||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 августа 2006 года

 

Дело N 26-О06-10сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Ермилова В.М.,

    судей                                          Валюшкина В.А.,

                                                   Ламинцевой С.А.

 

рассмотрела в судебном заседании 17 августа 2006 года кассационное представление прокурора на приговор Верховного Суда Республики Ингушетия от 24 апреля 2006 года, которым

А., <...>, несудимый, оправдан по ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222 и ч. 1 ст. 285 УК РФ с п. п. 1 и 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

За А. признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., выступление прокурора Лушпа Н.В., поддержавшей кассационное представление, Судебная коллегия

 

установила:

 

приговором суда, основанным на вердикте присяжных заседателей, А. признан невиновным в участии в банде, незаконном обороте огнестрельного оружия и боеприпасов и использовании своих служебных полномочий вопреки интересам службы, из корыстной заинтересованности, совершение которых инкриминировалось ему в 2003 - 2004 гг. на территории Республики Ингушетия при обстоятельствах, изложенных в постановлении о привлечении А. в качестве обвиняемого и обвинительном заключении.

В кассационном представлении и дополнении к нему в обоснование доводов о незаконности приговора указывается на нарушение норм УПК РФ, допущенное при судебном разбирательстве. Так, в частности, в нарушение ч. 4 ст. 327 УПК РФ в представленных сторонам списках кандидатов в присяжные содержались только их фамилии, имена и отчества, без указания их возраста, образования и других данных, необходимых для формирования коллегии присяжных. В ходе судебного разбирательства председательствующим 8 раз были сделаны замечания стороне защиты, которая допускала высказывания о недозволенных методах получения доказательств, оказывая тем самым воздействие на присяжных заседателей, в связи с чем присяжные не приняли во внимание как признательные показания самого А., данные им в ходе предварительного следствия, так и совокупность других доказательств, имеющихся в материалах уголовного дела. Кроме этого, в присутствии присяжных заседателей председательствующим трижды рассматривались ходатайства об оглашении показаний свидетелей, как допрошенных в суде, так и не явившихся в судебное заседание. Председательствующим не выяснен вопрос о единодушии принятия присяжными решения, учитывая, что они находились в совещательной комнате менее трех часов. Просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение.

Адвокатом Костоевым В.С. принесены возражения, в которых он считает доводы прокурора, содержащиеся в представлении, неубедительными.

Проверив дело, обсудив доводы прокурора и возражения на них, Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора, постановленного на основании вердикта присяжных заседателей, по данному делу не допущено.

Что касается доводов прокурора о том, что в списках кандидатов в присяжные заседатели о них содержалось недостаточно сведений для формирования коллегии присяжных, то их нельзя признать убедительными, поскольку, как следует из протокола судебного заседания, и стороне обвинения, и стороне защиты председательствующий обеспечил реальную возможность реализации их процессуальных прав по формированию коллегии присяжных. При этом следует отметить, что никаких замечаний и заявлений о недостаточности сведений о кандидатах, о нарушениях закона при формировании коллегии присяжных, о тенденциозности состава коллегии прокурором заявлено не было (т. 4 л.д. 105).

А. оправдан за непричастностью к совершению преступлений в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства. Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, не имеется.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, понятным по вопросам, поставленным перед ней в соответствии с требованиями ст. ст. 338 - 339 УПК РФ. Согласно вопросному листу вопросы в нем поставлены перед коллегией присяжных заседателей в отношении каждого подсудимого, в понятных им формулировках, с учетом требований ст. 252 УПК РФ.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем не выражено в какой-либо форме мнение председательствующего судьи по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей.

Доводы прокурора о том, что по возвращении из совещательной комнаты ни до, ни после оглашения вердикта председательствующий не поинтересовался о том, единогласно ли было принято решение, никоим образом не ставят под сомнение законность и обоснованность вердикта присяжных, поскольку из имеющегося в деле вопросного листа следует, что ответы на все поставленные вопросы были единодушными и ни по одному из них голосование не проводилось (т. 4 л.д. 88 - 92).

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке.

В соответствии со ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право в том числе прокурора на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Вместе с тем в кассационном представлении прокурора и дополнении к нему не приведено сколько-нибудь убедительных доводов, свидетельствующих об ограничении председательствующим прав прокурора на представление доказательств либо допущенных председательствующим нарушениях уголовно-процессуального закона, которые повлияли на содержание поставленных перед коллегией присяжных вопросов и ответов на них.

Доводы прокурора о том, что сторона защиты касалась вопросов, которые могли вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого, и что эти высказывания и поведение стороны защиты остались без соответствующего реагирования со стороны председательствующего, не соответствуют данным, отраженным в протоколе судебного заседания.

Особенности кассационного обжалования приговора и особенности производства в суде второй инстанции прокурору были известны. Поэтому доводы прокурора о неправильной оценке присяжными добытых по делу доказательств не могут быть приняты Судебной коллегией во внимание.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Ингушетия от 24 апреля 2006 года в отношении А. оставить без изменения, а кассационное представление прокурора - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"