||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 марта 2007 года

 

Дело N 36-о07-4

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                         Магомедова М.М.,

    судей                                           Пелевина Н.П.,

                                                      Грицких И.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 26 марта 2007 года кассационные жалобы осужденного М. и адвоката Трофимова В.Г. на приговор Смоленского областного суда от 20 декабря 2006 года, которым

М., <...>, с образованием 7 классов, ранее не судимый,

осужден:

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы;

по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы,

и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По этому же делу осужден по ст. ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 16 годам 6 месяцам лишения свободы П., в отношении которого приговор не обжалован, и дело не рассматривается.

Постановлено взыскать солидарно с М. и П. в пользу С.А. 13757 рублей в возмещение ущерба и с М. в пользу его же 100000 рублей компенсации морального вреда.

М. признан виновным в совершении разбойного нападения на оператора АЗС-26 С., 1954 года рождения, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с причинением тяжкого вреда ее здоровью, а также в пособничестве другому лицу в убийстве С., сопряженном с разбоем.

Преступления совершены в ночь на 1 июня 2005 года в п. Монастырщина Смоленской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснение потерпевшего С.А., полагавшего приговор законным и обоснованным, мнение прокурора Полеводова С.Н., возражавшего против удовлетворения кассационных жалоб и полагавшего приговор в отношении М. оставить без изменения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

М. в судебном заседании виновным себя в совершении разбойного нападения признал частично, а в убийстве потерпевшей вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный М. указывает, что приговор основан только на показаниях осужденного П., оговорившего его из мести за дачу им показаний против него. Он дал последовательные правдивые показания, которые судом не приняты во внимание. Сговора с П. на убийство оператора АЗС у него не было, и он не предполагал, что П. совершит его, иначе бы отказался от совершения грабежа. Они договаривались лишь запугать оператора, с собой не брали никаких орудий преступления, в том числе, и веревки. При назначении ему наказания не были учтены его семейное положение, состояние здоровья, чистосердечное раскаяние в содеянном, явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, что повлекло назначение чрезмерно сурового наказания, просит приговор изменить, прекратить его уголовное преследование по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, его действия со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ переквалифицировать на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ и снизить наказание.

В кассационной жалобе адвокат Трофимов В.Г. в защиту М. указывает, что приговор является незаконным и необоснованным, виновность М. в причастности к убийству потерпевшей не установлена и доказательствами не подтверждена. В основу приговора следовало положить последовательные и правдивые показания М., не имеющие существенных противоречий, которые способствовали раскрытию преступления. Его добровольное признание оформлено протоколом явки с повинной. Не дано критической оценки показаниям осужденного П., который оговорил М. из мести за помощь следствию за его изобличение, а сам длительное время не давал никаких показаний, выжидая развитие событий. Оговаривая М., П. практически ничем не ухудшил своего положения. Факт использования П. маски свидетельствует об отсутствии между ними сговора на убийство потерпевшей, которое является эксцессом исполнителя со стороны П. Причинам противоречий в его показаниях оценки не дано, и они необоснованно признаны последовательными. При определении лидирующей роли между осужденными не приняты во внимание их физические данные, возраст и характеристики, а также выводы комиссионных психолого-психиатрических экспертиз. Предъявленное обвинение по способу убийства и характеру использованного орудия преступления не соответствует положенным в его основу доказательствам. В связи с непричастностью М. к убийству потерпевшего его действия не могли быть квалифицированы, как разбой с причинением тяжкого вреда ее здоровью и образуют лишь грабеж.

В дополнении к жалобе адвокат Трофимов В.Г. считает, что в нарушение требований ст. 252 УПК РФ суд вышел за пределы предъявленного обвинения по характеру орудия преступления, при этом не указал, в какой форме М. способствовал совершению убийства, поскольку использование веревки в качестве орудия преступления в вину осужденным не вменялось. При наличии противоречий в доказательствах суд не указал, почему он принял одни и отверг другие доказательства. Показания свидетелей в приговоре приведены частично, что искажает их фактический смысл в пользу обвинения. Несмотря на различную степень причастности осужденных к преступлениям и роли каждого суд назначил им почти одинаковые наказания, при этом к М. проявил предвзятость, исказив его показания в приговоре. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В судебном заседании был нарушен порядок исследования доказательств, при допросе П. председательствующим задавались наводящие вопросы, при этом в нарушение принципа состязательности были ущемлены права участников процесса, особенно стороны защиты, чем нарушено право М. на защиту. Судебное следствие проведено неполно, что повлияло на законность и обоснованность приговора. При назначении наказания не в полной мере учтены данные о личности М., смягчающие наказание обстоятельства и его роль в содеянном. Просит приговор изменить, уголовное преследование М. по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ прекратить, его действия со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ переквалифицировать на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ и снизить ему наказание.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевший С.А. и государственный обвинитель Лебедева Н.Н. считают их необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор в отношении М. законным и обоснованным.

Выводы суда о его виновности основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осужденного М. видно, что вечером 31 мая 2005 года П. ввиду отсутствия денег предложил ему совершить ограбление АСЗ-26, изложив ему свой план, согласно которому он, М., должен был купить у оператора АЗС бензин и канистру тосола, а когда оператор откроет входную дверь, они вдвоем должны были ворваться в помещение АЗС, после чего он должен похитить деньги и наблюдать за окружающей обстановкой и предупредить о появлении посторонних лиц, а П. в это время должен был запугать оператора, чтобы она никому не сообщила об ограблении. Он согласился с предложением П. Последний взял дома пакет для денег, шапку-маску с прорезями для рта и глаз, перчатки, а он взял перчатки и канистру. 1 июня 2005 года около 2 часов ночи они на мотоцикле приехали к АЗС-26 и оставили мотоцикл за лесопосадкой. П. спрятался за помещением АЗС, а он купил 3 л. бензина и две канистры тосола. Когда оператор открыла входную дверь, он, М., ворвался в помещение АЗС и стал отталкивать ее, не давая закрыть дверь, после туда же ворвался П., и они вдвоем повалили на пол оператора С., которая сопротивлялась и пыталась подняться. По просьбе П. он удерживал ее правую руку, прижав ее к полу, после чего потерпевшую перевернули на живот, П. завернул ей руки за спину и уперся коленом в спину, а он, М., пошел в соседнюю комнату, забрал из стола деньги, из сумки кошелек и положил их во взятый с собой пакет. В это время П. велел принести ему ведро с водой, которое он принес и поставил рядом с П., удерживавшим на полу стонавшую С. После этого он, М., с похищенным вышел на улицу и наблюдал за обстановкой. Перед уходом слышал, как С. сказала, что узнала их и все равно их "посадит". Кровоподтеки, ссадины и ушибы они могли причинить ей при подавлении сопротивления. Через 20 минут из помещения АЗС вышел П., они приехали домой к нему, М., где он переоделся, и они ушли домой к П., который сказал, что, наверное, он утопил С. в ведре с водой.

Лично он согласился на участие только в ограблении АЗС, договоренности об убийстве оператора не было, и ее убийство для него было неожиданным. Веревки у П. не видел и петлю из нее не делал.

Приведенным показаниям осужденного М. в приговоре дана оценка в совокупности с другими доказательствами, и они признаны достоверными в той части, в какой не противоречат другим доказательствам.

Из показаний осужденного П. следует, что нападение на АЗС с целью хищения денег ему предложил совершить М., предложив указанный выше способ проникновения в помещение АЗС. Они также договорились, что после проникновения в помещение АЗС следовало повалить оператора на пол, преодолеть ее сопротивление, после чего он, П., должен был убить ее путем удушения, а М. - завладеть деньгами. Для совершения нападения и убийства он, П., взял дома перчатки, пакет для денег, кусок плетеной веревки, из которой М. сделал петлю-удавку, и сделал шапку-маску с прорезями для рта и глаз. М. взял с собой перчатки и канистру для бензина. По приезде на АЗС он спрятался за углом здания, а М. стал покупать бензин и тосол. Он, П., решил действовать в соответствии с разработанным планом. Когда оператор С. открыла входную дверь, он вслед за М., оттолкнувшим потерпевшую, ворвался в помещение АЗС и нанес ей два удара кулаком по лицу, разбив до крови нос. Вдвоем они повалили С. на пол в кладовой АЗС, он, П., накинул ей на шею удавку, а М. в это время удерживал ее руку, не давая сопротивляться. Он затянул петлю на шее С., а М. выбежал на улицу проверить обстановку. По возвращении М. спросил, задушил ли он потерпевшую, которая не подавала признаков жизни, на что он ответил, что, наверное, задушил. Тогда М. сказал, что если потерпевшая жива, ее нужно утопить. Он, П., подставил край ведра под шею С., опустил ее лицо в воду и выбежал на улицу наблюдать за обстановкой, а М. пошел за деньгами. Он ранее в помещении не был и не знал о нахождении там ведра с водой. Когда вернулся в помещение АЗС, М. находился в операторской, там же стоял пакет с деньгами. После этого М. вышел для наблюдения за обстановкой на улицу, а он пытался пробить на кассовом аппарате чек на бензин, но не смог этого сделать. С похищенными деньгами они приехали домой к М., где последний переоделся, они пошли домой к нему, П., где поделили похищенные деньги. 1 июня около 12 часов они пошли к М., который нес пакет с деньгами и маской, и были задержаны работниками милиции.

В приговоре показания осужденного П. мотивированно признаны достоверными и соответствующими другим доказательствам по делу.

Из показаний потерпевшего С.А. усматривается, что 31 мая 2005 года его жена С. работала на АЗС-26 оператором, с собой взяла кошелек с деньгами в сумме около 300 рублей. Утром 1 июня 2005 года к нему приехала оператор А. и сообщила об убийстве его жены. Вместе с ней он приехал на АЗС, где обе входные двери были открыты, в тамбуре стояли две канистры с тосолом. В кладовой находился труп С., лежавший на полу на животе, голова находилась в ведре с водой с погруженным в воду лицом, на теле и лице виднелись следы борьбы, на полу, одежде жены и в ведре была кровь. В операторской комнате был беспорядок, сейф и стол были открыты, деньги в них отсутствовали, на столе и полу были разбросаны бумаги. Сумочка жены была пуста, все ее содержимое было высыпано, отсутствовал кошелек. С. была физически сильной женщиной и одному человеку могла бы оказать сопротивление.

Из показаний свидетеля А. следует, что утром 1 июня 2005 года она пришла на смену на АЗС-26 в качестве оператора. На территории АЗС горел свет, дверь в помещение была приоткрыта, в тамбуре стояли две канистры тосола. Кассовый аппарат сигнализировал, что на нем пытались неправильно выбить подачу бензина. В операторской сейф был открыт, ящики стола выдвинуты, на полу разбросаны бумаги, деньги в сейфе и столе отсутствовали, пропали около 13000 рублей. Около 2 часов ночи был выбит чек на оплату 3 л бензина, чек на две канистры тосола не был выбит. В кладовой она обнаружила лежавший на животе труп С. с опущенной в ведро с водой головой, возле трупа была кровь. Данное ведро с водой постоянно находилось в комнате отдыха и в указанном месте находиться не могло, его местонахождение из других комнат АЗС не было видно.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, изложенные в нем данные полностью соответствуют показаниям потерпевшего С.А. и свидетеля А. (т. 1 л.д. 5 - 21).

Из показаний свидетелей М. и П. видно, что 31 мая 2005 года их сын М. и П. ремонтировали мотоцикл и вместе ушли около 18 часов. Где находился сын ночью, им неизвестно. На следующий день приехали работники милиции, сообщили об убийстве женщины на АЗС и произвели в квартире обыск, изъяли мотоцикл.

По заключению эксперта, след обуви, изъятый с места происшествия на АЗС-26, мог быть оставлен кроссовками, изъятыми у М. (т. 2 л.д. 70 - 71).

Из заключений эксперта усматривается, что следы транспортного средства, обнаруженные при осмотре прилегающей к АЗС-26 территории и территории возле дома П., оставлены протекторами колес мотоцикла "Урал", которым управлял М. (т. 2 л.д. 17 - 19, 27 - 28).

При осмотре места происшествия 1 июня 2005 года у осужденного М. под резинкой трико обнаружены перевязанные резинками купюры различного достоинства, а также лежащий рядом пакет с монетами, на общую сумму 6319 рублей 50 копеек; пакет с шапкой-маской (т. 1 л.д. 26 - 28).

Факт обнаружения в квартире П. купюр и монет на общую сумму 6480 рублей подтверждается протоколом обыска (т. 1 л.д. 36 - 39).

По заключению судебно-медицинского эксперта, С. были причинены телесные повреждения в виде двух странгуляционных борозд на передней и боковых поверхностях шеи в верхнем и нижнем отделах, которые произошли от не менее двукратного сдавления шеи полужестким либо жестким материалом, двух кровоподтеков на боковых поверхностях шеи, которые произошли от действия твердых тупых предметов с ограниченной поверхностью, каковыми могли быть пальцы рук; эти телесные повреждения причинили тяжкий вред здоровью потерпевшей и явились непосредственной причиной ее смерти;

предположительно сдавление шеи было комбинированным;

кроме того, на трупе установлены другие телесные повреждения, описанные в акте экспертизы и приговоре, которые квалифицируются, как причинившие легкий вред здоровью потерпевшей (т. 1 л.д. 47 - 50).

Из акта дополнительной судебно-медицинской экспертизы следует, что, наиболее вероятно, странгуляционные борозды на шее потерпевшей могли возникнуть при неоднократном сдавлении шеи жестким либо полужестким материалом, в том числе, при неоднократном надавливании шеи о край ведра. Маловероятно образование странгуляционных борозд при сдавлении шеи удавкой, при котором борозда выражена во всех отделах шеи и более равномерно (т. 3 л.д. 24).

Из повторного комиссионного заключения экспертов, которому суд дал оценку как достоверному и допустимому доказательству, следует, что причиной смерти явилась механическая асфиксия от сдавления верхнего отдела шеи петлей при удавлении. Странгуляционная борозда в верхнем отделе шеи могла образоваться в результате сдавливающего действия петли из синтетический веревки. Борозда в верхнем отделе шеи образовалась от петли из полужесткого материала типа веревки или шнура. Ссадина (странгуляционная борозда) в нижней части шеи потерпевшей могла образоваться в результате длительного воздействия верхнего края металлического ведра и привести к смерти от механической асфиксии, если бы это было прижизненное воздействие (т. 4 л.д. 151 - 154).

Из акта проверки работы АЗС-26 видно, что там обнаружена недостача денег в сумме 13299 рублей 28 копеек (т. 2 л.д. 94 - 95).

Приведенные доказательства получили в приговоре полную и мотивированную оценку с точки зрения их достоверности и допустимости, на основании чего суд пришел к правильному выводу о предварительном сговоре осужденных на разбойное нападение и убийство оператора АЗС.

Доводы осужденного М. и его адвоката в жалобах об оговоре его П. в судебном заседании проверялись и мотивированно отвергнуты ввиду их необоснованности.

Ссылка в жалобе адвоката на то, что достоверно не установлено, каким образом было произведено удушение потерпевшей, на степень причастности М. к убийству потерпевшей и правовую оценку его действий не влияет. Объективная сторона совершенного М. преступления судом установлена и изложена в приговоре правильно, в рамках предъявленного обвинения, без выхода за его пределы, на что необоснованно указывает в жалобе адвокат.

Фактически все доводы жалоб осужденного и адвоката являются аналогичными их позиции в судебном заседании, судом проверены с достаточной полнотой и нашли мотивированное разрешение в приговоре.

Психическое состояние М. судом проверено надлежащим образом.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неправосудности приговора, по делу не имеется.

Юридическая квалификация действий М. по ст. ст. 162 ч. 4 п. "в", 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ является правильной.

Наказание М. назначено с учетом требований ст. 60 УК РФ, данных о его личности, тех смягчающих обстоятельств, на которые имеются ссылки в жалобах, и оно чрезмерно суровым не является.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб по их доводам и снижения М. наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Смоленского областного суда от 20 декабря 2006 года в отношении М. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного М. и адвоката Трофимова В.Г. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.М.МАГОМЕДОВ

 

Судьи

Н.П.ПЕЛЕВИН

И.И.ГРИЦКИХ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"