||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 августа 2006 года

 

Дело N 15-о06-11

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Свиридова Ю.А.,

    судей                                           Яковлева В.К.,

                                                     Семенова Н.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 21 августа 2006 года кассационные жалобы осужденных Я., Я.А. и адвокатов Юдина С.Г., Донской С.Х. на приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 13 февраля 2006 года, которым

Я.; <...>, судимый:

- 7 июня 2005 года по ст. ст. 112 ч. 1, 330 ч. 2 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно, с испытательным сроком в 2 года;

- 11 июля 2005 года по ст. 115 ч. 1 УК РФ на 220 часов обязательных работ, судимости не сняты и не погашены, -

осужден к лишению свободы:

- по ст. 158 ч. 3 УК РФ на 3 (три) года без штрафа;

- по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 9 (девять) лет без штрафа;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ на 13 (тринадцать) лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 15 (пятнадцать) лет лишения свободы.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 7 июня 2005 года и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения неотбытой части наказания окончательно назначено 16 (шестнадцать) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Я.А., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы:

- по ст. 158 ч. 3 УК РФ на 3 (три) года без штрафа;

- по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 10 (десять) лет без штрафа;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ на 15 (пятнадцать) лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 17 (семнадцать) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснения осужденных Я. и Я.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Гостюжевой И.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Я. и Я.А. признаны виновными и осуждены за:

- кражу чужого имущества у Ч., совершенную во второй половине сентября 2005 года группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба потерпевшей, с незаконным проникновением в жилище;

- разбойное нападение на Ч., совершенное 3 октября 2005 года, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью, потерпевшей и умышленное причинение смерти этой же потерпевшей, Ч., 1924 года рождения, заведомо для виновных находящейся в беспомощном состоянии, группой лиц, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены ими в г. Инсар Республики Мордовия при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде Я. и Я.А. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Я. А. указывает, что не согласен с приговором и просит о смягчении наказания, при этом ссылаясь на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и приговор является несправедливым в связи с назначением ему слишком сурового наказания;

осужденный Я. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд, при этом ссылается на то, что судом не установлена дата и время совершения кражи в сентябре 2005 года, также отсутствует заявление потерпевшей, в связи с чем считает, что производство по делу в этой части следует прекратить за отсутствием состава преступления и недоказанности его вины в совершении кражи. Утверждает, что показания по факту совершения разбойного нападения и убийства были получены в ходе предварительного расследования без защитника, когда он находился в состоянии алкогольного опьянения, с применением недозволенных методов ведения следствия, в связи с чем эти показания являются недопустимыми доказательствами. Его показания на предварительном следствии не подтверждены другими доказательствами, поэтому они не могут быть положены в основу приговора. Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что потерпевшая могла оказать сопротивление, поэтому считает, что квалифицирующий признак - "беспомощное состояние" потерпевшей - следует исключить из приговора. Утверждает, что на потерпевшую упал шкаф и от этого она скончалась. Удары топором ей не наносил, поскольку топором могли быть причинены ей более значительные телесные повреждения.

Адвокат Юдин С.Г. просит приговор в отношении осужденного Я. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, при этом ссылается на то, что выводы суда о совершении им кражи чужого имущества носят лишь предположительный характер, никаких доказательств, подтверждающих вину в совершении кражи, в деле не имеется, дата и время совершения этого преступления не установлена, на предварительном следствии он оговорил себя, так как был введен в заблуждение оперативными сотрудниками, надеясь, что это облегчит его положение. От этих показаний он отказался, к тому же они не подтверждены другими доказательствами. Указывает, что Я. не убивал Ч., находясь в ее доме, он ударил потерпевшую невооруженной рукой в область лица и нанес не менее 2 - 3 ударов ногой в область грудной клетки с незначительной силой, чтобы напугать ее, но после этого Ч. была жива. Судом не опровергнуты показания осужденных о том, что потерпевшая скончалась от телесных повреждений, полученных в результате падения на нее шкафа. Ходатайство о назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы с целью уточнения, не могла ли наступить смерть потерпевшей Ч. в результате падения с высоты собственного роста и механического воздействия на нее при падении кухонного шкафа, судом необоснованно отклонено, хотя выводы суда о причине смерти потерпевшей носят лишь предположительный характер.

Адвокат Донская С.Х. просит приговор в отношении осужденного Я.А. в части осуждения за кражу чужого имущества отменить, производство по делу прекратить за отсутствием события преступления, ссылаясь на то, что вывод о доказанности вины сделан лишь на признательных показаниях осужденных, от которых они отказались, а других доказательств, подтверждающих вину в совершении кражи, не имеется. Показания, данные ими на предварительном следствии, не подтверждены другими доказательствами. Кроме того, по делу не установлены ни дата, ни время совершения кражи. В части осуждения за убийство просит приговор отменить и его оправдать за отсутствием состава преступления, ссылаясь на то, что Я.А. не наносил потерпевшей удары топором. Считает, что смерть потерпевшей наступила оттого, что при падении потерпевшая ухватилась за шкаф и шкаф упал на нее. Кроме того, просит действия его со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ переквалифицировать на ч. 3 ст. 162 УК РФ и назначить ему минимальный срок лишения свободы без штрафа, мотивируя тем, что он не отрицает, что совершил разбойное нападение с применением насилия, так как уронил потерпевшую на пол, но удары топором не наносил.

В возражениях государственный обвинитель Инчин В.М. указывает о своем несогласии с доводами кассационных жалоб осужденных и их защитников, просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, ссылаясь на то, что все доводы жалоб были предметом исследования в судебном заседании и признаны несостоятельными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденных Я. и Я.А., их защитников Донских С.Х., Юдина С.Г., также возражений государственного обвинителя, Судебная коллегия находит, что Я. и Я.А. обоснованно осуждены за совершенные ими преступления.

Вина Я. и Я.А. в краже чужого имущества, также в разбойном нападении на Ч. и умышленном причинении смерти потерпевшей, сопряженном с разбоем, установлена исследованными в судебном заседании материалами дела, в том числе показаниями самих осужденных Я. и Я.А., показаниями свидетелей, протоколами осмотров мест происшествий, заключениями проведенных по делу экспертиз и другими доказательствами, подробный анализ и оценка которым дана в приговоре.

Как бесспорно установлено судом и следует из материалов дела, во второй половине сентября 2005 года Я. и Я.А. договорились совершить кражу денег из дома Ч. и около 17 часов со стороны огородов проникли во двор дома Ч., затем незаконно проникли в дом через незапертую дверь, и воспользуясь, что Ч. находилась в дальней комнате и смотрела телевизор, из кошелька со стола кухни тайно похитили 6.000 рублей.

3 октября 2005 года около 3 часов Я.А. и Я. с целью совершения хищения денег из дома Ч. вместе пришли к дому Ч., при этом Я. принесенным с собой топором перерезал телефонный провод дома Ч., перелез через забор и открыл калитку. Затем, используя принесенный топор, Я. и Я.А. совместными усилиями открыли входную дверь и проникли в коридор дома Ч., где Я.А., сломав запор, проник в чулан и взял ножовку, а Я., используя топор и ножовку, открыл дверь, и они проникли в жилое помещение. На шум из другой комнаты вышла Ч., и осужденные, осознавая, что они обнаружены, напали на Ч., и осознавая ее беспомощное состояние, действуя с единым умыслом на ее убийство, Я. нанес потерпевшей удар кулаком в лицо, а Я.А. повалил ее на пол. Лежащей на полу Ч. Я. нанес 3 удара ногой в жизненно важную часть человека - голову, а Я.А. нанес потерпевшей 3 удара обухом топора в голову. Смерть Ч. наступила на месте происшествия от ушиба вещества головного мозга.

После этого Я. и Я.А. похитили денежные средства Ч. на общую сумму 4 тысячи 470 рублей и скрылись с места преступления.

К такому выводу суд пришел на основании тщательно исследованных материалов дела, в том числе показаний Я., подробно рассказавшего об обстоятельствах совершения разбойного нападения и убийства Ч. Из его показаний видно, как по предложению отца - Я.А., с целью похищения денег они пришли к дому Ч., где он принесенным с собой топором перерубил телефонные провода, чтобы потерпевшая не позвонила в милицию. Затем проникли в дом и, когда проснулась Ч. и зашла на кухню, он ударил ее по лицу, а отец повалил ее на пол. Кроме того, он ногой нанес ей около 2 ударов и, когда включил свет, увидел, что отец стоит около Ч., но она была жива. После этого они нашли деньги и поделили их.

Из показаний Я. также усматривается, что до этого они договорились с отцом, что если Ч. проснется, Я.А. оглушит ее, а он сказал отцу, чтобы оглушил потерпевшую.

Из показаний осужденного Я.А. видно, что он подтвердил эти показания и дополнил, что когда они уходили, Ч. была жива.

Из оглашенных в соответствии с требованиями ст. 276 ч. 1 п. 1 УПК РФ показаний Я. видно: он ударил Ч. кулаком по лицу, а отец - Я.А. повалил ее на пол. Также он подтверждал, что ударил потерпевшую ногой 3 - 4 раза по голове, и тогда же услышал глухой удар, но чем именно ударил ее отец, он не видел. Но когда включил свет, увидел, что из головы потерпевшей идет кровь, а Я.А. стоял рядом с топором в руках. Когда в доме нашли деньги, отцу он отдал 620 рублей, а 3850 оставил себе, а топор, перчатки и капюшон они выкинули в речку.

Из протокола осмотра места происшествия от 3 октября 2005 года видно, что труп потерпевшей Ч. обнаружен с признаками насильственной смерти.

Заключением судебно-медицинской экспертизы N 233 установлено, что смерть Ч. наступила от ушиба вещества головного мозга.

Из данной экспертизы видно, что на трупе обнаружены телесные повреждения в виде ссадин на коже носа, кровоподтеки на коже лица, верхних и нижних конечностей, правой ушной раковины, спины, лба слева, колото-резаная рана на коже правой голени, кровоизлияния в мягкие ткани головы, под твердую мозговую оболочку и в вещество головного мозга, в желудочки головного мозга.

Все повреждения нанесены тупыми твердыми предметами, рана на голени - острым колюще-режущим предметом.

Вина осужденных подтверждается также обнаружением в надворных постройках и доме <...>, где проживал осужденный Я., и изъятием денежной купюры 500 рублей и 3 тысяч рублей купюрами по 50 и 100 рублей.

Кроме того, из заключения эксперта N 2303/11 следует, что на дактопленке с микрочастицами, изъятыми с правой руки трупа Ч., имеется одно полиакрилонитрильное волокно синего цвета, общей родовой принадлежности с одним из трех видов волокон, входящих в состав трикотажа свитера Я.А.

Вина осужденных подтверждена также показаниями потерпевшей Ч.Т., свидетелей К.О., П.Н. и П.Т. и другими исследованными доказательствами.

Утверждения в жалобах осужденных и их защитников о том, что вина Я. и Я.А. в совершении во второй половине сентября 2005 года кражи из дома потерпевшей Ч. не установлена, являются несостоятельными.

Из показаний Я. на предварительном следствии видно, что до совершения разбойного нападения и убийства, недели две назад, они с отцом - Я.А. проникли в дом Ч. и из кошелька на столе кухни похитили 6 тысяч рублей.

В ходе предварительного расследования осужденный Я.А. также подтвердил показания Я. об обстоятельствах совершения кражи денег у Ч.

Из показания потерпевшей Ч.Т. видно, что погибшая Ч. является ее тетей. Ч. рассказывала ее матери, что в конце сентября 2005 года у нее украли 20 тысяч рублей, а 2 октября 2005 года она рассказала ей об этой краже.

Из показания свидетеля К.Г. видно, что Я.А. с июля 2005 года нигде не работал, но в сентябре - октябре 2005 года Я.А. купил конфеты, колбасу, вино, духи и расплачивался при этом 500-рублевой купюрой, потом достал еще 500-рублевую купюру, чего раньше с ним не было.

Из показаний свидетеля Я.Н., данных в ходе предварительного расследования и оглашенных в соответствии со ст. 281 ч. 4 УПК РФ, следует, что 2 октября 2005 года ее сын Я. пришел со дня рождения поздно. Одет он был в темно-синий спортивный костюм и кроссовки, данные вещи, а также джинсовый костюм она ему не покупала, он их купил сам меньше месяца назад, но откуда он взял деньги, она не знает.

При установленных обстоятельствах, оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о том, что показания осужденных о совершении ими кражи у Ч. в сентябре 2005 года подтверждены материалами дела, из которых следует, что только после этой кражи у Я. появились деньги и он расплачивался в магазине 500 - рублевыми купюрами, приобрел новую одежду.

Суд обоснованно признал показания Я. и Я.А., данные в ходе предварительного расследования, допустимыми доказательствами, поскольку получены они с соблюдением требования ст. ст. 46, 47 УПК РФ. Я. и Я.А. перед проведенными допросами были разъяснены нормы ст. 51 Конституции РФ, как и требования процессуального закона о том, что в случае согласия дать показания, они предупреждаются о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательства по уголовному делу, в том числе и при последующем отказе от этих показаний. Первоначальные показания осужденных суд обоснованно расценил как наиболее объективные, положил в основу приговора, поскольку они соответствуют установленным судом обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами.

Доводы о нахождении Я. и Я.А. при допросе их в качестве подозреваемых в состоянии алкогольного опьянения являются несостоятельными. Допрос их в ходе предварительного следствия производился неоднократно, спустя продолжительное время после их задержания в качестве подозреваемых. Нахождение Я. и Я.А. в адекватном состоянии подтверждается и исследованным видеоматериалом, приложенным к протоколам следственных действий.

Несостоятельными являются доводы жалоб о самооговоре осужденных и о применении в ходе предварительного расследования в отношении Я. и Я.А. недозволенных методов ведения следствия. Эти доводы проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными.

По поводу совершения краже денег из дома в период второй половины сентября 2005 года Ч. в правоохранительные органы не обращалась, кому-либо посторонним не сообщала. О совершенной у нее кражи денег знали только ее близкие родственники, сестра и племянница - Ч.Т., которая показала, что тетя Ч. не хотела обращаться в милицию в связи с кражей у нее 20 тысяч рублей, так как она, проживая одна, боялась, что виновные могут ее обидеть.

Несостоятельны доводы жалоб также о том, что по факту кражи не было возбуждено уголовное дело. Из дела видно, что уголовное дело по факту кражи возбуждено только 4 октября 2005 года после показаний Я.Н. и доводы Я., что о краже ему сообщили сотрудники милиции, являются не соответствующими фактическим обстоятельствам.

Суд обоснованно признал, что хищением 6 тысяч рублей потерпевшей Ч. был причинен значительный ущерб, являющийся сопоставимым с ее месячным доходом.

Не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и выдвинутые доводы об отсутствии у осужденных умысла на совершение разбойного нападения на потерпевшую и убийство Ч.

Доводы жалоб о том, что смерть Ч. могла наступить от повреждений, причиненных упавшим кухонным шкафом, проверены судом и, оценив в совокупности собранные по делу и исследованные в суде доказательства, обоснованно признаны судом несостоятельными.

Из первоначальных показаний как Я., так и Я.А., видно, что кухонный шкаф упал на пол, а не на Ч.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что на трупе Ч. обнаружены множественные телесные повреждения, которые не могли образоваться от однократного падения тупого твердого предмета. Локализация телесных повреждений на трупе Ч. полностью соответствует показаниям Я. и Я.А. о нанесении ими ударов потерпевшей. Кроме этого, из заключения эксперта видно, что повреждения, найденные у потерпевшей на коже наружной поверхности предплечий, тыла кистей рук, образуются обычно при отведении наносимых ударов, самообороны, и суд обоснованно установил, что это обстоятельство нанесения ударов осужденными, как они изложены Я. при его допросе в качестве подозреваемого, от которых Ч. и оборонялась.

Кроме того, из протокола осмотра места происшествия и приобщенной к нему фототаблицы видно, что все предметы в шкафу находятся на месте, что исключается при его падении. На полу, где обнаружен труп потерпевшей, никаких разбросанных вещей, которые при падении шкафа должны были выпасть, не обнаружено, и с учетом всех этих и других доказательств по делу суд обоснованно отверг доводы о возможном получении потерпевшей телесных повреждений от упавшего на нее шкафа.

В процессе лишения жизни Ч. каждым осужденным наносились удары и телесные повреждения потерпевшей причинены каждым, при этом Я.А. повалил Ч. на пол кухни, где потерпевшая и была обнаружена. Убийство потерпевшей совершено ими группой лиц. Об умысле виновных на убийство указывает нанесение потерпевшей ударов руками, ногами, топором в жизненно важный орган человека - голову, и смерть Ч. наступила от ушиба вещества головного мозга.

С утверждениями о том, что суд необоснованно признал, что потерпевшая находилась в беспомощном состоянии, нельзя согласиться, поскольку Я. и Я.А. длительное время были знакомы с потерпевшей Ч., они были достоверно осведомлены о ее состоянии здоровья, которая, являясь престарелым и больным человеком, инвалидом второй группы, была лишена возможности оказать сопротивление осужденным для сохранения своей жизни.

При установленных обстоятельствах, оценив все доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденных Я. и Я.А. в содеянном и правильно квалифицировал их действия по ст. ст. 158 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з", 162 ч. 4 п. "в" УК РФ как тайное хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба, с незаконным проникновение в жилище; умышленное причинение смерти другому человеку, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, группой лиц, сопряженное с разбоем; разбойное нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Выводы суда мотивированы и основаны на доказательствах, собранных с соблюдением процессуальных норм и не вызывающих сомнений, при этом в приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства по делу признаны судом правдивыми, а другие отклонены как недостоверные.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение приговора, следственными органами и судом не допущено.

Из заключений судебно-психиатрических экспертиз видно, что Я. и Я.А. не страдают психическими заболеваниями, преступления совершены ими во вменяемом состоянии.

С утверждениями в жалобах о назначении осужденным сурового наказания нельзя согласиться, поскольку мера наказания назначена Я. и Я.А. в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, также данных о их личностях, в том числе явки с повинной Я.

Для смягчения наказания оснований не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 13 февраля 2006 года в отношении Я. и Я.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Я., Я.А. и адвокатов Юдина С.Г., Донской С.Х. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"