||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 августа 2006 года

 

Дело N 12-о06-15

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Свиридова Ю.А.,

    судей                                           Яковлева В.К.,

                                                     Семенова Н.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 21 августа 2006 года кассационную жалобу осужденного Д.. на приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 22 марта 2006 года, которым

Д., <...>, судимый 8 ноября 2005 года по ст. ст. 130 ч. 1, 115 ч. 1, 119 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год и к штрафу в сумме 3000 рублей, -

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "з", "к" УК РФ - на 19 лет;

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - на 11 лет без штрафа;

по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ - на 10 лет;

по ст. 167 ч. 2 УК РФ - на 3 года;

по ст. 119 УК РФ - на 1 год;

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 25 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено приговор от 8 ноября 2005 года в отношении Д. исполнять самостоятельно.

Постановлено взыскать с Д. процессуальные издержки в доход государства в сумме 8800 рублей.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснение осужденного Д. и адвоката Чиглинцевой Л.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Д. признан виновным в разбойном нападении на Ч. и умышленном причинении смерти этому же потерпевшему, сопряженном с разбоем, в убийстве С. с целью скрыть другое преступление, также в убийстве К. и С.А., угрозе убийством К.А., покушении на убийство К.Н., умышленном уничтожении имущества Ч. путем поджога, с причинением значительного ущерба.

Преступления совершены им в ночь на 27 апреля 2005 года и 20 июля 2005 года в д. Большой Абанур Килемарского района Республики Марий Эл при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде Д. вину в убийстве Ч. и С., также в уничтожении чужого имущества путем поджога, в покушении на убийство К.Н. и угрозе убийством К.А. не признал, а в убийстве К. и С.А., признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Д. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд, при этом ссылается на то, что предварительное расследование по делу проведено с обвинительным уклоном, к нему применялись недозволенные методы ведения следствия, насильно заставили его написать явку с повинной. Указывает, что допрошенный в качестве свидетеля его брат - " Д.А. оговорил его. Утверждает, что в ночь на 27 апреля 2005 года никаких преступлений не совершал, но следственные органы не проверили обстоятельства дела, которые подтверждают его непричастность к преступлениям, совершенным в ночь на 27 апреля 2005 года. Утверждает, что преступление в отношении потерпевшего К. совершил в связи с тем, что К. сам издевался над ним и вывел его из себя. Указывает, что суд не допросил в качестве свидетеля его мать, Д.М., а удалил ее из зала судебного заседания только за то, что она высказала свои реплики. Потерпевший К.А. оговорил его, а потерпевшая К.Н. давала противоречивые показания об орудии преступления. Кроме того считает, что адвокат ненадлежаще защищал его интересы в ходе предварительного следствия, помогал не ему, а следователю, уговаривал его рассказать об обстоятельствах дела и признаться в содеянном, хотя преступления в ночь на 27 апреля не совершал. С материалами дела он знакомился фактически один, без адвоката, так как адвокат требовал быстрее расписаться в протоколе. Судебно-психиатрические экспертизы проводились без адвоката, о том, что проводилась пожаро-техническая экспертиза, узнал только при ознакомлении с материалами дела, тем самым был лишен возможности задавать вопросы эксперту. Просит назначить дополнительную судебно-медицинскую экспертизу, ссылаясь на то, что после получения травмы постоянно болит голова.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного Д. государственный обвинитель Крылов А.В. указывает о несостоятельности доводов кассационных жалоб осужденного и просит приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит, что Д. обоснованно осужден за совершенные преступления и оснований для удовлетворения кассационной жалобы не находит.

Вывод суда о доказанности вины осужденного Д. в содеянном, основан на совокупности доказательств, исследованных надлежащим образом в судебном заседании.

Доводы осужденного в жалобе о том, что в ночь на 27 апреля 2005 года он не совершал преступления в отношении Ч. и С., проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными.

Так, судом бесспорно установлено и из материалов дела следует, что в ночь на 27 апреля 2005 года Д. пришел к Ч., напал на него и с целью убийства нанес ему поленом удар в область головы, затем нанес множественные удары руками и ногами в область грудной клетки. Когда Ч. потерял сознание, Д. незаконно проник в его дом, положил потерпевшего на кровать, стал искать деньги и обнаружил 24000 рублей. В это время в дом зашла С. и Д., опасаясь, что она может сообщить о совершенных им преступлениях, с целью убийства и сокрытия ранее совершенных преступлений, нанес ей удар поленом в область головы и положил ее на кровать рядом с Ч. После этого Д. с целью сокрытия следов преступления поджег дом и с похищенными деньгами в сумме 24000 рублей с места преступления скрылся. Смерть Ч. и С. наступила на месте происшествия.

К такому выводу суд пришел обоснованно, на основании исследованных материалов дела, в том числе неоднократными показаниями самого осужденного на предварительном следствии о том, как он запил и истратил полученные для передачи С.В. деньги и зная, что деньги есть у Ч., решил их у него отнять и подробно рассказал, напал на Ч. и убил его, затем похитил деньги. Когда в дом зашла С., испугавшись, что она расскажет о случившемся, решил ее убить и ударил ее по голове поленом. После этого положил тело на кровать рядом с Ч., чтобы все подумали, что они сгорели по неосторожности. Затем разлил керосин из лампы в зале дома, спичкой поджег и с места преступления скрылся.

Свои показания Д. подтвердил также при проверке показаний на месте.

Показания осужденного об обстоятельствах совершения указанных преступлений получены в присутствии адвоката, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, они соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела, поэтому обоснованно признаны правдивыми.

Из показания свидетеля С.В. усматривается, что Д. получил за него заработную плату, поэтому он начал искать его. Лишь в конце апреля 2005 года осужденный Д. приехал к нему и отдал деньги его сыну, так как его самого не было дома.

Свидетель Д.А. показал, что со слов брата знал, что он работал вместе с С.В. и получил за него заработную плату, но сразу деньги не отдал, а потом отдавать было нечего. В конце апреля, после пожара, у Д. появились деньги и он съездил к С.В. и отдал деньги его сыну.

О том, что в конце апреля 2005 года у Д. появились деньги, подтвердил также свидетель Д.П.

Вина осужденного подтверждается также показаниями свидетеля Д.А. о том, что брат ему рассказал об убийстве Ч. и С. и поджоге их дома, через неделю после происшедшего.

Доводы осужденного о том, что свидетель Д.А. оговорил его, опровергаются показаниями самого осужденного на предварительном следствии, из которых видно, что в своих показаниях на предварительном следствии осужденный Д. не отрицал, что о происшедшем в ночь на 27 апреля 2005 года рассказал брату Д.А.

Свидетель Д.А. подтвердил, что осужденный Д. знал, что у Ч. есть в доме деньги, так как он присутствовал при разговоре о том, что Ч. дал сестре взаймы тридцать тысяч рублей.

Свидетели С.И. и С.С.Д. подтвердили, что потерпевший Ч. хранил в доме деньги, а С.С.Д. пояснил, что в марте 2005 года он вернул Ч. долг в сумме 22 тысячи рублей.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что в доме Ч. на кровати обнаружены обугленные трупы Ч. и С., которых опознали потерпевшие Д.В. и С.В., а также свидетели С.П., Я.

При этом, потерпевший С.В. показал, что он узнал платье, принадлежащее его матери, оставшееся частично на трупе.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть Ч. наступила от тяжелого ушиба головного мозга вследствие черепно-мозговой травмы.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы причина смерти С. не установлена из-за посмертного воздействия пламени.

Вместе с тем, отсутствие копоти в просвете дыхательных путей, свидетельствуют о том, что потерпевшая до возникновения пожара была мертвой.

Выводы экспертов подтверждают показания осужденного, данные в ходе предварительного следствия о характере и механизме причиненных потерпевшим повреждений, о последовательности его действий, то есть, сначала он нанес потерпевшим удары, а затем поджег дом.

Показания осужденного Д. на предварительном следствии о том, что он разлил керосин из лампы в зале дома и поджег, подтверждается тем, что в ходе осмотра места происшествия была обнаружена керосиновая лампа, а заключением пожарно-технической экспертизы установлено, что очаг пожара, расположен в районе юго-западного угла жилого дома, месте, где была расположена кровать и причиной пожара является воздействие открытым источником огня в виде пламени спички на горючий материал, обработанный легковоспламеняющейся жидкостью.

Этот вывод подтверждается также показаниями допрошенного в судебном заседании эксперта В., также заключением специалиста от 16 мая 2005 года, в котором указан очаг пожара - юго-западный угол жилого дома, снаружи (т. 53 - 54 т. 1).

При установленных обстоятельствах, оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Д. в убийстве Ч. в процессе разбойного нападения, также в убийстве С. с целью скрыть ранее совершенные преступления, и уничтожении имущества Ч. путем поджога и дал его действиям правильную юридическую оценку.

Вина Д. в убийстве К. и С.А. установлена, кроме признания им вины в совершении этих убийств и подробных показаний об обстоятельствах, при которых он взял стоящий у колодца топор-колун и нанес несколько ударов К. лезвием и обухом топора по голове и телу. Тело К. перетащил под сарай. Затем посадочным мечом ударил С.А. и также перетащил его под сарай.

Эти показания Д. подтверждены и другими доказательствами, в том числе показаниями потерпевшего К.А., подтвердившего, что он видел, как осужденный несколько раз ударил лезвием топора К. по голове; показаниями свидетеля П. о том, что видел лежавшего на земле К., из головы которого текла кровь; показаниями потерпевшей К.Н. о том, что когда она прибежала в дом Д., во дворе увидела лужу крови, а когда она вошла в дом, осужденный Д. нанес ей удары гвоздодером, но ей удалось убежать, когда в дом зашел С.А.

Свидетель Д.А. показал, что он слышал, как осужденный убивал С.А.

Из показаний свидетеля Д.Е. усматривается, что он видел как его брат Д. стоял над телом С.А., у которого голова была в крови. В сенях, в прихожей у печки была кровь.

Свидетель С.С.Д. также подтвердил, что во дворе дома осужденного была лужа крови, кровавый след волочения по лестнице дома, по тротуарам, было два следа волочения, потом они слились в один. Он прошел к сараю и увидел трупы С.А. и К.

Из протокола осмотра места происшествия усматривается, что в доме хозяйства Д. в прихожей обнаружены на стене над кроватью множественные капли бурого цвета, похожие на кровь, вдоль печи - пятно вещества бурого цвета, похожего на кровь. Также обнаружен след волочения бурого цвета, пятна вещества бурого цвета обнаружены также во дворе хозяйства Д-вых, а в крытом дворе перед входом в хлев обнаружен труп С.А., в дровянике - труп К.

В ходе осмотра места происшествия в прихожей дома Д-вых изъята панама, во дворе - зуб.

Согласно заключению судебно-биологической экспертизы - в пятнах на панаме, марлевом тампоне со смывом с пола прихожей обнаружена кровь человека, которая может принадлежать С.А.,

- в щепочках-соскобах, изъятых с нижней площадки сеней дома,

комочках земли и песка, изъятых со двора хозяйства Д-вых имеется кровь, которая может принадлежать К.,

- на поверхности зуба имеется кровь, которая может принадлежать, как и сам зуб, К. (т. 2 л.д. 67 - 70).

В ходе предварительного следствия были изъяты у осужденного шорты, в которых он был в момент совершения преступления и при судебно-биологическом исследовании на них в части пятен была обнаружена кровь, которая могла принадлежать С.А., в части пятен - кровь, которая могла принадлежать К.

Заключениями судебно-медицинских экспертиз установлено, что смерть К. наступила от тяжелого ушиба головного мозга, возникшего вследствие открытой проникающей черепно-мозговой травмы с переломами костей черепа, а смерть С.А. наступила от тяжелого ушиба головного мозга, возникшего вследствие открытой проникающей черепно-мозговой травмы с переломами костей черепа.

Медицинские данные подтверждают показания подсудимого Д. о нанесении им С.А. и К. множества ударов по голове и различным частям тела, перемещении еще живого С.А. из дома во двор хозяйства и к сараю.

Из хозяйства Д-вых были изъяты топор и посадочный меч, которые осмотрены в судебном заседании.

Свидетель Д.Е. показал, что топор и посадочный меч были в хозяйстве его родителей, а осужденный подтвердил, что обухом и лезвием топора наносил удары К., посадочным мечом - С.А., что подтверждается также заключениями судебно-медицинских, судебно - биологических и медико-криминалистических экспертиз.

Согласно заключению судебно-биологической экспертизы на посадочном мече обнаружена кровь, которая может принадлежать С.А., на топоре - кровь, которая может происходить от К.

Оценив все эти и другие доказательства по делу в совокупности суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденного об убийстве К. и С.А. и дал его действиям правильную юридическую оценку.

Утверждения осужденного в жалобах о том, что он не угрожал убийством К.А., опровергаются показаниями потерпевшего К.А., из которых усматривается, что он был свидетелем того, как Д. наносил удары топором К., затем Д. сказал К.А., что если он против него даст показания, то убьет его. Эти угрозы К.А. воспринял как реальную угрозу.

У суда не было оснований сомневаться в показаниях потерпевшего, поскольку К.А., являясь очевидцем убийства К., подробно и последовательно рассказывал о действиях осужденного в отношении К. и его показания соответствуют другим собранным по делу доказательствам.

При установленных обстоятельствах суд обоснованно сделал вывод о том, что у К.А. были основания опасаться осуществления этой угрозы, поскольку на его глазах Д. наносил удары топором К. О реальности угрозы свидетельствуют также последующие действия осужденного Д. в отношении С.А. и К.Н.

Кроме того, материалами дела установлено, что потерпевший К.А. знал Д. как жестокого человека, в деревне его все боялись, что подтверждается также показаниями потерпевших К.Н., С.А.М., свидетелей Д.Н., С.С.В.

Оценив приведенные и вышеизложенные доказательства в совокупности суд обоснованно сделал вывод о доказанности вины Д. в угрозе убийством К.А., у которого имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Виновность Д. в покушении на убийство К.Н., несмотря на отрицание вины самим осужденным, установлена показаниями потерпевшей К.Н., из которых усматривается, что когда К.А. прибежал и сообщил, что ее сына Д. ударил топором по голове и наверное, убил, она побежала в дом Д-вых, где во дворе увидела лужу крови. Затем зашла в дом и спросила Д. где сын. Но осужденный Д. взял гвоздодер и стал им наносить ей удары, при этом он старался попасть ей по голове, но она прикрывалась руками и кричала. Осужденный раздробил ей пальцы на руке и ее руки были в крови. В это время в дом забежал С.А. и она успела убежать.

Эти показания потерпевшей подтверждаются заключениями судебно-медицинских экспертиз (основной и дополнительной), которыми установлено, что у К.Н. обнаружены рана на первом пальце правой кисти, рана на левом предплечье, которые образовались от действия тупых твердых предметов 20 июля 2005 года и относятся к повреждениям, не повлекшим вреда здоровью (т. 2 л.д. 189 - 190, 196).

Из представленной эксперту карты вызова скорой медицинской помощи следует, что вызов был принят 20 июля 2005 года около 19 часов 40 минут. Диагноз: рваная рана первого пальца правой кисти, ушибленная рана левого предплечья (т. 2 л.д. 196).

Из показаний свидетеля Д.М. также усматривается, что, она видела, как осужденный чем-то ударил К.Н. по голове, затем появился С.А.

Потерпевшие К.А. и С.А.М., свидетели С.С.Д. и С.С.В. подтвердили, что видели как К.Н., выбежала из дома Д-вых, при этом руки у нее были в крови.

Согласно заключению судебно-биологической экспертизы на гвоздодере, изъятом во время осмотра места происшествия из хозяйства Д-вых, обнаружена кровь, которая может принадлежать К.Н.

Кровь потерпевшей К.Н. обнаружена также на марлевом тампоне со смывом с левой стопы осужденного Д.

Проанализировав все эти и другие доказательства по делу, суд пришел к обоснованному выводу о том, что Д. покушался на убийство К.Н., но не смог довести свой умысел до конца по не зависящим от его воли обстоятельствам, так как появился в доме С.А.

Утверждения осужденного в жалобах о том, что потерпевшая К.Н. давала противоречивые показания об орудии преступления, проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку судом бесспорно установлено, что он покушался на убийство потерпевшей используя гвоздодер, и на этом орудии преступления - гвоздодере, как видно из заключения судебно-биологической экспертизы, обнаружены следы крови потерпевшей.

Причины изменения показаний осужденным и имеющиеся в его показаниях противоречия выявлялись судом и оценены в совокупности со всеми материалами дела и в приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства признаны судом правдивыми, а другие отвергнуты.

Также судом проверены доводы осужденного о том, что его брат, Д.А. оговорил его. При этом судом установлено, что никаких оснований для оговора осужденного у этого свидетеля не имелось и данные им показания соответствуют установленным судом обстоятельствам, поэтому доводы жалобы осужденного являются несостоятельными.

Доводы осужденного в жалобах о том, что адвокат на предварительном следствии недостаточно полно оказывал ему юридическую помощь, наоборот помогал следователю, несостоятельны, поскольку никаких заявлений о несогласии с адвокатом, либо о том, что адвокат не устраивает его, не заявлялось, также ходатайств о замене адвоката он не делал.

Судом тщательно проверена имеющаяся в материалах дела явка с повинной, в которой Д. признал вину в убийстве Ч. и С., при этом судом установлено, что эту явку с повинной он написал по предложению следователя, лишь после показания ему показаний его брата Д.А., в которых он изобличал осужденного в убийстве Ч. и С., и суд обоснованно признал, что эта явка с повинной не может быть смягчающим наказание обстоятельством, влекущим применение ст. 62 УК РФ, а содержание заявления Д. расценил как признание им своей вины под влиянием уже имеющихся уличающих его доказательств.

При установленных обстоятельствах, всесторонне проанализировав все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденного Д. в разбойном нападении на Ч. и умышленном причинении ему смерти, сопряженном с разбоем, также в убийстве С. с целью скрыть другое преступление, в убийстве К. и С.А., угрозе убийством К.А., покушении на убийство К.Н., умышленном уничтожении имущества Ч. путем поджога, с причинением значительного ущерба, дал действиям осужденного правильную юридическую оценку, квалифицировав по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "з", "к", 162 ч. 4 п. "в", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а", 167 ч. 2, 119 УК РФ.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно проверенных доказательствах, собранных с соблюдением процессуальных норм и не вызывающих сомнений, при этом в приговоре правдивыми, а другие отклонены как недостоверные.

Для иной квалификации оснований не имеется.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение приговора, следственными органами и судом не допущено.

Психическое состояние осужденного Д. проверено надлежащим образом и с учетом заключения судебно-психиатрической экспертизы обоснованно установлено судом, что преступления совершены им во вменяемом состоянии.

Мера наказания назначена осужденному Д. в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом степени тяжести и общественной опасности содеянного, всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, также данных о его личности, в том числе наличия на иждивении осужденного малолетнего ребенка.

При таких обстоятельствах для смягчения наказания оснований не имеется.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 22 марта 2006 года в отношении Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Д. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"