||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 марта 2007 года

 

Дело N 89-В06-19

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                          Борисовой Л.В.,

                                                     Горшкова В.В.

 

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску социально-экономического объединения "Ассоциация офицеров запаса" к У., У.Г., У.И. о выселении по надзорной жалобе У. на решение Калининского районного суда г. Тюмени от 14 января 2004 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 25 февраля 2004 года и постановление президиума Тюменского областного суда от 19 мая 2006 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Л.В., объяснения представителя У. - С., поддержавшего доводы надзорной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации - Кротова В.А., полагавшего судебные постановления по делу отменить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

социально-экономическое объединение "Ассоциация офицеров запаса" обратилось в суд с вышеуказанным иском к ответчикам, ссылаясь в обоснование своих требований на то, что У., избравший в связи с увольнением из Вооруженных Сил местом постоянного жительства г. Тюмень, а также члены его семьи, вселились в принадлежащую истцу на праве собственности квартиру <...> в нарушение установленного законом порядка без ордера, в связи с чем, подлежат выселению из незаконно занимаемого ими жилого помещения без предоставления другого жилого помещения. При этом непредоставление У. ордера на занятие спорной квартиры истец обосновал отсутствием у него права на обеспечение жилой площадью за счет Российской Федерации.

В ходе судебного разбирательства представитель истца указал, что спорная квартира построена за счет средств федерального бюджета, является федеральной собственностью и находится в настоящее время на балансе истца.

Решением Калининского районного суда г. Тюмени от 14 января 2004 года иск удовлетворен, У., У.Г., У.И., У.В. выселены из квартиры <...> без предоставления другого жилого помещения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 25 февраля 2004 года решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе, направленной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, У. просил отменить состоявшиеся по делу судебные постановления.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Л.В. от 24 января 2006 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Л.В. от 10 апреля 2006 года дело передано в президиум Тюменского областного суда.

Постановлением президиума Тюменского областного суда от 19 мая 2006 года состоявшиеся по делу судебные постановления оставлены без изменения.

В надзорной жалобе У. просит отменить состоявшиеся по делу судебные постановления и направить дело на новое рассмотрение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Л.В. от 7 августа 2006 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Л.В. от 8 декабря 2006 г. дело передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В силу статьи 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее ГПК РФ) основаниями для отмены или судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При рассмотрении данного дела судами первой, кассационной и надзорной инстанций были допущены существенные нарушения норм материального права, которые выразились в следующем.

В соответствии со статьей 99 ЖК РСФСР, действовавшего на момент возникновения спора и разрешения его судом, лица, самоуправно занявшие жилое помещение, выселяются без предоставления им другого жилого помещения в порядке, предусмотренном частью второй статьи 90 настоящего Кодекса.

При вынесении обжалуемых судебных постановлений суды первой, кассационной и надзорной инстанций руководствовались приведенной нормой и исходили из того, что У-вы самоуправно заняли квартиру <...>, являющуюся федеральной собственностью, поскольку ордер на вселение в указанное жилое помещение им не выдавался и договор найма жилого помещения не заключался, в связи с чем они подлежат выселению из спорной квартиры без предоставления другого жилого помещения.

Между тем, с выводами судов первой, кассационной и надзорной инстанций о самоуправном вселении У-вых в спорное жилое помещение согласиться нельзя по следующим основаниям.

Из дела видно, что 12 июля 1996 года начальником отдела по учету, распределению и реализации жилья СЭО "Ассоциация офицеров запаса" У. выдан смотровой ордер на спорную квартиру в доме <...> (л.д. 65), а 30 октября 1996 года ассоциацией офицеров запаса принято решение - протокол N 13 о распределении спорного жилого помещения У. Данные обстоятельства нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства и, как следует из протокола судебного заседания, истцом не оспаривались (л.д. 174).

Как видно из выписки из реестра федерального имущества, спорная квартира по состоянию на ноябрь 2000 года являлась объектом недвижимости федеральной собственности (л.д. 155).

В суде представитель истца также указал на то, что спорная квартира приобретена за счет средств федерального бюджета и находится на балансе ассоциации офицеров запаса (л.д. 174).

Вместе с тем, как усматривается из материалов дела, обращаясь в суд с иском о выселении ответчиков из спорного жилого помещения, истец указал о принадлежности ему на праве собственности данного жилого помещения и в подтверждение своих доводов представил суду копию регистрационного удостоверения, выданного 31 марта 1998 года СЭО "Ассоциация офицеров запаса" бюро технической инвентаризации г. Тюмени, согласно которому за истцом на праве собственности, на основании договора передачи доли в праве общей собственности от 29 марта 1996 года, зарегистрировано жилое помещение - квартира <...> (л.д. 4 - 5, 104).

Однако суд при наличии в материалах дела таких противоречивых сведений не выяснил, кто же являлся собственником спорного жилого помещения непосредственно на момент вселения в него У-вых, за счет каких средств - собственных ассоциации или целевых бюджетных построена спорная квартира.

Президиум Тюменского областного суда также не высказал суждений по данному вопросу, несмотря на то, что его выяснение имеет существенное значение для правильного разрешения настоящего дела, поскольку нахождение спорного жилого помещения в собственности истца предоставляло ему право распорядиться данным имуществом, в том числе, заселить спорное жилое помещение по своему усмотрению.

Кроме того, даже в случае строительства жилья с использованием целевых бюджетных средств, ассоциации офицеров запаса на основании распоряжения администрации Тюменской области от 7 сентября 1995 года N 749-р "О мерах по обеспечению жильем военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы" было предоставлено право осуществлять контроль за распределением в Тюменской области такого жилья, а также организовывать регулирование расселения граждан, уволенных с военной службы (л.д. 165).

Поскольку, как установлено судом и подтверждается материалами дела, вселение ответчиков в квартиру <...> произведено на основании решения истца и с его ведома, выводы судебных инстанций о самоуправности такого вселения ошибочны.

Также нельзя признать правильными выводы суда об отсутствии между истцом и У. договора найма жилого помещения.

Из дела видно, что У. и члены его семьи проживают в спорной квартире постоянно с 1997 года, вселение их в данное жилое помещение не носило самоуправный характер, так как было произведено с разрешения истца. Сведений о наличии у ответчиков задолженности по квартплате и коммунальным услугам в материалах дела нет. Таким образом, из материалов дела следует, что между истцом и У. фактически возникли и существовали договорные отношения по найму спорного жилого помещения.

Согласно пункту 6 статьи 15 Закона РФ от 22 января 1993 года "О статусе военнослужащих", действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений, граждане, уволенные с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более, и члены их семей обеспечиваются органами местного самоуправления жилыми помещениями по установленным нормам не позднее чем в трехмесячный срок со дня подачи заявления для включения в списки нуждающихся в улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства. Документы о сдаче жилых помещений и выписке с прежнего места жительства указанными гражданами и членами их семей представляются при получении постоянной жилой площади.

Указывая на незаконность занятия У. и членами его семьи спорного жилого помещения и принимая решение о выселении их из него без предоставления другого жилого помещения, суд руководствовался вышеприведенной нормой и исходил по существу из того, что у У., уволенного с действительной военной службы в запас по сокращению штата приказом Министра обороны Украины от 12 сентября 1992 года и прибывшего для постоянного проживания в Российскую Федерацию, право на обеспечение жильем за счет Российской Федерации отсутствует, поскольку квартиру по прежнему месту службы в г. Стрий на Украине он не сдал, а приватизировал и продал.

Между тем, с такими выводами суда согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 1 Соглашения между государствами-участниками Содружества Независимых Государств о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей от 14 февраля 1992 года, за военнослужащими, лицами, уволенными с военной службы и проживающими на территории государств - участников Содружества, а также членами их семей сохраняется уровень прав и льгот, установленных ранее законами и другими нормативными актами бывшего Союза ССР.

Однако данная норма международного договора не устанавливает обязанность лиц, уволенных с военной службы, сдавать жилые помещения, предоставленные им на территории государств - участников Содружества, для последующей реализации своих жилищных прав в соответствии с законодательством государства, на территорию которого указанные лица прибывают для постоянного проживания.

Исходя из смысла законодательства, как ранее регулировавшего, так и в настоящее время регулирующего правоотношения в сфере обеспечения жильем военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, сдача жилого помещения указанными лицами должна иметь место лишь в тех случаях, когда это жилое помещение находится на территории Российской Федерации.

Между тем, из материалов настоящего дела усматривается, что У. жилого помещения на территории Российской Федерации не имел. До прибытия в г. Тюмень У. и члены его семьи проживали в квартире <...>.

Поскольку указанное жилое помещение расположено за пределами Российской Федерации, на территории другого государства (Украины), то на него распространяется юрисдикция Украины, а не Российской Федерации и поэтому именно от Украины должна исходить заинтересованность в сдаче У. данного жилья.

Порядок обеспечения жилыми помещениями граждан, уволенных с военной службы и выезжающих с территории государства - участника СНГ, в соответствии с которым обеспечение жилыми помещениями указанных лиц и членов их семей по избранному ими постоянному месту жительства на территории другого государства-участника ставится в зависимость от сдачи занимаемых этими гражданами жилых помещений по прежнему месту службы (жительства), нашел свое отражение только в Соглашении об обеспечении жилыми помещениями военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в государствах - участниках Содружества Независимых Государств от 28 марта 1997 года. Однако Украина участником данного Соглашения не является.

При таком положении, выводы суда об отсутствии у У. права на получение жилья в связи с приватизацией и продажей квартиры на территории Украины не основаны на нормах международного законодательства и законодательства Российской Федерации.

Кроме того, ссылаясь на подпункт "д" пункта 10 Постановления Правительства РФ от 6 сентября 1998 N 1054 "О порядке учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку...", в соответствии с которым не признаются нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий военнослужащие и граждане, уволенные с военной службы в случае, если их жилищные условия ухудшились в результате обмена, мены, купли-продажи или дарения ранее полученного от государства жилья, суд фактически пришел к выводу о том, что право быть признанным нуждающимся в получении жилых помещений У. утрачено и восстановлению не подлежит, поскольку полученную по прежнему месту службы квартиру он продал, ухудшив, тем самым, свои жилищные условия.

Между тем, судом не учтено, что под действие данной нормы подпадают правоотношения, возникающие исключительно в связи с отчуждением жилых помещений, полученных от государства - Российской Федерации и находящихся на ее территории. У. же продал квартиру, находящуюся на территории другого государства (Украина), и данная квартира была получена им от этого государства, а не от Российской Федерации. На территории Российской Федерации У. ни на праве собственности, ни на ином праве жилого помещения не имел.

При таких обстоятельствах, учитывая, что законодательство, регулирующее отношения в сфере обеспечения жильем военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, нуждаемость указанных лиц в получении жилых помещений связывает с отсутствием у них на территории Российской Федерации жилья, выводы суда об утрате У. права на признание нуждающимся в получении жилого помещения не могут быть признаны правильными.

Что касается вступившего в законную силу решения Калининского районного суда г. Тюмени от 15 мая 2003 года, которым У. отказано в удовлетворении заявления об оспаривании распоряжения администрации г. Тюмени от 2 июля 1998 года N 1975 об исключении его из списков лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий, то данное судебное постановление, с учетом вышеизложенного, а также установленных им обстоятельств незаконности исключения У. из списков нуждающихся, не может являться основанием для принятия решения о выселении У. и членов его семьи из спорного жилого помещения.

Поскольку обжалуемые судебные постановления вынесены с существенным нарушением норм материального права, то они подлежат отмене, с передачей дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 387, 388 и 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Калининского районного суда г. Тюмени от 14 января 2004 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 25 февраля 2004 года и постановление президиума Тюменского областного суда от 19 мая 2006 года отменить и передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"