||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 июня 2006 года

 

Дело N 48-о06-63сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                        Колесникова Н.А.,

    судей                                          Эрдыниева Э.Б.,

                                                   Бондаренко О.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 30 июня 2006 года дело по кассационной жалобе адвоката Мамонтова В.Е. на приговор суда присяжных Челябинского областного суда от 28 декабря 2005 года, которым

К., <...>, судимый 7 февраля 1997 года Курчатовским районным судом г. Челябинска по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освободившийся из мест лишения свободы 24 октября 1998 года по отбытии меры наказания,

осужден по ст. 209 ч. 1 УК РФ (в редакции Закона от 13.06.1996) к 12 годам лишения свободы; по ст. ст. 33 ч. 3, 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции Закона от 13.06.1996) - к 12 годам лишения свободы; по ст. ст. 33 ч. 3, 166 ч. 4 УК РФ (в редакции Закона от 13.06.1996) - к 7 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции Закона от 13.06.1996) - к 9 годам лишения свободы.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ К. назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 30, 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ К. оправдан в связи с неустановлением события преступления.

По ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, 222 ч. 3 УК РФ К. оправдан в связи с непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Колесникова Н.А., объяснения потерпевшего М.Б., мнение прокурора Лушпы Н.В. об оставлении приговора суда присяжных Челябинского областного суда без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

судом присяжных при обстоятельствах, изложенных в приговоре, К. признан виновным в организации совместно с лицами, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, банды и в руководстве совместно с этими лицами бандой при совершении разбойных нападений на граждан и организации.

Под руководством К. и других лиц, создавших банду, бандой в различном сочетании ее членов были совершены нападения на сотрудника ЧП "Могиленко" К.Д., на супругов А-вых, на сотрудников ЗАО "Градиент-Парфюм" К.В. и К.Н., на сотрудника ЧОП "Сатурн" Н., на Х.О. и М.А., а также на сотрудников ОАО "Челябинскгоргаз" С., Б., К.И.

Как установлено вердиктом присяжных заседателей, нападения были совершены при следующих обстоятельствах.

Во второй половине марта 2001 года К., узнав, что в ЧП "Могиленко" имеются в большом количестве наличные деньги, с целью нападения на данное предприятие и завладения деньгами встретился бывшим работником ЧП "Могиленко", от которого узнал о местонахождении ЧП "Могиленко" и порядке его работы. Затем К. подобрал 4-х лиц, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, которые, действуя в соответствии с составленным К. планом, в утреннее время 05.04.2001, закрыв лица масками, ворвались в помещение офиса ЧП "Могиленко" и, угрожая К.Д. предметами, похожими на пистолеты, сбили его с ног, связали. После этого, обыскав помещение офиса, обнаружили и забрали 756360 рублей и 200 долларов США, принадлежащих К.Д.

В ноябре 2001 года К. совместно с лицами, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, узнав о наличии у А-вых ценных вещей, денежных средств в рублях и иностранной валюте, банковских векселей, договорился с ними о совместном нападении на А-вых для завладения имуществом последних. К. и лица, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, разработали план нападения, оговорили действия каждого, подготовили маски и перчатки для маскировки внешности, отмычки для проникновения в квартиру, предмет, похожий на пистолет, баллончик со слезоточивым газом, веревки для связывания потерпевших, автомашины ВАЗ-2112, ВАЗ-2110, ВАЗ-21110, а также мобильные телефоны для обеспечения согласованности своих действий при совершении нападения.

Выполняя данный план, утром 27 ноября 2001 года члены группы на автомобилях прибыли к дому <...>, в <...> квартире которого проживали А-вы.

К. вместе с другим членом группы остался во втором подъезде указанного дома для осуществления общего руководства всеми участниками группы и одновременно наблюдал за окружающей обстановкой для своевременного предупреждения остальных об опасности и появлении граждан, которые могут обнаружить их действия.

Четверо членов группы с помощью отмычки открыли замок двери общего коридора и, надев на лица маски с прорезями для глаз, позвонили в квартиру А-вых. Когда А-в открыл дверь, ворвались в квартиру и, угрожая предметом, похожим на пистолет, А-ву, повалили его на пол, связали веревкой ему руки и ноги, разбрызгали ему в лицо слезоточивый газ из газового баллончика и накрыли его голову одеждой. Затем один из членов группы, ворвавшись в комнату, где находилась А-ва, высказал в ее адрес угрозы и накрыл ее голову одеялом, после чего другой, высказывая в адрес А-вых угрозы лишения их жизни, потребовал от них выдачи денег, долларов США и ценных бумаг - векселей.

После обнаружения в квартире денег и векселей, местонахождение которых нападавшим сообщил А-в, опасавшийся за свою жизнь и жизнь своей жены, члены преступной группы, забрав их и другое имущество на общую сумму 882950 рублей, с места совершения преступления скрылись.

В ноябре 2001 года К. получил предложение совершить нападение на сотрудников ЗАО "Градиент-Парфюм" для завладения перевозимыми ими деньгами и ценными бумагами. Совместно с двумя лицами, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, разработал план его совершения, подготовил маски с прорезями для глаз для маскировки внешности, а также подобрал третьего участника нападения, дело в отношении которого выделено в отдельное производство. Был также подготовлен пистолет-пулемет, изготовленный самодельным способом с использованием заводского оборудования, и 5 патронов калибра 9 мм.

Действуя в соответствии с планом нападения, в вечернее время 10 декабря 2001 года 3 члена группы прибыли к офису ЗАО "Градиент-Парфюм" в доме 108 по ул. 8 Марта в г. Челябинске. Когда к офису подъехала автомашина ВАЗ-2106, в которой находились водитель К.В., экспедитор К.Н., имевший при себе папку с деньгами в сумме 33424 рублей 20 коп. и 4 векселя на сумму 250091 руб. 74 копейки, а также сопровождавшие их охранники ЧОП "Сатурн" Т. и Н., участники преступной группы совершили на них разбойное нападение, угрожая пистолетом-пулеметом, потребовали, чтобы потерпевшие легли на землю. Но К.В. и Н. оказали напавшим сопротивление, в результате которого отобрали пистолет-пулемет и задержали одного из участников нападения.

К. и другие лица, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, получив в конце апреля - начале мая 2002 года информацию о порядке получения в банке денег кассиром ОАО "Челябинскгоргаз", об автотранспорте, на котором перевозятся деньги из банка на предприятие, решили завладеть деньгами, разработали план нападения на сотрудников ОАО "Челябинскгоргаз", перевозящих деньги из банка, подготовили специальные средства маскировки в виде камуфлированных костюмов с нашивками знаков отличия сотрудников ОМОН, оружие, мобильные средства связи, к участию в совершении преступления привлекли за материальное вознаграждение еще 4-х лиц, дело в отношении которых выделено в отдельное производство.

Выполняя план нападения, участники преступной группы прибыли на территорию временной ночной автостоянки, расположенной у строящегося дома N 40 по ул. Татьяничевой в г. Челябинске, угрожая потерпевшим газовым пистолетом, завели строителей Х.У., М.Р., Х.Л., Ф.А., М.У. и Д.Ж. в подсобное помещение, где приказали им лечь на пол, после чего связали им руки и ноги. Завладев автомашиной ВАЗ-21093, принадлежащей С.Д. и автомашиной ВАЗ-2115, принадлежащей К.Е., участники преступной группы скрылись на указанных автомашинах.

Действуя в соответствии с планом нападения, К. и другие члены группы в первой половине дня 13 мая 2002 года у дома N 68 по ул. Белорецкой в г. Челябинске совершили нападение на автомашину "Нива", в которой находились водитель С., охранник Б. и кассир К.И., получившая 1940000 рублей в Советском филиале "Челиндбанка".

Завладев деньгами в сумме 1940000 рублей, участники преступной группы попытались скрыться, но на ул. Учебной в г. Челябинске четверо из них были задержаны сотрудниками милиции.

В кассационной жалобе адвокат Мамонтов В.Е. в защиту осужденного просит приговор суда в части осуждения К. по ст. ст. 209 ч. 1, 33 ч. 3, 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 33 ч. 3, 166 ч. 4, 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ отменить, а дело направить на новое рассмотрение. Приговор в части оправдания К. просит оставить без изменения.

Адвокат ссылается на то, что приговор постановлен с нарушениями требований уголовно-процессуального законодательства.

По мнению адвоката Мамонтова В.Е., секретарь судебного заседания Р.С. (И.С.) не имела права участвовать в рассмотрении дела, поскольку участвовала в проведении следственных действий в качестве понятой по эпизоду нападения на ЧП "Могиленко".

Суд необоснованно продлил срок содержания под стражей К., его право на защиту в судебном заседании было нарушено. Ограничено право стороны защиты на предоставление доказательств: не принято мер к обеспечению явки свидетелей М.М., К.О., потерпевшей Б-вой; необоснованно отказано в исследовании материалов уголовного дела N 478843 по факту нападения на А-вых. В основу приговора положены недопустимые доказательства:

- постановление о возбуждении уголовного дела N 442858 от 05.04.2001 (л.д. 59 т. 2);

- постановление следователя Е.А. от 13.05.2002 о принятии дела к своему производству;

- фототаблицы к протоколу осмотра мест происшествия (л.д. 47 - 50 т. 1);

- постановление следователя К.И.Ю. о признании потерпевшим З. (л.д. 192 т. 1), протокол его допроса (л.д. 190 - 191 т. 1);

протокол допроса К.И. (л.д. 194 - 197 т. 1), постановление о признании потерпевшей К.И. от 13.05.2002 (л. д. 198 т. 1);

- протокол допроса свидетеля Т.С.;

- протоколы допроса свидетелей Д.Д. и У.С.;

- протоколы допросов свидетеля Ч.А.;

- протокол допроса свидетеля М.Я.;

- материалы в отношении ручной гранаты и пистолета.

По мнению адвоката Мамонтова В.Е., незаконно допущено оглашение протоколов допроса М.А., Ф.А., Х.А., М.У., Д.Ж. в присутствии присяжных заседателей.

Председательствующий по делу необоснованно сделал ему замечание при допросе свидетеля Г.С., неправильно изложил фактические обстоятельства дела в напутственном слове. Сторона обвинения, считает адвокат Мамонтов В.Е., при рассмотрении дел пользовалась привилегиями.

На коллегию присяжных заседателей было оказано давление в тот момент, когда присяжные заседатели находились в совещательной комнате. К. назначена чрезмерно суровая мера наказания.

В дополнительной кассационной жалобе адвокат Мамонтов В.Е. в интересах осужденного К. просит отменить обвинительный приговор по основаниям, указанным в основной кассационной жалобе, а оправдательный приговор в отношении К. оставить без изменения.

Кроме того, он указывает, что судом необоснованно оглашены в судебном заседании показания А-ва; по эпизоду разбойного нападения на работников ЗАО "Градиент-Парфюм" К. необоснованно признан виновным, поскольку к совершению этого преступления причастны другие лица. Считает, что суд обязан был вынести в адрес прокуратуры частное определение.

В возражении на кассационную жалобу потерпевший М. считает, что органы следствия не приняли всех необходимых мер к расследованию факта убийства его сына, М.В., и в их адрес следует вынести частное определение.

В возражении на кассационную жалобу государственный обвинитель Чеблакова Г.Н. просит оставить приговор суда без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Обсудив доводы кассационной жалобы, возражений, проверив материалы дела, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности К., основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела. Нельзя согласиться с доводами кассационной жалобы адвоката Мамонтова В.Е. о том, что приговор постановлен незаконным составом суда.

Из материалов уголовного дела видно, что адвокат Мамонтов В.Е. 13 октября 2005 года в подготовительной части судебного заседания заявил ходатайство об отводе секретаря судебного заседания Р.С. по тем основаниям, что она ранее под девичьей фамилией Иванцова С.С. участвовала в качестве понятой при опознании М.Я. при производстве следственного эксперимента по эпизоду разбойного нападения на ЧП "Могиленко". Секретарь судебного заседания Р.С. заявила в связи с этим самоотвод. Суд его принял. Поскольку вопрос об отводе секретаря был решен, адвокат просил его ходатайство об отводе секретаря судебного заседания по существу не рассматривать (л.д. 79 протокола судебного заседания, т. 10).

Не могут быть признаны обоснованными доводы адвоката Мамонтова В.Е. в кассационной жалобе о том, что право К. на защиту в судебном заседании было нарушено.

1 июля 2005 года К., интересы которого защищал адвокат по назначению суда, обратился с ходатайством к председательствующему по делу о допуске к участию в деле адвоката Мамонтова В.Е. (л.д. 79 т. 9), с аналогичной просьбой он обратился к адвокату Мамонтову В.Е. (л.д. 83 т. 9).

В судебном заседании 22.08.2005 адвокат Мамонтов В.Е. был допущен к участию в деле, а адвокат Мишура от участия в деле по защите К. был освобожден.

Оснований считать, что имело место нарушение права К. на защиту, не имеется.

Необоснованными являются доводы адвоката Мамонтова В.Е. в кассационной жалобе о том, что суд незаконно продлил срок содержания К. под стражей.

В соответствии с ч. 3 ст. 255 УПК РФ суд, в производстве которого находится уголовное дело, по истечении 6 месяцев со дня поступления уголовного дела в суд вправе продлить срок содержания под стражей. При этом продление срока содержания под стражей допускается только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и каждый раз не более чем на 3 месяца.

При продлении срока содержания под стражей К. нарушений требований уголовно-процессуального законодательства допущено не было.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы о том, что суд необоснованно отказал в признании недопустимыми доказательств: постановление о возбуждении уголовного дела N 442858 от 06.04.2001; постановление следователя Е.А. от 13.05.2002 о принятии дела к своему производству; фототаблицы к протоколу осмотра места происшествия; постановление следователя К.И.Ю. о признании потерпевшим З., протокол его допроса; протокол допроса К.И., постановление о признании К.И. от 13.05.2002 потерпевшей.

Постановление о возбуждении уголовного дела N 442858 от 05.04.2001 (л.д. 59 т. 2) соответствует требованиям ст. 112 УПК РСФСР, составлено на стандартном бланке и содержит указание на то, что уголовное дело возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ. Подпись следователя в данном постановлении, составленном от имени следователя СУ при Советском РУВД г. Челябинска Т.А., выполнена им самим, о чем Т.А. подтвердил в судебном заседании.

Из материалов дела видно (т. 1 л.д. 42), что постановление следователя Е.А. от 13 мая 2002 года о принятии к своему производству уголовного дела N 940759 соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства. Из сопроводительного письма начальника СУ при Советском РУВД г. Челябинска Чистяковой И.Е. усматривается, что на нем имеется резолюция начальника отдела прокуратуры Челябинской области от 13 мая 2002 года, содержащая указание следователю Е.А. соединить данное дело в одно производство с уголовным делом N 490137.

Оснований для признания незаконными вышеуказанных постановлений о возбуждении уголовного дела, о принятии уголовного дела к производству, о которых поставлен вопрос в кассационной жалобе, не имеется.

Отсутствуют основания для признания незаконным постановления следователя от 13 мая 2002 года (т. 1 л.д. 192) в отношении представителя потерпевшего З., который, будучи начальником юридического отдела ОАО "Челябинскгоргаз", на основании доверенности (т. 1 л.д. 189) являлся представителем данного юридического лица. З. признан представителем потерпевшего в соответствии с требованиями ст. 53 УПК РСФСР. Нет оснований для признания недопустимым доказательством протокола допроса З. от 13 мая 2002 года (т. 1 л.д. 190 - 191), который соответствует требованиям ст. 160 УПК РСФСР.

Из ксерокопии фототаблицы к протоколу осмотра места происшествия от 13 февраля 202 года (т. 1 л.д. 47 - 50) и подлинника данной фототаблицы видно, что все листы данной фототаблицы удостоверены подписью следователя К.И.Ю. Содержащееся в кассационной жалобе утверждение об отсутствии подписи следователя К.И.Ю. на данной фототаблице нельзя признать состоятельным.

Из ксерокопии постановления следователя СУ УВД Советского район г. Челябинска К.И.Ю. (л.д. 198 т. 1) видно, что 13 мая 2002 года К.И. признана потерпевшей, ей разъяснены права, предусмотренные действующим законодательством.

Из протокола ее допроса в качестве потерпевшей следует, что в тот же день ею было реализовано право на дачу показаний. Протокол допроса К.И. составлен в соответствии с требованиями ст. 160 УПК РСФСР.

Оснований для признания данного протокола недопустимым доказательством не имеется, как установил суд, отсутствие подписи на постановлении следователя К.И.Ю. о признании К.И. потерпевшей не лишает ее статуса потерпевшей и не препятствует осуществлению ею процессуальных полномочий потерпевшей.

Обоснованно суд отказал в удовлетворении ходатайства адвоката Мамонтова В.Е. о признании недопустимыми доказательствами протоколов допроса свидетелей Ч.А., М.Я., Т.С., Д.Д. и У.С.

Как видно из материалов дела, протоколы допроса Ч.А. (т. 3 л.д. 88 - 92) соответствуют требованиям ст. ст. 141 и 160 УПК РСФСР, содержат надлежащую отметку о разъяснении свидетелю процессуальных прав и обязанностей, а также положений Конституции РФ.

Протокол допроса М.Я. от 27.04.2001 в качестве обвиняемого, протокол допроса М.Я. в качестве подозреваемого от 28.11.201 года соответствуют требованиям ст. ст. 123, 151 УПК РСФСР, а протокол следственного эксперимента от 28.04.2001 года соответствует требованиям ст. 183 УПК РСФСР.

Протокол допроса Т.С. соответствует требованиям ст. ст. 166, 190 УПК РФ. До начала допроса Т.С. были разъяснены права и обязанности свидетеля, предусмотренные ст. 56 УПК РФ, в том числе и его право отказаться свидетельствовать против самого себя. Достоверность изложения содержания протокола допроса удостоверена его подписью и подписью следователя.

Что касается протоколов допроса свидетелей Д.Д. и У.С., оснований для признания протоколов допроса указанных лиц недопустимыми доказательствами не имеется, поскольку установлено судом, что свидетели были допрошены один за другим, следователем допущена техническая ошибка при указании времени допроса (л.д. 173 т. 10). Не могут быть признаны обоснованными доводы кассационной жалобы о том, что судом было ограничено право стороны защиты на представление доказательств.

Ходатайство адвоката Мамонтова В.Е. об истребовании из Калининского районного суда дела в отношении О.С., Ж.Е., З.Н. и Ж.А. для исследования его материалов во время рассмотрения дела в отношении К. обоснованно не удовлетворено судом, поскольку выделенные в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством, материалы уголовного дела N 478843 в отношении О.С. и других лиц находятся в материалах дела в отношении К. и необходимости, как установил суд, в их истребовании не имеется.

Обоснованно суд не удовлетворил ходатайство адвоката Мамонтова В.Е. о вызове в судебное заседание и допросе свидетелей М.М., К.О., а также Б-вой, поскольку в ходе судебного заседания указанные лица были допрошены, адвокату представлялась возможность для выяснения всех обстоятельств по делу. Свидетели М.М., К.О. и потерпевшая Б.Е. были отпущены из зала судебного заседания с согласия всех участников процесса (л.д. 243 т. 10).

Ссылка в кассационной жалобе адвоката Мамонтова В.Е. на необоснованное замечание ему со стороны председательствующего при допросе свидетеля Г.С. не может быть признана состоятельной. Как видно из протокола судебного заседания (л.д. 216 об. т. 10), председательствующий по делу правильно остановил допрос свидетеля Г.С., сделал замечание адвокату Мамонтову В.Е., который выяснял у свидетеля участие других лиц в совершении преступления, и обратил внимание присяжных заседателей на то обстоятельство, что они должны рассматривать дело только в отношении К.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами адвоката Мамонтова В.Е., изложенными в кассационной жалобе, о том, что суд необоснованно в судебном заседании огласил показания потерпевших Х.У., М.Р., Ф.А., Х.Л., М.У., Д.Ж. Поскольку указанные потерпевшие не являются гражданами РФ, а являются гражданами Республики Таджикистан, имели на территории РФ временную регистрацию и покинули Российскую Федерацию еще в 2003 году, местонахождение их неизвестно, суд обоснованно в соответствии с требованиями ст. 281 ч. 2 УПК РФ огласил их показания (л.д. 193 т. 10).

Обоснованно суд не удовлетворил ходатайство адвоката о признании незаконным обвинительного заключения по уголовному делу в отношении К. в части несоответствия предъявленного К. обвинения приговору Челябинского областного суда от 23.04.2004 в отношении П.Л., Г.С. и других. Суд пришел к правильному выводу о том, что наличие вступившего в законную силу приговора суда, постановленного не в отношении лица, о котором рассматривается уголовное дело, не относится к числу оснований для прекращения судом уголовного дела либо уголовного преследования в отношении такого лица полностью или в части, при наличии которых суд в соответствии со ст. 239 ч. 1, 254 ч. 1 УПК РФ вправе принять такое решение по своей инициативе (л.д. 234 т. 9).

В кассационной жалобе адвокат также указывает, что председательствующий по делу необоснованно снял вопрос, заданный им свидетелю К.А. Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий правильно снял вопрос, заданный адвокатом свидетелю К.А., поскольку он был задан не в соответствии с позицией адвоката (л.д. 228 т. 10).

Суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства адвоката о признании недопустимыми доказательствами:

- штатной ручной осколочной гранаты РГН, 25-19-92, а также связанных с этим предметом доказательств, в том числе и заключения эксперта от 30.05.2002 (л.д. 91 - 92 т. 1);

- охотничьего пулевого патрона 410 калибра "Магнум" и всех связанных с ним доказательств, в том числе и заключения эксперта N 2753/014 от 18.06.2002 (т. 1 л.д. 126 - 127);

- короткоствольного огнестрельного оружия - переделанного самодельным способом газового пистолета - и связанные с ним доказательств.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального законодательства РСФСР при изъятии предметов в ходе осмотра места происшествия, при их последующем осмотре, назначении и проведении по ним экспертиз, допущено не было (л.д. 20 т. 11).

Необоснованным является утверждение адвоката Мамонтова В.Е. в кассационной жалобе о том, что председательствующий по делу в напутственном слове неправильно изложил обстоятельства дела, сторона обвинения в ходе судебного заседания пользовалась привилегиями, на коллегию присяжных заседателей было оказано давление.

Как видно из материалов уголовного дела напутственное слово по уголовному делу в отношении К. председательствующим произнесено в соответствии с требованиями ст. 340 УПК РФ (л.д. 39 - 62 т. 10).

Судебное следствие по делу проведено с учетом особенностей, предусмотренных ст. 335 УПК РФ, исходя из принципа состязательности, при этом ущемления прав стороны защиты при осуществлении ею полномочий в суде не допущено.

Утверждение адвоката Мамонтова В.Е. о том, что на присяжных заседателей было оказано давление в тот момент, когда они находились в совещательной комнате, основано на предположениях, конкретными, установленными доказательствами это обстоятельство не подтверждено.

В дополнительной кассационной жалобе адвокат Мамонтов В.Е. указывает, что оглашение показаний потерпевшего А-ва. было проведено в судебном заседании с нарушением закона, вина К. по эпизоду разбойного нападения на работников ЗАО "Градиент-Парфюм" не установлена, к совершению этого преступления причастен К.К., рассмотрение дела проводилось в тот момент, когда К. находился в болезненном состоянии.

Оглашение показаний потерпевшего А-ва, не явившегося в судебное заседание, проведено в соответствии с требованиями ст. 281 ч. 1 УПК РФ, с согласия сторон, в том числе и с согласия стороны защиты (л.д. 124 т. 10).

Что касается непричастности К. к совершению разбойного нападения на работников ЗАО "Градиент-Парфюм", то в этой части доводы адвоката рассмотрению не подлежат, так как по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных.

Обстоятельств, свидетельствующих о том, что рассмотрение дела проводилось в отношении К. в тот момент, когда он находился в болезненном состоянии, препятствующем рассмотрению дела, не установлено.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия К. квалифицированы правильно.

Наказание К. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельств дела, смягчающих и отягчающих наказание, и данных о личности.

Оснований для смягчения меры наказания осужденному, как об этом ставится вопрос в кассационной жалобе, Судебная коллегия не находит.

Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора суда присяжных в кассационном порядке.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Челябинского областного суда от 28 декабря 2005 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Мамонтова В.Е. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Н.А.КОЛЕСНИКОВ

 

Судьи

Э.Б.ЭРДЫНИЕВ

О.М.БОНДАРЕНКО

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"