||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 февраля 2007 г. N 740-П06ПР

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Жуйкова В.М., Карпова А.И., Кузнецова В.В., Магомедова М.М., Петроченкова А.Я., Радченко В.И., Разумова С.А., Свиридова Ю.А., Серкова П.П. -

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. и надзорной жалобе осужденного В. о пересмотре приговора Алтайского краевого суда от 25 апреля 2003 г. и кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2003 г.

По приговору Алтайского краевого суда от 25 апреля 2003 г.

В., <...>, ранее судимый:

1) 3 мая 1995 г. по ст. ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "е", 102 п. п. "г", "е", "и", "н", 15, 102 п. п. "е", "з" УК РСФСР на 9 лет 6 месяцев лишения свободы, освобожден 1 августа 2001 г. условно-досрочно на 2 года 9 месяцев 29 дней;

2) 14 ноября 2002 г. (с учетом внесенных изменений) по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) на 2 года 6 месяцев лишения свободы, -

осужден к лишению свободы:

по п. п. "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 17 лет;

по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на 11 лет;

по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 20 лет лишения свободы.

В силу ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательно назначено 22 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 21 мая 2002 г.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2003 г. приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Новоалтайского городского суда Алтайского края от 6 октября 2004 г. приговор приведен в соответствие с новым уголовным законом. Постановлено считать В. осужденным по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) к 16 годам 6 месяцам лишения свободы, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.) к 10 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 20 лет лишения свободы. В соответствии с требованиями ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно определено 21 год 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Алтайского краевого суда от 30 декабря 2004 г. постановление изменено. Постановлено считать В. осужденным по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.), п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.), на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 19 годам 6 месяцам лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Д., <...>, ранее судимый:

1) 19 июня 2002 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ на 2 года лишения свободы;

2) 3 марта 2003 г. (с учетом внесенных изменений) по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) на 3 года 1 месяц лишения свободы, -

осужден к лишению свободы:

по п. п. "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет;

по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на 10 лет;

по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 18 лет лишения свободы.

В силу ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 21 мая 2002 г.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 июля 2003 г. приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Барнаула от 5 мая 2004 г. приговор приведен в соответствие с новым уголовным законом. Постановлено считать Д. осужденным по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.) к 14 годам 9 месяцам лишения свободы, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.) к 9 годам 9 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.) к 1 году 6 месяцам лишения свободы. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 17 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 18 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Исключены ссылки на совершение преступления неоднократно и указание о применении в отношении Д. принудительного лечения от наркомании.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Алтайского краевого суда от 17 июня 2004 г. постановление изменено. Постановлено считать Д. осужденным по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.). В остальной части постановление оставлено без изменения.

По данному делу осужден П., в отношении которого надзорное производство не возбуждено.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. поставлен вопрос об изменении состоявшихся в отношении В. и Д. судебных решений в связи с неправильной квалификацией их действий по ч. 3 ст. 30 и п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку при покушении на кражу ущерб не причинялся.

Кроме того, автор надзорного представления просит привести судебные решения в отношении осужденных в соответствие с новым уголовным законом, улучшающим их положение.

В надзорной жалобе осужденный В. просит изменить состоявшиеся в отношении него судебные решения в части осуждения по ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку смерть потерпевших наступила не от его действий, а также просит смягчить наказание.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения, постановлений судей, мотивы надзорного представления и надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Буксмана А.Э., поддержавшего доводы надзорного представления, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

с учетом внесенных в приговор изменений В. и Д. осуждены за разбойные нападения на Г. и П.А., за их убийства, совершенные группой лиц по предварительному сговору, сопряженные с разбоем, а также за покушение на кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище, с причинением значительного ущерба потерпевшей.

Преступления ими совершены при следующих обстоятельствах.

В последних числах апреля 2002 г. Д. и В. по предложению последнего договорились совершить разбойное нападение на скупщика цветного металла Г. и убить его с целью завладения денежными средствами и ценностями.

Зная о том, что у П. имеется винтовка, они склонили его к участию в этих преступлениях.

30 апреля 2002 г., около 2-х часов ночи, В., Д. и П. пришли к дому, где проживал Г. Выполняя отведенную ему роль, Д. позвонил в звонок. Когда Г. вышел во двор, В. под предлогом сдачи лома цветного металла попросил его открыть калитку, а когда тот ее открыл, прошел во двор. В это время П., стоявший напротив калитки, по команде Д. с целью убийства произвел прицельный выстрел Г. в голову.

От полученного ранения Г. упал на землю, а В. и Д. проникли в дом, где искали, но не нашли денежные средства и ценности. В. взял в доме магнитофон и вслед за Д. вышел во двор.

Там они увидели, что Г. еще подавал признаки жизни. С целью доведения до конца умысла, направленного на разбойное нападение и убийство Г., Д. и В. причинили ему множество телесных повреждений. При этом Д. топором, который он нашел на веранде дома, используя его в качестве оружия, нанес не менее 13 ударов в область головы и шеи Г. В. нанес взятым в доме магнитофоном не менее 7 ударов по голове и телу потерпевшего.

Смерть Г. наступила на месте происшествия от комбинированной травмы в виде огнестрельного пулевого ранения головы и множественных рубленых ран (3) шеи с повреждением внутренних органов, которые как каждое в отдельности, так и все в совокупности несовместимы с жизнью.

Убедившись в смерти Г., Д. обыскал одежду потерпевшего, обнаружил и забрал деньги в сумме 3000 рублей. После этого В., Д. и П. с места преступления скрылись, похищенные деньги поделили и распорядились ими по своему усмотрению.

В середине мая 2002 г. Д. предложил В. совершить кражу поросенка из сарая своей бабушки П.А., на что В. согласился.

Готовясь к краже, Д. и В. взяли две пары перчаток, навесной замок, металлическую выдергу, металлический прут. Согласно договоренности, Д. должен был, взломав замок, проникнуть в сарай, где находился поросенок, а В. следить за окружающей обстановкой и, в случае попытки П.А. выйти из дома, заблокировать дверь с помощью навесного замка, а затем помочь Д. доставить поросенка к автомобилю.

17 мая 2002 г. Д. и В. зашли в ограду дома П.А., где В. остался во дворе рядом с входной дверью дома, а Д. взломал металлической выдергой замок на двери сарая, проник в сарай, где должен был находиться поросенок. Однако поросенка там не оказалось. Таким образом, выполнив все действия, направленные на совершение кражи по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в иное хранилище, Д. и В. не смогли довести преступление до конца по независящим от них обстоятельствам. Стоимость поросенка, которого они намеревались похитить, составляла 3250 рублей, что признано значительным ущербом для потерпевшей.

Находясь во дворе дома П.А., В. и Д. решили проникнуть в ее дом, совершить разбойное нападение и убийство потерпевшей с целью хищения ее денежных средств и ценностей.

С этой целью Д. постучал в окно, назвал себя и попросил П.А. открыть ему дверь. Когда П.А. открыла дверь, Д. и В., действуя совместно и согласованно, применяя насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшей, используя в качестве орудия преступления металлическую выдергу, металлический пруток, напали на потерпевшую, нанесли П.А. удары в область головы, причинив ей телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью.

От полученных повреждений П.А. упала. После чего Д. и В. проникли в дом, где нашли и похитили деньги в сумме 920 рублей, а также мужскую шапку-формовку стоимостью 500 рублей.

Покидая дом потерпевшей, которая подавала признаки жизни, с целью доведения до конца совместного умысла на разбойное нападение и убийство потерпевшей Д. и В. нанесли П.А. заостренным концом ручки колодезного ворота не менее 5 ударов каждый в область головы, шеи и тела, причинив ей 11 колотых ранений.

Смерть П.А. наступила на месте происшествия от колотых повреждений шеи слева, проникающих в левую плевральную полость с повреждением яремной вены слева, левой подключичной вены, левого легкого, и проникающего колотого ранения грудной клетки справа с повреждением правого легкого, приведших к развитию обильной кровопотери.

Завершив убийство П.А., В. и Д. с похищенными деньгами в сумме 920 рублей, мужской меховой шапкой-формовкой стоимостью 500 рублей на общую сумму 1420 рублей с места преступления скрылись.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. ставится вопрос об изменении состоявшихся по делу судебных решений в отношении В. и Д., исключении осуждения их по ч. 3 ст. 30 и п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ по признаку причинения в ходе кражи значительного ущерба, поскольку данное преступление не было окончено.

Кроме того, автор надзорного представления просит переквалифицировать действия осужденных в силу положений ст. 10 УК РФ с п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.) на п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.).

В связи с этим предлагается смягчить осужденным наказание, назначенное им по ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ и по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 и ч. 5 ст. 69 УК РФ.

В надзорной жалобе осужденный В. просит изменить состоявшиеся в отношении него судебные решения в части осуждения его по ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку смерть потерпевших наступила не от его действий, и смягчить наказание, полагая, что судом недостаточно учтены смягчающие наказание обстоятельства.

Рассмотрев уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. и по надзорной жалобе осужденного В., Президиум находит надзорное представление и надзорную жалобу необоснованными и не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Вопреки доводам надзорной жалобы осужденного В., его виновность в соисполнительстве убийств Г. и П.А., совершенных по предварительному сговору группой лиц, установлена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и отраженных в приговоре.

Так, по эпизоду убийства Г. суд на основании показаний осужденных П., Д., свидетелей Б., К., актов судебно-медицинской (т. 1 л.д. 33 - 50), судебно-биологических (т. 2 л.д. 182 - 189) экспертиз, записки В. (т. 1 л.д. 178, 286 - 288), протокола осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 10 - 28) сделал вывод о предварительной договоренности В., П. и Д. на убийство Г., подыскании ими орудий преступления, планировании убийства, в ходе которого В. не только попросил Г. открыть калитку под предлогом сдачи цветного металла, но и нанес раненому Г. с целью убийства магнитофоном не менее 7 ударов, в том числе по голове.

По эпизоду убийства П.А. как на доказательства виновности В. в соисполнительстве убийству суд правомерно сослался на показания свидетелей С., П.Я., протокол осмотра места происшествия (т. 2 л.д. 5 - 12), акты судебно-медицинской экспертизы (т. 2 л.д. 144 - 172), судебно-криминалистической экспертизы (т. 2 л.д. 216 - 229), судебно-биологических экспертиз (т. 2 л.д. 201 - 205), показания осужденного Д., данные им в ходе предварительного следствия. Эти доказательства подтверждают вывод суда о том, что Д. и В., используя в качестве орудия преступления металлическую выдергу и металлический прут, нанесли ими удары по голове потерпевшей, а затем, видя, что П.А. подает признаки жизни, каждый из них заостренным концом ручки колодезного ворота нанес потерпевшей не менее чем по 5 ударов в область головы, шеи и тела, в результате чего она умерла.

Что касается оценки выводов судебно-биологической экспертизы (т. 2 л.д. 182 - 189), которые подверг сомнению осужденный В., то оценка этому доказательству судом дана объективная, поскольку выводы эксперта не содержат противоречий. Согласно выводам эксперта, кровь, обнаруженная на куртке В., могла принадлежать Г., а кровь, обнаруженная в части пятен на брюках В., могла принадлежать П.А., В., Д. как в отдельности, так и вместе. В то же время в другой части пятен на брюках В. установлена кровь человека, которая могла принадлежать самому В., и не принадлежит П.А., Д., Г.

Следовательно, надзорная жалоба осужденного является необоснованной и удовлетворению не подлежит.

Не подлежит удовлетворению и надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации.

Суд признал установленным по делу, что осужденные В. и Д. покушались на кражу поросенка, стоимость которого составляла 3250 рублей, намереваясь причинить значительный ущерб потерпевшей. Исходя из этого обстоятельства, судебные инстанции обоснованно пришли к выводу о наличии в действиях осужденных квалифицирующего признака покушения на кражу - "с причинением значительного ущерба потерпевшей".

Вопреки доводам надзорного представления, по смыслу уголовного закона квалифицирующий признак кражи, предусмотренный п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, может быть инкриминирован виновному и при покушении на совершение преступления вне зависимости от того, что значительный для потерпевшего материальный ущерб не наступил в связи с тем, что преступный умысел не был доведен до конца.

В связи с этим суд обоснованно квалифицировал действия В. и Д. по ч. 3 ст. 30 и п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ как покушение на кражу с причинением значительного ущерба потерпевшей, и оснований для исключения осуждения в этой части не имеется.

Согласно ч. 1 ст. 10 УК РФ, обратную силу имеет лишь уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление.

Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

При приведении приговора в соответствие с действующим законодательством в отношении обоих осужденных действия В. и Д. переквалифицированы с п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) на п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.), то есть на новый закон, не ухудшающий положение осужденных, поскольку санкция ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.) не является более суровой, по сравнению с предыдущей редакций закона.

Следовательно, не подлежат удовлетворению доводы надзорного представления о переквалификации действий осужденных.

Президиум не находит оснований для смягчения осужденным наказания, поскольку оно назначено В. и Д. в соответствии с уголовным законом (ч. 3 ст. 60 УК РФ) и является справедливым.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу осужденного В. и надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. оставить без удовлетворения.

2. Приговор Алтайского краевого суда от 25 апреля 2003 г., кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2003 г. в отношении В. и Д., постановление судьи Новоалтайского городского суда Алтайского края от 6 октября 2004 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Алтайского краевого суда от 30 декабря 2004 г. в отношении В., постановление судьи Ленинского районного суда г. Барнаула от 5 мая 2004 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Алтайского краевого суда от 17 июня 2004 г. в отношении Д. оставить без изменения.

 

Председательствующий

В.М.ЛЕБЕДЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"