||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 февраля 2007 года

 

Дело N 12-о07-1

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Свиридова Ю.А.,

    судей                                             Коваля В.С.,

                                                     Семенова Н.В.

 

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу потерпевшего Ж.С., кассационное представление государственного обвинителя Дырда Е.Г. на приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 10 ноября 2006 года, по которому

П., <...>, несудимый,

оправдан по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "к" УК РФ за непричастностью к преступлению.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., мнение прокурора Химченковой М.М., поддержавшей доводы кассационного определения, Судебная коллегия

 

установила:

 

П. оправдан в совершении убийства С., С.С. и Ж. за непричастностью к преступлению.

В суде П. вину не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель Дырда Е.Г. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, указывая, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и опровергаются имеющимися в материалах дела доказательствами. В частности полагает, что суд необоснованно признал недопустимыми доказательствами протоколы допросов П. в качестве подозреваемого и обвиняемого, так как он был допрошен с соблюдением норм уголовно-процессуального закона. Считает, что вывод суда о том, что П. был задержан 11, а не 12 января 2006 года (как это следует из протокола его задержания) опровергается показаниями свидетелей. Также полагает, что в судебном заседании нашли свое подтверждение такие факты, что около 14 часов 8 января 2006 года П. находился в квартире с потерпевшими, куда перед этим принес гвоздодер, которым и причинил им телесные повреждения, повлекшие смерть. Полагает, что факт нахождения П. в квартире наедине с потерпевшими, подтвердил свидетель В.

В кассационной жалобе потерпевший Ж.С. также просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, приводя те же доводы.

В возражениях адвокат Соловьев С.В. просит приговор суда оставить без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по следующим основаниям.

Органами предварительного следствия П. обвинялся в том, что 8 января 2006 года около 14 часов употреблял спиртные напитки совместно с С., С.С. и Ж. в зале квартиры <...>. В ходе распития спиртного между П. и С. в связи с разногласиями, связанными с совместной работой, возникла ссора. Во время ссоры С.С. вышла из зала и легла спать на кровать в спальной комнате, а Ж. заснул на кровати в зале квартиры. Позднее в спальную комнату из зала квартиры прошел С., однако ссора между ними продолжилась, в связи с чем у П., на почве личных неприязненных отношений, возник умысел на совершение убийства С.

Реализуя свой преступный умысел. П. прошел в спальную комнату квартиры, где в это время находился С. и спящая С.С., взял металлическую монтировку-гвоздодер, которой умышленно, с целью убийства нанес не менее 8 ударов в область жизненно важного органа - голову С. При совершении своих преступных действий П. осознавал, что в результате его действий может наступить смерть потерпевшего, и желал этого.

Своими преступными действиями П. причинил потерпевшему С. следующие телесные повреждения:

- кровоизлияния в мягкие покровы головы, многооскольчатые вдавленные переломы костей черепа с кровоизлияниями по краям переломов, разрывы твердой мозговой оболочки с кровоизлияниями по краям, разрывы мягкой мозговой оболочки правого полушария головного мозга с кровоизлияниями по краям, разрушение вещества правого полушария головного мозга с кровоизлияниями, кровоизлияние в вещество височной доли левого полушария головного мозга, кровоизлияния в желудочки головного мозга, раны на коже волосистой части головы справа, кровоподтек на коже левой ушной раковины с переходом на околоушную и височную область, кровоподтек, осадненный кровоподтек на коже лица, которые по признаку опасности для жизни в момент причинения относятся к повреждениям, повлекшим за собой тяжкий вред здоровью и стоят в прямой причинной связи с наступлением смерти;

- рану на коже волосистой части головы, ссадину на коже лица, которые не повлекли бы за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и по этому признаку не расцениваются как вред здоровью, в причинной связи с наступлением смерти не стоят.

От полученных телесных повреждений С. скончался на месте происшествия. Смерть его наступила от разрушения вещества правого полушария головного мозга, возникшего вследствие открытой черепно-мозговой травмы.

П. 8 января 2006 года около 14 часов после совершения убийства С., находясь в квартире <...>, опасаясь, что находившаяся в спальной комнате указанной квартиры и проснувшаяся от шума С.С. сообщит о совершенном им преступлении в правоохранительные органы, решил совершить ее убийство.

Реализуя свой преступный умысел, с целью сокрытия ранее совершенного преступления - убийства С. - П. умышленно, с целью убийства двух лиц нанес не менее 12 ударов металлической монтировкой-гвоздодером в область жизненно важного органа - голову С.С., от которых последняя прикрывалась руками. При совершении своих преступных действий П. осознавал, что в результате его действий наступит смерть потерпевшей, и желал этого.

Своими преступными действиями причинил потерпевшей С.С. следующие телесные повреждения;

- вдавленные многооскольчатые переломы костей свода с переходом на основание и лицевой скелет черепа с кровоизлияниями в мягкие покровы головы с внутренней поверхности, кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки обоих полушарий головного мозга с разрывами мягкой и твердой мозговых оболочек правого полушария головного мозга, кровоизлияния в вещество и желудочки головного мозга, участок размозжения вещества правого полушария головного мозга, раны на коже головы, которые по признаку опасного для жизни вреда здоровью относятся к повреждениям, повлекшим за собой тяжкий вред здоровью, и стоят в прямой причинной связи с наступлением смерти;

- кровоподтеки и ссадины на коже верхних конечностей, которые не повлекли бы за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и по этому признаку не расцениваются как вред здоровью, в причинной связи с наступлением смерти не стоят.

От полученных телесных повреждений С.С. скончалась на месте происшествия. Смерть ее наступила от разрушения вещества головного мозга вследствие открытой проникающей черепно-мозговой травмы с вдавленными многооскольчатыми переломами костей черепа.

П. 8 января 2006 года около 14 часов после совершения убийства С. и С.С., находясь в квартире <...>, опасаясь, что находившийся в зале указанной квартиры и проснувшийся от шума Ж. сообщит о ранее совершенных преступлениях в правоохранительные органы, решил совершить убийство последнего. Реализуя свой преступный умысел, с целью сокрытия ранее совершенных им преступлений - убийства С. и С.С. - П. прошел в зал указанной квартиры, где умышленно с целью убийства двух и более лиц нанес не менее 23 ударов металлической монтировкой-гвоздодером в область жизненно важного органа - голову лежащего на кровати Ж., от которых последний прикрывался руками. При совершении своих преступных действий П. осознавал, что в результате его действий наступит смерть потерпевшего, и желал этого.

Своими преступными действиями П. причинил потерпевшему Ж. следующие телесные повреждения:

- открытые проникающие ранения головы: многооскольчатый вдавленный перелом костей черепа, разрывы твердой, мягкой мозговых оболочек, разрушение вещества полушарий головного мозга, кровоизлияния в желудочки головного мозга, под мягкую мозговую оболочку, в мягкие ткани головы, раны, ссадину и кровоподтеки головы и лица, которые по признаку опасного для жизни вреда здоровью относятся к повреждениям, повлекшим за собой тяжкий вред здоровью, и стоят в прямой причинной связи с наступлением смерти;

- рану 3-го пальца правой кисти с повреждением ногтевой фаланги, которая по признаку кратковременного расстройства здоровья, продолжительностью свыше 3-х недель (21 дня), квалифицируется как вред здоровью средней тяжести и в прямой причинной связи с наступлением смерти не стоит.

- рану правой надбровной дуги, правой лобной области, сквозную рану верхней губы справа, рану правой подбородочной области, рану слизистой оболочки нижней губы, которые по признаку кратковременного расстройства здоровья, продолжительностью не свыше 3-х недель (21 дня), квалифицируются как легкий вред здоровью и в прямой причинной связи с наступлением смерти не стоят.

- кровоподтеки левой верхней конечности, которые не повлекли бы за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и по этому признаку не расцениваются как вред здоровью, в прямой причинной связи с наступлением смерти не стоят.

От полученных телесных повреждений Ж. скончался на месте происшествия. Смерть его наступила от разрушения вещества головного мозга, возникшего вследствие открытых проникающих ранений черепа.

Суд постановил в отношении П. оправдательный приговор, установив, что П. и С. вместе работали по договорам. В свободное от работы время П. неоднократно приходил в квартиру <...>, собственником которой являлся Ж., и где по устному договору найма проживали С. и его подруга С.С. Вместе распивали спиртные напитки.

7 января 2006 года утром П. пришел в квартиру Ж., где распивал спиртное и остался ночевать. 8 января 2006 года около 10 часов П. по просьбе С. из квартиры А. (<...>) принес в квартиру Ж. гвоздодер, который С. поставил в свою комнату. После 16 часов в эту же квартиру пришел знакомый С. - В., которому С. показывал гвоздодер. Впятером распивали спиртное.

Позже во время прогулки П. отстал от С., В. и С.С. и в дальнейшем не смог зайти в квартиру, так как ему не открыли дверь. Около 20 часов 8 января 2006 года он вернулся в квартиру А., с которой проживал вместе.

Неустановленное лицо 8 января 2006 года в неустановленное время пришло в квартиру <...>, по неустановленным мотивам с целью убийства предметом, по общим признакам подобным гвоздодеру, а также неустановленным предметом нанесло Ж., С. и С.С. множественные повреждения различной степени тяжести.

С.С., Ж. и С. от полученных повреждений скончались на месте происшествия.

11 января 2006 года Ж.С., который пришел в квартиру получать пенсию отца, обнаружил, что его отец Ж., а также С. и С.С. мертвы, о чем сообщил в милицию.

В качестве доказательств, подтверждающих предъявленное П. обвинение в убийстве С., С.С. и Ж., органы следствия сослались на показания П., данные на первоначальном этапе предварительного следствия, протоколы осмотра места происшествия, показания свидетелей К.А.Ю., П.А., З.А., А., В., Н., К.А.В., К.Е.А., потерпевших С.А., Ж.С., заключения дактилоскопических, судебно-медицинских экспертиз, протоколы допросов экспертов.

Однако, исследовав представленные стороной обвинения доказательства, суд обоснованно признал их недостаточными для постановления обвинительного приговора, а часть из них - недопустимыми доказательствами.

В качестве основного доказательства вины П. в совершении преступления органы предварительного расследования сослались на протоколы его допросов от 12 января 2006 года в качестве подозреваемого, от 13 января 2006 года в качестве обвиняемого, от 14 января 2006 года в качестве обвиняемого во время проверки его показаний на месте преступления.

Вместе с тем, указанные показания П. об обстоятельствах совершения преступления содержат противоречия и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В частности показания П., полученные в ходе предварительного расследования о количестве нанесенных им ранений потерпевшим, не соответствуют заключениям судебно-медицинских экспертиз.

Его показания о том, что, уходя из квартиры, он взял ключи С., которыми закрыл квартиру, опровергаются показаниями потерпевшего Ж. о том, что ключи С. остались в его же комнате, а пропали ключи, которые находились у отца.

Орудие убийства, а также ключи, которые по показаниям П. были им выброшены после совершения преступления, не обнаружены.

Из показаний потерпевшего Ж.С. и протокола осмотра места происшествия следует, что полотно двери квартиры и стена около замков были повреждены. Как пояснил Ж.С., этих повреждений до случившегося не было, а у него сложилось такое впечатление, что повреждения образовались оттого, что дверь хотели взломать из квартиры.

Несмотря на обильные следы крови потерпевших в местах их нахождения, в том числе и на окружающих предметах обстановки, на одежде П. следов крови не обнаружено.

Кроме того, протокол проверки его показаний на месте П. отказался подписать.

22 февраля 2006 года П. обратился к следователю прокуратуры с ходатайством допросить его в связи с тем, что на него оказано давление в Заречном отделе милиции УВД г. Йошкар-Олы.

Ходатайство его было удовлетворено. В этот же день он был допрошен в качестве обвиняемого и отказался от прежних показаний, объяснив, что дал их в результате физического и психического насилия со стороны сотрудников милиции. Из его показаний также следует, что он был задержан 11 января 2006 года сотрудниками милиции и доставлен в Заречный ОМ УВД г. Йошкар-Олы, где после дачи им объяснений о непричастности к преступлению к нему как в кабинетах отдела милиции, так и за пределами города, куда его вывозили сотрудники милиции, было применено физическое и психическое насилие. Лишь на следующий день вечером он был официально задержан следователем прокуратуры.

Постановлением следователя от 28 февраля 2006 года отказано в возбуждении уголовного дела по сообщению П. о совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. "а" УК РФ, за отсутствием события преступления.

Как следует из протокола задержания подозреваемого, П. был задержан 12 января 2006 года в 18 часов 45 минут по подозрению в совершении убийства потерпевших.

Вместе с тем, из показаний А., сожительницы П., свидетеля М. следует, что П. вместе с ними 11 января 2006 года в первой половине дня был доставлен в милицию. Если их отпустили в этот же день, то П. остался в милиции.

О том, что П. был задержан вместе с ее матерью и не вернулся, подтвердила и несовершеннолетний свидетель Н., дочь А.

Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей не имеется.

В материалах дела имеется копия журнала посещения здания Заречного ОМ, из которого следует, что и А. и М. были доставлены в отдел милиции 11 января 2006 года по подозрению в совершении преступления.

В подтверждение этого в материалах дела имеется объяснение М. от 11 января 2006 года.

Кроме того, в судебном заседании свидетель П.А., работавший по состоянию на 11.01.2006 года оперуполномоченным уголовного розыска Заречного ОМ, первоначально пояснил в судебном заседании, что П. он доставил в отдел милиции 11 января, но затем объяснил, что дату мог перепутать. Однако из его показаний в ходе предварительного расследования от 26 февраля следует, что он и работник милиции З. задержали и доставили в отдел милиции П. в тот же день, когда были обнаружены трупы потерпевших.

Согласно показаниям потерпевшего Ж.С. и протокола осмотра места происшествия трупы погибших были обнаружены 11.01.2006.

О том, что П. был доставлен в отдел милиции 11 января 2006 года до 14 часов, и он с ним имел беседу, подтвердил оперуполномоченный Заречного ОМ Першунин, но при этом свидетель пояснил, что после беседы проводил его из кабинета до лестницы, но дошел ли он до дома, не знает.

Вместе с тем, каких-либо письменных документов, подтверждающих, что у П. было взято объяснение, в материалах дела не имеется (в отличие от объяснения М.). В то же время П. утверждал, что такое объяснение, в котором он отрицал свою причастность к совершению преступления, было от него получено.

Свидетели Б. и С., также оперуполномоченные отдела милиции, на вопросы о времени доставления П. в отдел милиции сослались на забывчивость.

Между тем, П. указал на Б. и С., как на лиц, которые вместе с другими применяли к нему насилие.

Кроме того, в судебном заседании нашли подтверждение показания П. о наличии у него по состоянию на 00 часов 30 минут 13 января 2006 года телесных повреждений (что подтверждается медицинскими документами), которых у него до задержания не было.

Об этом подтвердила и свидетель Т., помощник прокурора г. Йошкар-Олы, пояснив, что с телесными повреждениями П. был доставлен в ИВС, а при обходе ею камеры пояснил, что получил их 11 января 2006 года от сотрудников милиции Заречного ОМ.

В судебном заседании П. вину не признал и показал, что с С. знаком давно, часто приходил в квартиру, где он жил. 7 января 2006 года пришел к С. в 8 часов. В зале лежал Ж. В. спал в комнате, которая находится с правой стороны. В комнату С. не заходил. На деньги С. купил в магазине водку, сигареты и бутылку пива. Распили вчетвером. Потом В. ушел, позже ушли он и С. узнать насчет работы. На обратном пути купили 0,25 самогона. Выпили самогон, и С. дал 10- и 100-рублевые порванные купюры, чтобы их склеить скотчем. Сходил домой, склеил купюры, купил водку, сигареты, пельмени. Из квартиры Ж. никуда не выходили. Вечером пришли С.С. и В. Все остались ночевать в квартире.

8 января 2006 года проснулись в 8 часов, он (П.) сходил в соседний подъезд за бутылкой самогона. Выпили вчетвером. С.С. не пила. С. спросил про монтировку, которая нужна была В., чтобы попасть в сарай его жены.

Сходил к А. за монтировкой в начале 11 часов. Завернул ее в газету. Оба конца были загнуты, раздвоений не было.

С. занес монтировку к себе в комнату. С.С. и В. в квартире не было. В. пришел около 15 часов. На улице было уже темно, принес водку, распили не торопясь. В. попросил найти ему девушку, так как недавно освободился из мест лишения свободы. Позвонили подруге С.С., но она отказалась прийти. Все, кроме Ж., пошли прогуляться. Через дворы пришли к магазину "Дубки", С. и В. зашли в магазин, но ничего не смогли купить. С., С.С. и В. пошли вперед, а он (П.) отстал от них купить семечки. Их уже не догнал. Зашли ли они в подъезд, не видел. Обошел дом и посмотрел на окна. В трех окнах, выходящих на улицу Героев Сталинградской битвы, горел свет. На кухне видел двух мужчин. Один был точно С. Поднялся, постучал в дверь, но никто не открыл, слышно было, что играла музыка. Спустился, покурил, постоял немного, вновь постучался, но дверь не открыли. Обидевшись на С., пошел домой. Домой пришел, может быть, около 19 часов. О случившемся узнал от работников милиции.

Эти показания П. другими доказательствами не только не опровергнуты, а согласуются с ними.

Доводы кассационного представления о том, что факт нахождения П. в квартире наедине с потерпевшими во время, указанное органами предварительного расследования как время совершения преступления (около 14 часов), подтвердил свидетель В., противоречат показаниям указанного свидетеля.

Как следует из показаний В. как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании, в квартиру Ж. он пришел 8 января после 14 часов, когда на улице уже было темно, все потерпевшие были живы, а вечером, когда еще работал общественный транспорт, он ходил в магазин за спиртным, но когда вернулся, то дверь квартиры ему не открыли.

Причем свидетель пояснил, что в силу того, что злоупотреблял спиртными напитками, не помнит события января 2006 года, кроме того, что в декабре 2005 года ушел из дома, а 21 января 2006 года был задержан за совершение 8 января 2006 года преступления.

Из его показаний также следует, что, по его мнению, он ходил в магазин за спиртными напитками с П. и С., стоял у дома, что соответствует показаниям оправданного П.

Как следует из материалов дела, В. осужден за совершение 8 января 2006 года около 14 часов 30 минут в одной из квартир дома N 136 по ул. Кирпичная в г. Йошкар-Оле в отношении несовершеннолетней К. преступлений, предусмотренных ст. 132 ч. 2 п. "в", ст. 162 ч. 2 УК РФ., что также исключает его возможность в данное время находиться в квартире Ж.

При таких обстоятельствах суд, всесторонне исследовав представленные органами предварительного расследования доказательства, обоснованно пришел к выводу о непричастности П. к совершенному преступлению и в соответствии с законом постановил в отношении него оправдательный приговор.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 10 ноября 2006 года в отношении П. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя Дырда Е.Г., кассационную жалобу потерпевшего Ж.С. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"