||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 февраля 2007 года

 

Дело N 47-о07-1

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Свиридова Ю.А.,

    судей                                         Бондаренко О.М.,

                                                     Семенова Н.В.

 

рассмотрев в судебном заседании 6 февраля 2007 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных С. и Т., адвоката Драгиной И.В. на приговор Оренбургского областного суда от 3 ноября 2006 года, по которому

С., <...>, ранее не судимый

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 11 мая 2006 года.

Т., <...>, ранее судимый

- 6 июля 2006 года по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б"; 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ к 5 месяцам лишения свободы;

- 25 сентября 2006 года по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы в колонии-поселении

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 9 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание Т., путем частичного сложения с наказанием по приговору от 25 сентября 2006 года, назначено в виде лишения свободы сроком на 9 лет и 2 месяца в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 11 мая 2006 года.

Постановлено взыскать с осужденных С. и Т. в пользу потерпевшей К.:

в качестве компенсации морального вреда по 5000 рублей с каждого;

в счет возмещения расходов на погребение 7644 рубля.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Бондаренко О.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб, выслушав мнение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор суда оставить без изменения, а жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда С. и Т. признаны виновными в совершении, группой лиц, умышленного убийства З.

Преступление было совершено днем 8 мая 2006 года на территории садовых участков в пос. Мясокомбинат г. Орска Оренбургской области при обстоятельствах установленных судом и изложенных в приговоре.

В судебном заседании допрошенный в качестве подсудимого С. полностью признав свою виновность в совершении действий, которые привели к наступлению смерти З., отрицал участие Т. в избиении потерпевшего.

Подсудимый Т., отрицая свою виновность в соучастии в убийстве З., признал себя виновным только в том, что помогал С. скрыть труп потерпевшего.

В кассационной жалобе осужденный С. ставит вопрос об отмене приговора и передаче уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

В жалобе С. указывает на то, что Т. участия в избиении З. не принимал, а лишь по его просьбе помог перенести тело убитого на соседний садовый участок.

Явка с повинной, утверждает С., была написана им под диктовку работников милиции и сообщенные в ней сведения об участии Т. в избиении потерпевшего не соответствуют действительности. Во время его первых допросов адвокат не присутствовал, и его показания о совершении убийства при соучастии с другим лицом, следует считать недопустимыми.

Кроме того, в жалобе осужденный С. утверждает, что не имел умысла на лишение З. жизни и не предвидел того, что он от побоев умрет.

В кассационной жалобе адвоката Драгиной И.В., защищающей законные права осужденного С. также ставится вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение в ином составе судей.

По мнению адвоката, суд без достаточных на то оснований пришел к выводу о том, что смерть З. наступила от совместных действий С. и Т. В уголовном деле отсутствуют достоверные доказательства, которые могли бы подтвердить участие Т. в избиении потерпевшего.

Явка с повинной, в которой он сообщал о нанесении Т. ударов потерпевшему, была написана С., по его утверждениям, в состоянии опьянения и не может быть признана допустимым доказательством. При этом, по утверждениям С., работники милиции "ненавязчиво подсказывали" ему, что в ней надо указать. Показания свидетеля Д. нельзя оценивать как достоверные, поскольку она была пьяна и видела только начало конфликта.

Ничем не опровергнутыми остаются показания С. о том, что после избиении, З. оставался живым, и он, С., не имея цели лишить его жизни, с помощью Т. перенес З. на другой дачный участок.

Действия, совершенные С., по мнению адвоката Драгиной И.В. содержат признаки преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 4 УК РФ, а назначенное ему наказание должно быть более мягким, чем назначено судом, объективно учитывать данные о личности С., то что он являлся участником боевых действий в Афганистане.

В своей кассационной жалобе осужденный Т., отрицая свою виновность в соучастии в убийстве З., утверждает, что участия в его избиении не принимал, а лишь пытался разнять дерущихся С. и З. По просьбе С. он помог ему на одеяле перенести тело З. в соседний дачный домик.

Суд необоснованно, по его мнению, привел в качестве доказательств его виновности первоначальные показания С., в которых тот его оговаривал и от которых в судебном заседании отказался.

Он считает, что свидетель Д. также оговаривает его под угрозами работников милиции.

В кассационной жалобе осужденный Т. ставит вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение.

В своих возражениях на поступившие кассационные жалобы государственный обвинитель Беляева Н.Х., считая приговор суда законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения, оснований для отмены либо изменения приговора суда.

Виновность осужденных С. и Т. в совершении преступления при установленных судом обстоятельствах подтверждена совокупностью доказательств, которые были добыты в период предварительного следствия, проверены в судебном заседании и приведены в приговоре.

Несмотря на непризнание Т. своей вины в соучастии в убийстве З., отрицание С., при допросе в качестве подсудимого, совершения убийства при соучастии Т., их виновность подтверждается:

явкой с повинной С., в которой он сообщал, что после возникшей ссоры он камнем нанес З. несколько ударов камнем по голове, тот пытался убежать, но они (с Т.) догнали его и добили ногами. З. хрипел, на его голове были раны, шла кровь. В его присутствии Т. наносил потерпевшему удары ногами и руками. Тело З. они с Т. перенесли на соседскую дачу и накрыли одеялом;

показаниями С. в период предварительного следствия. При допросе в качестве подозреваемого С. показал, что после распития спиртных напитков возник конфликт, так как З. хотел уйти, а они с Т. были против этого. Он наносил удары З. ногами и руками в основном в голову, а затем несколько раз подобранным на земле камнем. При этом, наносил ли удары З. Т. он не смог сказать с уверенностью, так как был сильно пьян и не помнил всех событий;

показаниями свидетеля Д., которая являлась очевидцем произошедших событий, и показала, что после распития спиртных напитков между С. и З. произошла ссора, С. и Т. стали избивать З. Первым З. ударил Т., нанеся ему удар стеклянной бутылкой по голове. После этого С. поднял с земли серый камень и ударил им З. по голове не менее 2-х раз. З. упал на землю и больше не сопротивлялся. Она ушла в домик, чтобы не видеть дальнейшего избиения З. Когда она заходила в домик, то З. оставался лежать на земле. Ночью в саду уже никого не было. Утром она пришла к П. и спросила находившихся там С. и Т. о том, где З., те ответили, что З. скоро вернется. На следующий день она на траве на своем садовом участке увидела кровь. Потом Т. рассказал ей о том, что вытер кровь на камне, которым С. бил по голове З. и выбросил этот камень в кусты;

протоколом очной ставки между Д. и Т., во время которой Д. подтвердила, что Т. первым нанес удар бутылкой З. по голове, а только потом С. стал наносить З. удары камнем по голове;

показаниями свидетеля Д. в судебном заседании, в которых она, отвечая на вопросы участников судебного процесса, полностью подтвердила ранее даваемые ею показания;

показаниями свидетеля П. о том, что со слов Д. ей стало известно о том, что "Алексей и Гена" (т.е. С. и Т.) убили "Маляна" (т.е. З.) на территории ее сада-огорода. После этого С. и Т. перетащили тело З. на другой садовый участок. П. показала, что, сразу после исчезновения З., С. в ее доме переоделся в другую одежду, а одежду, которой он был до этого, оставил у нее;

показаниями свидетеля З. о том, что в один из дней начала мая он видел на соседнем садовом участке, принадлежащем Д., нескольких мужчин, среди которых был и С. Примерно в обеденное время между ними начался скандал, были слышны крики. Он увидел, что кто-то из них выбросил на дорогу один кирзовый сапог. Через три дня на соседнем садовом участке работниками милиции был обнаружен труп мужчины, в котором он узнал одного из тех, кто распивал спиртное в саду у Д.;

протоколом осмотра места происшествия и обнаружения в домике <...> трупа мужчины со следами насильственной смерти;

протоколом дополнительного осмотра места происшествия, территории садовых участков N 59 - 61, обнаружением и изъятием майки со следами крови, а также правого кирзового сапога;

заключением судебно-медицинской экспертизы, установившей, что смерть З. наступила в результате открытой тупой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся ушибленными ранами головы и вдавленными переломами свода черепа, сдавлением головного мозга, ушибом, отеком и дислокацией головного мозга с последующим вклинением ствола головного мозга в большое затылочное отверстие. Кроме того, на голове и лице потерпевшего обнаружены многочисленные ушибы, кровоподтеки и кровоизлияния, причиненные прижизненно от действия тупых твердых предметов, незадолго до смерти. Получение данных телесных повреждений при падении с высоты собственного роста исключается. В момент получения телесных повреждений потерпевший находился, вероятнее всего, вертикальном положении. После получения телесных повреждений потерпевший мог жить короткое время, от нескольких минут до нескольких десятков минут, и совершение им в этот период времени активных действий маловероятно;

заключением медико-криминалистической экспертизы, установлено, что на фрагменте свода черепа З. имеется вдавленный перелом, который образовался от действия тупого твердого предмета с ограниченной контактировавшей поверхностью, возможно, в виде узкой грани.

Судебная коллегия отмечает, что доказательства, приведенные судом в обоснование виновности осужденных, были получены при соблюдении требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми.

Исследованные судом доказательства получили в приговоре объективную и мотивированную оценку.

Предусмотренные законом права С. и Т., в том числе и право каждого из них на защиту от обвинения, на всех стадиях уголовного процесса были реально соблюдены и доводы жалобы С. о нарушении его права на защиту, Судебная коллегия признает необоснованными.

В ходе предварительного следствия и судебного заседаний нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на объективность выводов суда о доказанности виновности в совершении убийства З., повлиять на правильность юридической квалификации их действий, допущено не было.

Действия С. и Т. суд первой инстанции правильно квалифицировал по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, как убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц.

При этом судом обоснованно отмечено то, что оба осужденных нанося сильные удары различными предметами в жизненно важную часть тела потерпевшего (в голову) действовали с прямым умыслом, направленным на лишение его жизни, оба непосредственно участвовали в процессе лишения потерпевшего жизни.

Выдвигаемая осужденными в своих кассационных жалобах версия, о совершении убийства З. С. без участия Т., опровергается приведенными выше доказательствами, допустимость которых установлена судом.

При назначении наказания суд первой инстанции в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учитывал характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности каждого из осужденных и их роль в совершении преступления, отсутствие обстоятельств отягчающих наказание и наличие обстоятельств наказание смягчающих: для С. - признание вины и чистосердечное раскаяние, явку с повинной, а для Т. - наличие на иждивении двоих малолетних детей.

Судебная коллегия считает, что наказание, назначенное обоим осужденным, соответствует требованиям закона, С. в пределах, определенных правилами ст. 62 УК РФ, и является справедливым.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда от 3 ноября 2006 года в отношении С. и Т. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвоката Драгиной И.В. оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"