||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 июня 2006 года

 

Дело N 77-Г05-17

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Пирожкова В.Н.,

    судей                                          Калининой Л.А.,

                                                    Хаменкова В.Б.

 

рассмотрела в судебном заседании от 28 июня 2006 года дело по кассационной жалобе ООО "Вегатек" на решение Липецкого областного суда от 18 ноября 2005 года, которым отказано в удовлетворении его заявления о признании недействующим Закона Липецкой области от 5 сентября 2005 г. N 211-ОЗ "О размещении объектов игорного бизнеса на территории Липецкой области".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., объяснения представителя ООО "Вегатек" П., поддержавшей доводы кассационной жалобы, возражения против жалобы представителя Липецкого областного Совета депутатов Б., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гончаровой Н.Ю., полагавшей, что решение суда подлежит частичной отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

5 сентября 2005 года Липецким областным Советом депутатов принят Закон Липецкой области N 211-ОЗ "О размещении объектов игорного бизнеса на территории Липецкой области".

ООО "Вегатек" обратилось в суд с заявлением о признании данного Закона не действующим в целом, ссылаясь на регулирование им гражданско-правовых отношений и нарушение этим компетенции Российской Федерации, к исключительному ведению которой отнесено гражданское право.

Считало, что оспариваемый Закон противоречит статье 7 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", ограничивая самостоятельность хозяйствующих субъектов и создавая дискриминационные условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов.

Кроме этого, заявитель указывал и на то, что установленный в пункте 2 статьи 2 областного Закона запрет на размещение объектов игорного бизнеса противоречит статье 5 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" и пункту 4 Положения о лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июля 2002 г. N 525.

Решением Липецкого областного суда от 18 ноября 2005 года в удовлетворении заявления ООО "Вегатек" отказано.

В кассационной жалобе заявитель просит об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает решение суда подлежащим частичной отмене.

Как следует из материалов дела, положениями пункта 2 статьи 2 оспариваемого Закона Липецкой области установлены требования к размещению объектов игорного бизнеса, в соответствии с которыми объекты игорного бизнеса запрещается размещать на землях:

а) занятых действующими образовательными и медицинскими учреждениями, организациями, осуществляющими культовую и иную религиозную деятельность, рынками, вокзалами, объектами торговли и общественного питания, учреждениями культуры, физкультурно-спортивными учреждениями;

б) расположенных в следующих территориальных зонах: жилых зонах, производственных зонах, зонах инженерной и транспортной инфраструктур, зонах сельскохозяйственного использования, зонах особо охраняемых территорий, зонах специального назначения, зонах размещения военных объектов, определенных в соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации;

в) находящихся в государственной собственности Липецкой области.

Согласно пункту 3 этого же Закона запрещается использование игрового оборудования (игровых столов, игровых автоматов, касс букмекерских контор, касс тотализаторов) и проведение азартных игр и (или) пари вне помещений, независимо от их типа.

Игровые автоматы должны располагаться в помещении таким образом, чтобы их лицевая (игровая) часть была направлена внутрь помещения.

Отказывая заявителю в признании приведенных выше норм недействующими, суд исходил из того, что защита прав и свобод человека и гражданина относится к предмету совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, что на федеральном уровне нет специального закона, который устанавливал бы общие правила организации и размещения игорных заведений.

Следовательно, по убеждению суда, субъекты Российской Федерации в силу пункта 2 статьи 3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов.

Между тем данный вывод суда нельзя признать правильным.

Суд не учел, что отсутствие специального федерального закона, регулирующего деятельность по организации и проведению азартных игр и пари, не означает, что вопросы размещения объектов игорных заведений федеральным законодательством не разрешены.

Так, в соответствии со статьями 3 и 5 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" от 08.08.2001 N 128-ФЗ обеспечение единства экономического пространства на территории Российской Федерации, установление единого порядка лицензирования на территории Российской Федерации, установление лицензионных требований и условий положениями о лицензировании конкретных видов деятельности являются основными принципами осуществления лицензирования.

В целях обеспечения единства экономического пространства на территории Российской Федерации Правительство Российской Федерации в соответствии с определенными Президентом Российской Федерации основными направлениями внутренней политики государства утверждает положения о лицензировании конкретных видов деятельности, определяет федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие лицензирование конкретных видов деятельности, устанавливает виды деятельности, лицензирование которых осуществляется органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Перечень работ и услуг при осуществлении деятельности по организации и проведению азартных игр и (или) пари, в том числе с использованием игровых столов и иного игрового оборудования, в помещениях казино (деятельность казино), деятельности по организации и проведению азартных игр и (или) пари, в том числе с использованием игрового оборудования (кроме игровых столов), в силу пункта 2 статьи 17 названного выше Федерального закона устанавливается Положениями о лицензировании конкретных видов деятельности.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июля 2002 г. N 525 утверждено Положение о лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений, подпунктом б) пункта 4 которого запрещено размещение тотализаторов и игорных заведений в жилых помещениях, в зданиях действующих образовательных и медицинских учреждений, а также в зданиях и помещениях организаций, осуществляющих культовую и иную религиозную деятельность. Иных запретов на размещение тотализаторов и игорных заведений или правил размещения объектов игорного бизнеса данное Положение не содержит.

Таким образом, вопрос размещения объектов игорного бизнеса федеральным законодательством разрешен, и у суда не было оснований считать, что субъект Российской Федерации, не наделенный ни федеральным законом, ни иными нормативными правовыми актами Российской Федерации правом регулировать отношения в сфере лицензирования данного вида деятельности, мог принять закон, по-иному устанавливающий условия осуществления этой деятельности лицами, имеющими федеральную лицензию.

Довод суда о том, что оспариваемые нормы Закона Липецкой области "О размещении объектов игорного бизнеса на территории Липецкой области" вопросы лицензирования деятельности по организации игорного бизнеса не регулируют, а регулируют правоотношения по размещению объектов игорного бизнеса, является ошибочным. Суд не учел, что в соответствии с пунктом 4 Положения о лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений урегулированные его подпунктом б) вопросы размещения объектов игорного бизнеса являются не чем иным как лицензионными требованиями и условиями при осуществлении деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений.

При таких обстоятельствах решение суда в части отказа в признании недействующими оспариваемых заявителем положений пунктов 2 и 3 статьи 2 Закона Липецкой области "О размещении объектов игорного бизнеса на территории Липецкой области", регулирующих именно вопросы размещения объектов игорного бизнеса, является незаконным и подлежит отмене.

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 этого же Закона хозяйствующие субъекты, осуществляющие на основании лицензии, полученной в установленном действующим законодательством порядке, деятельность по организации и проведению азартных игр и (или) пари, в том числе с использованием игровых столов и иного игрового оборудования, в помещениях казино (деятельность казино) и деятельность по организации и проведению азартных игр и (или) пари, в том числе с использованием игрового оборудования (кроме игровых столов), согласовывают размещение объектов игорного бизнеса с органами местного самоуправления соответствующих муниципальных образований. Согласованию подлежит размещение объектов игорного бизнеса, расположенных на земельных участках, находящихся в собственности муниципальных образований.

Согласование означает проверку соблюдения установленных федеральными законами, настоящим Законом, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления требований при размещении объектов игорного бизнеса в том помещении, в котором хозяйствующие субъекты предполагают разместить указанный объект, и в случае выполнения этих требований выдачу разрешения на размещение объекта игорного бизнеса в данном помещении.

Проверку выполнения установленных законодательством требований к размещению объектов игорного бизнеса и выдачу разрешения осуществляет уполномоченный орган местного самоуправления.

Орган местного самоуправления определяет перечень документов, необходимых для получения разрешения, порядок выдачи разрешения о размещении объектов игорного бизнеса и утверждает формы и сроки его действия.

Соглашаясь с правильным по существу решением суда об отказе в признании данной нормы недействующей, Судебная коллегия исходит из того, что такое согласование, осуществление которого предписано в целях соблюдения законодательства Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления не может рассматриваться как противоречие федеральному закону.

При этом Судебная коллегия считает, что разрешение на осуществление игорной деятельности в местах, не запрещенных Положением о лицензировании, не носит безусловного характера.

Судебная коллегия допускает при согласовании мест размещения объектов игорного бизнеса с органами местного самоуправления обнаружение таких обстоятельств, которые могут исключать осуществление данного вида деятельности и в тех местах, где ее осуществление не запрещено. Таковыми могут быть, например, обстоятельства, создающие угрозу жизни, здоровью и нравственности граждан, их и организаций имуществу, а также другие обстоятельства, нарушающие права и свободы граждан и организаций.

В таких случаях лицо, которому созданы препятствия в осуществлении лицензионной деятельности, вправе разрешить спор в установленном законом порядке.

При таких обстоятельствах нет оснований считать, что согласование размещения объектов игорного бизнеса в местах, не запрещенных Положением о лицензировании, как и содержание других статей оспариваемого Закона (ст. 1, п. 4 ст. 2, ст. ст. 3 - 5), относятся к вопросу лицензирования данного вида деятельности, а потому противоречат федеральному законодательству, регулирующему этот вид правоотношений.

Доводы кассационной жалобы о незаконности указанных оспоренных положений основаны на неверном толковании норм материального права и не могут служить поводом к отмене в этой части решения суда.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

 

определила:

 

решение Липецкого областного суда от 18 ноября 2005 года в части отказа ООО "Вегатек" в признании недействующими пунктов 2 и 3 статьи 2 Закона Липецкой области N 211-ОЗ от 05.09.2005 "О размещении объектов игорного бизнеса на территории Липецкой области" отменить и принять новое решение, которым заявление ООО "Вегатек" в этой части удовлетворить. Признать пункты 2 и 3 статьи 2 Закона Липецкой области N 211-ОЗ от 05.09.2005 "О размещении объектов игорного бизнеса на территории Липецкой области" не действующими со дня вступления настоящего решения в законную силу.

В остальной части это же решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу ООО "Вегатек" - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"