||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 сентября 2006 года

 

Дело N 48-о06-52

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                        Колесникова Н.А.,

    судей                                       Тонконоженко А.И.,

                                                    Мезенцева А.К.

 

рассмотрела в судебном заседании от 18 сентября 2006 г. кассационные жалобы осужденных Л., С. и П. на приговор Челябинского областного суда от 22 декабря 2005 г., которым

Л., <...>, не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 13 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы; по ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности путем частичного сложения Л. назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С., <...>, не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы; по ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ к 5 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности путем частичного сложения С. назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

П., <...>, не судимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 7 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности путем частичного сложения к отбытию П. назначено 8 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Постановлено взыскать в пользу Ш.В. компенсацию морального вреда с Л. и С. по 200000 рублей, с П. - 100000 рублей.

Взыскано в пользу Ш.В. с Л., С., П. солидарно в возмещение ущерба 204737 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мезенцева А.К., выступление осужденных Л., С., П., адвокатов Чиглинцевой Л.А. и Сачковской Е.А., поддержавших доводы жалоб, прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор - оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Л. и С. осуждены за совершение разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшему Ш. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем; хищение оружия группой лиц по предварительному сговору.

Л. осужден за похищение важных личных документов.

П. осужден за пособничество в совершении указанного убийства; разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; хищение оружия группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены в ночь на 1 мая 2005 г. в г. Копейске Челябинской области при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании Л., С., П. свою вину признали частично.

В кассационной жалобе С. с приговором не согласен, ссылается на то, что участвовал в боевых действиях в Чеченской Республике, полагает, что при назначении наказания следовало применить ст. 64 УК РФ.

Осужденный указывает, что преступление совершил в связи с необходимостью добыть средства на пропитание, поскольку утерял документы и не мог устроиться на работу. Просит приговор отменить, применить положения ст. 64 УК РФ.

В кассационной жалобе Л. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в ином составе судей.

Он полагает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства.

В последующих дополнениях Л. также ставит вопрос об отмене приговора. Осужденный утверждает, что судом искажены их доводы по обстоятельствам дела, ссылается на то, что он "нанес потерпевшему два удара с правой стороны в область шеи и головы потерпевшего с незначительной силой. Фактически это были не удары, а соприкосновение".

Эта позиция подтверждена и адвокатом Ереминой Т.А. и С., который пояснил, что удары монтировкой по голове и шее потерпевшего Л. нанес "опустив монтировку по инерции".

На следствии Л. также показывал, что ударил потерпевшего монтировкой дважды - по голове и шее.

Не согласен Л. и с выводами в приговоре о том, что С. в суде выгораживал Л. и П.

Л. ссылается на показания С. в ходе расследования о том, что они договорились ограбить Ш., распределили роли, договорились оглушить монтировкой, связать и сбросить в погреб. Умысла на убийство они не имели.

Не получили оценки показания П. в суде о том, что он оговорил Л. и С. в умысле на убийство потерпевшего, показания С. в приговоре содержат противоречия.

Не согласен Л. с количеством и стоимостью имущества, хищение которого им вменено, утверждает, что умысла на хищение оружия не имели, погрузили его "случайно".

Л. утверждает, что монтировка, приобщенная к настоящему делу, является "подложной", в ходе расследования уголовного дела допускались процессуальные нарушения, безосновательно отказано в вызове в судебное заседание эксперта, ряда свидетелей, в повторном допросе З., не дано надлежащей оценки показаниям свидетеля М., не рассмотрено ходатайство о проведении оценочной экспертизы.

П. в кассационной жалобе не согласен с квалификацией его действий по ст. ст. 105 ч. 2, 162 ч. 4 УК РФ. Он не отрицает, что предложил С. ограбить квартиру потерпевшего. Сам он только постучал в дверь дома Ш., а когда тот открыл двери - ушел. Вернувшись по сигналу подельников, обнаружил Ш. лежащим у входа, увидел нож и монтировку, понял, что совершено убийство. Утверждает, что договоренности на убийство они не имели, полагает, что наказан чрезмерно сурово.

В дополнениях П. также оспаривает обоснованность осуждения за разбой и убийство, ссылаясь, что договоренности об этом не было. Сам он только постучал в дверь дома, принял участие в погрузке похищенного. Считает завышенным размер гражданского иска, ссылается на раскаяние в содеянном.

Государственный обвинитель Безруков Д.Ю. в возражениях на кассационные жалобы осужденных просит приговор оставить без изменения, полагая, что вина Л., С. и П. нашла свое подтверждение, квалификация содеянного является правильной, наказание осужденным назначено справедливое и в соответствии с законом, с учетом данных о личности виновных.

Размеры взысканий с осужденных определены правильно, сумма ущерба исчислена на основании предоставленных документов, с учетом показаний самих осужденных, потерпевшего и свидетелей, за минусом возвращенного имущества.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на жалобы, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденных в содеянном подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевшего и свидетелей, протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинской, криминалистических, судебно-психиатрических экспертиз, протоколами обысков, изъятия, осмотра похищенного имущества и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы в жалобах Л. о его непричастности к убийству потерпевшего, утверждения об отсутствии умысла на хищение оружия Судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверялись в судебном заседании и опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

Л. в суде признал, что о совершении ограбления дома Ш. они предварительно договорились, обсудили действия каждого. Предполагалось, что П., которого потерпевший знал, постучит в дверь.

Когда Ш. дверь откроет, Л. и С. собьют его с ног, а затем совершат хищение. Нож и монтировку решили взять для устрашения.

Из показаний Л. следует, что после того, когда П. постучал и потерпевший открыл дверь, они с С. вошли внутрь. Л. "опустил" на голову потерпевшего монтировку, "толкнул" потерпевшего монтировкой в шею и свалил на пол.

Сказав С., чтобы тот держал потерпевшего, Л. поднялся на второй этаж. Спустившись, увидел, что С. нанес Ш. удар ножом в область почки, а затем монтировкой, которую Л. оставил на первом этаже, несколько раз ударил потерпевшего по голове. После этого потерпевший более не поднимался, лежал на полу и хрипел.

После этого они впустили в дом П. и стали искать ценные вещи.

Отобранное имущество и продукты осужденные погрузили в автомашину "Москвич-Комби".

Похитили два сварочных аппарата, зарядное устройство, палатку, телевизор, рыболовные принадлежности и другое имущество, деньги - 2100 рублей. Ружье и обрез брать не хотели, их кто-то случайно положил в машину.

Документы на автомобиль и водительское удостоверение Л. взял в гараже и положил в бардачок автомашины. С количеством и стоимостью похищенного, как это указано в приговоре, не согласен.

С. в суде подтвердил наличие предварительной договоренности на ограбление дома Ш. С собой они взяли нож и монтировку. На стук П. потерпевший открыл дверь, Л. повалил его на пол и поднялся на второй этаж.

После этого С. нанес потерпевшему два удара монтировкой по голове, а затем удар ножом в область почек, после чего вновь стал наносить удары монтировкой по голове.

С. показал, что из дома потерпевшего они похитили телевизор, палатку, спальные комплекты, одеяла, одежду, обувь, шапки, рыболовные снасти и другое имущество. Ружье и обрез они похищать не хотели, эти вещи в автомашине оказались случайно. С количеством и оценкой похищенного не согласен.

Предварительную договоренность на ограбление Ш. П. в суде признал, подтвердил, что они решили связать потерпевшего, приготовили монтировку и нож.

Когда П. постучал в дверь, то потерпевший спросил: "Кто там?". После того, как осужденный представился, Ш. открыл дверь, а П. сразу же ушел.

Через полчаса ему посветили фонариком, Л. сбросил ключи. У входа П. увидел Ш., который лежал на полу и хрипел. Л. сказал, что потерпевшего они убили, С. сообщил, что нанес удар ножом.

П. подтвердил, что они похитили рыболовные снасти, телефон, продукты, сварочные аппараты, зарядное устройство, канистру, насос, паяльную лампу и другое имущество, которое осужденные погрузили в автомобиль потерпевшего и уехали. Относительно ружья и обреза П. утверждал, что их они похищать не намеревались.

Вместе с тем вина осужденных в полном объеме подтверждена совокупностью следующих доказательств.

В частности, в ходе расследования П., допрошенный с участием адвоката, после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ признавал, что потерпевшего Л. и С. намеревались убить.

С. на следствии также признавал, что ножом и монтировкой они вооружились с целью убийства потерпевшего.

Убедительных аргументов в связи с последующим изменением показаний П. и С. не приведено.

Как установлено судом, потерпевший Ш. хорошо знал П., который ранее проживал в доме потерпевшего. Только по этой причине Ш. ночью открыл П. дверь. Этот вывод следует и из анализа показаний осужденных на следствии и в суде.

При таких обстоятельствах ссылки осужденных на то, что они намеревались только "оглушить", а затем связать потерпевшего, являются несостоятельными.

О надуманности этих утверждений свидетельствуют и фактические обстоятельства дела, поскольку действия Л. и С. изначально были направлены на причинение потерпевшему смерти. Никто из осужденных не пытался потерпевшего связывать.

Утверждения Л. о том, что удары потерпевшему по шее и голове монтировкой он наносил без цели убийства, что фактически это было только "соприкосновение", являются беспочвенными.

Судом дана оценка доводам осужденных в той части, что они якобы не имели намерений похищать оружие. В ходе расследования осужденные давали неоднократные показания, из которых следует, что оружие осужденные приготовили, а затем похитили. Утверждений о том, что оружие в машине оказалось "случайно" осужденными не выдвигалось.

Из материалов дела следует, что часть похищенного имущества, в том числе и оружие, осужденные закопали в ямах.

Каких-либо доводов, объясняющих причины изменения показаний, осужденные не привели.

Вина осужденных подтверждена потерпевшим Ш.В., который показал об известных ему обстоятельствах убийства отца, подтвердил, что похищено было имущество, указанное в приговоре, деньги, документы Ш., перечислил, какое имущество было похищено, поддержал гражданский иск. Потерпевший показал, что П., мать его и брата он видел в доме отца в апреле 2005 г.

Свидетель А. дал показания об обстоятельствах обнаружения автомашины и трупа потерпевшего Ш.

П.Е.А. подтвердила, что она с сыновьями Денисом и Данилом весной 2005 г. проживала в доме потерпевшего Ш.М.

Из показаний сожительницы Л. З. следует, что осужденные похитили сварочные аппараты, телевизор, ружье, обрез ружья, рыболовные снасти, одежду, обувь, продукты, другое имущество. С., находясь в состоянии опьянения, рассказал, что потерпевшего они убили с Л. Позднее Л. сжег в печи комплект штор, часть обуви и одежды, плед, рыболовные лески и другое имущество.

Из показаний С.Н. следует, что Л. просил ее перепрятать телефон "Нокия 3100".

Свидетель Л.Ю. подтвердил, что Л. и С. приносили ему телевизор "Ситаки".

Свидетель Т. дал показания об обстоятельствах обнаружения на обочине дороги автомашины потерпевшего "ИЖ-Комби". Было разбито ветровое стекло на правой передней двери, на панели имелись следы отрыва проводов к магнитоле.

Из показаний К. следует, что он обнаружил осужденных С. и П. в момент, когда они выкопали похищенное из ямы, там был сварочный аппарат, зарядное устройство, удочки и другие вещи.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что труп потерпевшего Ш. обнаружен в доме по месту его жительства со следами насильственной смерти.

Установлено, что смерть потерпевшего наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы, включающей в себя ушибленные раны головы и оскольчатый перелом основания черепа. Кроме того, у потерпевшего имелось колото-резаное ранение боковой поверхности грудной клетки - легкий вред здоровью, ссадины нижних конечностей.

Изъятое по настоящему делу ружье признано огнестрельным оружием.

Ранения кожи в области головы потерпевшего могли быть причинены монтировкой, которая была выдана сожительницей Л. - З. (т. 1 л.д. 47 - 48, 120).

Утверждения в жалобах о том, что к материалам дела была приобщена не та монтировка, которая использовалась во время совершения преступления, Судебная коллегия находит надуманными.

В ходе расследования осужденные и адвокаты таких доводов не выдвигали, при выполнении ст. 217 УПК РФ каких-либо ходатайств они не заявляли.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами расследования и судом не допущено. Адвокатами осужденные были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Психическое состояние осужденных исследовалось и сомнений не вызывает, они являются вменяемыми.

Действия осужденных квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

В приговоре приведены бесспорные доводы о том, что как С., так и Л. принимали непосредственное участие в процессе лишения жизни потерпевшего, а П. оказал пособничество в совершении указанного убийства.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, в качестве смягчающего обстоятельства суд учел и несовершеннолетие П.

Гражданский иск судом разрешен правильно.

Показания потерпевшего о количестве и стоимости похищенного являются последовательными, подтверждаются материалами дела, в том числе и показаниями самих осужденных.

Указания в жалобах о несогласии с размерами гражданского иска носят бездоказательный характер. Суд установил, что часть похищенного была уничтожена. Размер компенсации морального вреда определен в реальных и справедливых пределах с учетом нравственных страданий потерпевшего.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 22 декабря 2005 г. в отношении Л., С., П. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Л. С., П. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Н.А.КОЛЕСНИКОВ

 

Судьи

А.И.ТОНКОНОЖЕНКО

А.К.МЕЗЕНЦЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"