||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 декабря 2006 г. N 42-о06-18СП

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.,

судей - Батхиева Р.Х. и Ахметова Р.Ф.

рассмотрела в судебном заседании от 27 декабря 2006 года кассационное представление государственного обвинителя Ильжиринова В.И., дополнительное кассационное представление первого заместителя прокурора Республики Калмыкия Напалкова И.В. и кассационную жалобу представителей потерпевших Г.В., Г.А., К. на приговор суда присяжных Верховного Суда Республики Калмыкия от 29 августа 2006 года, которым С., <...>, несудимая, оправдана по ст. 305 (ч. 1) УК РФ на основании п. п. 1 и 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием события преступления.

Заслушав доклад судьи Галиуллина З.Ф., объяснения представителя потерпевших К., мнение прокурора Башмакова А.М., просивших об отмене оправдательного приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, объяснения оправданной С. и в ее защиту адвоката Хейфеца Л.С, возражавших против удовлетворения кассационных представлений и кассационной жалобы потерпевших, Судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия С. обвинялась в том, что она, работая судьей Арбитражного суда Республики Калмыкия, осуществляя правосудие в г. Элисте, в нарушение требований арбитражно-процессуального закона в период с декабря 2003 года по февраль 2004 года при обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении, вынесла 4 заведомо для нее не соответствующих закону судебных акта.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано недоказанным событие указанного в обвинительном заключении преступления.

В кассационном представлении государственный обвинитель указывает, что судья ограничил его право представлять доказательства, опровергающие доводы защиты, в частности, ему было отказано в приобщении к делу и оглашении перед присяжными заседателями телеграммы Девятого апелляционного арбитражного суда о назначении апелляционного рассмотрения одного дела на 31 августа 2006 года. Вопросный лист не соответствует требованиям закона. Несмотря на ходатайство государственного обвинителя о постановке перед присяжными заседателями отдельно вопросов по всем 4 эпизодам предъявленного С. обвинения, суд их объединил и поставил один вопрос, что не могло не повлиять на принятие решения присяжными заседателями. Просит приговор суда в отношении С. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В дополнительном кассационном представлении, поступившем в Верховный Суд Российской Федерации 25 декабря 2006 года, то есть по истечении сроков для обжалования приговора, первый заместитель прокурора Республики Калмыкия Напалков И.В. указывает, что в нарушение ч. 5 ст. 339 УПК РФ формулировка вопроса N 1 вопросного листа, подлежащего разрешению присяжными заседателями, носит юридический характер. Это обстоятельство является дополнительным основанием для отмены оправдательного приговора.

В кассационной жалобе представители потерпевших компаний Г.В., Г.А. и К. просят приговор суда отменить как постановленный с нарушениями уголовно-процессуального закона и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывают, что было допущено нарушение при формировании коллегии присяжных заседателей, так как из 12 присяжных 9 человек являлись лицами калмыцкой национальности, а необходимо было на процедуру формирования коллегии пригласить равное число лиц двух национальностей. Были допущены нарушения председательствующим при допросах свидетелей, представителей потерпевших, а также подсудимой С., выразившиеся в том, что председательствующий пресекал показания свидетелей и представителя потерпевшего К., а подсудимой не делал замечаний в случаях, когда она приводила факты, которые не должны были обсуждаться перед присяжными заседателями. Не делал председательствующий замечаний и адвокату Хейфецу, когда он предъявлял присяжным заседателям некоторые документы, не имеющие отношения к делу, использовал географическую карту большого размера, высказывал мнения, недопустимые перед присяжными заседателями. В то же время председательствующий необоснованно прерывал государственного обвинителя, когда тот выступал в прениях. Защитник в прениях использовал комментарий к АПК РФ, а председательствующий по делу не запретил это. Все эти нарушения норм УПК РФ являются, по их мнению, существенными, влекущими отмену оправдательного приговора.

В возражениях на кассационные представление государственного обвинителя и жалобу представителей потерпевших компаний оправданная С. и в ее защиту адвокаты Хейфец и Шунгаев просят приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив приведенные в кассационных представлениях и жалобе доводы, Судебная коллегия находит, что вывод суда об оправдании С. основан на вердикте коллегии присяжных заседателей за отсутствием события преступления.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального закона в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии с п. п. 2 - 4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Доказательства по делу, вопреки утверждениям в представлениях и жалобе, исследованы полно, всесторонне и объективно.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при отборе присяжных заседателей допущено не было. Список кандидатов в присяжные заседатели, который был представлен сторонам, вопреки утверждениям в жалобе представителей потерпевших, не противоречит требованиям ч. 4 ст. 327 УПК РФ. Всем участникам процесса было предоставлено право заявлять мотивированные и немотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели, которым они воспользовались. В соответствии со ст. 330 УПК РФ до приведения присяжных заседателей к присяге представители потерпевших не заявили, что вследствие особенностей рассматриваемого уголовного дела образованная коллегия присяжных заседателей в целом может оказаться неспособной вынести объективный вердикт.

Как следует из протокола судебного заседания, в нем не содержится указаний председательствующего, ограничивающих права сторон на заявление мотивированных и немотивированных отводов, не содержится и возражений государственного обвинителя и потерпевших на действия председательствующего судьи в этой стадии судебного разбирательства. Избрание в состав присяжных заседателей лиц калмыцкой национальности в большем количестве, чем других национальностей, не противоречит требованиям закона.

Нельзя признать обоснованными доводы жалобы и представления о неполноте судебного следствия, поскольку они противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что принцип состязательности сторон при рассмотрении дела был соблюден. Суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. Все участники процесса, в том числе государственный обвинитель и представители потерпевших, были согласны закончить судебное следствие и не заявили ходатайств о необходимости дополнить судебное следствие.

Что же касается доводов кассационного представления о том, что государственному обвинителю было отказано в приобщении к делу и оглашении перед присяжными заседателями телеграммы Девятого апелляционного арбитражного суда о назначении апелляционного рассмотрения одного дела на 31 августа 2006 года, то их нельзя признать убедительными.

Как видно из протокола судебного заседания, ходатайство государственного обвинителя о приобщении к делу этой телеграммы было удовлетворено 10 августа 2006 года (телеграмма находится на л.д. 80 том 11). Поскольку решение арбитражного суда еще не вступило в законную силу, сам государственный обвинитель возражал против оглашения этого решения перед присяжными заседателями. Последующее ходатайство государственного обвинителя об оглашении содержания этой телеграммы перед присяжными заседателями судом обоснованно было оставлено без удовлетворения, так как государственным обвинителем не было представлено достоверных данных о том, что к апелляционному рассмотрению назначено именно то дело, имеющее отношение к этому уголовному делу.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы представителей потерпевших о том, что председательствующий судья, в нарушение требований ст. 335 УПК РФ, пресекал показания свидетелей обвинения, представителя потерпевших и государственного обвинителя в прениях, в то же время не реагировал на показания подсудимой С. и ее защитника Хейфеца, когда они затрагивали такие обстоятельства, которые не подлежали рассмотрению с участием присяжных заседателей.

Согласно протоколу судебного заседания председательствующий судья останавливал как государственного обвинителя, представителя потерпевших, свидетелей обвинения, так и подсудимую и ее защитника, когда они затрагивали такие обстоятельства, которые не подлежали рассмотрению с участием присяжных заседателей. Кроме того, председательствующим при произнесении напутственного слова также было обращено внимание присяжных заседателей не принимать во внимание высказывания участников процесса по этим обстоятельствам. Замечаний на протокол судебного заседания в этой части ни прокурором, ни представителями потерпевших не приносилось.

Что же касается доводов кассационной жалобы о том, что защитник подсудимой адвокат Хейфец во вступительном заявлении предъявлял присяжным заседателям географическую карту больших размеров, а в прениях ссылался на комментарии АПК РФ, то их также нельзя признать состоятельными, так как действующие нормы УПК РФ не содержат каких-либо запрещений использовать эти данные в судебном заседании.

Вопреки утверждениям в кассационном представлении, вопросный лист соответствует требованиям ст. 339 УПК РФ.

Доводы представления о том, что председательствующий, несмотря на ходатайство государственного обвинителя о постановке перед присяжными заседателями отдельно вопросов по всем 4 эпизодам предъявленного С. обвинения, объединил их и поставил один вопрос, что не могло не повлиять на принятие решения присяжными заседателями, также нельзя признать состоятельными.

Органами предварительного следствия С. было предъявлено обвинение в вынесении четырех заведомо неправосудных судебных актов, то есть в совершении одного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ.

Поэтому председательствующим в вопросном листе перед присяжными заседателями в качестве первого вопроса был поставлен вопрос: "Доказано ли, что судья Арбитражного суда Республики Калмыкия С., осуществляя правосудие, в г. Элисте Республики Калмыкия вынесла заведомо для нее не соответствующие закону следующие судебные акты..." Далее содержалось 4 подпункта - "а", "б", "в", "г", соответствующих каждому из предъявленных ей 4 эпизодов обвинения (л.д. 174 - 176 том 11).

Такая постановка вопросов не противоречит и ч. 2 ст. 339 УПК РФ, поскольку в вопросном листе возможна также постановка одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением вопросов, указанных в части первой настоящей статьи.

Утверждение в представлении о том, что предложенная судом формулировка 1 вопроса лишила присяжных заседателей возможности высказать свою позицию по каждому эпизоду предъявленного С. обвинения, также нельзя признать убедительным.

В напутственном слове председательствующий прямо разъяснил присяжным заседателям, что они "вправе при вынесении вердикта изменить обвинение в сторону, благоприятную для подсудимой, признать ее виновной в части обвинения, признать недоказанным совершение отдельных действий, признать совершение меньшего количества действий, чем указано в вопросном листе, и т.д." (л.д. 171 т. 11). После напутственного слова на вопрос старшины присяжных заседателей председательствующий еще раз разъяснил им, что они вправе признать одни эпизоды доказанными, а другие недоказанными, и как это изложить в вопросном листе (л.д. 230 том 12).

В дополнительном кассационном представлении, поступившем в Верховный Суд Российской Федерации 25 декабря 2006 года, то есть после истечения сроков для обжалования, первый заместитель прокурора Республики Калмыкия указывает, что в нарушение ч. 5 ст. 339 УПК РФ формулировка вопроса N 1 вопросного листа, подлежащего разрешению присяжными заседателями, носит юридический характер. Это также является основанием для отмены оправдательного приговора.

Судебная коллегия не может согласиться с этим дополнительным доводом кассационного представления, так как в нем конкретно не указано, что именно носит юридический характер в формулировке вопроса N 1 вопросного листа. Более того, в силу ч. 4 ст. 359 УПК РФ в дополнительном представлении прокурора, поданном по истечении срока обжалования, не может быть поставлен вопрос об ухудшении положения осужденного (оправданного).

Таким образом, Судебная коллегия не усматривает нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, при рассмотрении дела судом присяжных.

Оправдательный приговор в отношении С. постановлен на основании вердикта коллегии присяжных заседателей за отсутствием события преступления, который обязателен для председательствующего судьи и соответствует требованиям ст. ст. 348, 350 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Калмыкия от 29 августа 2006 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационное представление и кассационную жалобу представителей потерпевших компаний - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"