||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 сентября 2006 года

 

Дело N 47-Г06-299

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                     Еременко Т.И.

 

рассмотрела в судебном заседании 27 сентября 2006 г. гражданское дело по кассационной жалобе Законодательного Собрания Оренбургской области и правительства Оренбургской области на решение Оренбургского областного суда от 14 июля 2006 г., которым удовлетворены заявления ООО "Фортуна", ЗАО "Магистр" и индивидуального предпринимателя У. о признании недействующим и не подлежащим применению Закона Оренбургской области от 3 марта 2006 г. "О размещении объектов игорного бизнеса на территории Оренбургской области".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., объяснения представителя Законодательного Собрания Оренбургской области К., представителя правительства Оренбургской области М., представителя ООО "Фортуна" Н., представителя ЗАО "Магистр" и индивидуального предпринимателя У. - К., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей решение суда подлежащим отмене в части, Судебная коллегия

 

установила:

 

ООО "Фортуна" обратилось в суд с заявлением о признании недействующим и не подлежащим применению Закона Оренбургской области от 3 марта 2006 г. N 3130/546-III-ОЗ "О размещении объектов игорного бизнеса на территории Оренбургской области" в части запрещения размещения объектов игорного бизнеса в подвальных помещениях жилых домов, в подземных и наземных переходах, в торговых залах, в помещениях общественного питания, бытового обслуживания, учреждений культуры, на стадионах и в спортивных сооружениях, на остановочных комплексах общественного транспорта, на территориях, прилегающих к указанным зданиям, а также в границах исторического центра города Оренбурга (пункт 5 статьи 2 Закона).

В обоснование своих требований ООО "Фортуна" указало, что оно имеет действующую федеральную лицензию N 004763 от 25 июня 2004 г. на право осуществления предпринимательской деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений. Оспариваемые положения Закона приняты Оренбургской областью с превышением своих полномочий и не соответствуют требованиям статей 72, 76 Конституции РФ, а также противоречат федеральному законодательству, в частности, пункту 2 части 1 статьи 1 ГК РФ, статье 7 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", подпункту "б" пункта 4 Положения "О лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений", утвержденного Постановлением Правительства РФ от 15 июля 2002 г. N 525, в соответствии с которыми регулирование ограничений предпринимательской деятельности в сфере игорного бизнеса отнесено к компетенции федерального законодательства, установленные им ограничения расширительному толкованию не подлежат и субъекты Российской Федерации не могут устанавливать дополнительные ограничения.

В ходе подготовки дела к рассмотрению ООО "Фортуна" обратилось в суд с дополнительным заявлением, в котором просило признать Закон Оренбургской области недействующим и не подлежащим применению в полном объеме.

ЗАО "Магистр" и индивидуальный предприниматель У. также обратились в суд с совместным заявлением, в котором просили признать недействующими пункты 1, 2, 3, 4, 5 статьи 2 вышеуказанного Закона Оренбургской области, полагая, что оспариваемые положения областного Закона противоречат федеральному законодательству и нарушают их права в сфере осуществления игорного бизнеса, поскольку ограничения деятельности в области игорного бизнеса уже установлены Положением "О лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений", которые субъектами Российской Федерации не могут быть расширены.

Определением судьи от 3 июля 2006 г. заявления ООО "Фортуна", ЗАО "Магистр" и индивидуального предпринимателя У. соединены в одно производство для совместного рассмотрения.

В судебном заседании представители ООО "Фортуна", ЗАО "Магистр" и индивидуального предпринимателя У. заявленные требования поддержали, представители Законодательного Собрания и правительства Оренбургской области просили в удовлетворении заявлений отказать, полагая, что в отсутствие специального федерального закона об игорном бизнесе субъекты Российской Федерации вправе принимать свой закон, регулирующий отношения в сфере организации и размещения объектов игорного бизнеса.

Решением Оренбургского областного суда от 14 июля 2006 г. заявления удовлетворены в полном объеме.

В кассационных жалобах Законодательного Собрания Оренбургской области и правительства Оренбургской области поставлен вопрос об отмене решения суда по мотиву его незаконности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части.

Установлено, что 3 марта 2006 г. принят Закон Оренбургской области N 3130/546-III-ОЗ "О размещении объектов игорного бизнеса на территории Оренбургской области", который опубликован для всеобщего сведения в газете "Южный Урал" 14 марта 2006 г.

В соответствии с преамбулой данного Закона в целях защиты прав и свобод человека и гражданина он определяет порядок размещения объектов игорного бизнеса на территории Оренбургской области до принятия федерального закона, регулирующего правоотношения в сфере игорного бизнеса.

В статье 1 Закона определены понятия азартной игры, игорного бизнеса, игорного заведения и организатора игорного заведения.

В соответствии с положениями статьи 2 (пункт 1) областного Закона порядок определения территории для размещения объектов игорного бизнеса устанавливается правительством Оренбургской области.

Организаторы игорного заведения, осуществляющие деятельность по размещению игорных заведений, должны согласовать их размещение с уполномоченным органом исполнительной власти Оренбургской области в порядке, указанном в п. 1 статьи 2 данного Закона.

Игорные заведения могут быть размещены в нежилых отдельных помещениях или нескольких взаимосвязанных помещениях, имеющих отдельный вход (п. 3).

Объекты игорного бизнеса должны размещаться в помещениях площадью не менее 50 кв. м, а казино - не менее 200 кв. м (п. 4).

Запрещено размещать игорные заведения в жилых домах и их подвальных помещениях, в подземных и надземных переходах, в торговых залах, в помещениях общественного питания, за исключением специализированных, бытового обслуживания, учреждений культуры, кроме кинотеатров, образовательных, медицинских и внешкольных учреждений, организаций, осуществляющих культовую и иную религиозную деятельность, на стадионах и в спортивных сооружениях, кроме ипподромов и боулингов, на остановочных комплексах общественного транспорта, а также на территориях, прилегающих к указанным зданиям (п. 5).

Прилегающие территории определяются органами местного самоуправления в соответствии с порядком, указанным в части 1 настоящей статьи.

В границах исторических центров городов Оренбурга, Орска, Бузулука и Бугуруслана размещение игровых автоматов не допускается.

Использование игрового оборудования и проведение азартных игр вне помещений, в которых размещены соответствующие объекты игорного бизнеса, также запрещено (п. 6).

Органы местного самоуправления руководствуются положениями настоящей статьи также при выделении земельных участков хозяйствующим субъектам, осуществляющим деятельность по организации и содержанию игорных заведений для размещения объектов игорного бизнеса (п. 7).

В статье 3 областного Закона установлено, что за нарушение требований настоящего Закона виновные лица привлекаются к административной ответственности в соответствии с законодательством Оренбургской области.

Согласно статье 4 Закона размещение действующих объектов игорного бизнеса подлежит приведению в соответствие с положениями настоящего Закона в течение 3-х месяцев после вступления его в законную силу.

В соответствии со статьей 5 Закон вступает в силу через 10 дней после его официального опубликования.

Как следует из материалов дела, статьей 2 оспариваемого Закона Оренбургской области установлены требования к размещению объектов игорного бизнеса на территории Курганской области (пункты 3, 4, 5, 6).

В соответствии со статьями 3 и 5 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" от 08.08.2001 N 128-ФЗ обеспечение единства экономического пространства на территории Российской Федерации, установление единого порядка лицензирования на территории Российской Федерации, установление лицензионных требований и условий положениями о лицензировании конкретных видов деятельности являются основными принципами осуществления лицензирования.

В целях обеспечения единства экономического пространства на территории Российской Федерации Правительство Российской Федерации в соответствии с определенными Президентом Российской Федерации основными направлениями внутренней политики государства утверждает положения о лицензировании конкретных видов деятельности, определяет федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие лицензирование конкретных видов деятельности, устанавливает виды деятельности, лицензирование которых осуществляется органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Перечень работ и услуг при осуществлении деятельности по организации и проведению азартных игр и (или) пари, в том числе с использованием игровых столов и иного игрового оборудования, в помещениях казино (деятельность казино), деятельности по организации и проведению азартных игр и (или) пари, в том числе с использованием игрового оборудования (кроме игровых столов), в силу пункта 2 статьи 17 названного выше Федерального закона устанавливается Положениями о лицензировании конкретных видов деятельности.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июля 2002 г. N 525 утверждено Положение о лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений, подпунктом "б" пункта 4 которого запрещено размещение тотализаторов и игорных заведений в жилых помещениях, в зданиях действующих образовательных и медицинских учреждений, а также в зданиях и помещениях организаций, осуществляющих культовую и иную религиозную деятельность. Иных запретов на размещение тотализаторов и игорных заведений данное Положение не содержит.

Таким образом, суд пришел к правильному выводу о том, что вопрос размещения объектов игорного бизнеса федеральным законодательством разрешен и субъект Российской Федерации, не наделенный федеральным законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации правом регулировать отношения в сфере лицензирования данного вида деятельности, не мог принять закон о запрете осуществления этой деятельности лицами, имеющими федеральную лицензию, в местах, не запрещенных федеральным законодательством. В этой части субъект РФ действительно превысил свои полномочия.

В соответствии со ст. 4 Положения о лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений урегулированные его подпунктом "б" вопросы размещения объектов игорного бизнеса являются не чем иным, как лицензионными требованиями и условиями при осуществлении деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений.

В связи с этим довод кассационных жалоб о том, что ст. 2 (пункты 3, 4, 5, 6) оспариваемого Закона вопросы лицензирования деятельности по организации игорного бизнеса не регулирует, а регулирует правоотношения по размещению объектов игорного бизнеса, является несостоятельным.

С учетом изложенного решение суда в части признания противоречащей федеральному законодательству статьи 2 (пункты 3, 4, 5, 6) Закона Оренбургской области от 3 марта 2006 г. "О размещении объектов игорного бизнеса на территории Оренбургской области" является законным и оснований для его отмены в указанной части не имеется.

Поскольку ст. 4 оспариваемого Закона и указанные выше положения взаимосвязаны между собой, она также правильно признана недействующей.

Доводы кассационных жалоб в этой части по существу сводятся к нарушению судом норм материального права, с чем нельзя согласиться по указанным выше основаниям.

Так как оспариваемый Закон в этой части принят с превышением полномочий, суд правильно признал недействующими пункты 3, 4, 5, 6 ст. 2 в полном объеме. Вопросы же размещения игровых автоматов в границах исторических центров городов подлежат разрешению в соответствии со специальным законодательством, регулирующим эти отношения.

Что касается решения суда о признании недействующими ст. 1, пунктов 1, 2, 7 ст. 2, ст. 3, ст. 5 оспариваемого Закона, то оно в этой части подлежит отмене.

Суд указал в решении, что понятия, содержащиеся в ст. 1 оспариваемого Закона, уже установлены в ст. 364 Налогового кодекса РФ, в связи с чем их определение субъектом РФ является незаконным.

Однако с этим выводом суда согласиться нельзя. Налог на игорный бизнес является региональным, его регулирование осуществляется субъектом РФ, поэтому он вправе был использовать в оспариваемом Законе понятия, не противоречащие федеральному законодательству.

Не соглашаясь с выводом суда о признании недействующими пунктов 1 и 2 ст. 2 Закона Оренбургской области, Судебная коллегия исходит из того, что согласование размещения объектов игорного бизнеса с уполномоченным органом исполнительной власти, осуществление которого предписано в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъекта Российской Федерации, и определение такого порядка правительством Оренбургской области не может рассматриваться как противоречащее федеральному закону.

Указанное согласование означает, после получения лицензии, проверку выполнения установленных федеральными законами, настоящим Законом и иными законами Оренбургской области требований при размещении объекта игорного бизнеса в том помещении, в котором организация или индивидуальный предприниматель предполагают разместить указанный объект.

При этом Судебная коллегия полагает, что разрешение на осуществление игровой деятельности в местах, не запрещенных Положением о лицензировании, не носит безусловного характера.

Судебная коллегия допускает при согласовании мест размещения объектов игорного бизнеса с уполномоченным органом исполнительной власти либо органами местного самоуправления обнаружение таких обстоятельств, которые могут исключать осуществление данного вида деятельности и в тех местах, где ее осуществление не запрещено. Таковыми могут быть, например, обстоятельства, создающие угрозу жизни, здоровью и нравственности граждан, их и организаций имуществу, а также другие обстоятельства, нарушающие права и свободы граждан и организаций.

В таких случаях лицо, которому созданы препятствия в осуществлении лицензионной деятельности, вправе разрешить спор в установленном законом порядке.

При таких обстоятельствах нет оснований считать, что согласование размещения объектов игорного бизнеса в местах, не запрещенных Положением о лицензировании, относится к вопросу лицензирования данного вида деятельности, а потому противоречит федеральному законодательству, регулирующему этот вид правоотношений.

Вывод суда этой части основан на неверном толковании норм материального права.

П. 7 ст. 2 оспариваемого Закона области указывает лишь на то, что при выделении земельных участков хозяйствующим субъектам, осуществляющим деятельность по организации и содержанию игорных заведений для размещения объектов игорного бизнеса, органы местного самоуправления должны соблюдать требования статьи 2 этого Закона. Эта норма является отсылочной. Отдельные нормы ст. 2 данного Закона признаны Судебной коллегией противоречащими федеральному законодательству.

Следовательно, пункт 7 ст. 2 с учетом изложенного федеральному законодательству не противоречит.

Статьей 3 оспариваемого Закона области установлено, что за нарушение его требований виновные лица привлекаются к административной ответственности в соответствии с законодательством Оренбургской области.

Данная норма не противоречит ст. 1.3 КоАП РФ, определяющей, что установление административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных законами субъектов РФ (если такая ответственность не установлена самим КоАП), относится к ведению субъекта РФ.

Поскольку отдельные положения оспариваемого Закона области не противоречат федеральному законодательству, отсутствуют основания для признания противоречащей федеральному законодательству его ст. 5, определяющей порядок вступления данного Закона в силу.

Руководствуясь ст. ст. 361, 362, 366 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Оренбургского областного суда от 14 июля 2006 г. в части признания противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению ст. 1, пунктов 1, 2, 7 ст. 2, ст. 3 и ст. 5 Закона Оренбургской области от 3 марта 2006 г. N 3130/546-III-ОЗ "О размещении объектов игорного бизнеса на территории Оренбургской области" отменить. Принять в этой части новое решение, которым ООО "Фортуна", ЗАО "Магистр", индивидуальному предпринимателю У. в удовлетворении заявлений отказать.

В остальной части решение Оренбургского областного суда от 14 июля 2006 г. оставить без изменения, а кассационные жалобы Законодательного Собрания Оренбургской области и правительства Оренбургской области - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"