||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 августа 2006 г. N 81-В06-20

 

Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.М. Жуйков, рассмотрев истребованное по надзорной жалобе Х. дело по его иску к департаменту охраны здоровья населения Кемеровской области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, к комитету по управлению государственным имуществом Кемеровской области и администрации Кемеровской области об отмене распоряжения от 31 июля 2002 года N 525-р,

 

установил:

 

Х. обратился в суд с иском к ответчикам, мотивируя свои требования тем, что он работал главным врачом Областной клинической ортопедохирургической больницы восстановительного лечения г. Прокопьевска Кемеровской области. 10 июля 1998 года между ним и ответчиком - Департаментом здравоохранения был заключен трудовой договор (контракт) на неопределенный срок. Приказом N 807-к от 06.08.02 г. и на основании распоряжения Администрации Кемеровской области с ним расторгнут трудовой договор по п. 2 ст. 278 Трудового кодекса РФ, без учета требований ст. 279 Трудового кодекса РФ.

Считает свое увольнение незаконным, поэтому просит суд восстановить его на работе в прежней должности и взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.

Решением Центрального районного суда г. Кемерово от 4 июля 2003 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 29 августа 2003 года, в удовлетворении исковых требований Х. отказано.

В надзорной жалобе Х. просит состоявшиеся по делу судебные постановления отменить и заявленные требования удовлетворить.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 22 мая 2006 года дело истребовано в Верховный Суд РФ.

Дело надлежит передать для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - президиум Кемеровского областного суда.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

В надзорной жалобе Х. указывает на то, что судом были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся, по его мнению, в следующем.

Из материалов дела усматривается, что Х. работал в должности главного врача государственного учреждения здравоохранения "Областная клиническая ортопедохирургическая больница восстановительного лечения" на основании трудового договора (контракта) от 10 июля 1998 года, заключенного на неопределенный срок между ним и департаментом охраны здоровья населения администрации Кемеровской области.

Распоряжением и.о. губернатора Кемеровской области от 31 июля 2002 года N 525-р департаменту охраны здоровья населения Кемеровской области поручено расторгнуть трудовой договор с Х. по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ.

Приказом начальника департамента от 6 августа 2002 года N 807-к, изданным в соответствии с указанным распоряжением, трудовой договор с Х. расторгнут с 6 августа 2002 года по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ.

В соответствии с пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ трудовой договор с руководителем организации, помимо оснований, предусмотренных Трудовым кодексом и другими федеральными законами, может быть расторгнут в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о досрочном прекращении трудового договора.

Как видно из дела, областная клиническая ортопедохирургическая больница восстановительного лечения (ОКОХБВЛ) входит в состав объектов государственной собственности Кемеровской области. Правомочия собственника в отношении объектов государственной собственности Кемеровской области осуществляют органы государственной власти и управления области.

Согласно пункту 1.9 статьи 4 Закона Кемеровской области от 20 июля 1998 года N 31-03 "О порядке управления государственной собственностью Кемеровской области" администрация области в лице губернатора области принимает решения о назначении на должность и освобождении от должности руководителей предприятий, учреждений, организаций, находящихся в государственной собственности Кемеровской области.

Согласно пунктам 2, 21 Устава областной клинической ортопедохирургической больницы восстановительного лечения (ОКОХБВЛ) больница является юридическим лицом, находящимся в ведении департамента охраны здоровья населения Кемеровской области. Высшим должностным лицом ОКОХБВЛ является его руководитель (главный врач), назначаемый и освобождаемый вышестоящим органом управления здравоохранения.

Трудовой договор от 10 июля 1998 года с Х. был заключен с департаментом охраны здоровья населения Кемеровской области и распоряжением администрации области от 31 июля 2002 года N 525-р непосредственно департаменту охраны здоровья как уполномоченному собственником органу поручалось расторгнуть этот договор.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд в решении указал на то, что процедура увольнения Х., в соответствии с пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ, была произведена уполномоченными лицами.

Действительно, по смыслу положений пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации в его взаимосвязи со статьей 81 и пунктами 1 и 3 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации, при расторжении трудового договора с руководителем организации по решению уполномоченного органа юридического лица, в том числе совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества, либо собственника имущества организации, либо уполномоченного собственником лица или органа (далее - собственника) не требуется указывать те или иные конкретные обстоятельства, подтверждающие необходимость прекращения трудового договора.

Однако, согласно пункту 4.3 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 марта 2005 года N 3-П законодательное закрепление права досрочно прекратить трудовой договор с руководителем организации без указания мотивов увольнения не означает, что собственник обладает неограниченной свободой усмотрения при принятии такого решения, вправе действовать произвольно, вопреки целям предоставления указанного правомочия, не принимая во внимание законные интересы организации, а руководитель организации лишается гарантий судебной защиты от возможного произвола и дискриминации.

Общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, как и запрещение дискриминации при осуществлении прав и свобод, включая запрет любых форм ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности (статья 17, часть 3; статья 19 Конституции Российской Федерации), в полной мере распространяются на сферу трудовых отношений, определяя пределы дискреционных полномочий собственника.

Положения пункта 2 статьи 278, статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации не препятствуют руководителю организации, если он считает, что решение собственника о досрочном прекращении трудового договора с ним фактически обусловлено такими обстоятельствами, которые свидетельствуют о дискриминации, злоупотреблении правом, оспорить увольнение в судебном порядке. При установлении судом на основе исследования всех обстоятельств конкретного дела соответствующих фактов его нарушенные права подлежат восстановлению.

Кроме того, заявитель в жалобе указывает на то, что порядок увольнения истца произведен в нарушение требований трудового законодательства по следующим основаниям.

Статья 279 Трудового кодекса РФ устанавливает, что в случае расторжения трудового договора с руководителем организации до истечения его действия по решению собственника имущества организации при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя ему выплачивается компенсация за досрочное расторжение с ним трудового договора в размере, определяемом трудовым договором.

Как усматривается из судебного решения в судебном заседании установлено, что увольнение Х. было вызвано не результатами ревизии учреждения, в котором он работал, а принятием решения собственника. Виновных действий Х. не установлено. Данное обстоятельство подтверждал и представитель ответчика.

Согласно пункту 4.1 вышеуказанного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации федеральный законодатель, не возлагая на собственника, в исключение из общих правил расторжения трудового договора с работником по инициативе работодателя, обязанность указывать мотивы увольнения руководителя организации по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации, не рассматривает расторжение трудового договора по данному основанию в качестве меры юридической ответственности, поскольку исходит из того, что увольнение в этом случае не вызвано противоправным поведением руководителя, - в отличие от расторжения трудового договора с руководителем организации по основаниям, связанным с совершением им виновных действий (бездействием).

В силу пункта 4.2 указанного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации предоставление собственнику права принять решение о досрочном расторжении трудового договора с руководителем организации - в силу статей 1 (часть 1), 7 (часть 1), 8 (часть 1), 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 35 (часть 2), 37 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации предполагает, в свою очередь, предоставление последнему адекватных правовых гарантий защиты от негативных последствий, которые могут наступить для него в результате потери работы, от возможного произвола и дискриминации.

К числу таких гарантий относится предусмотренная статьей 279 Трудового кодекса Российской Федерации выплата компенсации за досрочное расторжение трудового договора с руководителем организации в размере, определяемом трудовым договором. По смыслу положений данной статьи во взаимосвязи с положениями статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации, выплата компенсации - необходимое условие досрочного расторжения трудового договора с руководителем организации в указанном случае.

Законодатель не устанавливает конкретный размер компенсации и не ограничивает ее каким-либо пределом - размер компенсации определяется трудовым договором, т.е. по соглашению сторон. Исходя из целевого назначения этой выплаты - в максимальной степени компенсировать увольняемому лицу неблагоприятные последствия, вызванные потерей работы, размер компенсации может определяться с учетом времени, остающегося до истечения срока действия трудового договора, тех сумм (оплаты труда), которые увольняемый мог бы получить, продолжая работать в должности руководителя организации, дополнительных расходов, которые он, возможно, вынужден будет понести в результате досрочного прекращения договора, и т.п.

Отсутствие в трудовом договоре условия о выплате компенсации и о ее размере, в частности по той причине, что договор заключался до введения в действие Трудового кодекса Российской Федерации, а необходимые изменения в него не были внесены, не освобождает собственника от обязанности выплатить компенсацию (в силу части второй статьи 424 Трудового кодекса Российской Федерации, устанавливающей правила применения норм данного Кодекса к правоотношениям, возникшим до введения его в действие, трудовой договор с руководителем организации может быть расторгнут в соответствии с пунктом 2 статьи 278 и в том случае, если он был заключен до 1 февраля 2002 года). Однако вопрос о размере компенсации, как следует из статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации, решается по соглашению сторон, а не собственником в одностороннем порядке, и, значит, суммы, подлежащие выплате, должны определяться по договоренности между руководителем организации и собственником, а в случае возникновения спора - по решению суда с учетом фактических обстоятельств конкретного дела, цели и предназначения данной выплаты. Соблюдение требования о выплате руководителю организации справедливой компенсации при увольнении на основании пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации должно обеспечиваться независимо от того, была ли трудовым договором, заключенным до введения в действие Трудового кодекса Российской Федерации, предусмотрена компенсация в связи с увольнением по другим основаниям.

Помимо того, согласно пункту 5 указанного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации статья 279 Трудового кодекса Российской Федерации, предоставляя сторонам трудового договора право определять размер компенсации, выплачиваемой руководителю организации в случае досрочного расторжения с ним трудового договора, не закрепляет ее минимальную величину, что истолковывается в правоприменительной практике, как легальная возможность устанавливать компенсацию в размере, не отвечающем цели данной выплаты (при том что для лица, претендующего на должность руководителя, бывает затруднительно договориться о включении в трудовой договор наиболее выгодных для себя условий по обстоятельствам объективного и субъективного характера, таким как конкуренция на рынке труда, характер и цели деятельности юридического лица, его организационно-правовая форма), либо не устанавливать ее вообще и потому не выплачивать.

Исходя из предназначения компенсации, отсутствие в статье 279 Трудового кодекса Российской Федерации указания на минимальный размер данной выплаты, означающее, по существу, лишение руководителя организации при увольнении по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации, законодательно установленной гарантии, может привести к несоразмерному ограничению права каждого свободно выбирать род деятельности и профессию, права на защиту от безработицы, иных, связанных с ними, прав и свобод человека и гражданина, к нарушению равенства при осуществлении трудовых прав, баланса прав и законных интересов сторон трудового договора, что противоречит статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 21 (часть 1), 37 (части 1 и 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Между тем досрочное расторжение с руководителем организации трудового договора без указания, в исключение из общих правил, мотивов такого решения требует предоставления ему повышенной компенсации, а ее минимальный размер должен быть сопоставим с выплатами, предусмотренными действующим законодательством для сходных ситуаций расторжения трудового договора с руководителем организации по не зависящим от него обстоятельствам.

Таким образом, расторжение трудового договора по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ не является мерой юридической ответственности и не допускается без выплаты справедливой компенсации, размер которой определяется трудовым договором, а в случае возникновения спора - решением суда.

Доводы надзорной жалобы заслуживают внимания, в связи с чем дело вместе с надзорной жалобой Х. и настоящим определением следует направить для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 384 Гражданского процессуального кодекса РФ,

 

определил:

 

дело по иску Х. к департаменту охраны здоровья населения Кемеровской области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и возмещении морального вреда, к комитету по управлению государственным имуществом Кемеровской области и администрации Кемеровской области об отмене распоряжения от 31 июля 2002 года N 525-р направить для рассмотрения по существу в президиум Кемеровского областного суда.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"