||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июня 2006 года

 

Дело N 29-о06-9

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                         Магомедова М.М.,

    судей                                        Подминогина В.Н.,

                                                      Грицких И.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 15 июня 2006 г. кассационную жалобу осужденного Т. на приговор Пензенского областного суда от 3 марта 2006 г., которым

Т., <...>, русский, со средним образованием, холостой, судимый:

8 апреля 1999 года по ст. 116, п. "б" ч. 2 ст. 158, п. п. "б", "в", "г", "д" ч. 2 ст. 161, п. "б" ч. 2 ст. 163 УК РФ к четырем годам одному месяцу лишения свободы, 11 апреля 2003 года освобожденный из мест лишения свободы по отбытии наказания;

14 апреля 2004 года по ч. 1 ст. 112 УК РФ к двум годам шести месяцам лишения свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком три года,

осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 105 УК РФ на одиннадцать лет, по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на пятнадцать лет, по ч. 2 ст. 167 УК РФ на два года шесть месяцев, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на восемнадцать лет.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение Т. по приговору от 14 апреля 2004 года отменено.

На основании ст. 70 УК РФ окончательно Т. назначено наказание в виде девятнадцати лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осужден Д., на приговор в отношении которого кассационные жалобы и представление не принесены.

Постановлено взыскать с Т. в возмещение материального ущерба в пользу Т.С. 37010 рублей 99 копеек, в пользу Б. 9935 рублей, в счет компенсации морального вреда в пользу Т.С. и Б. по 100 тысяч рублей каждому.

Т. признан виновным и осужден за убийство Т.В. на почве личных неприязненных отношений, за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества путем поджога, причинившее значительный ущерб, за убийство Т.Н. с целью скрыть другое преступление, совершенные при указанных в приговоре обстоятельствах 22 августа 2005 года в г. Пензе.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., мнение прокурора Хомицкой Т.П., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденный Т. указывает, что с приговором он не согласен, считает его слишком суровым. Полагает, что судом не учтены обстоятельства, предусмотренные п. "и" ст. 61 УК РФ, - его активное и добровольное способствование раскрытию преступления. Именно он подробно рассказал и показал на месте, как было дело, куда выбросил ножницы, которыми ударил Т.Н., где спрятал одежду. Т. ссылается на то, что является инвалидом 3 группы, имеет отца-пенсионера, брата-инвалида, которые нуждаются в помощи, мать у него (осужденного) умерла.

Утверждает, что следствие и суд его действия по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицировали неверно, ибо он (Т.) пояснял, что, увидев его (осужденного) в квартире и мертвую жену, Т.Н. напал на него с ножницами, крепко держал, не выпускал, пытался ударить ножницами в голову. После неудавшейся попытки вырваться от Т.Н., в связи с тем что был в шоке, поскольку понял, что убил Т.В., начал бороться с Т.Н.; спасая свою жизнь, ударил потерпевшего и убежал.

По мнению Т., его действия по отношению к Т.Н. должны квалифицироваться как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Просит в этой части приговор изменить, снизить срок наказания до 12 лет лишения свободы.

В возражениях на жалобу потерпевшая Б. и государственный обвинитель Трифонов В.Н., приведя мотивы, находят доводы осужденного Т. несостоятельными, его жалобу - не подлежащей удовлетворению.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы осужденного Т., изложенные им в жалобе, Судебная коллегия считает, что вина Т. в содеянном подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и указанными в приговоре доказательствами.

Так, сам осужденный Т. в судебном заседании пояснил, что 22 августа 2005 года он и Д. приобрели у Т.В. самогон, распивали его в квартире Г.; когда спиртное закончилось, ему и Д. показалось, что они выпили мало, решили еще взять спиртного; вновь пошли на квартиру к Т.В. Зашли в подъезд дома <...>, поднялись на пятый этаж. Д. к Т.В. не пошел, остался на лестничной площадке между четвертым и пятым этажом. Он (Т.) постучал в дверь квартиры Т-х, которую ему открыла хозяйка. Он зашел в коридор с сигаретой. Из-за сигареты Т.В. стала на него ругаться; ее слова его "сильно задели". Он ей сказал, чтобы она дала ему самогонки и тогда он уйдет. Однако Т.В. продолжала ругаться, прошла на кухню. Затем вышла оттуда, в ее руке он заметил два ножа. Рукой с ножами замахнулась на него. Он схватил ее за ту руку, удерживая Т.В., перетащил последнюю из прихожей в комнату, толкнул. Она упала на диван, ножи у нее выпали. Разозлившись на Т.В., взял один нож и ударил им ее в область груди, оставив его в теле потерпевшей. Подобрал второй нож и ударил им Т.В. два раза в область лица, оставив и второй нож в теле погибшей.

После этого прошел на кухню, хотел выпить самогонки, успокоиться. Самогон не нашел. Не исключает, что включил на плите газ.

Услышал, что открылась входная дверь квартиры, вошел муж Т.В., который посмотрел в зал, потом на него (Т.). Т.Н. что-то схватил с тумбочки в прихожей, пошел на него (Т.), размахивая руками. Он (осужденный) хотел "проскользнуть" мимо него, но тот "зацепил" его за рукав, не отпускал. Они прошли в коридор. У Т.Н. он увидел какой-то острый предмет. Начал обороняться. Т.Н. намахнулся на него ножницами. Он выхватил у Т.Н. ножницы и два раза воткнул их ему в шею.

Д. в это время стоял на лестничной площадке, к ним не подходил.

Тут на этаже открылась дверь одной из квартир.

Забрав ножницы, он вместе с Д. убежал. Ножницы выбросил в лесопосадках района Арбеково.

О происшедшем рассказал Д., с которым вначале скрывались в Арбеково на его (Т.) даче, затем - в селе Богословка, а с 26 по 29 августа 2005 года по предложению Д. - на даче у последнего на улице Окружной г. Пензы.

Указал, что наносил Т.Н. удар рукой в область лица, а когда тот присел, забрал у него ножницы. Ударов ему (Т.) Т.Н. не наносил, телесных повреждений не причинял. Потерпевший Т.Н. в зал квартиры не заходил.

Осужденный Д. показал в судебном заседании, что, придя к Т.В. за спиртным, он остался в подъезде дома на лестничной площадке между четвертым и пятым этажом, а Т. пошел в квартиру потерпевших. Через несколько минут увидел мужчину, который поднялся снизу на пятый этаж и зашел в квартиру Т-х. Из коридора послышался шум. Он (Д.) поднялся на 5 этаж. В тамбуре между дверей находился Т., у стены рядом с ним "полусидел" мужчина, который перед этим прошел в квартиру. Тут открылась дверь одной из квартир, и они (осужденные) оттуда убежали.

Т. сообщил ему, что убил супругов Т-х, но подробно происшедшее не рассказывал.

Свидетель С. пояснила в суде, что ее и квартира супругов Т-х расположены рядом на одном этаже дома. После 16 часов 22 августа 2005 года она слышала доносившиеся из квартиры соседей глухие удары. Она (С.) открыла дверь своей квартиры, но ничего подозрительного не заметила, никого не было. Примерно в 18 часов - начале 19 часа услышала звук шагов на лестничной площадке этажа, по их характеру поняла, что это шел домой Т.Н. Послышался звук открывания ключом замка входной двери квартиры Т-х. Услышала, что Т.Н. побежал по коридору обратно, кричал о помощи, призывая ее мужа. Стали слышны сильные удары о стены, удар о дверь ее квартиры. Затем наступила тишина. Она открыла дверь своей квартиры. У ее двери в углу напротив сидел Т.Н., около него стоял парень. Она пыталась выяснить причину происходившего. Парень стал разворачиваться к ней корпусом. Она начала прикрывать дверь. Парень убрал руку от Т.Н. и побежал вниз по лестнице. Из шеи Т.Н. хлынула кровь. Дверь квартиры Т-х была открыта. Она (С.) позвала на помощь жену Т.Н., но из их квартиры никто не отозвался. В это время на этаж поднялась Ш., которая по ее (С.) просьбе зашла в квартиру Т-х и, выбежав оттуда, сообщила, что в квартире пожар, Т.В. лежит на кровати, из ее груди торчит нож, горит голова. Она (С.) крикнула, чтобы Ш. затушила на потерпевшей огонь. Последняя вновь забежала в квартиру и, вернувшись, сказала, что огонь на Т.В. потушила, закрыла на газовой плите конфорки, которые были открыты. Она (С.) вызвала пожарных, работников милиции, позвонила дочери потерпевших - Б. Т.Н. был уже мертв, квартира погибших была охвачена огнем.

Свидетель Ш. в судебном заседании показала, что в начале 19 часа 22 августа 2005 года она возвращалась домой, в подъезде по лестнице поднималась на четвертый этаж. Когда находилась на площадке второго этажа, мимо нее сверху вниз пробежали два парня, одним из которых был Т. Услышала женский крик о помощи, доносившийся с пятого этажа. Кричала С., стоявшая у двери своей квартиры, а рядом с ней у стены сидел Т.Н., на шее у которого и возле него была кровь.

Она (Ш.) зашла в квартиру, позвала жену Т.Н., но та не отзывалась. Почувствовав запах дыма, прошла в зал квартиры. Увидела Т.В., которая лежала на диване; в области груди и головы у нее находилось два ножа, полностью погруженных в тело; голова у Т. была охвачена огнем.

Она (Ш.) сбила с потерпевшей огонь.

Услышала "шипение" газа. Бросилась на кухню. На газовой плите конфорки были открыты, выходил газ. Закрыв конфорки, перекрыв газ, вышла из квартиры в коридор.

Указала, что в квартире горели ковер и разбросанные на полу вещи.

Свидетель К. показал в судебном заседании, что в 19 часу 22 августа 2005 года было получено сообщение о пожаре в квартире <...>. В составе группы прибыл на место происшествия. На 5 этаже было сильное задымление. На лестничной площадке в коридоре в луже крови сидел мужчина. Комната в квартире N 116 была охвачена огнем, горели находившиеся в ней вещи. Как полагал, очаг огня находился у диван-кровати, поперек которого лежала женщина; в груди у нее был нож. Голова и руки у женщины обгорели. В течение примерно 30 минут пожар был ликвидирован.

Выводы суда о виновности Т. в совершении установленных приговором преступлений основаны на данных протокола осмотра места происшествия от 22 августа 2005 года, отраженных в приговоре.

По заключению судебной пожарно-технической экспертизы очаг возникновения пожара в квартире <...> находился в помещении жилой комнаты на конструкции дивана. Причиной возникновения пожара послужило занесение на сгораемые материалы в очаг пожара открытого источника огня при непосредственном участии человека.

Версии возникновения пожара от технических источников зажигания, от самовозгорания материалов экспертом исключены. Экспертом установлено, что конструкция дивана имела множественные не связанные между собой очаги горения, тления материала обшивки, ватного наполнителя и горения деревянной конструкции каркаса. Эти признаки независимых термических повреждений в очаге пожара, как признал эксперт, исключают и версию возникновения горения в очаге пожара от контакта с тлеющим табачным изделием.

Согласно заключению судебно-медицинских экспертов у Т.В. были выявлены:

а) проникающее колото-резаное ранение груди: рана на передней поверхности груди слева, в которой располагался клинок ножа, погруженный на 13,5 см, с повреждением левого легкого и наличием 1000 мл крови в левой плевральной полости, которая образовалась от воздействия колюще-режущего орудия - ножа, повлекла тяжкий вред здоровью, состояла в причинной связи с наступлением смерти;

б) колото-резаное ранение головы: линейная щелевидная рана на нижнем веке слева, вытянутая в горизонтальном направлении, длиной 2 см, продолжающаяся раневым каналом глубиной около 11,5 см, с повреждением стенок верхнечелюстной пазухи, крыловидных жевательных мышц, крыловидного венозного сплетения и ветвей верхнечелюстной артерии; а также колото-резаное ранение головы: линейная щелевидная рана на нижнем веке справа, в которой располагался полностью погруженный в него клинок ножа длиной около 11,5 см, с повреждением стенок верхнечелюстной пазухи, крыловидных жевательных мышц, крыловидного венозного сплетения и ветвей верхнечелюстной артерии, которые образовались от двух воздействий колюще-режущего орудия - ножа.

Указанные выше ранения имели прижизненный характер. Ранения головы были причинены при горизонтальном положении тела потерпевшей, когда она была неподвижна; колото-резаное ранение груди было причинено в первую очередь, а ранения головы после него.

Смерть Т.В. наступила от проникающего колото-резаного ранения груди с повреждением левого легкого, повлекшего развитие острой кровопотери.

Кроме этих повреждений прижизненного характера, при исследовании трупа Т.В. у нее обнаружено обгорание с частичным обугливанием головы, шеи, рук и туловища. Это обгорание и обугливание образовались от воздействия пламенем после наступления смерти.

У Т.Н. были обнаружены: слепое колото-резаное ранение шеи сзади слева в нижней трети с полным пересечением околопозвоночной артерии с кровоизлияниями, которое образовалось прижизненно; размеры кожной раны около 1,5 см, особенности ее краев и концов, направление и длина раневого канала около 10 см позволили эксперту считать, что это ранение причинено одним травматическим воздействием колюще-режущего орудия типа ножа с плоским клинком, обухом и лезвием в направлении сзади наперед с максимальной шириной погруженной части клинка 1,5 см и длиной около 10 см; это ранение имело признаки причинения тяжкого вреда здоровью и стояло в прямой причинной связи со смертью;

слепое колото-резаное ранение в верхней трети шеи слева сбоку с кровоизлияниями, которое образовалось прижизненно; размер кожной раны около 1,2 см, особенности ее краев и концов, направление и длина раневого канала около 5 см позволили эксперту считать, что это ранение причинено одним травматическим воздействием колюще-режущего орудия типа ножа с плоским клином, обухом и лезвием в направлении слева направо;

ссадины, кровоподтеки на лице образовались прижизненно, не менее чем от четырех травматических воздействий тупых твердых предметов; в механизме образования ссадин имело место ударно-скользящее воздействие, в механизме образования остальных повреждений - ударное.

Указанные телесные повреждения Т.Н. были причинены в короткий промежуток времени, друг за другом, незадолго до наступления его смерти, - давностью не более одного часа до нее (смерти).

Колото-резаные раны по основным признакам сходны между собой, их образование от одного колюще-режущего орудия (предмета) не исключается.

Смерть Т.Н. наступила от слепого колото-резаного ранения шеи сзади слева в нижней трети с полным пересечением околопозвоночной артерии, с кровоизлияниями, осложнившегося острой кровопотерей.

Причинение резаных ран не шее сопровождалось обильным наружным кровотечением, и имело место фонтанирование крови из пересеченной артерии.

Вина Т. подтверждена показаниями потерпевших Т.С., Б. и другими материалами дела.

Оценив каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Т. в убийстве Т.В. на почве возникших личных неприязненных отношений в ходе ссоры, в умышленном уничтожении и повреждении имущества потерпевших путем поджога, повлекших причинение значительного ущерба, в убийстве Т.Н. с целью сокрытия совершенных перед этим других преступлений.

Действия Т. по ст. ст. 105 ч. 1, 105 ч. 2 п. "к", 167 ч. 2 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинительного приговора в отношении Т. доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает, всем им в их совокупности при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Доказательства по делу позволили суду сделать обоснованный вывод о наличии у Т. умысла на лишение жизни как Т.В., так и Т.Н., а также на уничтожение и повреждение их имущества. Между действиями Т. и наступившими последствиями - смертью супругов Т-х, а также уничтожением и повреждением имущества, чем был причинен значительный ущерб, имеется прямая причинная связь.

Мотив действий Т., в том числе в отношении каждого из супругов Т-х, выяснялся, он установлен и правильно указан в приговоре.

Доказанность своей вины в убийстве Т.В., в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ, юридическую квалификацию своих действий по этим эпизодам обвинения Т. в жалобе не оспаривает.

Доводы его в жалобе о том, что в отношении Т.Н. он действовал в состоянии необходимой обороны, спасая свою жизнь от нападения потерпевшего, несостоятельны, опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

Эта версия в судебном заседании исследована; как не нашедшая своего подтверждения, она судом с приведением мотивов в приговоре обоснованно отвергнута.

Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.

Доказательствами по делу установлено и правильно указано в приговоре, что после совершенного им убийства Т.В. и поджога квартиры Т. был застигнут на месте преступления потерпевшим Т.Н. Фактические данные свидетельствуют о том, что при таких обстоятельствах со стороны Т.Н. в отношении Т. неправомерных действий не было допущено, какого-либо посягательства на его жизнь и здоровье он (Т.Н.) не совершал. Из показаний свидетеля С. видно, что, открыв дверь своей квартиры, Т.Н. почти сразу побежал по коридору обратно с криком о помощи, потом началось его (потерпевшего) избиение. По заключению судебно-медицинского эксперта, Т.Н. было причинено одно из ранений шеи сзади, другое - сбоку. Сам Т. признал в судебном заседании, что наносил удар в лицо потерпевшему в коридоре; ударов ему Т.Н. не наносил, телесных повреждений не причинял. Заключением судебно-медицинского эксперта от 30 августа 2005 года установлено, что при задержании Т. каких-либо повреждений в виде кровоподтеков, ссадин, ран на теле у него не было.

Доказательства, установленные по делу обстоятельства происшедших событий не свидетельствуют о нахождении Т. в той ситуации в состоянии необходимой обороны.

Для переквалификации действий Т. с п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ, как о том он ставит вопрос в жалобе, оснований не имеется.

Действовал Т. сознательно, последовательно, целенаправленно.

С учетом заключения проведенной в отношении его судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, данных о его личности, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых ему деяний Т. обоснованно признан судом вменяемым.

Наказание Т. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, в том числе с учетом данных о его личности, о его семье. Эти данные при постановлении приговора суду были известны, в судебном заседании исследованы. Назначенное ему наказание за содеянное, установленное приговором, чрезмерно суровым, несправедливым не является. При назначении наказания требования закона не нарушены.

Для смягчения Т. наказания Судебная коллегия оснований не находит.

Гражданские иски по делу разрешены судом в соответствии с законом.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Кассационная жалоба осужденного Т. удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пензенского областного суда от 3 марта 2006 года в отношении Т. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Т. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.М.МАГОМЕДОВ

 

Судьи

В.Н.ПОДМИНОГИН

И.И.ГРИЦКИХ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"