||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 июля 2006 г. N 278П06

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Радченко В.И.,

    членов Президиума                                Серкова П.П.,

                                                Петроченкова А.Я.,

                                                      Верина В.П.,

                                                     Жуйкова В.М.,

                                                   Кузнецова В.В.,

                                                  Магомедова М.М.,

                                                   Свиридова Ю.А.,

                                                      Карпова А.И.

 

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного В. на приговор Челябинского областного суда от 4 сентября 2002 года, которым

В., <...>, судимый 25 мая 1998 года по ст. 163 ч. 2 п. "в" УК РФ (с учетом внесенных изменений) к 3 годам лишения свободы, освобожден 3 сентября 1999 года на основании Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 июня 1999 года "Об амнистии...",

осужден: по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 226 ч. 4 п. "б" УК РФ на 11 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 марта 2003 года приговор в отношении В. оставлен без изменения.

По этому же делу осуждены У., Ф., К., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.

В надзорной жалобе осужденного В. поставлен вопрос об отмене судебных решений и прекращении производства по делу.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Давыдова В.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

по приговору суда В. признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

В начале февраля 2002 года У., Ф., К. и В., ранее судимый за вымогательство, судимость у которого не погашена, предварительно договорившись между собой, решили совершить разбойное нападение на супругов Б.В. и Б.Н., проживающих в селе Сугояк Красноармейского района Челябинской области, в доме которых имелся антиквариат: иконы, кресты, коллекция старинных монет. С этой целью все четверо вечером 4 февраля 2002 года встретились на квартире К. в г. Копейске, где был обговорен план нападения, изготовлены с помощью ножниц из спортивных шапочек маски для лица, приготовлен скотч для связывания потерпевших и оружие: пневматический пистолет, снаряженный 10-ю пульками, и обрез охотничьего ружья 16-го калибра, заряженный двумя патронами. Имея при себе указанное оружие и другие приготовленные предметы, У., Ф., В. и К. на принадлежащей семье К. автомашине "Москвич-412", государственный номер 821СР 74, которой по просьбе К. управлял Ш., не осведомленный о преступном умысле участников нападения, 5 февраля 2002 года около 2 часов ночи для совершения разбоя в целях завладения имуществом приехали в село Сугояк. Одев приготовленные маски на лицо, У. взял пневматический пистолет, а В. - обрез, и соучастники постучали в калитку. Угрожая открывшему калитку хозяину дома Б.В. пневматическим пистолетом, У. с целью предупреждения возможного сопротивления потерпевшего заявил, что они являются сотрудниками ОМОНа, и прошли в дом. Продолжая реализацию преступного плана и действуя согласно распределенным ролям, У. направил в сторону потерпевшего Б.В. пневматический пистолет, а В. - обрез двуствольного охотничьего ружья, после чего велели Б.В. спуститься в погреб. Потерпевший Б.В., воспринимая действия напавших как реальную угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья, подчинился и спустился в погреб. Тем временем К., действуя в соответствии с отведенной ему ролью, прошел в спальню, поднял с постели жену потерпевшего - Б.Н. - и связал ей руки и ноги скотчем. Затем нападавшие стали обыскивать дом в поисках ценных вещей. Не найдя икон и крестов, У., продолжая угрожать оружием, велел потерпевшему Б.В. подняться из погреба и показать, где находятся иконы и кресты. Осознавая реальность угрозы его жизни и здоровью, потерпевший Б.В. подчинился и показал место, где хранились иконы и кресты, после чего У. приказал К. связать руки Б.В. и спустить обоих супругов опять в погреб, что последний и сделал. Обыскав дом, соучастники похитили личное имущество супругов Б.В. на общую сумму 19631 руб. 82 коп.

В надзорной жалобе осужденный В. просит об отмене состоявшихся в отношении него судебных решений, мотивируя тем, что осужден он необоснованно, поскольку преступлений не совершал. По мнению осужденного, в судебном заседании имело место нарушение его права на защиту, выразившееся в назначении в качестве защитника адвоката Пешковой Е.А., от услуг которой он отказался, поскольку при проведении предварительного следствия его защищал другой адвокат. Кроме того, он был лишен возможности обжаловать постановление судьи о назначении судебного заседания.

При рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке суд второй инстанции, опровергая доводы кассационной жалобы, сослался в определении на показания У., Ф. и К., которые они давали в ходе предварительного следствия. Однако эти показания судом первой инстанции исследованы не были.

Квалифицируя содеянное по ст. 226 ч. 4 п. "б" УК РФ, суд не указал в приговоре мотивы принятия такого решения. Судом не установлено, кто именно похитил огнестрельное оружие, комплектующие детали к нему и боеприпасы, были ли все соучастники преступления осведомлены о том, что похищают именно эти предметы, и имелся ли предварительный сговор на хищение огнестрельного оружия и боеприпасов. Квалифицируя содеянное как разбой, суд не указал в приговоре, в чем именно заключалось применение насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, либо угрозы применения такого насилия.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, проверив производство по уголовному делу в отношении В. в полном объеме в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 410 УПК РФ, находит кассационное определение подлежащим отмене с передачей дела на новое кассационное рассмотрение.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 409 УПК РФ определение суда кассационной инстанции подлежит отмене, если суд надзорной инстанции признает, что определение вынесено с нарушением требований УПК РФ, которое повлияло или могло повлиять на правильность вынесенного судом определения.

По приговору суда В. признан виновным в совершении совместно с У., Ф. и К. разбойного нападения на супругов Б.В. и Б.Н., хищении имущества, а также огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему и боеприпасов.

В судебном заседании В. виновным себя не признал.

У., Ф. и К. признали свою вину в совершении разбойного нападения, но показания давать отказались.

Их показания, которые они давали в ходе предварительного следствия, судом не оглашались, не исследовались, их содержание в приговоре не отражено.

Тем не менее, суд второй инстанции, опровергая доводы В. относительно его невиновности, в кассационном определении сослался на "показания У., Ф. и К. на предварительном следствии с участием адвокатов, в которых они подробно рассказали об обстоятельствах разбойного нападения на супругов Б.В. и Б.Н. совместно с В." (т. 7 л.д. 157).

Таким образом, выводы суда кассационной инстанции относительно законности, обоснованности и справедливости приговора, постановленного в отношении В., основаны в том числе и на доказательствах, которые не были использованы судом первой инстанции.

Кроме того, кассационное определение в отношении В. не отвечает требованиям ст. 388 УПК РФ.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный В. просил об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, указывая:

на нарушение его права на защиту в суде первой инстанции;

на необоснованность отклонения ходатайств об исключении из числа доказательств заключений судебно-баллистических экспертиз;

на неверную оценку судом показаний свидетелей Л. и Кор.;

на предположительные выводы суда о его, В., причастности к преступлению.

Все эти доводы в кассационном определении не изложены, и им не дано какой-либо оценки.

При таких обстоятельствах кассационное определение нельзя признать законным и обоснованным и оно подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое кассационное рассмотрение.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу осужденного В. удовлетворить частично.

2. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 марта 2003 года в отношении В. отменить и передать уголовное дело на новое кассационное рассмотрение.

 

Председательствующий

В.И.РАДЧЕНКО

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"