||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 февраля 2007 г. N 535-П06

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Жуйкова В.М., Карпова А.И., Магомедова М.М., Петроченкова А.Я., Радченко В.И., Разумова С.А., Свиридова Ю.А., Серкова П.П. -

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного А. на приговор Московского городского суда от 18 декабря 1998 г., по которому

А., родившийся 24 ноября 1960 г. в сета Хобского района Грузинской ССР, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к лишению свободы на 10 лет с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п.п. "а", "в", "д", "з", "к" УК РФ - на 18 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно А. назначено наказание в виде лишения свободы на 25 лет с конфискацией имущества и с отбыванием первых 7 лет в тюрьме, а остального срока - в исправительной колонии строгого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 г. приговор изменен, исключено осуждение А. по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и квалифицирующего признака п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - "из корыстных побуждений".

В остальном приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный А. оспаривает обоснованность его осуждения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Буксмана А.Э., полагавшего надзорную жалобу оставить без удовлетворения, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

с учетом внесенных изменений А. признан виновным в совершении разбойного нападения на М. и З.Н., 1989 г. рождения, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, в целях завладения имуществом в крупном размере. Он также признан виновным в убийстве двух лиц: М. и З.Н., сопряженном с разбоем, с особой жестокостью, лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии.

Преступления А. совершены в г. Москве при следующих обстоятельствах.

7 мая 1998 г., в период между 17 и 19 часами, А. в целях завладения имуществом в крупном размере, будучи знаком с семьей З.Н. и М., обманным путем проник в их квартиру по адресу: г. Москва, ул. Газопровод, дом 1, корп. 3, кв. 33.

С целью облегчить хищение денег и впоследствии скрыть преступление, из корыстных побуждений, имея умысел на убийство двух лиц, находясь на кухне, ударил несколько раз неустановленным предметом по лицу М., отчего та упала на пол, а затем нанес ей неустановленным предметом, используемым в качестве оружия, не менее 7 ударов по голове, причинив открытую проникающую черепно-мозговую травму, повлекшую тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, а также причинил потерпевшей кровоподтек и ссадину на коже лба.

После этого А. прошел в детскую комнату, где схватил за волосы находившегося там малолетнего ребенка - З.Н., 1989 г. рождения, и нанес ему неустановленным предметом, используемым в качестве оружия, не менее 7 ударов в голову, причинив открытую черепно-мозговую травму, повлекшую тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, а также причинил ему в ходе борьбы ссадины и кровоподтеки лобной области, кровоподтек на передней поверхности грудной клетки, ссадины тыльной поверхности 3 и 4 пальцев левой кисти и кровоподтеки тыльной поверхности 3 пальца левой кисти, не причинившие вреда здоровью.

Затем А., реализуя преступный умысел на завладение чужим имуществом, похитил из шкафа в комнате 7 000 долларов США, что по курсу ЦБ РФ составило 42 980 руб.

От полученных ушибленных ран головы с повреждением костей черепа и вещества головного мозга наступила смерть М. Также от размозжения головного мозга, развившегося вследствие черепно - мозговой травмы, наступила смерть З.Н.

В надзорной жалобе осужденный А. просит приговор и кассационное определение отменить и дело передать на новое судебное рассмотрение. В обоснование этого указывает, что в ходе следствия было нарушено его право на защиту, на него оказывалось давление, ему было отказано в рассмотрении дела судом присяжных либо тремя профессиональными судьями. Вступившему в дело адвокату суд отказал в ознакомлении с материалами дела. Суд признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершение преступления в отношении малолетнего, однако этот признак указан в диспозиции закона, по которому он был осужден. Кассационная инстанция уменьшила объем обвинения, однако наказание не смягчила.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит их подлежащими удовлетворению частично.

Выводы суда о виновности А. в содеянном основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которых даны в приговоре.

Виновность А. в совершении преступлений, за которые он осужден, подтверждается показаниями потерпевшего Ф. о том, что он и его жена Ф.Е. (З-ва.) на майские праздники 1998 года уезжали за границу. С малолетним сыном жены - Никитой - осталась мать жены М. 9 мая 1998 года, вернувшись в г. Москву, они обнаружили в квартире труп М. и Никиты. Дверь квартиры была закрыта только на один верхний сейфовый замок, который не защелкивается. По прибытии сотрудников милиции был произведен обыск в квартире, в ходе которого была обнаружена пропажа 7 000 долларов США.

Потерпевшая Ф.Е. дала аналогичные показания по обстоятельствам дела, дополнив их тем, что с А. она познакомилась в 1995 г. по поводу обмена квартиры. Обмен состоялся, и А. с семьей въехал в ее однокомнатную квартиру, а она с сыном в двухкомнатную квартиру, которую с семьей занимал А. За квартиру она доплатила А. 10000 долларов США. Входную металлическую дверь в квартиру и верхний замок в ней не меняли, и А. отдал ей только два комплекта ключей от них.

Показания потерпевших Ф. объективно подтверждаются протоколами осмотра места происшествия - квартиры потерпевших, в ходе которого были обнаружены трупы М. и З.Н. со следами насильственной смерти, а также изъяты множественные следы пальцев рук и 4 фрагмента подошв обуви, один из которых общей длиной 30 см; на левой кисти трупа З.Н. обнаружен клок волос; клок волос изъят и с телевизионной стойки, находившейся в той комнате, где был обнаружен труп ребенка (т. 1 л.д. 15 - 18, 20 - 31).

Осмотр места происшествия проведен в соответствии с требованиями уголовно - процессуального закона; протоколы осмотра оформлены надлежащим образом и подписаны, в том числе понятыми и специалистами, участвовавшими в осмотре.

Свидетель Д. - слесарь по ремонту автомашин автотехцентра - показал, что 7 мая 1998 г., примерно в 19 - 20 часов, к нему в техцентр приехал А. и передал 200 долларов США за ремонт своей автомашины, который он последний раз производил 30 апреля 1998 г. В тот день А. не заплатил за ремонт, сославшись на то, что у него не было денег.

Свидетель З. пояснил, что он является соседом А. по даче. А. у него постоянно брал деньги в долг, и в конечном итоге долг составил 7000 долларов, который А. должен был вернуть весной 1998 г. В конце апреля 1998 г. он звонил А. домой и попросил вернуть ему 1000 долларов, которые ему срочно были нужны. Утром 8 мая 1998 г. А. пришел к нему на работу и передал 1000 долларов США.

Свидетель Е. показал, что в феврале 1998 г. А. занял у него 6.000 рублей, которые вернул 8 мая 1998 г.

Согласно выводам экспертов - медиков, М. причинены 6 ран в области головы с переломами костей черепа. Они образовались от ударных воздействий (не менее 7-ми) тупого твердого предмета, имеющего ограниченную закругленную поверхность соударения. Между этими ранами и наступлением смерти имеется прямая причинно-следственная связь. З.Н. причинены множественные ушибленные раны головы с переломами костей черепа, от которых и наступила смерть потерпевшего. Эти раны причинены незадолго до наступления смерти не менее чем 7-ю ударными воздействиями твердого тупого предмета, контактировавшая поверхность которого имела дугообразное ребро. Смерть М. и З.Н. наступила в период между 17 и 19 часами 7 мая 1998 г.

По заключению экспертов-биологов волосы, обнаруженные на руке З.Н. и на телевизионной стойке, по групповой принадлежности и морфологическим признакам могут принадлежать З.Н. Кровь на этих волосах также может принадлежать ему. Характер краевых концов волос указывает на то, что большинство из них отделены предметом с заостренным краем, другие - вырваны, что в основном касается волос, обнаруженных на руке ребенка.

По заключению одорологических экспертиз на волосах, изъятых на месте происшествия с руки З.Н. и с телевизионной стойки, выявлен индивидуальный запах А.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности и руководствуясь ст. 71 УПК РСФСР, суд обоснованно признал установленным, что А. совершил разбойное нападение на М. и З.Н. и их убийство, и содеянное им квалифицировал правильно по п. "в" ч. 3 ст. 162, п. п. "а", "в", "д", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Обстоятельства дела органами следствия и судом исследованы всесторонне, полно, объективно. Все возможные версии проверены и получили оценку в приговоре. Также проверены и отвергнуты доводы А. о применении недозволенных методов ведения следствия.

Гарантированное законом право А. на защиту не нарушено. Адвокат Сохадзе знакомился с материалами дела при выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР. Такая же возможность ему дополнительно была предоставлена судом.

Рассмотрение дела судом в составе судьи и 2-х народных заседателей соответствует требованиям ст. 15 УПК РСФСР.

Не допущено по делу и иных нарушений уголовно - процессуального закона, влекущих за собой отмену приговора.

Вместе с тем суд не учел следующие обстоятельства, которые могли повлиять на правильность квалификации и назначенную осужденному меру наказания.

В обоснование своего вывода о наличии в действиях осужденного особой жестокости, связанной с убийством М., суд сослался в приговоре лишь на количество нанесенных потерпевшей ударов.

Однако по смыслу п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявленной виновным особой жестокости.

Таких данных в деле не имеется.

Что касается нанесения не менее 7 ударов неустановленным предметом по голове М., что повлекло за собой ее смерть, то их нельзя отнести к особой жестокости. Не установлен судом и умысел А., направленный на причинение потерпевшей особых мучений и страданий.

С учетом этого из п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ следует исключить указание о совершении убийства М. с особой жестокостью.

Кроме того, согласно ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может учитываться при назначении наказания.

Это требование закона по настоящему делу не выполнено.

Так, квалифицируя действия А. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд признал беспомощным состоянием малолетний возраст З.Н.

Как усматривается из материалов дела, у А. имеется малолетняя дочь, 15 июля 1998 года рождения, что является обстоятельством, смягчающим наказание согласно п. "г" ч. 1 ст. 63 УК РФ. Судом это обстоятельство учтено не было.

При таких обстоятельствах наличие у А. малолетнего ребенка следует признать смягчающим наказание обстоятельством.

Этот же признак преступления (малолетний возраст) суд в нарушение ч. 2 ст. 63 УК РФ учел в качестве обстоятельства, отягчающего наказание осужденного, поэтому оно подлежит исключению из приговора в части, касающейся убийства потерпевшего. Но этот же признак имеется при совершении разбойного нападения на малолетнего.

Суд также признал крупным размером завладение имуществом путем разбоя в сумме 42000 руб.

Однако законом от 8 декабря 2003 г. крупным размером признается стоимость имущества, превышающая 250000 руб.

В соответствии со ст. 10 УК РФ из приговора следует исключить осуждение А. по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, поскольку сумма в 42000 руб. крупным размером не является.

С учетом вносимых изменений, а также изменений, внесенных кассационной инстанцией, Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым смягчить А. меру наказания.

Руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу осужденного А. удовлетворить частично.

2. Приговор Московского городского суда от 18 декабря 1998 г. и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 г. в отношении А. изменить, исключить из его осуждения по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ - убийство М., совершенное с особой жестокостью, и по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, а также отягчающее наказание обстоятельство - совершение преступления в отношении малолетнего в части, касающейся убийства З.Н.

Смягчить А. назначенное наказание по п. п. "а", "в", "д", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ до 17 лет лишения свободы, по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - до 9 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "а", "в", "д", "з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, назначить А. 24 года лишения свободы с отбыванием первых 7 лет в тюрьме, а последующего срока - в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"