||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 сентября 2006 года

 

Дело N 47-о06-70

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Журавлева В.А.,

    судей                                            Хинкина В.С.,

                                                    Мезенцева А.К.

 

рассмотрела в судебном заседании 25 сентября 2006 г. кассационные жалобы адвоката Когадий Т.В. на приговор Оренбургского областного суда от 18 мая 2006 г., которым

Ф., <...>, несудимый,

осужден по ст. 119 к 6 месяцам лишения свободы; по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности Ф. назначено 8 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Ф. компенсацию морального вреда в пользу У.А. 10000 рублей, в пользу У. - 150000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мезенцева А.К., выступление прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Ф. признан виновным в совершении покушения на убийство двух лиц потерпевших У. и У.А. последнего в связи с выполнением потерпевшим общественного долга; в угрозе убийством потерпевшему У.А.

Преступления совершены в сентябре - ноябре 2005 г. в г. Соль-Илецке при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании Ф. свою вину не признал.

В кассационной жалобе адвокат Когадий Т.В. просит приговор отменить, дело производством прекратить.

Адвокат полагает, что угроза потерпевшему У.А., высказанная осужденным в сентябре 2005 г. не носила реальный характер, потерпевший Ф. оговорил.

По эпизоду в части покушения на убийство потерпевших в жалобе содержится подробный анализ доказательств, исследованных по делу, указывается на противоречия в показаниях потерпевших и свидетелей, которые не устранены. Сам Ф. утверждал, что именно потерпевшие избили его 10 ноября 2005 г. В процессе драки Ф. отмахивался рукой, в которой были ключи от машины. Возможно, этими ключами и были причинены повреждения потерпевшим.

Адвокат обращает внимание на то, что между осужденным и потерпевшими имеется спор о собственности, сложились неприязненные взаимоотношения, вина Ф. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "б" своего подтверждения не нашла.

В дополнениях адвокат просит приговор изменить, переквалифицировать действия осужденного со ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ на ст. ст. 116, 112 УК РФ, наказание смягчить. В части осуждения по ст. 119 УК РФ приговор предлагается отменить, дело производством прекратить, размеры взысканий по гражданскому иску снизить.

По мнению адвоката, наличие прямого умысла на убийство потерпевших суд не мотивировал, орудие преступления не обнаружено, у потерпевших имелось только по одному телесному повреждению.

Конфликт произошел в людном месте, в связи с деловыми отношениями сторон, имела место обоюдная драка, угрозы, которые высказывал Ф., не свидетельствовали о намерениях совершить убийство, умысел на убийство не установлен, орудие преступления не обнаружено, приговор в этой части основан на предположениях.

Квалифицирующие признаки убийства, как это требует закон, надлежащим образом не мотивированы.

По эпизоду, связанному с угрозой убийством суд не привел доказательств относительно реальности этой угрозы, состав преступления, предусмотренный ст. 119 УК РФ отсутствует.

При наличии оснований, суд не возвратил дело прокурору, по мнению адвоката, завышены суммы взысканий по гражданскому иску, наказание осужденному назначено чрезмерно суровое. Ф. ранее не судим, характеризуется положительно, воспитал дочь, живет в семье, для его исправления не требуется столь длительного срока изоляции от общества.

Государственный обвинитель Козина Т.П. в возражениях на кассационную жалобу просит приговор оставить без изменения, полагая, что вина осужденного нашла свое подтверждение, квалификация содеянного является правильной, наказание осужденному назначено в соответствии с законом и является справедливым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобах и в возражениях на жалобы, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Ф. в содеянном подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденного на следствии в суде, показаниями потерпевших и свидетелей, заключениями судебно-медицинских экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы в жалобах о невиновности Ф. в угрозе убийством и покушении на убийство потерпевших У-вых. Судебная коллегия находит несостоятельными. Эти доводы проверены в суде, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В суде Ф. показал, что с потерпевшими у него сложились неприязненные взаимоотношения из-за спора о собственности.

В сентябре 2005 г. они встретились с У.А. возле бани, Ф. пообещал "определить" потерпевшего в милицию, если потерпевший не отдаст ключи от бани.

Потерпевшему не угрожал убийством, бритвы не имел. Действительно, нанес удар по голове К., но не топором, а палкой, отказался пояснить, при каких обстоятельствах.

10 ноября 2005 г. возле банка возник конфликт с У., последний стал его душить, во время борьбы Ф. укусил потерпевшего за палец. Подбежал У.А., ударил Ф. два раза ногой и тот упал.

Вдвоем У-вых стали его избивать, таскали по асфальту. В результате избиения ему была рассечена губа, ободраны колени. Никакой опасной бритвы у него не было, отмахивался он только руками.

Вместе с тем, вина осужденного подтверждена следующими доказательствами.

Потерпевший У.А. показал, что в середине сентября 2005 г. у него возник конфликт с Ф., последний требовал ключи от бани. Получив отказ, достал опасную бритву, поднял руку с бритвой, стал высказывать угрозы убийством, замахнулся бритвой. К., пресекая действия осужденного, встал между ними, однако Ф. заявил, что застрелит потерпевшего. Позднее осужденный на машине догнал их, остановился, пошел к багажнику, У. убежал, а Ф. топором нанес удары по голове и рукам К.

Последний подтвердил, что в сентябре 2005 г. осужденный угрожал У.А. убийством, замахивался на потерпевшего раскрытой бритвой. Через некоторое время Ф. их вновь догнал на автомашине, У. убежал, за ним погнался незнакомый мужчина, а К. Ф. нанес удары топором по голове и по рукам.

К.Т. подтвердила, что от сына ей известно, что последнему нанес удары топором Ф. за то, что К. заступился за У.

Потерпевший У. подтвердил, что 10 ноября 2005 г. во время конфликта осужденный со словами "я сейчас сделаю", нанес ему ранение опасной бритвой, порезав висок. У. попытался осужденного обезоружить, в борьбе они упали.

Когда их растолкал У.А., Ф. со словами "я сейчас сделаю, сделаю", нанес У.А. удар опасной бритвой по шее, а затем попал бритвой по рукаву пальто У., зубами вцепился последнему в палец левой руки, когда потерпевший попытался осужденного обезоружить.

Вдвоем они выбили у осужденного бритву, раздавили ее. Ф. подбежал к багажнику, достал тряпку, в которой что-то было. От сильного кровотечения У.А. стало плохо и потерпевшие уехали в больницу.

У.А. подтвердил изложенные обстоятельства, показав, что в указанное время осужденный опасной бритвой порезал висок брату У., угрожал "сделать" их, нанес У.А. полосующий удар бритвой по шее, ударил У., попав бритвой по рукаву пальто, укусил последнего за палец.

Вдвоем они сумели бритву у осужденного выбить, открывая багажник автомобиля, Ф. кричал, что "дорубит их топором". У потерпевшего усилилось кровотечение, и они вынуждены были срочно уехать в больницу.

Свидетель Б. подтвердил, что 10 ноября 2005 г. ему сообщили, что возле банка драка. Он видел братьев У-вых, у У. была кровь на виске, у У.А. - на шее. Ф. из багажника достал тряпку, в которой был баллонный ключ, а перед этим что-то искал на асфальте.

Свидетель Ч. показал, что в указанное время видел У.А., у которого было ранение на шее, шла кровь.

Тут же стоял автомобиль Ф.

На следствии свидетель П. дал показания, подтверждающие то обстоятельство, что 10 ноября 2005 г. между осужденным и потерпевшими имел место конфликт.

Из показаний свидетеля Ч. следует, что он был очевидцем, когда Ф. нанес удар опасной бритвой в голову У., а затем ударил бритвой по горлу У.А., видел, как потерпевшие попытались осужденного обезоружить, а затем уехали в больницу.

У У. на виске была кровь, У.А. зажимал на шее порез.

Аналогичные показания даны свидетелем С.С.

Из заключений судебно-медицинских экспертиз следует, что У.А. была причинена обширная резаная рана шеи слева с повреждениями сосудов и фасций шеи - вред здоровью средней тяжести. На виске У. установлена царапина длиной 5 см. Повреждения потерпевшим могли быть причинены опасной бритвой.

У. были, кроме того, причинены укушенные раны пальца левой кисти.

У К. имелся свежий рубец - следствие заживления ушибленной раны головы, которая могла быть причинена обухом топора.

Судом дана оценка показаниям свидетелей С.Е., К.О., М., К.Л., Ф.М.

В приговоре обоснованно указано, что о невиновности Ф. показания К.О., М., К.Л. не свидетельствуют.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено, оснований для возвращения дела прокурору не имелось.

Адвокатом Ф. был обеспечен, положения ст. 51 Конституции РФ ему разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Действия Ф. по ст. ст. 119, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

В приговоре приведены бесспорные доводы о том, что угрозы убийством, которые Ф. высказывал в адрес У.А., носили реальный характер, подкреплялись конкретными действиями осужденного, подтверждены всеми последующими событиями. У.А. подтвердил, что он опасался указанных угроз убийством со стороны Ф., для этого имелись все основания.

Суд правильно указал, что смерть потерпевших У. и У.А. не наступила по причинам, не зависящим от осужденного - ввиду активного противодействия потерпевших и потому, что У.А. была оказана своевременная медицинская помощь.

Решая вопрос о направленности умысла Ф., суд обоснованно указал, что удары опасной бритвой осужденный наносил в наиболее жизненно важные части тела потерпевших.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, является справедливым.

Размеры компенсации морального вреда определены в реальных пределах, с учетом нравственных и физических страданий потерпевших.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда от 18 мая 2006 г. в отношении Ф. оставить без изменения, кассационные жалобы адвоката Когадий Т.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.А.ЖУРАВЛЕВ

 

Судьи

В.С.ХИНКИН

А.К.МЕЗЕНЦЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"