||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 июня 2006 года

 

Дело N 48-о06-64

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Эрдыниева Э.Б.,

    судей                                           Семенова Н.В.,

                                                   Бондаренко О.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 23 июня 2006 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных К. и К.А. на приговор Челябинского областного суда от 19 сентября 2005 года, по которому

К.А., <...>, ранее судимый - 12 апреля 1995 года по ст. 206 ч. 3 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, освобожденный из мест лишения свободы 15 октября 1999 года условно-досрочно на 1 год 5 месяцев и 13 дней,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 18 годам; по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 годам; по ст. ст. 30 ч. 3 и 159 ч. 2 УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года) к 3 годам и 9 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 21 год и 10 месяцев.

В соответствии со ст. 79 ч. 7 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение.

На основании ст. 70 ч. 1 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 12 апреля 1995 года и окончательное наказание К.А. по совокупности преступлений назначено в виде лишения свободы сроком на 22 года и 3 месяца в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 29 декабря 2000 года.

К.А. по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ оправдан за недоказанностью вины в совершении преступления.

К., 21 марта 1972 года рождения, уроженец г. Копейска Челябинской области, ранее судимый:

- 6 ноября 1996 года по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освобожденный из мест лишения свободы 21 августа 1999 года в связи с отбытием наказания;

- 9 марта 2000 года по ст. 161 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожденный из мест лишения свободы 8 сентября 2000 года в связи с амнистией от 26 мая 2000 года;

- 19 ноября 2001 года по ст. 162 ч. 2 п. "г" УК РФ с учетом внесенных в приговор изменений к 11 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года) к 3 годам и 6 месяцам; по ст. ст. 30 ч. 3 и 159 ч. 2 УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года) к 3 годам и 9 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказанием, назначенным по приговору от 19 ноября 2001 года, окончательное наказание К. назначено в виде лишения свободы сроком на 11 лет и 1 месяц в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 29 декабря 2000 года.

По этому же приговору осужден Л., приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Бондаренко О.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб, выступления осужденных К.А. и К., поддержавших доводы своих жалоб, выступления адвокатов Сачковского А.И. и Куржумовой С.А. в защиту интересов осужденных, мнение прокурора Юдина Д.В., полагавшего приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

К.А. совершено умышленное убийство С., 1967 года рождения, из корыстных побуждений; пособничество в умышленном убийстве В., 1962 года рождения, из корыстных побуждений.

К.А. и К. по предварительному сговору группой лиц совершено покушение на мошенничество.

Преступления были совершены в декабре 2000 года в г. Челябинске при обстоятельствах, установленных приговором суда.

Кроме того, К., в период 1999 - 2000 гг., незаконно хранил, перевозил и носил огнестрельное оружие и боеприпасы к нему.

В судебном заседании подсудимый К.А., сославшись на предоставленное ему ст. 51 Конституции РФ право, отказался от дачи показаний.

Во время допроса в качестве подсудимого К. свою виновность признал частично.

В своей кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный К.А. ставит вопрос об отмене приговора, считая, что его законные права, предусмотренные уголовно-процессуальным законом, Конституцией РФ и международными правовыми документами, были нарушены.

Осужденный утверждает, что после отмены в порядке судебного надзора первоначального приговора по настоящему делу суд обязан был возместить ему ущерб, причиненный незаконным, по его мнению, привлечением к уголовной ответственности.

Во время повторного судебного рассмотрения судом не были приняты меры к вызову и допросу свидетеля С.Л., в связи с чем он был лишен возможности задать ей вопросы.

Осужденный К. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней оспаривает обоснованность приговора и ставит вопрос о его отмене. По утверждениям осужденного, судом при рассмотрении уголовного дела были нарушены требования уголовно-процессуального закона, нарушались его права, которые предусмотрены Конституцией РФ и международными правовыми документами.

Председательствующий судья был необъективен, что привело к неполноте исследования всех доказательств, неправильному решению о назначении наказания по совокупности приговоров.

Осужденный К. считает, что при подготовке кассационной жалобы он был ограничен в праве на ознакомление с материалами уголовного дела и протоколом судебного заседания, ограничен в праве принесения замечаний на протокол судебного заседания.

В своих возражениях на поступившие кассационные жалобы государственный обвинитель Безруков Д.Ю., считая приведенные в них доводы безосновательными, просит оставить приговор суда без изменения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор суда является законным и обоснованным и основания к его изменению либо отмене отсутствуют.

Приговором Челябинского областного суда от 13 сентября 2001 года К.А. и К. были признаны виновными в совершении тех же преступлений, за которые они осуждены обжалуемым приговором.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам от 12 апреля 2002 года, рассматривавшей уголовное дело по поступившей кассационной жалобе осужденного К.А., приговор суда был оставлен без изменения. Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2005 года приговор от 13 сентября 2001 года в отношении К.А., а также К. и Л., был отменен, а уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение. Основанием к отмене приговора послужило то обстоятельство, что народные заседатели Б.О. и Ш.В., участвовавшие в рассмотрении этого уголовного дела, в 2001 году уже участвовали в разрешении другого уголовного дела, что явилось нарушением требований закона о сроках привлечения народных заседателей к исполнению своих обязанностей.

При новом рассмотрении уголовного дела подсудимый К.А. отказался от дачи показаний, заявив о том, что подтверждает свои показания в предыдущем судебном заседании.

В указанных показаниях К.А. признавал то, что они совместно с Ш. (осужденным за эти действия приговором Челябинского областного суда от 29 мая 2002 года) и К. пытались путем обмана, под предлогом оформления продажи квартиры, завладеть денежными средствами потерпевшей В. При этом он представлялся хозяином квартиры, которую они сняли на три дня, а К. привез для В. сильнодействующее снотворное. После того как подруга В., которую та привела присутствовать в осмотре квартиры, обнаружила их обман, Ш., действуя самостоятельно, убил обеих женщин. Затем они с Ш. расчленили тела и с помощью приглашенных К. и Л. избавились от трупов, выбросив их в разных местах.

Подсудимый К. признал, что по приглашению Ш. он участвовал в обмане В. с целью завладеть ее деньгами с помощью фиктивного оформления продажи ей квартиры. По предварительной договоренности он снял на три дня однокомнатную квартиру, хозяином которой представился К.А., а затем привез снотворное, чтобы В. усыпить. Л. должен был организовать перевозку вещей В. Ночью к нему приехал Ш. и сказал, что при осмотре квартиры их обман был разоблачен, и они вместе с К.А. убили В. и ее подругу С. Со слов Ш., К.А. на кухне убил С., при этом "истыкал ее ножом", а он, Ш., в комнате душил В. Затем подошедший К.А. передал ему свой нож, и он нанес В. один удар в сердце. Ш. просил помочь избавиться от трупов. Вместе с Ш., Л. и К.А. они вывезли в сумках расчлененные части тел убитых женщин в разные части города. На следующий день он взял с собой заряженное огнестрельное оружие, но был утром в кафе задержан вместе с К.А. и Л.

Помимо приведенных показаний К.А. и К., их виновность в совершении преступлений при изложенных в приговоре обстоятельствах подтверждена:

показаниями подсудимого Л. о том, что по предложению К.А. он согласился помочь ему и Ш. в сделке по продаже квартиры В., в завладении ее деньгами. На имя К.А. они на три дня сняли однокомнатную квартиру, чтобы показать ее В. По договоренности он должен был организовать перевозку вещей В. и подстраховывать ситуацию;

показаниями потерпевшей Г. о том, что ее сестра В., которая сильно злоупотребляла алкоголем, действительно пыталась продать свою двухкомнатную квартиру и купить однокомнатную. В оформлении покупки ее взялся помочь парень по имени Женя, т. е. Ш.;

показаниями потерпевшей С.В. о том, что ее дочь С. по просьбе своей знакомой В. поехала смотреть квартиру для покупки. Их сопровождал парень по имени Женя;

показаниями свидетеля С.Б. о том, что Женя (Ш.), представившись ей братом В., оказывал В. услуги в продаже ее квартиры и покупке меньшей. В. получила задаток и из полученных денег оплачивала расходы по регистрации сделки. Через некоторое время Ш., сообщив, что он не являлся братом В., кроме того, признался и в том, что пытался ее обмануть. Со слов Ш., какие-то парни убили В., а он помогал им скрыть труп;

показаниями свидетеля В.О. о том, что она являлась покупателем двухкомнатной квартиры, которая принадлежала В. Квартира была оценена в 165000 рублей, при подписании договора присутствовал Женя (Ш.). Она передавала В. задаток в сумме 20000 рублей, остальные деньги она должна была передать после получения ключей от квартиры. Но В. она больше не видела;

показаниями свидетеля Х. о том, что В., оставшись после смерти матери проживать в двухкомнатной квартире, решила поменять эту квартиру на однокомнатную, т.к. у нее возник крупный долг по квартплате. В продаже квартиры ей помогал парень по имени Женя. Она считает, что смерть В. непосредственно связана с продажей ею своей квартиры;

показаниями свидетеля П.О. о том, что именно К.А. снял у него на три дня однокомнатную квартиру, оставив в залог свой паспорт. Через два дня К.А. позвонил и сказал, что квартиру освободил. В квартире оставались следы крови, паспорт К.А. затем передали работникам милиции;

показаниями свидетеля П., начальника ОУР Калининского РУВД, о том, что после полученного сигнала в кафе "Рябинка" находятся вооруженные люди, было осуществлено их задержание: К.А., К. и Л. У К. и Л. было обнаружено и изъято огнестрельное оружие. К., предположив, что их задержали в связи с совершенным убийством, стал кричать, что он никого не убивал, а двух женщин убили К.А. с другим парнем. К. указал на место, куда были вывезены расчлененные трупы;

показаниями свидетеля С.Л., которые она давала в период предварительного следствия. Из этих показаний следует, что после подписания договора продажи квартиры В. получила задаток в сумме 20000 рублей, из которых 5000 рублей отдала Жене (Ш.), который помогал при оформлении сделки. На следующий день В. вместе с С. поехали смотреть предложенную ей для покупки однокомнатную квартиру. Больше этих женщин никто не видел. Женя (Ш.) назвал адрес, по которому, с его слов, находились В. и С., но адрес оказался вымышленным. Заподозрив неладное, она обратилась в милицию.

Кроме приведенных выше показаний потерпевших и свидетелей, виновность К.А. И К. подтверждена материалами уголовного дела:

протоколами осмотра места происшествия, которыми зафиксировано обнаружение в разных местах г. Челябинска останков расчлененных женских трупов, упакованных в пакеты и клетчатые сумки;

протоколами опознания свидетелем С.Л. по останкам тел В. и С.;

протоколом осмотра с участием К. места происшествия - кв. 23 в доме 47 по ул. С. Кривой г. Челябинска, обнаружением замытых пятен крови, следов преступления;

протоколом выдачи свидетелем Ш.Е. паспорта К.А., который он отдал в залог арендованной квартиры;

доверенностью на имя С.Б., распиской получения В. от С.Б. задатка в сумме 15000 рублей, договором купли-продажи двухкомнатной квартиры В.;

заключением биологической экспертизы, установившей, что на фрагментах обоев, в смывах с мебели и предметов, обнаруженных на месте происшествия, выявлена кровь, которая могла произойти от обеих потерпевших;

заключением судебно-медицинской экспертизы, установившей, что исследованные останки принадлежат В., 1962 года рождения. Смерть В. наступила от колото-резаного слепого ранения передней поверхности грудной клетки слева, осложнившегося обескровливанием организма; указанное ранение квалифицируется как причинившее тяжкий вред ее здоровью по признаку опасности для жизни;

заключением судебно-медицинской экспертизы, установившей, что исследованные останки принадлежат С., 1967 года рождения. Смерть С. наступила в результате колото-резаных ранений передней поверхности шеи, правой общей сонной артерии, грудной клетки слева, проникающих в плевральную полость, с повреждением сердечной сорочки и сердца. Кроме того, на теле С. обнаружены колото-резаные ранения разных частей тела различной тяжести, переломы костей носа, кровоподтеки и кровоизлияния лица и головы;

экспертным заключением о том, что причинение ножевых колото-резаных ран В. и С., возможно, произошло от воздействия одного и того же ножа. Как у В., так и у С. полное отделение головы, конечностей образовались после наступления биологической смерти;

рапортом сотрудника милиции С.К. об установлении места нахождения газового пистолета К. и боеприпасов, протоколом их выдачи;

протоколом изъятия у задержанного в кафе "Рябинка" К. огнестрельного оружия, самодельного пистолета с патроном калибра 5,6 мм;

заключением проведенной по делу баллистической экспертизы изъятого газового пистолета.

Приговором Челябинского областного суда от 29 мая 2002 года Ш. признан виновным и осужден по ст. ст. 105 ч. 2 п. "з"; 30 ч. 3 и 159 ч. 3 п. "б"; ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ, с применением ст. 69 УК РФ к 23 годам лишения свободы. Указанный приговор вступил в законную силу, Ш. отбывает наказание в местах лишения свободы.

Судебная коллегия отмечает, что доказательства, положенные судом в обоснование обвинительного приговора, были получены при соблюдении требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми.

Доказательствам, исследованным в судебном заседании, суд первой инстанции дал объективную и мотивированную оценку.

Доводы жалобы осужденного К.А. о том, что судом не были приняты все необходимые меры к приводу в суд и допросу свидетеля С.Л., необоснованны. Как видно из материалов дела, свидетель С.Л. неоднократно приглашалась в суд повестками, а проведенная проверка установила, что она покинула место своего постоянного жительства, что сделало ее вызов в суд невозможным.

Суд в полном соответствии с правилами, предусмотренными ст. 281 УПК РФ, исследовал в судебном заседании показания свидетеля С.Л. и дал им правильную оценку в совокупности со всеми иными доказательствами

В ходе предварительного следствия и судебного заседания предусмотренные законом права К.А. и К., в том числе и право на защиту, каждому из них были реально обеспечены.

Допущенное судом ограничение права осужденного К. при ознакомлении с протоколом судебного заседания было устранено, а принесенные им замечания на протокол судебного заседания в установленном порядке рассмотрены.

Суд первой инстанции правильно квалифицировал действия: К.А. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "з"; ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з"; ст. ст. 30 ч. 3 и 159 ч. 2 (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года); К. по ст. ст. 222 ч. 1 (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года); ст. ст. 30 ч. 3 и 159 ч. 2 (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года) УК РФ.

При назначении наказания суд первой инстанции в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личностях К.А. и К., обстоятельства как смягчающие, так и отягчающие наказание для каждого из них.

Окончательное наказание судом правильно было назначено: К.А. с применением требований ст. ст. 69 ч. 3 и 70 ч. 1 УК РФ; К. с применением требований ст. 69 ч. ч. 3, 5 УК РФ.

Судебная коллегия считает, что назначенное К.А. и К. наказание полностью соответствует требованиям закона и является справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 19 сентября 2005 года в отношении К.А. и К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"