||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 февраля 2007 года

 

Дело N 5-о07-21

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Шурыгина А.П.,

    судей                                          Степалина В.П.,

                                                      Иванова Г.П.

 

рассмотрела в судебном заседании от 27 февраля 2007 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя Дядюры Д.В., кассационной жалобе осужденного Я. на приговор Московского городского суда от 1 декабря 2006 года, которым

Я., <...>, ранее судимый 3 июня 1996 года по ст. 102 п. п. "а", "е" УК РСФСР, 162 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ на 9 лет лишения свободы, освобожден 15 октября 2004 года по отбытии наказания,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ на

16 лет, ст. 162 ч. 1 УК РФ на 4 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором суда Я. оправдан по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ.

С., <...>, несудимый,

оправдан по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления осужденного Я. по доводам жалобы, прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, Я. признан виновным в совершении в городе Москве в 2006 году:

в период с 23 часов 40 минут 5 мая до 00 часов 10 минут 6 мая на улице Новгородская разбойного нападения на Х., в процессе чего применил насилие, опасное для жизни, нанес потерпевшему удары рукой по голове, туловищу, в лицо, ударил головой о железный столб, причинил ушиб мягких тканей головы, похитил имущество на общую сумму 4850 рублей;

в период с 23 часов 30 минут 11 июля до 01 часа 12 июля в подъезде дома <...> в ходе ссоры на почве неприязненных отношений убийства Х.Д. и С.В., нанеся удары ножом каждому из них, от полученных повреждений оба скончались на месте.

Кроме этого Я., а также С. обвинялись в совершении покушения на хищение имущества у потерпевшего Х. путем грабежа, примерно в 23 часа 30 минут 5 мая 2006 года в городе Москве на Алтуфьевском шоссе, то есть преступлении, предусмотренном ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. "г" УК РФ, по которому оба оправданы приговором суда.

В кассационном представлении государственный обвинитель Дядюра Д.В., не оспаривая приговор в части осуждения Я., полагает, что суд неправильно оценил представленные стороной обвинения доказательства и необоснованно оправдал Я. и С. по обвинению в совершении покушения на грабеж, при этом постановил оправдательный приговор по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ, хотя Я. обвинялся по ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ, а С. по ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. "г" УК РФ, в связи с чем просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденный Я. указывает о своем несогласии с осуждением по ст. ст. 105 ч. 2 п. "а", 162 ч. 1 УК РФ, просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение с участием присяжных заседателей. Полагает, что суд неправильно оценил доказательства, в основу приговора положил показания свидетеля С.А. оговорившего его. Суд не учел того, что: на предварительном следствии при допросе в качестве свидетеля С. показал о ноже, имеющем заточку с двух сторон, а по заключению эксперта ранения потерпевшим причинены ножом, имеющим клинок с односторонней заточкой и обушок; что при обыске у него были изъяты тапочки, которые были упакованы в бумажный пакет, а по заключению эксперта они были упакованы в незапечатанный конверт; что на предварительном следствии не была проведена экспертиза ножа на наличие на нем остатков колбасы, так как по показаниям свидетеля С.А. перед нанесением ударов потерпевшим, данным ножом резали колбасу; что по заключению эксперта установлена идентичность крови потерпевшего Х.Д. не с кровью на изъятых у него тапочках, а с кровью на изъятом фрагменте перил из подъезда; что время наступления смерти по заключению эксперта не совпадает с показаниями свидетеля Х. минимум на 2 часа; что вывод суда о том, что он сам себе повредил руку при нанесении ударов ножом потерпевшим, не соответствует показаниям С. о наличии на ноже упора в виде усиков; что в судебном заседании он дал признательные показания под воздействием органов предварительного следствия.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления и жалобы, Судебная коллегия не находит оснований к отмене приговора.

Выводы суда о виновности Я. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

По эпизоду совершения разбойного нападения Я. на Х. версия осужденного о том, что его якобы в этом оговорил свидетель С.А. тщательно проверялась судом, обоснованно опровергнута, выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Вина Я. по этому эпизоду установлена на основании: показаний потерпевшего Х. о совершенном на него нападении Я., о количестве и стоимости похищенного при изложенных в приговоре обстоятельствах; показаний свидетеля-очевидца С.А. о совершении Я. нападения на потерпевшего при изложенных в приговоре обстоятельствах; показаний С. о том, что ему на следующий день сам Я. рассказал о том, что напал на Х., избил его, похитил мобильный телефон, деньги; показаний свидетеля Ф. о том, что Х. рассказал ему, что на него совершил нападение Я., которого он опознал; других доказательств, изложенных в приговоре.

По эпизоду убийства Х.Д. и С.В. судом также тщательно проверялась версия Я. об обороне, о том, что якобы Х.Д. первый напал на него с ножом. Эта версия также опровергнута, выводы суда подробно мотивированы в приговоре.

Вина Я. по этому эпизоду установлена на основании: показаний самого осужденного Я. о том, что во время ссоры он стал наносить удары ножом сначала Х.Д., куда бил, не обращал внимания, затем этим же ножом ударил С.В. и ушел; показаний свидетеля-очевидца С.А. о совершении Я. убийства этих потерпевших при изложенных в приговоре обстоятельствах; показаний С. о том, что Я. переоделся, испачканную в крови одежду положил в пакет и утопил в пруду, а С.А. ему рассказал, что Я. порезал Х.Д. и С.В. ножом, который он сам видел в тот день у Я.; заключений судебно-медицинского эксперта о наступлении смерти Х.Д. и С.В. от массивной кровопотери вследствие проникающих колото-резаных ранений; протокола осмотра места происшествия об обнаружении трупов потерпевших в указанных местах осужденным Я. и свидетелем С.А.; заключений судебно-биологических экспертиз об обнаружении на изъятых у Я. тапочках крови человека, вероятность происхождения которой от Х.Д. составляет 99,99%; других доказательств, указанных в приговоре.

На основании исследованных доказательств, которым, вопреки Я. в жалобе, дана надлежащая оценка, в том числе и указанным в жалобе, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Я. в совершении разбоя и убийства и правильно квалифицировал его действия.

Доводы Я. в жалобе о том, что на предварительном следствии при допросе в качестве свидетеля С. показал о ноже, имеющем заточку с двух сторон, а по заключению эксперта ранения потерпевшим причинены ножом, имеющим клинок с односторонней заточкой и обушок, являются несостоятельными, поскольку противоречат установленным судом обстоятельствам.

Из показаний С. на предварительном следствии, оглашенными в судебном заседании, на которые Я. ссылается в жалобе, следует, что С. описал нож, которым Я. наносил удары потерпевшим, пояснил, что клинок ножа односторонне острый, обух клинка прямой, нарисовал схему этого ножа (т. 1 л.д. 82, 84), а из исследованного заключения судебно-медицинского эксперта суд установил, что ранения потерпевшим причинены ножом, имеющим П-образный обушок (т. 2 л.д. 207).

Вопреки доводам Я. в жалобе, из исследованных судом материалов дела, на которые осужденный ссылается в жалобе, установлено, что именно изъятые при обыске у Я. тапочки были направлены на экспертизу, именно на этих тапочках была обнаружена кровь. При изъятии тапочки были упакованы в бумажный конверт, в котором поступили на экспертизу (т. 1 л.д. 99 - 100, т. 3 л.д. 24 - 27).

Время совершения убийства потерпевших суд установил на основании исследованных и указанных доказательств, в том числе учтены и показания самого Я.

Что касается доводов Я. в жалобе о том, что на предварительном следствии не была проведена экспертиза ножа на наличие на нем остатков колбасы, так как по показаниям свидетеля С.А. этим ножом резали колбасу незадолго до нанесения ударов потерпевшим, то они сами по себе не могут служить основанием к отмене приговора суда.

Случаи обязательного назначения экспертизы предусмотрены в ст. 196 УПК РФ.

Из материалов дела следует, что экспертизы о причине смерти потерпевших, о наличии телесных повреждений у осужденного, о его психическом состоянии по делу назначались и проводились.

В других случаях, в соответствии со ст. 195 УПК РФ следователь выносит постановление о назначении экспертизы, если он это признает необходимым.

Ходатайств о проведении каких-либо экспертиз, в том числе и на которую Я. ссылается в жалобе, осужденным или адвокатом не было заявлено.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами Я. в жалобе о том, что он якобы в судебном заседании дал признательные показания под воздействием органов предварительного следствия. Эти доводы следует считать надуманными. Сам Я. в своей жалобе никаких данных не указывает, в материалах дела таких сведений не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену обвинительного приговора, не имеется.

Судебная коллегия также не может согласиться и с доводами в представлении государственного обвинителя Дядюры Д.В. о необходимости отмены оправдательного приговора в отношении Я. и С.

Из материалов дела и протокола судебного заседания следует, что судом не допущено нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену оправдательного приговора.

Все представленные стороной обвинения доказательства были исследованы в судебном заседании, что не оспаривается и автором представления. Всем этим доказательствам, в том числе указанным в представлении, и вопреки доводам государственного обвинителя, судом дана надлежащая оценка. Суд пришел к обоснованному выводу о том, что стороной обвинения не представлено бесспорных доказательств, что ни совокупность доказательств, ни каждое из доказательств в отдельности не подтверждают доводы стороны обвинения о том, что Я. и С. по предварительной договоренности покушались открыто завладеть денежными средствами потерпевшего Х. Установлено, что Х. сам предложил распить водку, дал деньги Я., который ходил за водкой, что, возвратившись, Я. просил добавить денег, Х. говорил, что у него денег нет, а С., чтобы доказать, что Х. говорит неправду, пытался достать у него кошелек с деньгами, в связи с чем произошла ссора, которая была пресечена подошедшими свидетелями С.А. и Ф.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о необходимости оправдания Я. и С. по предъявленному им обвинению по ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. "г" УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления. Выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Вместе с тем Судебная коллегия находит, что оправдательный приговор подлежит изменению.

Согласно ст. 306 ч. 1 п. 1 УПК РФ резолютивная часть оправдательного приговора должна содержать решение о признании подсудимого невиновным и основания его оправдания. Эти основания определены в ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Требования указанного закона судом не выполнены.

Из резолютивной части оправдательного приговора следует, что суд не указал основания оправдания Я. и С., хотя в описательно-мотивировочной части признал, что каждый из них подлежит оправданию в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Кроме этого, суд вышел за рамки предъявленного обвинения, поскольку оправдал Я. и С. по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ, хотя они обвинялись лишь в покушении на грабеж и их действия были квалифицированы органами предварительного расследования каждого по ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. "г" УК РФ, о чем суд правильно указал во вводной и описательно-мотивировочной частях приговора. При этом, вопреки доводам государственного обвинителя в представлении, из обвинительного заключения следует, что окончательное обвинение Я. было предъявлено без указания на п. "а" данной статьи (т. 4 л.д. 184).

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 1 декабря 2006 года в отношении Я. и С. изменить, считать каждого из них оправданными по ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. "г" УК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления, а в остальном оставить без изменения, кассационные представление и жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"