неустановленное лицо стали наблюдать за прилегающей местностью, чтобы предупредить о появлении посторонних лиц.

П. и А. взломали принесенными ломами металлическую решетку в оконном проеме, вынули из наружной рамы окна стекло, а также сломали перегородку между стеклами из фанерного листа и разбили стекло во внутренней раме.

Затем П. и А. стали выламывать внутреннюю металлическую решетку с целью проникновения через оконный проем в помещение офиса ООО "Инвапомощь" и хищения денежных средств и другого имущества на общую сумму 115443 рубля 53 копейки. Однако увидели проезжавшую мимо патрульную милицейскую автомашину и, опасаясь задержания, вместе с М. и неустановленным лицом скрылись с места преступления.

24 июня 2001 года А. разработал новый план совершения преступления, согласно которому участники банды в форме сотрудников милиции и ОМОН, представившись представителями правоохранительных органов, под предлогом осмотра зайдут в офис ООО "Инвапомощь" и совершат вооруженное ограбление.

А. ознакомил с этим планом М., С., П. и неустановленное лицо, распределил между ними роли и назначил всем встречу 25 июня 2001 года, в 16 часов, возле памятного постамента в виде муляжа самолета.

25 июня 2001 года, примерно в 16 часов, А., имея при себе поддельное удостоверение сотрудника ВОХР, маски из спортивных шапочек, пневматический пистолет МР-654К-ТО, револьвер системы "Наган" с пятью боевыми патронами, самодельный пистолет калибра 5,6 мм, макет автомата Калашникова, пневматический автомат "Юнкер", форму сотрудников милиции и ОМОН, приехал к указанному месту, находящемуся возле офиса ООО "Инвапомощь".

Туда же подошли М., имевший при себе 3 патрона калибра 5,6 мм, П., С. и неустановленное лицо. Когда все собрались, А. переоделся в форму сотрудника милиции, а С., М., П. и неустановленное лицо переоделись в форму сотрудников ОМОН.

Распределив между собой оружие, А. и другие участники банды направились к офису ООО "Инвапомощь". Подойдя ближе, увидели, что из офиса вышли К. и Г., которые стали закрывать за собой входную дверь.

А., М., С., П. и неустановленное лицо не успели надеть маски и, опасаясь, что в последующем будут опознаны К. и Г. как лица совершившие преступление, сразу скрылись, не доведя преступление до конца по не зависящим от них обстоятельствам.

26 июня 2001 года А. разработал новый план нападения на офис ООО "Инвапомощь", которым предусматривалось, что 28 июня 2001 года П. и неустановленное лицо останутся возле памятного постамента наблюдать за прилегающей местностью, а сам А., М., С. и Ш. в масках ворвутся в офис и совершат вооруженное ограбление. При этом С. и Ш. подавят сопротивление, А. и М. отыщут имущество.

28 июня 2001 года, в 16 часов, А. прибыл к памятному постаменту в виде муляжа самолета, имея при себе мобильный телефон, маски из спортивных шапочек, пневматический пистолет МР-654К-ТО, револьвер системы "Наган", снаряженный пятью боевыми патронами, самодельный пистолет калибра 5,6 мм, макет автомата Калашникова и пневматический автомат "Юнкер".

Туда же подошли С., М., имевший при себе 3 патрона калибра 5,6 мм и мобильный телефон, П., имевший при себе мобильный телефон, и неустановленное лицо. А. передал М., С. и Ш. револьвер с патронами, макет автомата Калашникова и пневматический автомат "Юнкер", оставив себе пневматический пистолет МР-654К-ТО.

Согласно распределенным ролям, П. и неустановленное лицо остались наблюдать за прилегающей местностью с целью предупреждения остальных о появлении посторонних лиц, а А., М., С. и Ш., распределив между собой оружие и надев маски, зашли в офис ООО "Инвапомощь". М. и С. ворвались в кабинет директора, где С. направил макет автомата Калашникова на главного бухгалтера К., а М. - револьвер системы "Наган" на бухгалтера Т.

В это же время А. и Ш. ворвались в кабинет секретаря, где Ш., подавляя волю к сопротивлению, направил пневматический автомат "Юнкер" на Г.

Пока А. искал в помещении офиса деньги и ценности, М. открыто похитил из ящика рабочего стола К. деньги в сумме 11610 рублей, принадлежащие ООО "Инвапомощь", а также золотую печатку с изображением розы, золотое обручальное кольцо с бриллиантами, перстень золотой с рубином и другое имущество К. на общую сумму 120835 рублей.

М. там же нашел и похитил документы на имя К. (сберегательную книжку, копию свидетельства о браке, копию свидетельства о рождении сына и т.д.) А. похитил 4 ключа общей стоимостью 100 рублей от автомашины "ИЖ-2715", принадлежащей ООО "Инвапомощь".

А., М., С., Ш., П. и неустановленное лицо с места преступления скрылись, в последующем разделили похищенное имущество.

В надзорной жалобе П. просит смягчить наказание, указывая на то, что при его назначении учитывалось наличие у него судимости и рецидива преступлений, которые Судебная коллегия при кассационном рассмотрении дела исключила, однако при этом наказание ему по ч. 2 ст. 209 УК РФ не снизила.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев надзорную жалобу и проверив производство по делу в отношении П. соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ в полном объеме, находит судебные решения подлежащими изменению.

Виновность П. в совершении преступлений подтверждена совокупностью приведенных в приговоре доказательств и в надзорной жалобе не оспаривается.

В соответствии с ч. 1 ст. 30 УК РФ приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

По смыслу закона неоднократные действия в отношении одного и того же объекта преступного посягательства, направленные на достижение единого результата, совершенные тем же субъектом в небольшой промежуток времени, аналогичным способом, образуют единое преступление и не требуют дополнительной квалификации действий, предшествующих достижению преступного результата.

Как видно из приговора, суд самостоятельно квалифицировал действия П. в части приготовления 25 июня 2001 года к разбойному нападению на ООО "Инвапомощь". С таким решением согласилась и кассационная инстанция.

Согласно материалам дела, 25 июня 2001 года преступление не было доведено до конца ввиду того, что участники нападения, в том числе П., подойдя к офису ООО "Инвапомощь", не успели надеть маски и, опасаясь быть опознанными К. и Г., которые вышли из офиса и стали закрывать за собой входную дверь, с места преступления скрылись.

Однако уже 28 июня 2001 года, то есть спустя непродолжительное время, П. и соучастники, способом, аналогичным ранее спланированному, осуществили задуманное - совершили вооруженное разбойное нападение на офис ООО "Инвапомощь", в результате которого похитили чужое имущество.

Таким образом, установленные судом обстоятельства свидетельствуют, что действия П. как в части приготовления 25 июня 2001 года к разбойному нападению на офис ООО "Инвапомощь", так и непосредственного совершения 28 июня 2001 года спланированного ранее разбойного нападения на тот же объект посягательства, охватывались единым умыслом и были направлены на достижение тем же способом одной цели - завладения чужим имуществом.

Поэтому самостоятельная квалификация указанных действий П., связанных с приготовлением к нападению, которое было осуществлено не 25 июня 2001 года, а в другой день, еще и по ч. 1 ст. 30 и п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ (с учетом изменений) является излишней, в связи с чем подлежит исключению.

Суждение в кассационном определении о том, что приготовление к нападению и само нападение были совершены в разное время, по отдельным планам и потому должны квалифицироваться как совокупность преступлений, является ошибочным, поскольку при указанных выше обстоятельствах эти доводы не имеют определяющего значения для правовой оценки содеянного.

При назначении наказания, согласно приговору, учитывалось также наличие в действиях П. в соответствии с п. "в" ч. 3 ст. 18 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) особо опасного рецидива преступлений.

Между тем кассационная инстанция исключила из приговора указание о рецидиве преступлений, поскольку на П. как условно осужденного по приговору от 15 октября 1999 года распространялся акт амнистии от 26 мая 2000 года.

Поскольку, как обоснованно утверждается в жалобе, признание в действиях особо опасного рецидива преступлений повлияло на размер наказания П., Президиум считает возможным смягчить ему наказание по ч. 2 ст. 209 УК РФ.

С учетом этого, а также в связи с исключением осуждения по ч. 1 ст. 30 и п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ П. также следует назначить более мягкое наказание по совокупности совершенных преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу осужденного П. удовлетворить.

2. Приговор Смоленского областного суда от 28 марта 2003 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 мая 2004 года в отношении П. изменить: исключить осуждение по ч. 1 ст. 30 и п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ; смягчить наказание по ч. 2 ст. 209 УК РФ до 10 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, п. "а" ч. 3 ст. 162, ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, назначить П. 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части судебные решения в отношении П. оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"