||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 марта 2007 года

 

Дело N 58-о06-83сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Разумова С.А.,

    судей                                           Фроловой Л.Г.,

                                                      Коннова В.С.

 

рассмотрела в судебном заседании от 1 марта 2007 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя Рогаль Н.Д., кассационным жалобам потерпевших П.А., У.Н., представителя потерпевшей адвоката Теппо И.И. на приговор Хабаровского краевого суда с участием присяжных заседателей от 14 июля 2006 года, которым

З., <...>, несудимый,

оправдан по ст. ст. 105 ч. 2 п. "а", 222 ч. 1 УК РФ - за непричастностью к совершению преступлений.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения адвоката Люмчиковой Н.В., возражавшей против доводов кассационного представления государственного обвинителя Рогаль Н.Д., кассационных жалоб потерпевших П.А., У.Н., представителя потерпевшей адвоката Теппо И.И., мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, Судебная коллегия

 

установила:

 

З. обвинялся в умышленном причинении смерти двум лицам: У. и П., на почве личных неприязненных отношений, а также в незаконном приобретении, хранении, ношении огнестрельного оружия.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 13 июля 2006 года З. признан невиновным в совершении указанных преступлений и приговором Хабаровского краевого суда с участием присяжных заседателей от 14 июля 2006 года оправдан.

В кассационном представлении государственный обвинитель Рогаль Н.Д., в кассационных жалобах потерпевшие П.А., У.Н., представитель потерпевшей адвокат Теппо И.И., утверждают, что вердикт постановлен с нарушением уголовно-процессуального закона, в связи с чем находят оправдательный приговор в отношении З. незаконным. Утверждают, что адвокаты Люмчикова и Сидорчук в процессе допросов свидетелей обвинения К. и Е. оказывали на них давление, что сторона защиты в ходе судебного следствия и в прениях порочила доказательства, признанные председательствующим допустимыми. В том числе З. указывал неоднократно, что первоначальные показания, в которых он признавал вину в убийстве потерпевших, получены с применением к нему физического и психического насилия. Адвокаты задавали З. вопросы о том, являются ли правдивыми его первоначальные показания на предварительном следствии, с тем, чтобы в присутствии присяжных заседателей обсудить процедурные вопросы. Ссылались в прениях на доказательства, которые в судебном заседании не исследовались - видеокассету наблюдения из клуба "Великано", которая была утрачена и в судебном заседании не просматривалась. При этом вводили присяжных заседателей в заблуждение, утверждая, что свидетеля Е. на этой видеокассете не видно, поставляя под сомнение его присутствие в клубе и правдивость его показаний о том, что он разыскал в клубе потерпевших и сообщил об их местонахождении З. Сторона защиты опорочила показания свидетелей обвинения, заявив в прениях о том, что они являются криминальными личностями. Присяжные заседатели под N 2 и 10 до удаления в совещательную комнату, в перерыве между судебными заседаниями заявили о невиновности З., в связи с чем государственным обвинителем им был заявлен отвод, который, по мнению перечисленных лиц, был необоснованно отклонен председательствующим. Просят приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя Рогаль Н.Д., кассационные жалобы потерпевших П.А., У.Н., представителя потерпевшей адвоката Теппо И.И., оправданный З., адвокаты Люмчикова Н.В. и Сидорчук Г.Г. утверждают, что приговор, как и вердикт по данному делу постановлены в порядке, установленном законом. Сторона защиты уголовно-процессуальный закон не нарушала, в том числе в прениях адвокаты и сам З. не высказывали сведений, способных опорочить признанные судом допустимыми доказательства, а лишь анализировали эти доказательства сообразно избранной позиции защиты, что не возбраняется законом. Просят приговор оставить без изменения, кассационное представление и кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, кассационного представления, Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 334 УПК РФ присяжные заседатели в ходе судебного разбирательства уголовного дела разрешают только те вопросы, которые предусмотрены п. п. 1, 2 и 4 ч. 1 ст. 299 УПК РФ и сформулированы в вопросном листе. То есть они решают вопросы доказанности самого деяния и совершения его подсудимым и вопрос о виновности подсудимого в совершении этого деяния.

Вопросы же процессуального характера в силу ч. 5 ст. 335 УПК РФ, в том числе и вопросы допустимости либо недопустимости доказательств, являются исключительной компетенцией председательствующего судьи. Если в ходе судебного разбирательства возникает вопрос о недопустимости доказательств, то он в силу ч. 6 ст. 335 УПК РФ рассматривается в отсутствие присяжных заседателей. Заявления о фальсификации материалов уголовного дела, о применении к осужденным противозаконных методов ведения следствия, являются поводом к проверке соответствующего доказательства на предмет его допустимости к судебному разбирательству.

Законом запрещается всякое воздействие на присяжных заседателей, способное вызвать у них предубеждение, отрицательно повлиять на их беспристрастность и формирование мнения по делу.

Из протокола судебного заседания усматривается, что эти требования закона при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей не соблюдены.

Так, из протокола судебного заседания следует, что подсудимый З. в ходе судебного заседания, в прениях сторон, неоднократно, несмотря на замечания председательствующего судьи, доводил до сведения присяжных заседателей информацию, которая находится за пределами их компетенции, в том числе поднимал вопросы процессуального характера, ссылался на процедуру предварительного следствия, заявлял о недопустимости доказательств, которые были признаны допустимыми и исследовались в судебном заседании (его показания на предварительном следствии, в которых он признавал вину в преступлениях), ссылался на фальсификацию материалов дела "для того, чтобы его изолировать и завладеть его имуществом" (т. 6 л.д. 168, 176, 222, 226); защитник Люмчикова в целях обсуждения в присутствии присяжных заседателей процедурных вопросов, зная позицию подзащитного З. относительно допустимости его показаний на предварительном следствии, задала З. вопрос: "Подтверждаете ли Вы показания, данные на предварительном следствии?" (т. 6 л.д. 168). Стороной защиты в ходе допроса свидетелей Е. и К. оказывалось на указанных свидетелей давление, в связи с чем председательствующим делались защите замечания (т. 6 л.д. 135, 252), адвокат Сидорчук в прениях высказалась о свидетелях обвинения, как о лицах криминальной направленности (т. 6 л.д. 219), что также могло вызвать у присяжных заседателей недоверие к показаниям этих свидетелей. В прениях адвокат Люмчикова ссылалась на не исследованные судом доказательства (т. 6 л.д. 213), а именно, на видеозапись с камер видеонаблюдения клуба "Великано" (которая не исследовалась в суде, поскольку была утрачена), указав: "Однако на данной видеокассете отсутствует свидетель Е... все это вызывает сомнения в том, а присутствовал ли в ту ночь свидетель Е. в ночном клубе "Великано"?" Ссылки адвоката в возражениях на то, что ею в прениях озвучивались лишь данные из заключения эксперта по исследованию указанной видеокассеты, не могут быть приняты во внимание, поскольку заключение эксперта не содержит сведений о наличии либо отсутствии на видеозаписи конкретных лиц, экспертом разрешены технические вопросы, касающиеся видеозаписи, и изготовлены несколько термокопий видеокадров отдельных фрагментов видеозаписи в интервале показаний таймера реального времени, исчисляемого минутами (т. 2 л.д. 140 - 148). При таких обстоятельствах Судебная коллегия соглашается с доводами кассационного представления о том, что присяжные заседатели были введены адвокатом в заблуждение при анализе показаний свидетеля Е., со ссылкой на доказательство, которое в судебном заседании не исследовалось и содержание которого неизвестно. Адвокат Люмчикова также незаконно воздействовала на присяжных заседателей, исказив содержание выводов судебной медико-криминалистической экспертизы (т. 2 л.д. 178 - 183, т. 6 л.д. 215 - 216). При этом адвокат заявила в присутствии присяжных заседателей, что показания З. на предварительном следствии относительно причинения телесных повреждений П. и У. "вызывают сомнение даже у эксперта" (т. 6 л.д. 216).

Председательствующим судьей в случае приведения стороной защиты доказательств, не исследованных в судебном заседании, и искажения выводов эксперта замечаний адвокату не делалось.

Несмотря на то, что председательствующий судья в большинстве случаев нарушения адвокатами и подсудимым закона прерывал их, делал им замечания, а присяжным заседателям разъяснял требования закона и просил их не принимать во внимание доведенную до их сведения информацию, систематическое обсуждение адвокатами и подсудимым в присутствии присяжных заседателей вопросов, которые находятся за пределами их компетенции, в том числе о допустимости доказательств, о процедуре их получения, ссылки на доказательства, которые в судебном заседании не исследовались, стремление опорочить доказательства, признанные допустимыми, свидетельствует о том, что присяжные заседатели не были ограждены от возможного влияния на существо принимаемых ими впоследствии решений.

С учетом изложенного, систематическое нарушение адвокатами и З. закона следует отнести к незаконному воздействию на присяжных заседателей, которое могло отрицательно повлиять на их беспристрастность и формирование мнения по делу.

Перечисленные нарушения уголовно-процессуального закона признаются Судебной коллегией существенными, влекущими отмену оправдательного приговора.

Что касается доводов представления прокурора о нарушении требований закона присяжными заседателями под N 2 и 10, то Судебной коллегией они признаются несостоятельными, поскольку объяснения указанных присяжных заседателей о том, что они в перерывах между судебными заседаниями не обсуждали обстоятельства дела, не высказывали своего мнения по делу, в том числе о невиновности З., материалами дела не опровергнуты.

По изложенным основаниям приговор в отношении З. подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

оправдательный приговор Хабаровского краевого суда с участием присяжных заседателей от 14 июля 2006 года в отношении З. отменить, дело направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

 

Председательствующий

С.А.РАЗУМОВ

 

Судьи

Л.Г.ФРОЛОВА

В.С.КОННОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"