||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 сентября 2006 года

 

Дело N 88-о06-23

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Журавлева В.А.,

    судей                                           Кузьмина Б.С.,

                                                     Яковлева В.К.

 

рассмотрела в судебном заседании от 14 сентября 2006 года кассационные жалобы осужденных У., Г. и Б., адвокатов Бондарева А.Л., Загороднего О.С., Музеника В.Ю., Копанева Г.М. и Никитина Е.А. на приговор Томского областного суда от 17 июня 2005 года, которым

У., <...>, не судимый,

осуждена по ст. ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 19 (девятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г., <...>, не судимый,

осуждена по ст. ст. 33 ч. 4, ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 13 (тринадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Б., <...>, не судимый,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 15 (пятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу Л. с осужденных:

У., Г. и Б., в счет возмещения материального ущерба, солидарно, - 10828 рублей;

У., в счет компенсации морального вреда - 300000 рублей;

Г. и Б., в счет компенсации морального вреда, с каждого, - по 100000 рублей.

По приговору суда признаны виновными:

У. в организации убийства, то есть умышленного причинении смерти своей жене У.Т., совершенном из корыстных побуждений, по найму;

Г. в подстрекательства и в пособничестве убийства У.Т., из корыстных побуждений, по найму;

Б. в убийстве, то есть в умышленном причинении смерти У.Т., по найму.

Преступление совершено 2 декабря 2003 года в городе Томске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Кузьмина Б.С., объяснения осужденных У. и Б., адвокатов Музеника В.Ю., Чиглинцевой Л.А. и Никитина Е.А. поддержавших доводы кассационных жалоб, возражения прокурора Гостюжевой И.Н., полагавшей приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

осужденный У. указывает на нарушения процессуального закона органами предварительного расследования и судом, в том числе его права на защиту, на недопустимость доказательств, положенных в основу приговора, на необъективность суда, нарушения принципа состязательности в судебном заседании. Утверждает, что обвинение не представило доказательств, свидетельствующих о наличии у него корыстного мотива и заинтересованности в убийстве жены. Утверждает, что указанные в приговоре обстоятельства убийства жены, нереальны. Просит приговор отменить и дело в отношении него прекратить;

защитники осужденного У., адвокаты Музеник В.Ю. и Копанев Г.М., утверждают, что выводы суда о виновности У. в совершении преступления, не подтверждены доказательствами. Считают, что показания осужденных Г. и Б. в процессе предварительного расследования, являются недопустимыми доказательствами, полученными с нарушением процессуального закона. Считают, недопустимыми доказательствами заключение комплексной судебно-медицинской экспертизы, показания свидетеля В., приобщенную к делу веревку. Указывают на недоказанность мотива убийства У. своей жены. Считают, что есть основания полагать, что жену У. убили другие лица. Просят уголовное дело в отношении У. прекратить;

осужденный Г. и его защитники, адвокаты Бондарев А.А. и Загородний О.С., также указывают на недопустимость доказательств положенных в основу приговора. В частности показаний Г. в процессе предварительного расследования, поскольку при его допросах присутствовал адвокат по назначению, хотя его родственники заключили соглашение с другим адвокатом. Считают неустановленным мотив совершения Г. преступления. Приводят доводы об отсутствии доказательств, подтверждающих совершение Г. преступления. Просят уголовное дело в отношении него прекратить;

осужденный Б. и его защитник, адвокат Никитин Е.А., также указывают на отсутствие доказательств виновности осужденных в убийстве жены У. Показания Б. в процессе предварительного расследования, об обстоятельствах убийства потерпевшей, объясняют воздействием на него работников милиции, нарушением процессуального закона при проверке его показаний. Указывают на недопустимость других доказательств, приведенных в приговоре. Считают необоснованной оценку судом, как недостоверных, показания свидетелей, подтверждающих алиби Б. Просят приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Петровский М.В. указывает на несостоятельность их доводов и просит приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденных в совершении указанного преступления подтверждены показаниями Г. и Б. в процессе предварительного расследования. Показаниями потерпевшего Л., свидетелей Л.З., К.Н., К.Е., Б.Л., Г. Протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертиз, вещественными и другими собранным по делу доказательствами, проверенными в судебном заседании, оценка и анализ которых содержится в приговоре.

Доводы кассационных жалоб об оговоре У. Г. и Б. в процессе предварительного расследования, проверялись в судебном заседании, нашли свою оценку в приговоре и обоснованно признаны несостоятельными.

Суд обоснованно признал достоверными показания Г. и Б. в процессе предварительного расследования. Из этих показаний следует, что У. организовал убийство своей жены за вознаграждение. У. предложил Г. найти исполнителя убийства. Г. уговорил Б. совершить это убийство за вознаграждение. У. разработал план убийства жены. По этому плану, в назначенный У. период времени, Г. ночью из таксофона позвонил потерпевшей, вызвав ее из квартиры. Б. в это время ждал потерпевшую на лестничной площадке подъезда дома, где жила потерпевшая. Когда она вышла из квартиры, Б. задушил ее веревкой.

Приведенные показания Г. и Б. давали с соблюдением требований процессуального закона, неоднократно, подтвердили их на месте происшествия.

Несостоятельны доводы кассационных жалоб о том, что в процессе следственных действий с Г., участвовал ненадлежащий адвокат. В судебном заседании установлено, что на момент их проведения, родственники Г. не заключили соглашения с адвокатом, осуществлявшим позже его защиту. Как видно из материалов дела, в процессе предварительного расследования от Г. и его адвоката, жалоб по этому поводу не поступало.

Допрошенные в судебном заседании свидетели П. и Л.С.А., участвовавшие в качестве понятых, во время проверки показаний Б. на месте происшествия, подтвердили добровольность дачи показаний Б.

Свидетели В.Е. и Л.С.А., участвовавшие в качестве понятых, при проверке показаний Г. на месте происшествия, подтвердили добровольность дачи им показаний.

Эти показания Г. и Б. нашли объективное подтверждение другими доказательствами.

По заключению судебно-медицинских экспертиз смерть потерпевшей наступила от удушения веревкой. Повторная комплексная судебно-медицинская экспертиза подтвердила указанные показания Г. и Б. о времени убийства потерпевшей. В приговоре суд проанализировал первое заключение эксперта, обосновав ошибочность его выводов о наступления смерти в 10 часов 2 декабря 2003 года. Допрошенный в судебном заседании эксперт М., согласилась с тем, что допустил ошибку. Выводы назначенной судом комиссионной экспертизы, научно обоснованы, и соответствуют обстоятельствам дела.

Несостоятельны доводы кассационных жалоб о незаконности назначения судом этой экспертизы. В соответствии со ст. 294 УПК РФ, суд возобновил судебное следствие. Участники судебного процесса, в том числе защитники, поддержали ходатайство прокурора о назначении судебно-медицинской экспертизы.

С указанного Г. таксофона в указанное им время действительно было сделано два звонка на квартирный телефон потерпевшей, что подтверждено региональным филиалом "Томсктелеком" ОАО "Сибирьтелеком".

Несостоятельны доводы кассационных жалоб о том, что звонки могли поступить с аналогичного номеру таксофона, абонентского номера. Суд установил, что этого не было. Свидетель В.Л., специалист в области телефонной связи, разъяснил в судебном заседании разницу между абонентскими номерами и номерами таксофонов.

Не обоснованны доводы кассационных жалоб о недопустимости, как доказательств, приведенных данных.

Свидетель Б.С., проживавший вместе с Б., подтвердил показания последнего о наличии в их квартире веревки, аналогичной той, которой была задушена потерпевшая.

Несостоятельны доводы кассационных жалоб о том, что представленный суду обрезок веревки, не соответствуют обрезку, изъятому с места происшествия.

В судебном заседании веревка была извлечена из пакета опечатанного печатью прокурора, заверенная подписью понятых и следователя. Расхождения в ее параметрах, по сравнению с протоколом осмотра, обусловлено манипуляциями при проведении экспертизы.

Анализ показаний потерпевшего Л., свидетелей Л.З., К.Н., К.Е., Б.Л. обоснованно привел суд к убеждению о наличии у У. умысла на убийство жена.

Показания указанных свидетелей подтвердили показания Г. о том, что когда У. приходил домой ночью, то звонил потерпевшей по телефону, и она выходила из квартиры, чтобы открыть ему дверь, что у заказчика убийства была финансовая заинтересованность в этом.

Из показаний указанных свидетелей видно, что потерпевшая собиралась расторгнуть брак с У., что лишало бы его источника существования, а в случае ее смерти, к нему переходило ее имущество и бизнес.

Поэтому несостоятельны доводы кассационных жалоб о том, что У. было не выгодно убивать потерпевшую, что убийство было совершено другими лицами, по другим мотивам.

Оценив приведенные данные в совокупности с другими доказательствами, суд обоснованно квалифицировал действия У. по ст. ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ., Г. - по ст. ст. 33 ч. 4 и ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ. Б. - по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

Несостоятельны доводы кассационных жалоб о необъективности суда, о неполноте судебного следствия.

Суд рассматривал все ходатайства сторон в судебном процессе и удовлетворял часть ходатайств подсудимых и их защитников.

Суд исследовал версии об алиби осужденных, привел в приговоре показания свидетелей по этому поводу, дал им оценку. Суд обоснованно отверг эти версии, мотивировав в приговоре свое решение.

Судебная коллегия не усматривает по делу нарушений процессуального закона, влекущих отмену приговора.

Наказание осужденным назначено с учетом степени общественной опасности совершенных каждым действий, обстоятельств дела и данных о личности.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Томского областного суда от 17 июня 2005 года в отношении У., Г. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалоб У., Музеника В.Ю., Копанева Г.М., Г., Бондарева А.Л., Загороднего О.С., Б. и Никитина Е.А. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"